Нищенство и борьба с ним в России в конце XIX-начале XX в. (75384-1)

Посмотреть архив целиком

Нищенство и борьба с ним в России в конце XIX-начале XX в.

Н. Ю. Рождественская

Нищенство как социальное явление в обществе появилось в эпоху средневековья. С принятием христианства появилось представление о нищих, которое прочно укоренилось в общественном сознании и являлось особенностью психологии русского человека. Подачей милостыни выражалось чувство милосердия и сострадания. Подать нищему − значило проложить себе путь к прощению Богом. Сложилась поговорка: "В рай входят святой милостыней" [1]. Нищих растил и воспитывал русский обычай, с виду благородный, но в сущности безжалостный и вредный: подавать всякому кто ни попросит. Он породил массу профессиональных нищих, которые свой промысел передавали от поколения к поколению. Кроме этого, социально-экономическая политика государства на протяжении веков, а также стихийные бедствия, разорительные войны способствовали появлению неимущих людей. По своей психологии нищие представляли социальную опасность. Из этой среды выходили самые мятежные элементы общества.

Для России конец XIX века был новым этапом социально-экономического развития. Интенсивный рост промышленного производства на основе внедрения новой техники имел негативные последствия: безработицу, понижение заработной платы, недоступность приобретения предметов первой необходимости и т. п., то есть шел процесс пауперизации рабочего класса, что создавало угрозу политической стабильности общества. Аналогичный процесс развивался в деревне. Сильное расслоение крестьянства, семейные разделы имели следствием появление безземельных и малоземельных хозяйств, находившихся на грани разорения. Обедневшие крестьяне становились сельскими наемными рабочими, поденщиками и чернорабочими в городах или пополняли ряды нищих. В любом случае это был пролетарский элемент. Нищета создавала почву для криминала. Влияние крайней бедности на преступность уясняется из статистических сведений, приведенных в работе Е.Д. Максимова "Статистические и финансовые вопросы общественного призрения", относящихся к 1888 году. Из 39000 лиц, осужденных по приговорам окружных судов и судебных палат, были поденщиками и чернорабочими, сельскими рабочими, бродягами и нищими − 8 070 человек, составлявшие 20,7% всего числа осужденных. Из 54045 осужденных мировыми судьями и их съездами лица указанных разрядов составляли 13980 человек, или 25,8% всего числа осужденных [2]. Эти сведения достаточно ясно показывают, как была широко развита преступность среди необеспеченных людей, которым в безысходной нужде не оставалось другого выхода, кроме нищенства или преступления. Такой контингент людей отличался низким нравственным уровнем. Среди них было немало пьяниц, хулиганов, тунеядцев. А. А. Левенстим в очерке "Профессиональное нищенство, его причины и формы" приводит факты, основанные на жизненных наблюдениях. Московские нищие зарабатывали в сутки не менее 3 рублей, в год не менее 300 рублей, а некоторые ловкие до 1000 рублей [3]. Средний заработок рабочих московских фабрик составлял 1 рубль 25 копеек в день. На текстильных предприятиях России в начале XX в. мужчины зарабатывали от 70 копеек до 1 рубля в день. Старшие обучали новичков, как надо просить подаяние, чтобы вызвать жалость, изображать мнимых слепых и калек. Нищие помогали друг другу в сообщении нужных сведений, адресов благотворителей. Ряд сел и деревень во Владимирской, Вологодской, Костромской, Московской, Нижегородской, Пензенской, Пермской, Самарской, Саратовской губерний представляли "гнезда" профессиональных нищих, где местное население почти поголовно занималось прошением милостыни, выезжая в другие местности на заработок [4]. Большинство "нищих сел" отличались большой зажиточностью. В Ярославской губернии профессиональное нищенство наблюдалось в незначительном масштабе. Город Ярославль являлся местом сосредоточения профессиональных нищих [5]. Невозможно с точностью установить число лиц, получавших путем сбора подаяния средства к существованию, так как учет нищих не велся, а при переписи населения далеко не каждый нищий желал показать нищенство как свое занятие, тем более, что законодательство предусматривало уголовное наказание за прошение милостыни. Всероссийская перепись населения 1897 года определила общее число лиц, получавших средства от нищенства, − 373201 человек, для 38164 человек нищенство являлось побочным промыслом. При подсчете учитывались лица, занимавшиеся нищенством самостоятельно, и члены их семей. Вероятно, неполное число нищих определялось для Империи в 401365 человек, что составляло около 32 человек на каждые 10000 [6]. В указанном числе большей частью фигурируют профессиональные нищие. На первый взгляд, такое соотношение показателей не дает основания сделать вывод о существенности проблемы. Но необходимо принимать во внимание явное нищенство, которое показывала жизнь. Один из исследователей русского нищенства Д. А. Линев лаконично и точно охарактеризовал ситуацию развития нищенства в России, обращаясь к слушателям на заседании Императорского Вольно-экономического общества в 1891 году: "Мы − живые свидетели. Нищих масса всюду: в городах, в деревнях, на проселочных дорогах" [7]. Кроме этого, учитывая теневое нищенство, а также общественную опасность неимущих, можно говорить о проблеме, требующей решения на правительственном уровне. Следовало искать действенные меры для борьбы с этим явлением. Установленное законодательством наказание не достигало своей цели. Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, действовавший с 1864 года (ст. 49, 50), определял тюремное заключение от двух недель до трех месяцев за прошение милостыни по лени и привычке к праздности, с дерзостью и грубостью, с употреблением обмана [8]. За допущение к прошению милостыни детей ст. 51 предусматривала наказание в виде ареста не больше 15 дней или денежного взыскания не выше 50 рублей родителям или опекунам. В случае обращения этого занятия в ремесло виновные подвергались тюремному заключению от одного до трех месяцев [9]. Закон не давал четкого понятия професси-онального нищенства. Краткосрочное тюремное заключение не устрашало нищих и не побуждало их отказаться от усвоенной привычки. Напротив, как показывала жизнь, отбывшие уголовное наказание за прошение милостыни не только не прекращали заниматься этим ремеслом, но значительная часть из них вступала на путь воровства, поскольку в тюрьме общалась с профессиональными ворами. Свод статистических сведений по делам уголовным, издававшийся ежегодно Министерством юстиции, давал представление о колебаниях количества осужденных за прошение милостыни с 1885 по 1898 годы в пределах от 792 (1886 год) [10] до 1397 (1891 год) [11] человек. Какую долю из них составляли профессиональные нищие, установить невозможно, но очевидно, что большинство из привлеченных к ответственности были нищие по ремеслу. Приведенная статистика показывала, что число осужденных невелико и не составляло даже 1% живущих подаянием. Это можно объяснить двумя главными причинами: во-первых, сама формулировка в законе "по лени и привычке к праздности" трудно доказуема; во-вторых, арест виновного зависел от произвольного усмотрения низших полицейских чинов. Таким образом, законодательство страдало существенными недостатками, в силу чего применение его было затруднительно. С целью выработки нового законодательства в апреле 1898 года при Министерстве юстиции была образована "Комиссия по борьбе с профессиональным нищенством и бродяжничеством" в количестве шестнадцати человек под председательством члена консультации Министерства юстиции, тайного советника И. Мещанинова. В Комиссию вошли чиновники министерств юстиции, финансов, внутренних дел, представители "Попечительства о домах трудолюбия и работных домах" и др. Перед Комиссией была поставлена задача определить пределы, порядок применения мер призрения и мер карательных, изыскать наиболее успешные средства борьбы с профессиональным нищенством [12]. Членами Комиссии был собран обширный подготовительный материал. Проводилась работа по составлению записок по истории отечественного и зарубежного законодательства о нищенстве, изучались определения международных пенитенциарных конгрессов. Большую помощь оказали материалы Комиссии по пересмотру законов о призрении бедных под председательством К. К. Грота, работавшей в 1892-1897 годы. Наконец, фундаментальным источником, заслуживающим особого внимания, являются сведения (присланные из 25 губерний) о степени развития профессионального нищенства, его причинах и необходимости изменения действующих постановлений о нищенстве и бродяжничестве. Большинство губернаторов высказалось за устройство работных домов для профессиональных нищих с привлечением их к тяжелому принудительному труду в течение длительного срока. Учрежденной комиссии пришлось учесть опыт борьбы с профессиональным нищенством западноевропейских государств, заключающийся в признании наиболее целесообразными мер карательно-предупредительного характера. Виновные привлекались к принудительному суровому труду в особых учреждениях на продолжительные сроки [19]. В Бельгии, Швеции, Швейцарии, Дании помещение виновного в работный дом являлось единственной мерой наказания за нищенство. Наиболее положительные результаты она давала в Бельгии. Прежде всего Комиссия внесла ясность − кого нужно считать профессиональным нищим. "Под профессиональным нищим подразумевается такое лицо, которое, имея полную возможность по своим физическим качествам и состоянию здоровья добывать пропитание трудом, постоянно и в виде промысла занимается прошением подаяния под предлогом бедности или какого-либо действительно бывшего или вымышленного несчастья" [14]. Это определение нашло свое отражение в итоговых документах Комиссии.


Случайные файлы

Файл
112470.rtf
165418.doc
165074.doc
157451.rtf
169730.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.