Сущность неоконсерватизма (54412)

Посмотреть архив целиком

15




План.


Введение.


  1. Сущность неоконсерватизма.


    1. Рейганомика.

    2. Тетчеризм.


  1. Экономические и социальные функции современных западных держав.


Заключение






















Введение.

Противоречия структурной перестройки, исключительная сложность приспособления к новым условиям воспроизводства и мирового рынка, острота классовых и социальных конфликтов, делают необходимым широкое вмешательство буржуазного государства в экономику, изыскание его новых форм и методов.

Резкое углубление общего кризиса капитализма связано с действием ряда факторов. Это ухудшение воспроизводства капитала, стагфляция, краткосрочность либо полное отсутствие фазы подъема, безработица, нарастание межимпериалистического соперничества.

Взаимодействие и переплетение долгосрочных и циклических факторов в углублении общего кризиса капитализма стали решающей причиной кризиса системы государственного-монополистического регулирования государства. Основывающиеся на кейнсианской доктрине методы государственного-монополистического регулирования были направлены на стимулирования совокупного инвестиционного и потребительского спроса. Они преследовали главным образом краткосрочные антициклические цели. Эта политика опиралась на использование финансовых и налоговых инструментов и рассматривала бюджетный дефицит в качестве одного из важнейших "встроенных стабилизаторов". Несмотря на всю ограниченность и противоречивость, ее методы (хотя именно они привели к нарушению пропорций сферы денежного обращения) временно обеспечивали достижение краткосрочного эффекта: фаза кризиса и застоя сменялись фазой оживления и подъема.

Кейнсианские рецепты оказались не пригодными для решения новых стратегических задач государственного-монополистического регулирования экономики. В этом же направлении действовали и такие объективные процессы в развитии мирового капиталистического хозяйства, как интенсификация внешнеэкономических связей и растущая интернационализация производства. Эти процессы усиливают взаимозависимость и взаимовлияние капиталистических экономик и затрудняют выполнение функций по стабилизации конъюнктуры отдельными буржуазными правительствами. И, наконец, обнаружилась полнейшая не пригодность кейнсианских методов для борьбы с хронической инфляцией.

Кризис ГМК способствовал углублению кризиса буржуазной политической экономики. Правящий класс и его идеологи, разочаровавшиеся в Кейнсе, обратились к поискам новых средств для излечения хронических недугов капитализма. Результатом предпринятых усилий по разработке концепций, стал поворот вправо в буржуазной экономической теории. Широкое распространение и растущее влияние на политику буржуазных правительств, приобретают разнообразные консервативные доктрины. Этот процесс был назван "неоконсервативным поворотом".



  1. Сущность неоконсерватизма.



В центре ожесточенных дискуссий между представителями различных направлений буржуазной политической экономии в очередной раз оказался вопрос: больше или меньше государства. Неоконсерваторы обвинили своих противников в том, что основанная на их рекомендациях система государственного регулирования не только оказалось не способной противодействовать неблагоприятным факторам хозяйственного развития, но и ограничила возможности рыночного хозяйства к самоизлечению и действенному саморегулированию. Вызванные объективными противоречиями снижение темпов роста производительности труда, обострение ресурсной и экономической проблем, уменьшение нормы производительного накопления, разрушительных темпов инфляции, увеличение армии безработных были отнесены неоконсерваторами на счет неэффективной государственной экономической политики.

Неоконсерваторы не отказываются от использования государственного механизма для стабилизации капитализма, но призывают резко ограничить сферу и изменить формы государственного вмешательства в экономику. В качестве главных целей экономической политики государства и средств их достижения они называют содействие хозяйственной динамике путем стимулирования частнокапиталистической инициативы и борьбы с инфляцией методами регулирования денежной массы. Основополагающий тезис неоконсервтивной концепции гласит: рыночная конкуренция независимых производителей в состоянии выправить все структурные диспропорции и обеспечить длительный экономический рост, полную занятость и денежную стабильность, если создать для нее благоприятные условия и не нарушать ее механизма.

