История уссурийского казачьего войска до 1917 года (75551-1)

Посмотреть архив целиком

История уссурийского казачьего войска до 1917 года

В.Д. ИВАНОВ и О.И. СЕРГЕЕВ, Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН

Статус самостоятельного Войска уссурийское казачество приобрело более двух с половиной столетий назад. Связана она с важнейшим событием в судьбе нашего государства - присоединением к России сибирских и дальневосточных земель. Начался этот процесс еще в XVI в. известными походами Ермака, а уже в следующем столетии русские люди вышли к берегам Тихого океана. В передовых рядах землепроходцев были служилые люди, казаки.

В результате похода Е. Хабарова в 1649-1652 гг. к России было присоединено Приамурье, а в 1655 г. сподвижник Хабарова О. Степанов во главе казачьего отряда совершил первое плавание на Уссури. Однако в силу различных причин XVII в. явился лишь первоначальным этапом присоединения Приамурья и Приморья к России. Окончательно эти земли вошли в состав нашего государства в середине XIX в.

И в этом историческом для России событии важнейшую роль сыграли казаки, включая и тех, кто положил в дальнейшем начало Уссурийскому Войску. В 1851 г., по предложению выдающегося государственного деятеля России генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьева, было сформировано Забайкальское казачье Войско. Одной из основных целей при этом ставилось использование казаков для заселения, освоения и обороны Приамурского края. И уже в 1854 г. в первом сплаве на Амур участвовала сотня забайкальских казаков, а в 1858 г. казачьи станицы появились в Приморье, на р. Уссури. В июле 1858 г. сюда прибыли 54 семьи забайкальских казаков, которые основали три поселка.

В 1858-1860 гг. с Китаем были заключены Айгунский и Пекинский договоры, по которым земли юга Дальнего Востока окончательно вошли в состав России.

В результате переселения 1855-1862 гг. на новые земли прибыло 16,4 тыс. казаков-забайкальцев и причисленных к войску так называемых “штрафованных” (проштрафившихся нижних чинов из гарнизонных батальонов внутренних губерний страны), которые основали здесь 96 станиц и поселков, в т. ч. 29 - на р. Уссури. На этой базе возникло новое казачье Войско - Амурское (дата образования 29 декабря 1858 г.). Территория Войска простиралась от станицы Покровской, в 4-х верстах ниже слияния Шилки и Аргуни, затем вдоль Амура до устья Уссури, далее вверх по этой реке до ее верховьев и от озера Ханка по сухопутной границе до морского побережья. Однако казачьих поселков южнее озера Ханка в то время еще не было.

На территории Приморской области был создан округ Уссурийского пешего казачьего батальона, до 1889 г. входящего в состав Амурского Войска. Командиром батальона назначили войскового старшину Маркова.

За 1858-1862 гг. в Приморскую область переселили 5401 казака (в 1858 г. - 1371 чел., в 1859 - 1618 чел., в 1862 - 2412 чел.). В эти годы казаками были основаны 29 станиц и поселков: в 1858 г. - 3 (Казакевичева, Невельского, Корсаковский), в 1859 г. - 17 (ст. Козловская, поселки: Видный, Кедровский, Венюковский, Лончаковский, Княжевский, Красноярский, Ильинский, Верхне-Никольский, Верхне-Михайловский, Буссе, Графский, Дьяченково, Киселева, Будогосского, Лопатинский станок, Крутобережный станок); в 1860 - 5 (Трех-Святительский, Шереметьевский, Нижне-Михайловский, Пешкова, Нижне-Никольский); в 1862 г. - 4 (Кукелевский, Васильевский, Покровский, Зарубинский).

Большинство казачьих станиц и поселков, основанных в конце 50-х-начале 60-х годов XIX века, были названы в честь видных государственных деятелей, способствовавших присоединению края к России.

В более позднее время (до 1879г.) казаками было основано на территории Приморской области еще 2 поселка: 1-й - в 1867 г. (Марковский), 2-й - в 1871 г. (Черняевский). Поселок Марковский (самый южный) был основан на р. Сунгаче, недалеко от ее впадения в Уссури.

Переселение казаков на Уссури было сопряжено с невероятными трудностями, так как им приходилось передвигаться на плотах и лодках со всем домашним скарбом, а скот гнать берегом, покрытым то непроходимой тайгой, то дикими недоступными скалами, то вязкими болотами. Лишения, выпавшие на долю переселенцев, были настолько тяжелы, что рассказы стариков-очевидцев легче принять за легендарные вымыслы, чем за свершившиеся факты. Эти препятствия не позволяли многим казакам достигать к зиме намеченных мест поселений, и им приходилось зимовать в пути без жилищ, почти без продовольствия. Если к этому прибавить, что места для поселений выбирались начальством, преследовавшим не хозяйственно-экономические, а административные цели (непрерывная цепь поселений для удобства почтовой гоньбы и т. п.), то будет понятно, что большинство казаков, достигнув цели путешествия, нашли в ней не избавление от принятых лишений, а продолжение их. Многие селения бедствовали до тех пор, пока не было дано разрешение разрешено переселяться на новые места по выбору самих казаков. Наводнение 1861, 1863 и 1868 гг., неурожаи 1862 г. и сибирская язва 1872 г. не могли не разорить первых поселенцев. Невозможность хозяйствования, пополнения продовольственной базы вынуждало государство содержать вновь прибывших казаков на государственной дотации - другого выхода не было. Только таким путем можно было удержать за Россией новые земли.

