Кризис социалистического производства (72920-1)

Посмотреть архив целиком

Кризис социалистического производства

Александр Болдачев [Alexandre Boldatchev], Санкт-Петербург

Статья написана в последние годы существования Социалистической системы и хотя по прошествии стольких лет она утратила какое-либо политическое значение, она (по моему убеждению) ни на йоту не потеряла научного значения. И именно сейчас, когда поутихли идеологические споры, она может инициализировать дискуссию о закономерностях исторического развития социальной системы, необходимости ее этапов. С методологической точки зрения работа может быть интересна попыткой практического применения гегелевской логики при изучении конкретной эволюционной системе. Кроме того эта статья, как и работа по космологии, может рассматриваться как прямое приложение к работе о глобальном эволюционизме – как иллюстрация закономерного образования равновесных систем в процессе эволюции.

Прежде всего хотелось бы оговорить в каком замысле здесь употребляется термин "социализм". Имеется в виду не идея социализма, а реальный способ производства, исторически сложившийся на части территории планеты в XX столетии. Идея социализма не предусматривала наличия авторитарного режима, репрессий и т.д., но перечисленные характеристики присущи реальной социальной системе. И чтобы не вносить путаницу, сохраним за этой системой название социалистической.

Можно, конечно, утверждать, что построенное общество не является социалистическим, но это уже вопрос терминологии. Как бы мы не называли способ производства, существующий почти столетие, нас должно интересовать изучение реальных политических и экономических процессов, независимо от нашей их оценки.

Итак, перед нами факт: в 1917 году в ходе мирового экономического и политического кризиса империалистической системы в результате революции в России от капиталистического мира отделилась часть территории с огромными трудовыми и сырьевыми ресурсами. Попытка реставрации капитализма, длившаяся несколько лет, не увенчалась успехом - Россия на многие годы выбыла из-под влияния мирового капитала не столько в идеологическом и политическом, сколько в экономическом смысле. То есть финансовый и промышленный капитал, накопленный за несколько столетий существования капиталистического способа производства, почти не применялся (не вкладывался) при экономическом развитии послереволюционной России. Но, в свою очередь, упомянутый капитал, лишившись части ранее им освоенных ресурсов, не потерял силу и функционировал с большей эффективностью: 20-е годы характеризовались невиданным подъемом капиталистической экономики.

В России, потерявшей почти весь накопленный экономический потенциал и отделенной от финансовых ресурсов мира "железным занавесом", но имеющей богатые природные ресурсы, миллионы относительно квалифицированных рабочих рук, начинает формироваться новый (не капиталистический) способ индустриального производства. И вследствие функционирования этого способа производства за сравнительно короткий срок (относительно нескольких столетий первоначального капиталистического накопления) была создана мощная промышленность.

Какие же выводы можно попытаться из этого, самого общего, взгляда на ход развития мировой экономики в первой половине XX столетия?

Отделение части ресурсов от капиталистического мира не снизило эффективность его экономики, а, наоборот, подхлестнуло ее развитие. И этот процесс стал возможен и необходим вследствие самого принципа капиталистического производства, ведь количество вовлекаемых в производство ресурсов строго пропорционально имеющемуся капиталу, и в определенных условиях может возникнуть необходимость отторжения части этих ресурсов для сохранения эффективности функционирования всей экономической системы. Первая мировая война и была войной за раздел мира, то есть за раздел ресурсов и рынков сбыта пропорционально накопленному капиталу, и в ходе этого раздела капитал установил себе свои границы. А подъем 20-х годов именно и говорит о том, что весь существующий на тот момент мировой капитал нашел себе прибыльное промышленное применение. В противном случае, не найдя промышленного применения, капитал, уже в лице военной силы, добыл бы себе недостающие материальные и трудовые ресурсы (что и происходило в XIX веке в период колонизации). Но судя по кратковременности и безрезультатности интервенции Советской России в этом не было большой (экономической) надобности.

И так, в начале XX века закончился экстенсивный (в ширь) этап развития капиталистической системы и в результате кризиса она отторгнула часть сырьевых и трудовых ресурсов, что обеспечило ее максимальную эффективность на последующем индустриальном этапе развития. (Ведь действительно рассматривая капиталистическую экономику с точки зрения ее сбалансированности и самоуправляемости, трудно предположить, что мировой капитал в результате некоего случайного события вдруг сдал свои позиции и не продолжил успешно функционировать на всей территории планеты, то есть предположить, что социалистическая революция не является необходимым, закономерным следствием мирового экономического развития.)

Следует еще заметить, что упомянутое отторжение ресурсов стало необходимым лишь при переходе капитализма в империалистическую фразу своего развития, когда вследствие монополизации промышленного производства встала проблема полного контроля над ресурсами и рынками сбыта. (Капитализм периода свободной конкуренции мог успешно развиваться на любой территории, так как его жизнеспособность в основном определялась внутренними возможностями отдельных предприятий в пределах ограниченного региона.)