В понятии "неоконсерватизм" вкладывается более широкое содержание, чем в термин "неоконсервативная экономическая политика". В трактовке профессора Джорджтаунского центра по изучению права Н. Бернбаума "неоконсерватизм – это сплав очень разных тем, группировок и движений с разными установками. Это скорее тенденция, умонастроение, поветрие или даже мода." Н. Бернбаума дает следующий перечень тем, развиваемых теоретиками неоконсерваторами в США:

  1. тема примата рынка, т. е. вера в эффективность свободного рынка и относительно не регулируемой формы корпоративного капитализма, а также в необходимость сохранение исключительно сильного частного сектора в качестве гаранта политической свободы;

  2. критика "большого правительства", или центрального правительства, или правительственной инициативы. Основывающиеся на нескольких популярных лозунгах – бюрократизация, автономия бюрократов, их недоступность контролю со стороны общественности или законодательных органов, возрастающая централизация;

  3. закономерность распределения общества по принципу социальной неоднородности и распределение благ;

  4. защита традиционных ценностей – семейных, культурных, религиозных, технологических и др.;

  5. усиление мощи (военной, экономической, политической) США в мире;

Теоретическую основу неоконсервативных рекомендаций в области экономической политики образуют так называемая экономика предложения монетаризм. Между этими двумя составными частями неоконсерватизма имеет место своеобразное разграничение функциональных ролей:

  • первая призвана обосновать мероприятия по стимулированию экономического роста

  • вторая, меры борьбы с инфляцией.

Обе теории опираются на наиболее вульгарные и реакционные доктрины неоклассической школы.

Развитие теоретических постулатов "экономики предложения связано с именами американских экономистов Дж. Гилдера и А. Лэффера. По мнению Дж. Гилдера, " успехи капитализма лежат на стороне предложения". Поэтому задача государственной экономической политики состоит во всемерном стимулировании предложения, с тем "чтобы наградить производителя и поощрить инвестора". Главным инструментом "поощрения" должна стать налоговая политика. Стимулирования предложения путем предоставление финансовых льгот для частных инвесторов автоматически создает, необходимы спрос и приведет, в конце концов, к постепенному оздоровлению капиталистического хозяйства.

Стимулирующее воздействие налоговой политики на расширение инвестиционной деятельности монополистических предприятий вовсе не однозначно. Полученные в результате уменьшения налогов прибыли далеко не всегда используются производительно, становясь источником расширения предложения товаров и услуг. Реалии сегодняшнего капитализма состоят как раз в том, что имущие слои предпочитают использовать свои свободные капиталы для спекуляций на денежном рынке, поглощения фирм-конкурентов, приобретения долевого участия в существующих компаниях, а не вкладывать их в новые промышленные, строительные и другие объекты. Богатые становятся богаче. Однако капиталистическое хозяйство не получает от этого никаких импульсов к росту производства и производительности труда.

Представители идей монетаризма в современной буржуазной политической экономии опираются на работы профессора Чикагского университета М. Фридмена. Фридмен разрабатывает свою концепцию инфляционного процесса и методов его сдерживания. Главную причину инфляции он видит в «чрезмерном» увеличении количества денег в обращении. Виновником же «чрезмерности» денежной массы является государство, точнее, его возрастающие расходы, главным образом на социальные нужды. Предлагаемые монетаристами рецепты противодействия инфляции и «общего оздоровления» капиталистической экономики весьма привлекательна для крупного бизнеса. Это сокращение «благотворительных расходов государства, снижение налогов на имущие слои, жесткая денежная политика, направленная на сдерживание и стабилизацию темпов прироста денежной массы.



1.1 Рейганомика.



Тенденция к прогрессирующему развитию внешнеэкономических аспектов капиталистического воспроизводства привела к тому, что к концу 60х – началу 70х годов интернационализация поднялась на новый уровень. США стали гораздо больше, чем прежде, подвержены действию внешних экономических сил. В этих условиях все более явственно начала вскрываться неадекватность традиционных государственно-монополистических средств и методов регулирования.

Как вследствие, резка упала эффективность прежних, в первую очередь бюджетных методов государственного воздействия на воспроизводство. При этом позднее, усугубив целый ряд хозяйственных проблем, именно глобальных по происхождению и природе, государственно-монополистическое регулирование в его сложившихся формах само стало дополнительной причиной резкого ухудшения показателей функционирования экономики США.

В 70х годах рост производства сильно замедлился, Набрала темп инфляция, превысившая к началу 80х годов 10%-ный уровень, Безработица приняла немыслимые для «века кейнсианства» масштабы. Эти обстоятельства, взятые вместе, создали колоссальные проблемы для финансирования социальной инфраструктуры, поставив под вопрос ее будущность в том виде, в каком она сложилась в послевоенный период. К тому же выявилось беспрецедентное ухудшение внешнеэкономических позиций США.

