Комиссия для выработки проекта нового устава духовных академий 1909 г. (75434-1)

Посмотреть архив целиком

Комиссия для выработки проекта нового устава духовных академий 1909 г.

И.В. Воробьев

Комиссия была создана указом Его Императорского Величества от 3 марта 1909 г. Поводом для ее создания послужила резолюция Государя на записке архиепископа Антония: «Устав разработать непременно в церковном направлении», о чем и был издан указ Св. Синода от 18 марта 1909 г. за No 3696. Председателем был назначен главный ревизор академий 1908 года архиеп. Херсонский Димитрий (Ковальницкий). В нее также вошли: архиеп. Волынский Антоний (Храповицкий), архиеп. Псковский Арсений (Стадницкий), архиеп. Финляндский Сергий, ректор СПбДА еп. Ямбургский Феофан (Быстров), духовник Их Императорских Величеств протопресвитер И.Л. Янышев, проф. Харьковского университета и член Учебного Комитета при Св. Синоде М.А. Остроумов, проф. КазДА И.С. Бердников, проф. МДА А.И. Введенский, проф.КДА Д.И. Богдашевский[1].

Архиереи играли в комиссии главную роль в решении тех или иных вопросов, тем более что речь шла о церковности разрабатываемого Устава. В этом вопросе за архиереями по праву было последнее слово. Архиереев в России в то время было достаточно много, но назначенные архиереи были известны как активные реформаторы и талантливые администраторы, проявившие себя на разных высоких должностях: они являлись председателями разных отделов Предсоборного Присутствия в 1906 году (Архиеп. Димитрий – председатель 1-го отдела Присутствия; архиеп. Арсений – председ. 5-го отдела; архиеп. Антоний – 6-го; архиеп. Сергий – 7-го; они являлись ректорами разных академий, их часто вызывали на заседания Св. Синода и т.д.). Все они были наиболее яркими представителями ученого монашества, и именно они во многом играли исключительную роль в жизни Церкви в начале XX века, кроме того, жизнь каждого из них была тесно связана с духовной академией [2]. Впоследствии в принятии нового устава будет учтено именно мнение архиереев, что оправдывает особенный интерес к ним.

Для либерально настроенных профессоров состав Комиссии не предвещал ничего хорошего: «Зная архиепископа Антония (Храповицкого) как идеолога ученого монашества и ненавистника профессуры, повинной, по мнению Антония, в «обмирщении» академий, светская профессура академий не ждала от нового Устава ничего хорошего» [3]. По поводу состава Комиссии можно встретить мнение, что он обусловлен именно наказом Государя о церковном направлении Устава: всех членов Комиссии объединяло негативное отношение к автономии, которое они продемонстрировали еще в Предсобороном Присутствии 1906 года, почему на заседаниях и не было серьезных разногласий [4]. Это утверждение может вызвать сомнения: например, архиепископы Арсений и Сергий участвовали в разработке «Временных правил».

Другие же члены Комиссии вовсе не заседали в Предсоборном Присутствии. По поводу состава Комиссии есть и другое мнение. Прот. Ф. Титов (проф. КДА) пишет: «Главный труд архиеп. Димитрия (Ковальницкого – И.В.), как председателя Комиссии, хотя сравнительно немногочисленной, но состоящей из членов, которые были не вполне согласны между собою в воззрениях по вопросам, касающимся духовных академий, заключался в том, чтобы руководить прениями членов и направлять их, по возможности к согласному, положительному решению обсуждавшихся вопросов» [5]. Судя по «представлению» архиеп. Сергия, о котором пойдет речь ниже, реальное положение дел было ближе к свидетельству прот. Ф. Титова.

«Целью реформы 1909 г. должно было стать подчинение духовных академий пастырско-миссионерским целям» [6], что вполне созвучно с запиской архиеп. Антония.

Так как архиепископ Димитрий опаздывал к началу работы Комиссии, исполняющим обязанности председателя был назначен архиеп. Антоний Волынский. На место представителя от общества имелось четыре кандидатуры: В.К. Саблер, Н.П.Аксаков, А.И. Соболевский и Д.И. Тихомиров. Для архиеп. Антония был бы предпочтителен выбор в пользу Саблера, как друга и единомышленника, но голоса распределились другим образом. Из голосовавших десяти человек за Соболевского проголосовало 7, за Тихомирова – 6, за Саблера – 5, за Аксакова – 2. Таким образом, были выбраны Соболевский и Тихомиров. По каким-то причинам вместо Тихомирова членом Комиссии кроме упомянутого Соболевского, который присоединился к работе Комиссии через полтора месяца, указом Св. Синода от 28 апреля 1909 года за No 5673 был утвержден все же В.К. Саблер [7].

