Российское государство в революции (1917 - 1921 гг.) (75352-1)

Посмотреть архив целиком

Российское государство в революции (1917 - 1921 гг.)

Воронин Алексей Викторович, доктор исторических наук, профессор, Мурманский государственный педагогический институт

1. "Февральский" этап революции (февраль - сентябрь 1917 г.)

Нарастающий революционный кризис, завершившийся восстанием в Петрограде в феврале 1917 г., имел под собой солидные основания. Увеличивающийся разрыв в темпах экономического развития между динамично растущей промышленностью и замедленностью движения аграрного сектора приводил к нарушению баланса социальных сил, порождая острейшие социально-политические конфликты, усиленные, к тому же, участием России в войне. Разрешение этих крупнейших противоречий лежало в политической сфере - либо с помощью дальнейших реформ, проводимых самим государством, либо, в случае отказа последнего, - революционным путем.

Неспособность правительства понять эту дилемму сделала неизбежной Февральскую революцию, положившую начало длительному революционному процессу, растянувшемуся на целых четыре года. Стихийное восстание в Петрограде, завершившееся отречением Николая II, стало концом самодержавного строя в России. Тем самым, началась ликвидация и всей старой государственной системы управления.

Уже в ходе уличных боев происходит организация новых органов власти. Практически одновременно возникают два революционных органа - Временное правительство, сформировавшееся на основе членов Государственной думы, и Петроградский Совет из представителей радикальных партий - социал-демократов и эсеров. Объявив себя высшей властью в стране на переходный период до Учредительного собрания, которое определит основы будущей политической системы, Временное правительство оказалось не в состоянии решать стоящие перед ним проблемы без учета мнения Советов, опиравшихся на поддержку масс. Советы, таким образом, фактически превратились в параллельный орган власти в стране. Более того, их сила была столь велика, что они могли взять на себя управление страной, если бы того пожелали. Однако к такой идее большинство представителей Советов относились крайне отрицательно. Исходя из представления о Февральской революции как о революции буржуазной, которая дает власть буржуазии, они не считали возможным создавать социалистической государственности. К тому же, по их мнению, Россия еще не была готова к социализму, она должна была пройти до конца путь капиталистический и только тогда придти к социалистическим формам организации производства и управления. Наконец, отказ от перехода власти к Советам объяснялся и опасениями вспышки гражданской войны в стране. Именно эти установки легли в основу отношения Советов к Временному правительству, которое, с одной стороны, следовало поддерживать, поскольку оно демократическое, а с другой - давить на него, контролировать, поскольку оно буржуазное, в целях обеспечения интересов трудящихся масс. Таким образом, возникла ситуация, получившая название двоевластия.

Возникшая система власти была крайне неустойчивой, поэтому ее развитие перемежается постоянными кризисами. Первый такой кризис сложился в апреле 1917 г., когда Временное правительство попыталось открыто выразить свое отношение к войне. Лозунг "войны до победного конца" оказался малоприемлем для значительной части петроградского населения, решительно выступившего против такой политики, что и заставило пойти на реорганизацию правительства. Было сформировано первое (но не последнее) коалиционное правительство из представителей кадетов и социалистов, получившее поддержку на I съезде Советов в июне 1917 г.

Подобная позиция Советов была обусловлена преобладанием в них членов эсеровской и меньшевистской партий, имевших наибольшее влияние в массах. Что касается большевиков, то, хотя на первых порах их позиция мало чем отличалась от остальных партнеров, уже вскоре после приезда В.И. Ленина в Петроград они выдвинули ряд совершенно новых лозунгов: "Никакой поддержки Временному правительству!" и "Вся власть Советам!". Поддержали они массы и в вопросе о войне.

Напротив, политика Временного правительства шла явно вразрез с настроениями масс. Промедление с решением вопроса о земле, непоследовательность в выполнении его экономической программы и многое другое вызывало растущее недовольство как крестьянства, так и рабочих. Естественно, что поддержка правительству со стороны эсеров и меньшевиков не увеличивала их популярности в массах. Тем самым, с лета стремительно начинает расти разрыв между низами, с одной стороны, и коалицией руководства Советов и Временного правительства, с другой. Поляризация социальных и политических сил вылилась в стихийное восстание рабочих и солдат Петрограда в июле 1917 г., подавление которого властями обозначило начало перехода правительства в наступление. Поддержавшие восставших большевики подверглись преследованиям и были вынуждены уйти в подполье. Однако это не помешало им провести в конце июля - начале августа VI съезд РСДРП(б), принявший решение о подготовке к вооруженному восстанию. Традиционно, с "легкой руки" В.И. Ленина, июльские события рассматриваются как завершение двоевластия, на том основании, что Советы теперь превратились в "бессильный придаток" Временного правительства. На деле же, оно сохранялось; изменилось лишь соотношение сил между правительством и Советами. Поэтому заявления большевиков об установлении контрреволюционной диктатуры были весьма далеки от истины.

Хотя тенденция к созданию диктатуры в России явно набирала силу. Ее необходимость признавалась практически всеми, как левыми, так и правыми. С одной стороны, открытое стремление к власти, определяемой как диктатура пролетариата, продемонстрировали большевики, а с другой - о необходимости покончить с анархией все более громко начали говорить военные.