На этой стадии произошло банкротство прежних систем и концепции государственно-монополистического регулирования. Они оказались неспособны, обеспечить хоть сколько-нибудь серьезное приближение к тем самым социально-экономическим целям, реализация которых, по мнению правящего класса США, служила и должна была служить гарантией приспособления капитализма к меняющемуся миру. В эти годы стагфляция, нарушения внешнего баланса США, а также крайней нестабильности американской валюты определился глубокий и всесторонний кризис традиционной системы государственно-монополистического регулирования. Кризис положил начало процессу кардинальной перестройки системы макрорегулирования, осуществившейся в США правительством Р. Рейгана.

Восприятие неоконсерваторами идей «экономики предложения» и монетаризма служат концептуальной основой современной стратегии американского империализма.

Кардинальные принципы этой стратегии были сформулированы в программном документе американской администрации, опубликованном в феврале 1981г. под названием «новое начало для Америки. Программа экономического возрождения». Главная задача программы – упрочение пошатнувшихся позиций империализма США на мировой арене. Концепция экономической политики американской администрации, часто называется «рейганомика», носит ярко выраженный классовый характер. Ее основные положения отражают интересы монополистической буржуазии, а используемые для поставленных целей методы направлены против социальных завоеваний трудящихся масс.

В соответствии с установками неоконсервативных тео­ретических доктрин негативные явления и тенденции и хозяйстве СШЛ 70-х—начала 80-х годов сторонники «рейганомики» объясняют просчетами экономической по­литики, проводившейся прежними правительствами. Сле­пое следование кейнсианскнм рецептам, по их мнению, привело к неоправданному расширению сферы государ­ственного вмешательства в экономику, росту бюджетных расходов и дефицитен, снижению стимулов к труду и ка­питаловложениям, а в итоге к общей экономической де­стабилизации, падению темпов хозяйственного роста и снижению эффективности использования факторов про­изводства.

Руководствуясь основным принципом «экономики предложения» — «больше рынка — меньше государства», экономическая программа американской администрации предусматривает отказ от выполнения ряда традицион­ных регулирующих функций. В качестве основной задачи правительства она провозглашает создание в финансовой и кредитно-денежной сфере условии, необходимых для стимулирования частной предпринимательской инициа­тивы и повышения эффективности рыночного механизма. Активная инвестиционная деятельность в частном сек­торе станет фактором повышения общенациональной нор­мы накопления, рационализации потребления ресурсов, рассасывания безработицы и, в конечном счете, оздоров­ления всей американской экономической системы. Про­грамма переносит центр тяжести государственной хозяй­ственной политики с решения проблемы достаточности спроса на проблемы стимулирования предложения това­ров и услуг и предполагает сократить вмешательство в вос­производственный процесс с краткосрочными конъюнк­турными целями. Это мотивируется тем, что «точная на­стройка» экономики, при которой правительство пытается компенсировать любые колебания, не представляется воз­можной». Провозглашенный приоритет долгосрочного подхода к решению назревших структурных проблем дол­жен быть реализован методами стимулирования частных капиталовложений. Использование этих методов позво­лит осуществить перестройку материально-технической базы производства, повысить конкурентоспособность от­раслей передовой технологии, модернизировать «старые», традиционные отрасли промышленности, рационализировать энергопотребление и т. д. Таким образом, всемерно поддерживая интересы крупного монополистического капитала, прибегая к прямому перераспределению в его пользу национальных ресурсов, урезывая потребление рабочего класса п способствуя повышению степени его эксплуатации, правящие круги США проводят в жизнь свою программу «реиндустриализации» хозяйства.

Ключевым звеном в системе мероприятий администра­ции США, направленных на децентрализацию функ­ций по управлению экономикой и поощрение частной ини­циативы—этого «двигателя» экономического и техниче­ского прогресса, является налоговая и амортизационная реформа.

Однако цель, которая преследовалась снижением на­логов,—активизировать частную инвестиционную дея­тельность—нельзя считать достигнутой. Подавляющая часть средств, оказавшаяся в руках потенциальных инве­сторов, в условиях экономического кризиса 1981—1982 гг. не была инвестирована в расширение и обновление произ­водства. Эти средства послужили источником увеличения личного паразитического потребления имущих слоев, были использованы для приобретения высоко котирующихся акций, покупки ценных бумаг, переведены за гра­ницу. Рост частных капиталовложений в 1983 г. обуслов­лен не столько влиянием стимулирующего эффекта налоговой реформы, действием циклических факторов развития капиталистической экономики, ее вступлением в фазу оживления и подъема.