О казаках-переселенцах едва ли не лучше всех написал Павел Федорович Унтербергер, первый Наказной Атаман Уссурийского казачьего Войска: “Уссурийский казак, не щадя здоровья и жизни, - так как многие из них сошли преждевременно в могилу- с честью и славою вынес на своих плечах колонизацию пустынной реки Уссури и тем оправдал надежды, возложенные на него графом Муравьевым-Амурским”. Этим людям не воздано за их труды. Нет в Приморье ни памятного знака, ни Креста в память о тех, кто селился не там, где лучше, а там, где нужно, о тех, кто умер от занесенной из Китая чумы или оспы, кого заломал медведь или смыл паводок. Они вряд ли надеялись на высокие награды или всеобщее почитание, но они вправе требовать помнить о себе лишь потому, что были первыми приморскими россиянами.

Тогда же уссурийцы получили первое боевое крещение: в 1868 г. им пришлось защищать Южно-Уссурийский край от хунхузов, изгнанных с острова Аскольда, где они незаконно мыли золото. Переправившись на побережье, хунхузы занялись грабежом, убивая варварски всякого русского, который попадался им на пути. Был уничтожен русский пост в заливе Стрелок, сожжены селения Шкотовское и Никольское. В районе Дубининского бандиты были встречены полусотней уссурийских казаков во главе с войсковым старшиной Марковым. Несмотря на то, что хунхузов было вдвое больше и они имели хорошее вооружение, казаки одержали убедительную победу.

В конце 70-х годов обстоятельства вновь побудили уссурийских казаков проявить свои боевые возможности. В связи с конфликтом в Средней Азии обострились отношения России с Великобританией и Китаем. Последний усилил свои войска на границе с Южно-Уссурийским краем. В 1877-1878 гг. были отмобилизованы казачьи части, в том числе Уссурийский пеший батальон - в 3-х ротном составе.

Из необходимого снаряжения были выданы лишь винтовки и патроны. Не дожидаясь назначения маршрутов, без перевязочных средств, со своими харчами, поодиночке и небольшими группами, зимой, уссурийские казаки прошли без малого полтысячи верст от современного Лесозаводска до бухты Посьет. Это уже было приобретенным качеством социальной группы, его тонко подмечает П. Ф. Унтербергер. Он пишет: “Приобретенные за время пятнадцатилетней жизни на Уссури привычка и опытность бороться с суровыми условиями жизни и нужды и сноровка считаться в неприглядной тайге с опасностями разного рода, успели выработать в Уссурийских казаках стойкость, смекалку и энергию в преодолении всяких препятствий, почему они и вышли победителями из этого испытания... По сборе батальона не прошло и двух месяцев как он явился совершенно организованной частью не только в хозяйственном, но и в строевом отношении, не смотря на то, что льготные части ради трудных условий жизни на Уссури, где каждый работник был на счету, не созывались на учебные сборы ни разу”.

На эти походы следует смотреть как на счастливый случай для казаков, так так как они имели возможность познакомиться с благоприятными для хлебопашества и скотоводства условиями Южно-Уссурийского края. Результатом этого явилось ходатайство о разрешении поселиться на сухопутной границе. Ходатайство было уважено, и часть казаков в 1879 г. переселилась в Южно-Уссурийский край, заняв почти всю приграничную полосу. Всего переселилось 389 казачьих семей (из 911, живших на реке Уссури), 2615 казаков, которые основали между с. Турий Рог и р. Суйфуном 10 новых населенных пунктов: 2 станицы (Платоно-Александровская и Полтавская) и 8 поселков (Комиссаровский, Нестеровский, Богуславский, Благодатный, Константиновский, Фадеевский, Алексей-Никольский, Александро-Никольский). Это привело к сокращению численности казачьего населения на Уссури почти на половину и к упразднению здесь 4-х поселков: Дьяченкова, Киселева, Будогосского и Пешкова.

В организационном плане в 1879 г. тоже произошли изменения. 3 ноября 1879 г. было принято новое положение об управлении Амурского казачьего Войска. В г. Благовещенске сформировали Войсковое правление, в котором сосредоточили все военное и хозяйственное управление Войском, протянувшим свою территорию по Амуру и Уссури. В общем же административном отношении казачье население подчинялось местным гражданским управлениям Амурской и Приморской областей.


Случайные файлы

Файл
16333-1.rtf
11191-1.rtf
ref-20915.doc
19670-1.rtf
Cossaks.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.