Гороскоп Петра I (70980-1)

Посмотреть архив целиком

Гороскоп Петра I

Александр Журавель

Статья эта написана прежде всего не для астрологов, а для читателей, не знакомых с основами этой, будем надеяться, науки. Поэтому в ней содержится немало лишних с точки зрения астрологов пассажей. Вместе с тем я намереваюсь издать ее в одном из академических изданий, и потому в статье столь велик и тяжеловесен справочный аппарат. Я исхожу из того, что облегчить текст, опустив ряд необходимых для научного исследования подробностей, не составляет большого труда, но сначала надо написать работу, как полагается. Хотелось бы напомнить астрологам: если Вы считаете свое умение "читать звезды" серьезным делом, то должны и оформлять свои работы соответствующим образом - сделать так, чтобы читатель имел возможность проверить все Ваши утверждения. А то от многих работ астрологов так и разит хлестаковщиной.

В оправдание свое могу сказать: предварительно я давал читать статью о Петре не историкам и не астрологам, и никто не сказал, что работа скучна и не интересна. Поэтому хочу выразить признательность всем "действующим лицам" этой статьи и вообще всем тем, кто принял участие в ее предварительном обсуждении. А именно: Р.А. Симонову, Г.Б. Бедненко, Д.Р. Куталеву, А.Ю. Саплину, А.Г. Колесникову, А.С. Агафонову, А.Л. Могилевкину, А.В. Зайцеву. Хотелось бы пожелать здоровья В.А. Бронштэну, которого по вполне уважительной причине я не стал докучать своей писаниной.

Надеюсь, такое объединение вместе историков и астрологов станет началом их сотрудничества и в конечном счете превратит астрологию с полуподпольного междусобойчика в настоящую полноценную науку.

Блажен, кто верует? Посмотрим.

Гороскоп Петра I: взгляд изнутри

История вопроса берет свое начало с рассказа "О зачатии и о рождении Великого Государя Императора Петра Первого самодержца Всероссийского и о прочем", который вошел в состав популярных в XVIII в. собраний материалов по истории Петра Великого, которые были подготовлены разными авторами – П.Н. Крекшиным, Я.Я. Штеллином, И.И. Голиковым, В. Вороблевским, Ф. Туманским. Эта рукопись, по словам И.И. Голикова, обращалась в России с давних пор и приписывалась Симеону Полоцкому (1629–1680), "и по преданию, найдена по смерти его в его бумагах, а также между сочинениями святого Димитрия Ростовского"[1]. В литературе XX вв. эта история была приписана перу первого ее публикатора П.Н. Крекшина, хотя никаких должных тому оснований не было[2]. Во второй половине XVIII в. вопросом этим заинтересовался историк Г.Ф. Миллер, который обратился к астроному А.И. Лекселю с просьбой составить гороскоп Петра I и проверить информацию, содержащуюся в сказании. Лексель составил гороскоп Петра, проанализировал дату зачатия (в качестве таковой было принято 28 августа) и пришел к выводу, что никакой упомянутой в рассказе "пресветлой звезды близ Марса" наблюдать было нельзя.

Тема гороскопа Петра I вновь возникла в отечественной историографии после того, как в 1842 г. М.П. Погодин и Н.А. Полевой параллельно опубликовали в двух журналах[3] идентичный в главных чертах гороскоп Петра I (далее – ГПП), имевший довольно архаичную квадратную форму (См. Карту 1.), а также принадлежащее Лекселю описание гороскопа Петра на латинском и русском языках. В советское время интерес к теме оживился после того, как в 1966 г. была опубликована завершающаяся часть "Очерков истории астрономии в Древней Руси" Д.О. Святского[4], где тот подробно разобрал этот вопрос и предложил свою версию того, что имеется в виду под "пресветлой звездой". В 80-90-х гг. прошлого века об гороскопе Петра неоднократно писали А.Н. Робинсон, Р.А. Симонов и В.А. Бронштэн[5]. Нашла эта тема свое отражение и в новейшей астрологической литературе[6].

Вышедшая в 2002 г. статья В.А. Бронштэна[7] во многих отношениях является итоговой. В ней известный историк астрономии вновь проанализировал имеющийся в распоряжении исследователей фактический материал и еще раз обосновал свою точку зрения: Симеон Полоцкий, учитель детей царя Алексея Михайловича, вполне мог составить гороскоп на рождение будущего царя Петра Алексеевича, но вряд ли это был гороскоп "в современном понимании этого слова". При этом гороскоп, опубликованный в 1842 г, был составлен не им. Сведения рассказа "О зачатии…" в целом были оценены как недостоверные.

В.А. Бронштэн большое внимание уделил выполненному Лекселем описанию гороскопа, найденному им в бумагах историка второй половины XVIII в. Миллера. Очень важно то, что оно не совпадает с тем текстом, что был опубликован в 1842 г. По оценке В.А. Бронштэна, найденный им текст представляет собой первый вариант ответа Лекселя, который Миллера не удовлетворил. Поэтому Миллер сообщил Лекселю взятое из Разрядных книг свидетельство о точном времени рождения Петра и получил от него новый астрологический анализ, изданный Погодиным и Полевым.