Одним из важнейших направлений реализации неоконсервативных принципов экономической политики яв­ляется провозглашенная Рейганом реформа «дерегули­рования». Этим термином объединяется комплекс не слишком взаимосвязанных мероприятий, проведение ко­торых свидетельствует, разумеется, не об отмене государ­ственно-монополистического регулирования, а об измене­нии его приоритетов и стратегии, перераспределении регулирующих функций между различными уровнями го­сударственной власти, а также между государством и частным бизнесом под лозунгом борьбы с бюрократией, за повышение эффективности государственных расходов и управления. Цель реформы «дерегулирования», как и всех других компонентов «рейганомики»,—предоставить свободу частной инициативе, укрепить «предприниматель­ский дух», а уж освобожденный от бюрократических це­пей частный бизнес обеспечит хозяйству «устойчивое про­цветание».

Среди первых шагов президента Рейгана, положивших начало курсу на «дерегулирование», были отмена кон­троля над ценами на американскую нефть и контроля над уровнем минимальной заработной платы; ослабление установленных стандартов по экономии топлива автомо­билями и их безопасности; снижение стандартов необхо­димой очистки воды н воздуха промышленными, строи­тельными, энергетическими и прочими компаниями.

Важное место в системе «дерегулирования» отводится мерам по сокращению численности государственного ап­парата и расходов на его содержание. Бюрократизация американской государственной машины, ее непомерно разросшаяся «нормотворческая» деятельность, снижение эффективности управления на всех уровнях начали при­чинять бизнесу серьезный финансовый ущерб.

В русле реформы «дерегулирования» осуществляется комплекс мероприятии по децентрализации системы госу­дарственного управления, получивший название полити­ки «нового федерализма». Стратегическая цель «нового федерализма»—передать штатам и местным органам власти часть функций по финансированию социальных расходов, с тем чтобы снизить в нем долю федерального правительства и таким путем содействовать сокращению бюджетных дефицитов и перераспределению финансовых ресурсов в пользу военных программ.

Подводя итоги первых лет осуществления принципов «рейганомики», В. М. Кудров писал: «Особенность совре­менного этапа экономического развития Соединенных Штатов состоит в том, что хозяйство этой страны, ориен­тировавшееся на сверхпотребление ресурсов, вступает в долгосрочный период обострения ряда важнейших про­блем, решать которые прежними методами и на прежних путях оказывается уже невозможным. Хозяйство США вынуждено перестраиваться, и в соответствии с этим воз­никают сложные проблемы перестройки системы государ­ственно-монополистического регулирования. Процесс этот не только длительный, но и болезненный, осуществляющийся, в конечном счете, методом «проб и ошибок», при­чем в условиях обостряющихся противоречий».



1.2 Тетчеризм.



Менее последовательно и однозначно происходит распространение влияния неоконсервативных идей на экономическую политику буржуазных правительств За­падной Европы, хотя именно здесь после прихода к вла­сти в Англии в 1979 г. правительства М. Тэтчер началась «практическая апробация» теоретических постулатов М. Фридмена и А. Лаффера. Конкретные формы государ­ственно-монополистического регулирования определяют­ся накалом классовой борьбы, особенностями экономиче­ской ситуации, парламентским соотношением сил ведущих политических партий, представлениями правящих кругов о потребностях развития национальной экономики.

Сторонники активного государственного вмешатель­ства п хозяйственную жизнь, опираясь на модифициро­ванную ксйнсиаискую доктрину стимулирования «эффек­тивного спроса», продолжают отстаивать и развивать свои взгляды, чтобы приспособить их к изменившимся условиям капиталистического воспроизводства. Модерни­зация теории Кейнса идет по линии дополнения ее разра­боткой долгосрочного структурного подхода к решению насущных проблем развития дряхлеющей социально-эко­номической формации. Именно в русле реализации этого подхода следует рассматривать попытки осуществления многочисленных энергетических, экологических, регио­нальных и прочих программ в 70-х годах. Призванные содействовать преодолению структурных диспропорций программы в соответствии с кейнсианскими рецептами в значительной мере опираются на использование государ­ственных средств и предусматривают стимулирование «склонности к инвестированию» в частном секторе при помощи методов финансовой и кредитной политики. Ме­ханизм разработки и реализации аналогичных программ остается практически неизменным и в текущем десятиле­тии. Приверженцы «твердой руки» государства, не веря­щие в «очистительную и благотворную силу свободной конкуренции», ее способность обеспечить эффективное функционирование экономической системы капитализма, не собираются без боя сдавать завоеванные позиции. Они надеются укрепить и расширить свое влияние на опреде­ление стратегических направлений современной буржуаз­ной экономической политики.