Они и начали первыми. Отсутствие сильной власти, а в результате и порядка в стране, необходимых для победы над Германией, толкнуло генерала Л.Г. Корнилова в конце августа произвести попытку переворота. Будучи формально направлен против главы правительства А.Ф. Керенского, мятеж главным острием был устремлен против всех революционных сил. Поэтому именно они, а не Керенский, стали основой организации сил для борьбы с Корниловым. На какой-то момент общая опасность сплотила все ранее враждовавшие социалистические партии, что создавало реальные условия для перехода власти к Советам на базе создания "однородного социалистического правительства". Однако на взятие власти оказались готовы лишь большевики. Эсеры и меньшевики предпочли создать новую третью правительственную коалицию с кадетами, правда, теперь они находились в ней в большинстве.

Однако попытка этого правительства стабилизировать положение с помощью проведения таких изменений в политической структуре, как провозглашение России республикой, или попытки создания законодательной власти (Созыв Демократического совещания, Предпарламент) были уже явно запоздалыми. В России налицо сложилась ситуация полной потери управляемости страной, все более нарастали анархические тенденций в развитии государства, сделавшие в значительной степени неизбежным большевистский переворот.

2. "Октябрьский" этап революции (октябрь 1917 г. - весна 1918 г.)

Октябрьские события 1917 г. - пожалуй, одна из самых дискуссионных тем во всей отечественной историографии. К сожалению, однако, споры часто имеют целью не столько выяснение истины, сколько доказательство правильности или неправильности избранного в результате Октября пути. Превращение темы в актуальный политический вопрос, ее использование в идеологическом противостоянии немало способствовало мифологизации проблемы. Отсюда одна из важнейших задач изучения событий октября 1917 г. - освобождение ее от конъюнктурных политических наслоений и превращение в объект максимально строгого научного анализа.

Развитие революционного процесса в феврале - октябре 1917 г. с закономерностью подводило страну к выбору между анархическим саморазрушением общества и жесткой диктатурой, независимо от того, какие именно лозунги будут написаны на ее знаменах. Неудача создания правой диктатуры Корниловым во многом предопределила последующую попытку установления левой диктатуры, предпринятой большевиками. Расстановка социальных и политических сил осенью 1917 г. весьма благоприятствовала радикальным тенденциям. Временное правительство и активно поддерживающие его партии социалистов к этому времени полностью лишились былой популярности в массах, потерявших всякое терпение от длительного ожидания обещанных улучшений жизни. Не вызывала их деятельность энтузиазма и в кругах правых, к тому же, ослабленных поражением корниловского переворота. Это, конечно, еще не означало перехода большинства населения на сторону большевиков, значительная часть его, прежде всего, крестьянство, оставалась весьма индифферентна по отношению практически ко всем политическим партиям. Однако уже само отсутствие поддержки противнику, да еще раздираемому противоречиями и расколами, делало шансы большевиков на успех весьма высокими.

Впрочем, и среди них не было абсолютного согласия по поводу необходимости взятия власти самостоятельно. Группа членов руководства партии (Л. Каменев, Г. Зиновьев), как и умеренные социалисты, не считали Россию готовой к социалистическому перевороту и предлагали отложить решение вопроса до Учредительного собрания. Но именно это-то и вызывало опасения со стороны представителей радикально настроенной части ЦК, лишавшихся в этом случае возможности придти к власти (получить на всеобщих выборах большинство голосов для них было явно нереально). Поэтому даже имеющиеся среди них частные разногласия по поводу сроков начала восстания (до II съезда Советов, назначенного на конец октября, как предлагал В. Ленин, или после, на чем настаивал Л. Троцкий) не помешали организации и проведению успешного вооруженного выступления в Петрограде. Победа же, в свою очередь, предопределила решение II съезда Советов взять власть в свои руки. Впрочем, для многих политиков того времени октябрьский переворот казался случайным и малозначительным эпизодом: слишком слабыми представлялись силы большевиков. Как раз укреплению их положения должны были содействовать важнейшие решения II съезда - декреты о мире и земле. Декрет о мире, конечно, не прекращал войны (даже по большевистской концепции мировая война должна была перерасти в войну гражданскую), а декрет о земле - не давал реальной земли. Однако большевикам важно было доказать свою способность быстро разрешать стоящие перед обществом проблемы и, тем самым, завоевать на свою сторону поддержку масс, которая только и могла обеспечить им удержание власти. Отсюда не столь уж существенно было, что предпринимаемые ими шаги не вполне соответствовали их основным идеям, что в том же декрете о земле использована программа эсеровской партии - если они совпадают с настроениями масс, они должны быть приняты. Поэтому даже если исходить из тех идей, которыми руководствовались большевики, реальные первоначальные их действия не дают оснований для характеристики октябрьских событий, как социалистической революции. С другой стороны, при всем своем политическом практицизме большевики действительно верили в свою способность изменить жизнь общества к лучшему с помощью построения социализма.


Случайные файлы

Файл
180812.rtf
164267.rtf
4572-1.rtf
26695.rtf
18864-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.