Формирование Литвы (тва)

Посмотреть архив целиком

1. С незапамятных времён у Варяжского моря по нижнему течению Западной Двины, по Неману и области Нижней Вислы жили литовские племена корсь, летьгола (латгалы), зимогола, жмудь (жемайты), литва, голядь, ятвяги, прусы. По своему языческому быту они были родственны восточным славянам. Болота и леса, покрывавшие землю этих племён, долгие годы препятствовали их общению. С соседними народами.

Литовские племена под натиском немцев в XIII в. стали стремиться к объединению и группировались около своих и русских князей для того, что бы дать отпор завоевателям. Разрозненная до тех пор литва стала складываться в государство. Выразителем объединительных стремлений у литовцев явился князь Миндовг (или Миндове). Захватив русский город Новгородок (или Новгородек) в верховьях Немана, он основал в нём своё княжество и распространил свою власть на некоторые части литвы, жмуди, ятвягов и на русские волости: Полоцкую, Витебскую и отчасти Смоленскую. Покоряя Русь с помощью своих литовцев, он с помощью русских распространял своё влияние и господство среди литовских князьков. Воюя с немцами, он двигал против них в одном ополчении и литву, и русских. Так, он первый из литовских князей старался сблизить враждебные прежде племена русские и литовские и на их соединении построить своё государство. Это государство было ещё очень непрочно и слабо; но оно давало литве защиту от немцев, а русским – прибежище от татар, и потому оно держалось. Миндовг всю свою жизнь воевал с немцами, то уступая им, то снова поднимаясь на них. Когда это было для него выгодно, он согласился принять крещение от немцев и за это получил от папы королевскую корону. Когда же обстоятельства переменились, он вернулся к язычеству и снова обрушился на немцев. Так же и по отношению к Руси Миндовг менял приёмы своей политики. Являясь порою решительным завоевателем, он иногда готов был на соглашения. Встретив могучего противника в Данииле Галицком, он замирил его уступкою некоторых земель и брачным союзом, отдав свою дочь в жёны Шварну Данииловичу. Не смотря, однако, на свою гибкость, Миндовг не кончил добром. Недовольные им литовские князья убили его в 1263 году, но по большей части сами погибли от мести Мидовгова сына Войшелка.

В княжестве Миндовга начались после его смерти продолжительные смуты, и самое княжество Литва уменьшилось вследствие отпадения от него многих волостей. Прошло полстолетия, раньше чем в Литве утвердился порядок и снова образовалась сильная княжеская власть: с 1316 года в Литве действует князь Гедимин, основатель династии Гедиминовичей, образовавший из литовских и русских земель большое сильное государство. При Гедимине в Литве уже существуют города, укреплённые по правилам военного искусства: Литовские рати хорошо устроены и вооружены. Русские люди служат в войсках Гедимина и начальствуют ими; они ездят в посольства от имени литовского государя; они управляют городами и волостями. При дворе Гедимина слышится русский язык, потому что он сам был женат на русской и детям своим устраивал браки с русскими же. Сам себя он считал не только литовским, но и русским князем. Он подчинил себе все русские княжества от Полоцка до Киева, а управлял обширным княжеством сначала из неприступного города Троки (Трокский замок стоял посреди озера), а затем из Вильны, построенной им на реке Вилии, притоке Немана.

Две трети всех земель Гедимина были русскими землями. Население русских земель само охотно шло под власть обруселых Гедиминовичей.

Западный германо-романский мир, пережив период феодального дробления и тщетных попыток сохранить и возродить единство в форме Священной Римской империи, строит в XIV веке новое политическое здание национальных государств. Как ба то ни было на западе идёт в XIV веке кристаллизация политического быта. Такая же «кристаллизация» идёт (если допустимо это выражение) и на северо-восточной окраине Европы: объединяется северо-восточная Русь, строится на великорусской племенной почве Московское государство, противопоставляя своё национальное политическое единство татарскому и литовскому мирам.

Наша территория к этой исторической эпохе нашла свой политический центр не там, где искала его в XIII веке, – не в Галицко-Волынской области и не в Новогрудке Миндовга, а в Вильне Гедимина. Тут во времена Витеня (с середины 1290-х годов до 1320 года) и его брата и преемника Гедимина (1321–1341 гг.) завершено в новой форме и на иных основаниях здание, заложенное Миндовгом. Территория государства охватывала ближайшим образом то, что позднее выступает как великое княжество Литовское. Под Литовской землёй разумелась не только исконная территория литовского племени, а и соседние русские земли, занятые и отчасти колонизованные литвою в XIII веке, а именно: Чёрная Русь (по левым притокам Немана) с городами Новгородком, Волковыйском, Слонимом, Сгитовом, Городном. Тут находим, как только встречаем более обильные сведения о внутреннем быте этой области, большое количество имений литовских панов и бояр, созданных военнослужилой колонизацией Чёрной Руси. Так, самое сердцевина Литовско-русского государства представляет собой уже довольно сложное по составу этнографическое и социально-политическое целое, объединяя мелкие волости и общины литовские, управлявшиеся в доисторическое время местными вождями и обломки древнерусских земель.