Нельзя, конечно, представлять так, что капиталистические государства с целью оздоровления своей экономики спровоцировали революцию в России. Это равносильно предположению, что капиталистические предприниматели из подобных же соображений договариваются с проведении экономических кризисов.

Развитие империалистического производства не только вызвало необходимость социалистической резолюции как формы политической реализации отторжения избыточных ресурсов, но и обеспечило ее возможность: как социальную (наличие развитого рабочего класса), так и политическую (наличие партии, способной захватить власть в период обострения политического кризиса).

Социалистическая революция, обеспечив стабильность капиталистического производства, одновременно поставила задачу промышленного использования отторгнутых ресурсов. Возникла необходимость организации нового способа производства, который обеспечивал бы соединение миллионов рабочих рук с природными ресурсами при отсутствии достаточного финансового и промышленного капитала.

(Результаты производства, с одной стороны, зависят от затраченного живого труда, то есть от числа работающих, времени и интенсивности их работы, и , с другой стороны, от количества овеществленного в средствах производства труда, перенесенного в процессе производства на продукт. Масштаб капиталистического производства определяется количеством задействованных в нем средств производства, то есть массой вложенного капитала. Размер капитала определяет и количество занятых в производстве. Приложение даже малого количества живого труда к достаточно большой массе капитала приводит к значительным результатам. Но подобных же результатов возможно достигнуть и без применения большого количества средств производства – использованием гораздо больших затрат живого труда. Но при этом, вследствие разрушения рынка рабочей силы и других элементов капиталистического производства, уже невозможно применение экономических методов регулирования промышленного производства.)

У страны отвергнувшей капиталистический путь развития, а по сути просто лишенной финансового и промышленного капитала, было два пути строительства экономики: естественным путем, через этап свободной капиталистической конкуренции пройти несколько столетий первоначального накопления капитала или форсировать прохождение этапа первоначального накопления и обеспечить индустриализацию на основе принципиально новых форм организации производства и стимулирования труда.

Политическая обстановка, и в стране, и в мире в целом вынуждала как можно скорее становиться на второй ускоренный тип производства. Но у разоренной страны не было сил после военного насилия сразу же принять насилие и экономическое. Чтобы сделать рабочего стахановцем необходимо хоть в какой-то степени его накормить, одеть, обуть. Эту функцию предварительного подъема благосостояния осуществила новая экономическая политика. НЭП по сути и представлял собой, первый, упомянутый нами, естественный путь экономического развития страны лишенной промышленного производства. Он мог бы, конечно, впоследствии довести и до индустриализации, но через многие десятилетия, так как вследствие ограниченности нэповского капитала невозможно было привлечение необходимых для этого огромных трудовых ресурсов.

Обеспечить скорейшую индустриализацию должен был новый, социалистический способ производства (мы договорились, что не будем менять уже сложившуюся терминологию, при этом, конечно, не забывая, что этот способ производства ничего общего не имеет с идеей социализма). Задача соединения рабочей силы с материальными ресурсами, при условии сведения до минимума экономического стимулирования труда, социалистическим способом производства была решена двояким путем: с одной стороны, возбуждение и всяческое поощрение энтузиазма ("оплата" труда лозунгами, наградами), с другой стороны, широкое использование бесплатных трудовых ресурсов концентрационных лагерей. Новый способ производства, лишенный возможности применения экономических форм управления промышленностью, лишенный рыночной саморегуляции, необходимо должен был использовать централизованную административно-бюрократическую систему управления. ("Бюрократическую" - не в нарицательном отрицательном смысле, а в смысле управления посредством директивных указаний зафиксированных на бумаге, что и представляют из себя всевозможные планы.) Такого рода методы стимулирования труда и управления экономикой однозначно определяют форму собственности - государственно-монополистическая. С одной стороны, государственная монополия обеспечивает успешное применение плановой системы управления промышленностью, а , с другой стороны, создает необходимые условия для политико-идеологического диктата. Именно идеология становится центральным моментом, ядром экономической системы социализма. Она заменяет экономическое стимулирование труда, обеспечивая и энтузиазм, и постоянную наполняем ость лагерей. Идеологизация экономики и всех сфер жизни позволяет прикрыть сущность социалистического способа производства, как производства с максимальной степенью эксплуатации рабочей силы (при социалистическом способе производства обеспечивается минимальное отношение стоимости рабочей силы к стоимости, произведенной в процессе труда). С этой стороны социалистический способ производства, по своей сути далекий от гуманистических идей социализма, но эффективно их эксплуатирующий, является величайшим в истории социальным обманом.


Случайные файлы

Файл
86231.rtf
56764.rtf
11189.rtf
49313.rtf
125510.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.