Военная деятельность Антуана Сен-Жюста (70972-1)

Посмотреть архив целиком

Военная деятельность Антуана Сен-Жюста

Мощнина Л.А.

Великая французская революция произвела коренные изменения во всей общественно-политической жизни страны. Не стала исключением и армия. К этому времени относится создание нового, революционного войска и новых принципов ведения войны. Большое значение в этом процессе сыграла военная деятельность Антуана Сен-Жюста - депутата Национального Конвента. Именно он стал основателем института комиссаров, проводником социальных реформ в армии, вместе со своими коллегами целенаправленно обеспечивал ведение военных действия. Однако, она же способствовала созданию легенды о Сен-Жюсте. Блеск его прокламаций, быстрота, с которой он принимал решения, непримиримости в принципиальных вопросах, быстро восстановленное положение сил армии - все это содействовало тому, что еще при жизни имя Сен-Жюста было окружено ореолом славы и легенды. Историки, вместо того, чтобы обратиться к документам, полагались на предания, еще более преувеличивая и усиливая их. Например, у Мишле можно прочитать: "Сен-Жюст явился не как народный представитель, а как король, как бог. Облеченный огромной властью над двумя армиями и пятью департаментами, он казался еще более величественным и отважным, чем был на самом деле. Во всем, что он писал или говорил, в самых незначительных его поступках, во всем проявлялся герой..."(1) Героем сделали Сен-Жюста и отечественные историки, так сказать, "рыцарем без страха и упрека". А был он, однако, не богом и не тираном, а последовательным революционером, согласовывавшим свои действия со своими принципами, человеком решительным, часто беспринципным. Ему, как и всем свойственно было ошибаться, и промахи не проходили даром. Сен-Жюст остался сыном своего времени и не к чему делать из него легенду, даже если его действия и идеи послужили в будущем обоснованию "сталинскому терроризму XX века" (2) (по Камю) или учреждению института комиссаров в Советской армии.

Когда в 1792 году началась война, в Европе господствовало мнение, что французская армия будет разбита мгновенно, а прусским и австрийским солдатам предстоит лишь приятная прогулка по Франции. Никто не предвидел, однако, что эта война продлиться без перерыва 23 года, и что прежде чем Франция будет побеждена, ее армия побывает чуть ли не во всех столицах Европы.

Плохое мнение о французской армии было основано главным образом на опыте Семилетней войны, когда она действительно показала себя совсем не с лучшей стороны. Армия тогда состояла из линейных войск, служивших по найму и рекрутов, причем последние набирались как среди французов, так и среди иностранцев. Низшую часть офицерского корпуса составляли люди, умевшие руководить и прошедшие специальное обучение. Слабой стороной армии было высшее командование. Его составляли люди, совершенно не знакомые с военным искусством и обязанные своим назначением исключительно милостям двора. Также была распространена система покупки офицерских должностей. В 1781 году вышел приказ, по которому все лица недворянского, "низкого происхождения", изгонялись из офицерского состава. Исключение составили только артиллерийские и инженерные войска, в которых часть офицеров составляли выходцы из буржуазии, имеющие специальное военное образование.

Накануне Революции во Франции была предпринята реформа с целью разделения страны на 17 военных округов, а всей армии на 21 дивизию с постоянным штатом и составом штаба. Кроме того, были введены весьма совершенные для того времени ружья с изогнутым прикладом вместо прямого и усовершенствована артиллерия, начали использовать облегченные лафеты для лучшего маневрирования в бою. Однако, к 1789 году реформы не были завершены.

С Великой французской революцией связано создание массовой буржуазной армии. В первый период Революции (1789-1792) - продолжала существовать королевская наемная армия, а провинциальные войска упразднили в марте 1791 года. Была ликвидирована и королевская гвардия.

Уже в 1789 году революционерами создается своя Национальная гвардия. В первые месяцы она лишь поддерживала армию в ее борьбе с грабителями и помогала в охране хлебных сборов, направлявшихся в города.

Декрет от 1 января 1791 года уничтожил особое название частей и упразднил разницу между французскими и иностранными полками. Чтобы увеличить состав и обеспечить постоянное пополнение линейных войск, декрет от 28 января ввел добровольный набор 1000 тыс. вспомогательных войск auxiliaires предназначенных для того, чтобы пополнять ряды армии по мере необходимости(3).

