Нищенство и борьба с ним в России в конце XIX-начале XX в. (75384-1)

Посмотреть архив целиком

Первый документ ("Проект положений, выработанных по II отделу программы для разработки вопроса о мерах борьбы против профессионального нищенства") составил профессиональный юрист И. Мещанинов с учетом замечаний членов Комиссии. Он включал три раздела: А. Материальное право, Б. Процессуальные постановления, В. Постановления по исполнению приговора. Проект определял следующие виды наказания за нищенство: помещение в рабочий дом, тюремное заключение, арест, причем приоритет отдавался первому. Так, за прошение милостыни предусматривалось помещение в рабочий дом или тюремное заключение от 12 дней до 1 года. Если оно сопровождалось дерзостью или грубостью, то наказывалось рабочим домом от 6 месяцев или тюрьмой не менее одного месяца (п.III) [15]. За "промысловое нищенство" наказание ужесточалось и определялось рабочим домом не ниже одного года.

Кроме этого определялись дополнительные условия, при наличии которых прошение подаяния признавалось "промысловым нищенством". Вот некоторые из них: если виновный в течение последних трех лет был три раза наказан за прошение милостыни; имел при себе оружие, поддельные ключи, отмычки и т.п.; позволил себе заведомо ложные уверения или обман ради подтверждения своих рассказов; собирал пожертвования в свою пользу под предлогом сбора на церковь, монастырь или иное богоугодное заведение; собирал такого рода пожертвования по заведомо чужим документам (п.IV) [16]. Изложенные условия были подчинены практической задаче − как можно объективней отделить профессионального нищего от случайного.

Как видно, проект предполагал ужесточение наказания за нищенство в целом.

Не подлежали наказанию, но требовали помощи все неспособные к труду (дряхлые, больные, увечные, малолетние) и впавшие в нищету вследствие неожиданных и неблагоприятно сложившихся обстоятельств, лишенные возможности применить свой труд за отсутствием работы (п.V) [17]. Введение данного положения в программу вполне оправданно и справедливо, но, чтобы оно не оставалось мертвой буквой, было необходимо проведение реформы благотворительности. Большая проблема заключалась в бедственной материальной базе общественного призрения, в недостаточном количестве благотворительных учреждений, в отсутствии взаимосвязи между разного рода благотворительными обществами и заведениями.

Таким образом, нищенство подлежит мерам предупреждения, пресечения и уголовной каре. Проект впервые поставил на официальном уровне вопросы профессионального нищенства. Другой документ ("Проект законоположений о нищенстве") был составлен на основе постановлений Комиссии. По сути своей он отражал предыдущий документ, и это логично. Очевидно, сначала был разработан проект программы борьбы с профессиональным нищенством, а затем проект законоположений. Поскольку этот документ мог принять силу закона, то являлся более лаконичным, доступным в понимании, а главное, он отразил мнение общественности.

Подобно первому проекту, "Проект законоположений" разделял простое обращение к прошению подаяния, вызванное волей случая, и "промысловое нищенство". В законопроекте в ст.1 сказано следующее: "Виновный в прошении милостыни лично или через других при возможности зарабатывать средства или получать помощь от обязанных к его содержанию лиц или учреждений призрения наказывается арестом" [18]. Как видно, наказание предусматривалось достаточно лояльное. Был выделен контингент лиц, не подлежащих привлечению к ответственности. Очевидно, к ним относятся лица, определенные в первоначальном документе.

Главным признаком "промыслового нищенства", согласно Проекту, являлось постоянство занятия прошением милостыни. За такое нищенство наказание предусматривалось суровое − помещение виновного в рабочий дом, а где его нет − тюремное заключение от одного до семи лет (ст.1) [19]. Из предыдущего проекта был заимствован ряд условий, при которых прошение милостыни признается "промысловым" (ст.2) [20].

В "Проекте законоположений о нищенстве" давалось широкое толкование мер дознания и воздействия. Согласно ст. 5 задержание нищих должна проводить полиция как по собственному почину, так и по требованию местных органов общественного призрения и органов попечительств о домах трудолюбия и работных домах [21]. Процедуру дознания предполагалось передать местным организациям общественного призрения, которые должны были собирать все сведения о задержанных нищих (ст. 6). Местные органы общественного призрения, усиленные представителем Попечительства о домах трудолюбия и работных домах и представителем полиции, рассмотрев собранные данные, направляли их в суд или применяли меры призрения к задержанным, не признавая их подлежащими судебной ответственности [22]. Анализируя эту часть документа, можно прийти к выводу, что проект содержал нововведения, заключающиеся в широком привлечении общественных деятелей к процедурам дознания и воздействия. Именно общественность должна была проводить разбор задержанных нищих, применяя при этом принцип индивидуализации, чтобы в каждом конкретном случае принять максимально объективное решение, а присуждение к наказанию должно лежать на судебных установлениях. Дела о профессиональном нищенстве подлежали единоличному разбирательству судьи, а за прошение милостыни − рассмотрению волостных судов (ст.9) [23].