Новое государство строилось на весьма ещё первобытной экономической основе. Господствующее значение лесных промыслов, элементарного скотоводства и сельского хозяйства при ничтожном развитии торговли устраняло возможность развития городского быта, сколько-нибудь подобного наблюдаемому в древней Руси. Землевладение, естественно, – господствующий источник благосостояния и социальной силой. Так определялось сходство условий социально-экономического быта Литвы и Руси.

С другой стороны, сложные и напряженные условия, вызвавшие к исторической жизни и деятельности великое княжество Ли­товское, выросшее в борьбе на несколько фронтов, создавали по­требность в сильной военной организации, которая обеспечивала бы наличность постоянно готовых к бою военных сил. Сочетание ука­занных политических и экономических условий литовской жизни вело к развитию той же связи военного дела и военной службы о. землевладением, которое составляет одну из характернейших особенностей русского строя в удельное время, после упадка город­ской организации с ее городовыми полками. В организации своей военной силы литовская власть опирается на крупное землевладение панов и служилых княжат, не только не стремясь по началу упразд­нить или ослабить их вотчинную (местнополитического характера) силу, но пользуясь ею как готовой организационной ячейкой для возводимого ею здания новой, более широкой государственности. Эти вотчины — панские и княжие — разного происхождения. В собственно Литве и на Жмуди можно видеть в них территории прежних дробных племенных единиц, как в их владельцах, панах литовских, потомков прежних племенных династов. Их местное значение, их власть над местным населением могли только усилиться, вследствие объединения Литвы под главенством виленского вели­кого князя. Ранее, по-видимому, в пору доисторическую, следует представлять их себе ограниченными значением племенных сходок, иногда выбиравших вождя, и советом старейшин. Литовское объединение сделало их панами-вотчинниками подобно удельным князьям русским того же времени.

Далее возникают новые панские вотчины путем подъема новин и колонизации по инициативе панов-воителей, которые, «ополонив­шись» во многих походах, сажали челядь свою на землю, ведя ее трудом свое хозяйство. По мере расширения и лучшей организации этих хозяйств они на захваченные земли привлекают и гулящую бедноту, ставя ее в зависимое положение от землевладельца. Это сидевшее на владельческой земле население попадало под вотчин­ную юрисдикцию и вообще опеку владельца, усиливая его значе­ние в общем складе тогдашнего общественного строя.

Наконец, источником возникновения таких вотчин в эпоху великокняжеской власти становятся земельные пожалования князей.

При всё возраставшей силе центральной власти различие проис­хождения вотчинных прав естественно нивелировалось, тем более, что прочность и сохранение, например, за потомками или вообще наследниками вотчинных владений, происшедших не от пожалова­ния, требовали подтверждения владенных грамот великим князем и защиты их прав великокняжеской властью. Роль этой власти, как основного источника права в строящемся заново обществе, давала ей возможность проводить свои требования, обусловливая всякое право, всякое владение и их защиту служением себе, своим интере­сам, т. е. интересам новой литовской государственности. И опять-таки надо сказать, что отношения в Литовской земле (отчасти, ко­нечно, и под прямым влиянием русского соседства и быта инкор­порированной Черной Руси) развивались в том же направлении, как в русских удельных княжествах, где власть княжая, избавленная от вечевой общины и принявшая территориальный характер, ста­новится основным источником права в удельном княжестве и орга­низует свою военную силу с помощью потомков дружины — бояр-вотчинников, стремясь в более крупных политических комплексах свести к тому же положению служилых князей с обращением их уделов в вотчины княжат как слоя того же землевладельческого и служилого боярства.

Всё это надо иметь в виду, чтобы понять судьбу Литовско-русского государства после Гедимина. Он еще при жизни наделил своих сыновей княжинами. Монивид получил литовский Кернов и на Чёрной Руси Слоним; остальная Чёрная Русь с Новгородком досталась Кориату; Ольгерду, князю витебскому, на Литве – Крево; Кейстут получил Троки и земли Городенскую и Берестейскую; Наримунт – Пинскую; Вильно с пригородами и великим княжением Гедимин назначим младшему, Явнуту. По-видимому, без всякого надела из отцовских владений остался Любарт. Ему предстояло большое дело: утвердить за Литвою галицко-волынское наследство.


Случайные файлы

Файл
117470.rtf
157207.rtf
41348.rtf
46099.rtf
26592-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.