Национальное собрание довольно благосклонно смотрело на распространение революционного духа в армии. После попытки бегства Людовика XVI, эмиграция офицерства, особенно высшего, лишила армию почти всего командного состава, а солдаты освободились от присяги в верности монарху. В сентябре 1791 года был издан декрет о замещении офицерских должностей. Низшие офицеры заменялись унтер-офицерами. Произошло частичное замещение и высших должностей примкнувшими к революции офицерами(4).

Военная угроза со стороны Австрии и Пруссии в сентябре 1791 года вызвала необходимость значительно увеличить численность армии путем создания " национального батальона волонтеров " - постоянной добровольной армии. Волонтеры вербовались на один год, с каждым из них заключался контракт. Их организация ограничивалась батальонами и ротами. Волонтеры служили только в пехоте.

Произошло и новое разделение армии. Декрет от 14 декабря 1791 года разделил Восточный фронт на Северный, под началом графа Рошамбо, Центральный маркиза Лафайета и Рейнский Люкнера. 20 апреля 1792 года Национальное собрание объявило войну королю Венгрии и Богемии. Молодой революционной армии предстояло доказать на деле, чего она стоит. И первый опыт оказался таким печальным, какого не ожидали даже самые мрачные пессимисты. Во время атаки солдаты неожиданно с криками об измене бросались назад, оставив неприятелю запасы вооружения и провианта. Над военной дисциплиной необходимо было еще много работать.

Дела на фронте шли все хуже и хуже. В начале июля 1792 года на Рейне появилась прусская армия под командованием герцога Брауншвейгского. Вместе с ней шел корпус французов-эмигрантов во главе с принцем Конде. Австрийские силы в Бельгии значительно выросли. Люкнер отводит Рейнскую армию к Лиаллю и Валансьену. К немецким державам присоединилось также Сардинское королевство и двинуло войска к французским границам. Над страной возникла непосредственная угроза интервенции. В связи и этим, 11 июля 1792 года Национальное собрание приняло декрет, объявляющий, что отечество в опасности(5). Все граждане, способные носить оружие и служившие в Национальной гвардии по этому декрету были объявлены в состоянии постоянной активной службы. 30 июля 1792 года герцог Брауншвейгский покинул Кобленц и повел войска коалиции к французским границам.. ядро его войск составляла прусская армия, двигающаяся к приграничным крепостям Лонгви и Вердену с тем, чтобы, взяв их, начать наступление на Париж.

На правом фланге находились войска австрийского генерала Клерфэ, наступавшие на Седан. На левом фланге союзной армии действовал корпус князя Гогенлое, наступавший на Мец и Тионвиль. Французские войска, стоявшие на границах (армии Люкнера, Лафайета , Бирона), не уступали войскам коалиции ни в численности, ни в вооружении (ок.78 тыс.), но были дезорганизованы отступлениями и бегством многих офицеров. Новым командующим Дюмурье и Келлерману требовалось время, чтобы перегруппировать свои силы и навести хотя бы элементарный порядок в частях. Однако, почти сразу "фейянский" муниципалитет города сдал врагу Логви, почти то же произошло и с Верденом.

Жирондистское правительство решило перенести местопребывание собрания и королевской семьи в Тур или Блуа, но Национальное собрание поддержало Дентона, решив защищать Париж любыми средствами.

Созыв Конвента и провозглашение республики совпали с полным провалом австро-прусского похода на Париж, принятого с целью восстановления абсолютной монархии во Франции.

Когда капитуляция Лонгви и Вердена открыла неприятелю дорогу внутрь страны, революционная армия поспешила ему навстречу. Главным объектом прусского нападения, начавшегося 20 сентября, стала армия Каллермана, занявшего выгодные в тактическом отношении позиции на линии высот восточнее небольшого поселка Вальми, откуда ее не смогли выбить. Через десять дней прусская армия, у которой кончились продовольствие и боеприпасы, была вынуждена начать отход к границам.

Через 2-3 недели сдали без боя Верден и Лонгви. Генерал Монтескью в сентябре и октябре завоевал Савойю. Для наступления в области Верхнего Рейна была создана Вогезская армия во главе с генералом Кюстином, ветераном Семилетней войны и войны за Американскую независимость. Она заняла Шпеер, Вормс и Майну. Дюмурье вел наступление на Бельгию, которую занял 28 ноября 1792 года.