Нельзя не заметить, что возникает ряд вопросов, относительно которых в материалах Комиссии нет объяснений. Не были затронуты вопросы о необходимости различного отношения к нищим и бродягам, об индивидуализации репрессивных мероприятий по отношению к различным упомянутым категориям нищих, о характере и сроках принудительных работ, о том, как следует их организовать, на какие средства будут учреждаться заведения для отбытия принудительного труда и ряд других.

6 мая 1899 года Комиссия по борьбе с профессиональным нищенством была закрыта, а материалы об учреждении рабочих домов и общественных работах как мерах предупреждения и борьбы против нищенства, бродяжничества и мелких имущественных преступлений были переданы в Комиссию о мероприятиях по отмене ссылки [24]. Далее, 13 мая 1903 года названная Комиссия была преобразована в особую "Комиссию для разработки мероприятий, вызываемых изданием нового Уголовного Уложения", к предметам занятий которой предполагалось отнести и окончание разработки вопроса о принудительном труде в работных домах и общественных работах [25]. Однако 27 сентября 1906 года последовало Высочайшее соизволение о закрытии Комиссии по просьбе председателя − министра юстиции Н. В. Муравьева. Мотивацией послужила медлительность, присущая коллегиальному обсуждению проектов. Завершение работы возлагалось на чиновников Министерства юстиции [26]. Итак, несмотря на большую работу, проведенную "Комиссией по борьбе с профессиональным нищенством и бродяжничеством", предложенные ею новые положения о нищенстве были похоронены бюрократизмом.

Можно предположить, что принятие разработанного законодательства было преждевременным. Ужесточение наказания за профессиональное нищенство следовало вводить очень осторожно, чтобы не нарушить справедливость. Необходимо учитывать прямую взаимосвязь между репрессивностью законодательства и уровнем благотворительной помощи бедным. В странах Западной Европы действовала система мер, направленная на предотвращение нищенства, чего нельзя было сказать о России. Ведущий специалист по вопросам благотворительности в дореволюционной России Е. Д. Максимов в работе "Статистические и финансовые вопросы общественного призрения", изданной в 1896 году, выявил в 34-х земских губерниях 3194910 человек, нуждавшихся в общественной помощи [27]. Лиц, нетрудоспособных по разным причинам, насчитывалось 2003110 человек. К ним относились душевнобольные, слепые, калеки, престарелые, немощные, глухонемые, сироты и подкидыши. Около 1191800 человек нуждались в поддержке, главным образом, в целях предупреждения обнищания (бездомные, безземельные, переселенцы, отхожие рабочие). Число лиц, получавших общественную помощь, достигало свыше 1300000 человек (59%) всех нуждавшихся. Но в большинстве случаев оказываемая помощь не удовлетворяла самым элементарным потребностям и не спасала от голодной смерти, поскольку средний расход на человека составлял 14-15 рублей в год [28]. Обед для бедных в дешевых столовых в городах Ярославской губернии стоил 5 копеек; если учесть ежедневный расход на двухразовое питание 10 копеек, то в год требовалось 36 рублей. Для лиц первой категории требовалось устройство богаделен, приютов, специальных больниц, а также оказание помощи от благотворительных обществ.

Лица второй категории нуждались в трудоустройстве и материальной поддержке. Этому могли способствовать справочные бюро, биржи труда, дома трудолюбия, эмеритальные, судосберегательные кассы, общества взаимопомощи и т. п. Такие задачи в определенной степени могли быть решены в результате преобразования всех известных мероприятий в систему благотворительности. В России надо было бороться с нищетой, порождавшей нищенство. Но решение этой глубокой проблемы было связано с подъемом экономического уровня развития страны и благосостояния народа.

Список литературы

1. Прыжов И. Нищие на Святой Руси. Казань: Молодые силы, 1913. С.39.

2. Максимов Е.Д. Статистические и финансовые вопросы общественного призрения // Новое слово. 1896. №7. С.6.

3. РГИА. Ф.1405. Оп.542. Д. 1113. Л.15об.

4. Там же. Л.23об.—29об.

5. ГАЯО. Ф.73. Оп.1.Д.6976.Л.27—28.


Случайные файлы

Файл
112470.rtf
165418.doc
165074.doc
157451.rtf
169730.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.