Монстаристский эксперимент в Англии представляет собой «рейганомику» на английский манер, хотя монета­ризм в качестве официальной экономической доктрины был взят на вооружение в Лондоне раньше, чем нынеш­ний хозяин Белого дома Р. Рейган широковещательно заявил о намерении осуществить свою «программу эконо­мического возрождения». В фактическом созвучии эконо­мического курса английских консерваторов и политики, проводимой Вашингтоном, нет ничего удивительного: и то и другое правительства были приведены к власти круп­ным промышленным и финансовым капиталом и призва­ны ревностно служить его интересам.

Укрепление позиции монетаризма и англии на рубеже 70-х—начала 80-х годов не случайно. Это была своего рода реакция национальной монополистической буржуа­зии на непрекращающееся снижение конкурентоспособ­ности британских монополий на мироном рынке и, следо­вательно, падение роли Англии в капиталистическом мире; реакция крупного капитала, почувствовавшего ре­альную угрозу своим прибылям и вставшего на их защи­ту. Обращая внимание на ухудшение дел в экономике страны, сторонники монетаризма в стремлении приоста­новить этот процесс возлагают всю ответственность за него на государство, профсоюзы, широкие народные массы.

Экономическая политика правительства неоконсерва­торов, целями которой, как утверждается в Лондоне, яв­ляются борьба со стагфляцией и общей хозяйственной неэффективностью, структурная перестройка и укрепле­ние на их основе позиций Англии в мировой торговле и капиталистическом мире, не дает желаемых результатов. Более того, именно эта политика в решающей степени стала причиной того, что кризис 1980—1982 гг. сильнее всего поразил Англию, а наметившийся в 1984 г. подъем экономики происходит крайне медленно. Правительство Тэтчер ставит себе в заслугу снижение темпов инфляции, некоторый рост конкурентоспособности английской про­мышленности (достигаемый главным образом за счет сни­жения в стоимости товаров издержек по заработной пла­те). Однако мало говорится о цене, которую приходится платить за это истерзанной кризисами стране. А она хо­рошо известна: более 3 млн. безработных, свернутые со­циальные программы, массы обездоленных людей. Тем не менее, выступая по телевидению в апреле 1984 г., глава правительства М. Тэтчер вопреки фактам, свидетель­ствующим о тяжелом положении в экономике и крайне напряженном социально-политическом климате, утвер­ждала, что Англия находится на подъеме, на пути к «но­вой промышленной революции». Что касается экономи­ческой политики, то она подтвердила решимость ее пра­вительства и в дальнейшем следовать прежним курсом.




2. Экономические и социальные функции современных западных держав.


Начало 80-х годов в целом ряде стран (Франция, Шве­ция, ФРГ, Испания, Греция) ознаменовалось победой на пар­ламентских выборах партий, в которых сильны группи­ровки, выступающие в поддержку активного государ­ственного вмешательства в воспроизводственный процесс. Усилению позиций этих группировок способствовало при­нятие программы экономической политики ЕЭС на 1981— 1985 гг. Краеугольным камнем промышленной стратегии Сообщества объявлена активизация инвестиционной дея­тельности. Перед государственной политикой в области инвестиций ставится весьма широкий круг задач, в том числе содействие осуществлению дорогостоящих научно-исследовательских работ прикладного характера и внед­рению новой техники; поощрение капиталовложений в от­расли передовой технологии; проведение мероприятии по энергосбережению и перестройке топливно-энергетических балансов; расширение государственных затрат на охрану окружающей среды и подготовку квалифициро­ванной рабочей силы. При этом Комиссия европейских сообществ настаивает на предоставлении ей более широ­ких полномочий по контролю над выполнением рекоменда­ций в области капиталовложений.

Влияние неоконсервативных теорий государственно-монополистического регулирования возрастает в связи с приходом к власти в ряде стран Западной Европы кон­сервативных правительств. Торжество принципов «рейганомики» и «тэтчеризма» не носит, однако, безусловный характер. Восприняв основные постулаты неоконсервативной теории, определяющие ее жесткую антисоциальную направленность, буржуазные правительства не все­гда выполняют практические рекомендации монетаристов и сторонников «экономики предложения» и отношении конкретных мероприятий финансовой и кредитно-денеж­ной политики, а предпочитают пользоваться кейнсианскими рецептами. В этой связи академик А. Г. Милейковский отмечал: «.. экономическая политика консерваторов и экономическая политика кейнсианцев по сути дела представляют два способа государственно-монополисти­ческого регулирования экономики. Противоречия между их идеологами не являются антагонистическими. Они не исключают возможность синтеза, разработки экономической политики, использующей элементы различных кон­цепции» .