Так кончился первый период войны. Французские солдаты справились с теми задачами, которые возложила на них история. Тем не менее, организация армии оставляла желать еще очень многого. Все это великолепно понимали генералы и военные министры. Нужно было что-то предпринять, чтобы солдат, способных на внезапный порыв, умеющих неожиданным натиском опрокинуть врага, брать крепости и завоевывать целые страны, превратить в грозное войско, способное побеждать всегда. Когда в Париже начали об этом думать, то все чаще и чаще стали возвращаться к мысли, которая когда-то возникла в Национальном собрании. Нарбонн тогда выдвинул идею слить старые линейные полки с волонтерскими батальонами. Чтобы лучше управлять всеми военными делами, Конвент создал специальную комиссию (Комитет общей защиты), которой были поручены вопросы обороны. 28 января 1793 года Сен-Жюст впервые участвовал в прениях по этому вопросу в Конвенте. Выступая, он предостерегал правительство от чрезмерного усиления и автономизации военной власти, заявив, что неограниченное могущество полководца может стать гибельным для республики. Он утверждал, и Конвент согласился с его мнением, что "в стране должна быть одна воля - воля избранников нации, по отношению к которой любая военная администрация и военная власть лиши подчинение инстанции, обязанная безусловным повиновением суверену"(6). 7 февраля в Конвенте выступил председатель Комитета защиты с предложением амальгамы. 12 февраля Сен-Жюст с трибуны Конвента поддержал и развил эту идею. Он предложил, чтобы два батальона волонтеров объединились с одним линейным в полубригаду, в которой солдаты выбирали сами до 2/3 командиров. "Если мы обратимся к принципу, обосновывающему право солдат на выборы, то он таков: никто, кроме самого солдата не оценит лучше поведение, отвагу и характер тех, с кем он служит"(7). По мнению Сен-Жюста, волонтеры должны передать линейным гражданскую доблесть, получив взамен мастерство и дисциплину: "Победа зависит от республиканского духа армии. Единство республики требует единства армии: у Родины только одно сердце..."(8). Эта речь была восторженно принята, докладчика отметили и оценили. При первой же возможности его использовали для ответственного поручения, связанного с войной. 24 февраля Конвент объявил призыв 3000 тыс. бойцов. Набор распределялся по департаментам. Хотя он считался добровольным, последние отвечали за число бойцов и в случае нехватки должны были восполнить ее. Можно было заранее предположить, что при наборе возникнут трудности. Чтобы сломить сопротивление департаментов, Конвент послал туда своих членов, облаченных весьма широкими полномочиями. В их числе оказался и Сен-Жюст, а его напарником стал Ж.Девиль, старый знакомый, у которого Антуан жил во время учебы в Реймсе. Они выехали из Парижа 9 марта. Заночевав в Шато-Тьерри, комиссары рассчитывали через Реймс добраться до Ретеля, оттуда через Рокруа и Живе спуститься в долину Мааса и проехать вдоль линии Шарлевиль - Мезьер - Седан. Это познакомило бы их с ходом набора волонтеров и ввело в курс дела относительно других проблем: подготовки крепостей, снабжения армии и т.д. Всего этот департамент должен был поставить 2966 бойцов из шести дистриктов: Шарлевиль, Гранпре, Ретель, Рокруа, Седан и Вуазье, пропорционально населению каждого из них. Проехав через Рокруа, Живе и Ретель, комиссары увидели, что набор произведен, но нет оружия и не хватает снаряжения. "Молодые люди рвутся под знамена, а их еще нет"(9), - говорил комиссарам мэр Ретеля. А затем Сен-Жюст и Девиль обнаружили, что с продовольствием дела обстоят еще хуже. Ретелуа и Порсьен славились раньше своим животноводством, а теперь домашней птицы не было почти совсем, скотина тощей и малочисленной, а ее хозяева выглядели еще хуже. В Живе крепость оказалась неготовой к обороне. Большинство укреплений, срытых прежде, не были восстановлены. Гарнизон утратил боевой вид, караульная служба отсутствовала, всюду попадались пьяные солдаты и офицеры. Начальник гарнизона и комендант крепости вели себя вызывающе и заявили, что выполняют приказ военного министра Бернонвиля и главнокомандующего генерала Дюмурье(10). Позднее в Эльзасе Сен-Жюст за подобное поведение будет приказывать расстреливать таких людей перед строем без суда и следствия. Но сейчас, несмотря на свои полномочия, он не принял никаких дисциплинарных мер ни в Живе, ни в Мезьере, ни в Седане, где столкнулся с подобными фактами.


Случайные файлы

Файл
спи .doc
116810.doc
26120-1.rtf
82075.rtf
142351.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.