По ходу работы происходили изменения в составе Комиссии: ректор СПбДА епископ Ямбургский по болезни уехал в Крым и был замещен исполняющим обязанности ректора СПбДА И.Г. Троицким (с 15-го заседания), а Богдашевский был назначен инспектором КДА и по просьбе митр. Флавиана (Городецкого) был заменен проф. К.Д. Поповым. Первое заседание прошло 18 марта 1909 г. под председательством архиеп. Антония Храповицкого. Первоначально планировалось закончить работу Комиссии к середине июня по соизволению Государя, о чем даже было постановление Св. Синода, но убедительные доводы Преосвященного Димитрия против спешности были приняты: «Члены Комиссии, опытные уже в работах подобного рода, хорошо знают, что начатая ими работа нелегка, что она потребует немало времени, что менее всего в этой работе допустима спешность, этот враг обдуманности и основательности. И поэтому я, от лица Комиссии долгом почитаю доложить Вашему Высокопреосвященству (письмо от 21 мая 1909 г. написано на имя митр. Антония (Вадковского) – И.В.), что вся работа по пересмотру Устава Академий 1884 г. никак не может быть окончена к половине июня (подчеркивание автора – И.В.), что Комиссия, работая напряженно (заседания продолжаются около 4-х часов подряд), признает необходимость получить около половины июня отдых с тем, чтобы всю работу закончить осенью» [8]. Срок окончания работы Комиссии был перенесен на декабрь того же года. Всего было проведено 57 заседаний (последнее – 3 декабря). С марта по май обсуждались вопросы административного устройства академий, а с сентября по ноябрь – учебная программа академий.

На первом заседании было принято к исполнению постановление Св. Синода о резолюции Государя на записке архиеп. Антония. Эту записку решено было разослать всем членам Комиссии. Также решено, что частности, связанные с учебными и административными сферами, будут разрабатываться не всем составом Комиссии, а для этого было сформировано две группы: 1. Архиеп. Арсений (Стадницкий), академик А.И. Соболевский, проф.: Бердников, Богдашевский, Введенский и Остроумов. 2. Архиеп. Сергий (Страгородский) и епископ Феофан (Быстров). Первой группе было поручено разработать учебный план духовных академий (состав и распределение наук академического курса, характер самого преподавания и порядок студенческих учебных занятий) и положение о профессорах академии и академических коллегиях (Совете и Правлении). На вторую группу возложена разработка вопроса о ректоре и инспекторе академии и правилах студенческой жизни (о религиозных обязанностях студентов, проповеднической деятельности, дисциплине и пр.) [9].

Второе заседание (29 апреля, 1 и 4 мая) интересно в первую очередь потому, что на нем дискутировался вопрос церковности устава. Первым высказался В.К. Саблер: «…суть дела не в изменении только тех или иных параграфов академического Устава, а в духе, в направлении, в том, чтобы и профессора и студенты были проникнуты любовью ко Христу и православной Церкви и желанием послужить ей» [10]. Далее он указал некоторые средства достижения этой цели: а) основательное изучение в академиях Св. Писания и святоотеческих творений, чтобы выходящие из академии лица могли дать отпор врагам Церкви в деле охранения ее истин; б) правильная постановка самого учебного дела, чтобы изучение обнимало целый предмет, а не части его и чтобы при этом была разграничена сфера высшего и среднего образования. Проф. Введенский высказал по этому поводу свое мнение: «В понятии «церковности», так как им должна определяться разработка проекта нового академического Устава, два момента: а) практический – возможно полное и глубокое приобщение, как бы привитие питомцев Духовных академий к церковной жизни через православно-христианское воспитание (замечательно, что ни в одном из существовавших доселе уставов академий в §1 не введено указание на их воспитательные задачи) и б) теоретический – выработка в питомцах академий законченного и научно-систематического жизне – и – миропонимания чрез образование, определение православнохристианским верованием» [11]. Эти расплывчатые и не очень определенные мнения, переходящие от частностей к общим принципам, архиеп. Димитрий направил в нужное русло, уточнив, что на Комиссию не возлагается задача совершенно переделать действующий Устав, так как он был разработан тоже не нецерковными людьми (в его разработке принимали участие митр. Сергий (Ляпидевский), проф. И.Ф. Нильский, И.Е. Троицкий, В.Ф. Певницкий, И.С. Бердников и другие): «…нельзя указать ни одного пункта в этом Уставе, который подрывал бы его церковность, компрометировал бы его. Если же Устав не принес добрых в церковном отношении результатов, то вина в данном случае лежит не на Уставе, а на исполнителях его. Поэтому нужно позаботиться не об одном исправлении Устава, а и о мерах к точному и непременному его исполнению»[12].

Для того, чтобы донести до исполнителей те основы, которые заложены в Уставе, председатель предложил составить подробную объяснительную записку, «которая должна иметь значение не для одной высшей инстанции, в объяснение оснований произведенных в Уставе изменений, а также и для ближайших исполнителей Устава, как руководство к надлежащему исполнению Устава»[13].






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.