Структурная перестройка и «рационализация» хозяйства в условиях капитализма носят крайне противо­речивый характер. Имея своими результатами, рост про­изводственного, технического и научного потенциала, они вместе с тем не могут не сопровождаться тяжелыми со­циальными последствиями для общества в целом. Затяж­ной и массовой становится безработица, повышается сте­пень эксплуатации занятой части населения, повсеместно ухудшается социально-экономический климат. Характер­но, что монополии и буржуазные правительства, возло­жив тяготы перестройки на плечи широких трудящихся масс, хотят заставить рабочий класс отказаться от уже завоеванных экономических и социальных прав и свобод. Представители крупного капитала, лидеры правых пар­тии, буржуазные экономисты консервативного толка весьма настойчиво и единым фронтом выступают за дальнейшее повышение интенсивности труда на производстве при сокращении заработной платы и прочих доходов трудя­щихся. Они открыто требуют урезать государственные ассигнования на социальное обеспечение, здравоохране­ние, образование, жилищное строительство и т.д. Как показала практика последних лет, подобные призывы все чаще находят воплощение в конкретных мероприятиях социально-экономической политики, проводимой буржу­азными правительствами. В итоге положение трудящихся в капиталистических странах ухудшается

Одно из главных тому свидетельств— устойчивая мас­совая безработица. Анализ ситуации на национальных рынках труда в период 70-х—начала 80-х годов показы­вает, что при наличии и без того огромной армии «лиш­них людей» их число продолжает быстро возрастать. Это происходит из-за увеличивающейся диспропорции между поступающими на рынок рабочей силы новыми ее контингентами (в связи с ростом населения, особенно в его тру­доспособном возрасте, повышенным притоком молодежи, возрастанием трудовой активности женщин) и спросом на нее, сокращающимся вследствие структурных передви­жек, рационализации производства, перехода на автома­тизацию, роботизацию и компьютеризацию всех сфер эко­номической деятельности.

Заключение.


Попытаюсь выделить основные процессы и тенденции из всего ранее изложенного. На мой взгляд, история цивилизации не знала таких быстрых структурных перемен, свидетелем которых стал современный мир. Эти переменны, стали новым этапом развития. Связанные с ним перемены широко трактуются как решительный переход к всесторонней интенсификации производства. При этом она качественно отличается от ее прежних форм. Изменилось положение с обеспечением производства основными ресурсами, особенно невосполнимыми. Находят применения качественно новые технологии и технические средства. Изменились роли некоторых сфер экономики элементов хозяйственных комплексов. Естественно, что с развитием производительных сил усложняются и социальные процессы. Буржуазная социально-экономическая мысль, для которой в крупных переменах чудится угроза жизнеспо­собности капитализма как общественной системы, прилагает усилия в построении концепции обоснования курса на выживание. Для этого оправдываются соци­альные «издержки», якобы неизбежные для модерниза­ции национальной экономики и развертывания внешне­экономической экспансии. Основные идеи приспо­сабливаются к изменившимся условиям, хотя истоки таких концепций отнюдь не новы. Волну «неотеорий» нельзя недооценивать. Для их популяризации исполь­зуются возросшие возможности технических средств ин­формации, изощренные методы привлечения внимания населения к тенденциозно отбираемым фактам и самое беззастенчивое искажение их смысла. Быстро расширив­шаяся сеть производственной инфраструктуры позволи­ла повысить мобильность и оперативность администра­тивно-хозяйственных решений, а в критических ситуа­циях открыла возможности маневрирования.















Литература.


  1. Бодров В. Г. Современный экономический консерватизм: переоценка ценностей или повторение прошлого? – Киев: Лыбидь., 1990.—132с.

  2. Осадчая И. М. , Козлова К. Б. Государство и экономика развитых капиталистических стран в 80х гг.—М., 1989г.

  3. Афанасьев В. С. Буржуазная экономическая мысль 30—80х годов XX века. : (Очерк теории). – 2-е изд. доп. и перераб. – М., : Экономика. 1986. – 350с.

  4. Шпилько Г. А. Капитализм 80х годов.

  5. Пияшева Л. И. , Пинскер Б. С. Экономический неоконсерватизм: теория и международная критика. М., 1988г.—254с.