Очень существенны для освещения темы исследования Р.А. Симонова. Во-первых, он обратил внимание на необходимость учитывать особенности принятого на Руси суточного счета: он вплоть до начала XVIII в. велся не от полуночи, как это принято ныне, а от восхода Солнца. Историк проанализировал все дошедшие до нас свидетельства о времени рождения Петра, включая слова "Крекшина", и пришел к выводу, что будущий царь родился по русскому счету в 5 часу ночи 29 мая, что по счету современному соответствует времени около часа ночи 9 июня 1672 г.

Оценивая данные "Крекшина" в целом как полуфантастические, Р.А. Симонов считает, что само по себе существование имеющих астрологическое содержание стихов Симеона Полоцкого недостаточно для того, чтобы утверждать, что он действительно составлял гороскоп Петру I. ГПП скорее всего был создан в конце жизни Петра – после того, как тот был официально провозглашен императором в 1721 г., т.е не имеет отношения к запискам Лекселя.

Таким образом, разница во взглядах этих исследователей в вопросе о роли Симеона Полоцкого не столь уж велика: Р.А. Симонов, не признавая Симеона создателем гороскопа Петра, имел в виду именно гороскоп "в современном понимании слова", а это мало чем отличается от позиции В.А. Бронштэна.

Между тем в их исследованиях имеется существенный пробел: в них отсутствует внутренний анализ астрологических свидетельств, содержащихся в рассказе "Крекшина", а также соответствующий астрологический разбор ГПП и текстов Лекселя. Надо отдать должное Р.А. Симонову: он осознавал такую необходимость, однако общее описание ГПП, исходя распространенных в настоящее время представлений о свойствах знаков и планет[8], не достаточно для суждений о методах работы того астролога XVII или XVIII в., который составил ГПП .

В словах исследователей часто сквозит "врожденное" недоверие к этому "средневековому предрассудку", что приводит иногда к нарушению принципа историзма, т.е. требования оценивать явления прошлого с точки зрения представлений и понятий самого прошлого и не переносить на него воззрения современной эпохи.

Так В.А. Бронштэн категорически утверждает, что "ни астролог, ни любой другой человек не мог тогда (и не может теперь) установить точную дату зачатия"[9] и на этом основании в принципе отказывается рассматривать рассказ "Крекшина" о том, как Симеон Полоцкий составил гороскоп зачатия Петра. То, что современная наука придерживается такой точки зрения, – сомневаться не приходится. Однако вряд ли это убеждение разделяли средневековые астрологи: еще в эпоху античности было известно правило "весов Гермеса" (т.е. легендарного античного философа Гермеса Трисмегиста), согласно которому между временем зачатия и рождения существует жесткое соответствие: положение Луны в гороскопе зачатия показывает место Асцендента в гороскопе рождения и наоборот. Это правило вполне могло быть известно и Симеону, который, по мнению самого В.А. Бронштэна, был человеком, осведомленным в астрологии. В итоге эпизод, который на самом деле должен стать темой серьезного обсуждения, оказывается в представлении современного ученого одним из доказательств того, что Крекшин был "большим выдумщиком", не заботящимся о достоверности своих сообщений[10].

В 1994 г. историк астрономии А.Ю. Саплин, относясь к астрологии как к явлению культуры, выпустил "Астрологический энциклопедический словарь"[11], в котором изложил по Д.О. Святскому сюжет о гороскопе Петра I. Этим он привлек внимание к теме собственно астрологов. Так Г.Б. Бедненко опубликовала на эту тему статью, где она, используя материал работ Р.А. Симонова и В.А. Бронштэна и собственные архивные разыскания, сделала ряд существенных чисто астрологических замечаний. Так она указала, что ГПП был составлен для Москвы на 1 час 28 мин. современного московского времени, причем в нем используются давно устаревшие к XVII в. дома Алькабиция[12]. Г.Б. Бедненко сопоставила также данные ГПП и текстов Лекселя и пришла к выводу, что Лексель не причастен к его созданию: это, впрочем, в значительной степени было повторением работы, уже проделанной Р.А. Симоновым и В.И. Плужниковым.

Наконец, темы коснулся и Д.Р. Куталев, также заметивший, что в ГПП приводятся дома Алькабиция. Это, по его мнению, говорит в пользу того, что гороскоп был составлен при жизни Петра и что эта система домов, к концу XVI столетия почти повсеместно забытая, все же использовалась и в более позднее время (по крайней мере, в России)[13].

Таким образом, ныне наступил момент, когда необходимо соединить достижения представителей академической науки и астрологии и на этой основе сделать шаг вперед в изучении темы.


Случайные файлы

Файл
131233.rtf
33880.rtf
66052.rtf
69569.rtf
103864.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.