Сталинские репрссии в Хакасии (54390)

Посмотреть архив целиком

МОУ «Лицей»

















План



  1. Введение.

  2. Основная часть.

  • Сталинские репрессии в России.

  • Сталинские репрессии в Хакасии.

  • Особенности репрессивной политики государства по отношению к гражданам немецкой национальности в 1940 – 1960-е гг.

  • Архивные документы о политических репрессиях в Хакасии.

  1. Заключение.






















Введение


Люди, сквозь призму сегодняшних дней

Помните зверство кровавых вождей.

Их произвол мы не можем забыть.

Нужно его навсегда запретить.


Память замученных в пытках священна.

Память убитых в застенках нетленна.

Где их могилы? Никто нам не скажет.

Пусть на тела их земля пухом ляжет.


Жертвам репрессий с открытой душой.

Провозгласите всевечный покой.

Свечи поставьте, колени склоните

Память о них навсегда сохраните.

Б.Т. Поволоцкий1


В этом году на уроках истории мы подробно изучали первую половину ХХ века. Больше всего меня задела тема сталинских репрессий захлестнувших страну в эти годы. Мне стало интересно, коснулась ли суровая система сталенизма нашей республики, если «да», то насколько. Я поставила своей целью выяснить это и поподробнее разобраться в этом вопросе, узнать, что стало с людьми, судьбы которых непосредственно связаны со сталинскими репрессиями.

Для достижения этой цели, я работала с различной литературой, исследовала списки репрессированных, общалась с людьми, не понаслышке знающих о событиях этих лет.

Тема эта не забыта, и вполне актуальна в наши дни. Одно только существование Саяногорского отделение Хакасской Республиканской общественной организации жертв политических репрессий общества «Мемориал» прямое этому доказательство. Кроме того, 20-21 декабря 2000г. в Абакане состоялась Межрегиональная научно-практическая конференция по теме «Политические репрессии в Хакасии и на юге Восточной Сибири в 1920-1950гг.», в которой денное общество приняло непосредственное участие и даже проявило инициативу о создании мемориального комплекса в долине Бабика. В ходе этой конференции был принят широкий круг рекомендаций по освещению данной темы, в одном из пунктов которого говориться о продолжении практики подобных конференций.

Политические репрессии в России


Дискуссии в области теории и методологии исторических исследований в России продолжаются1, в том числе по выбранной мною теме.

Известно, что при переходе от одной социальной системы к другой происходит смена одной конъюкторно-исторической парадигмы другой. Во второй половине 1980-х г. вплоть до середины 1990-х г. не только среди публицистов, но и историков начался поход за «негативом». В результате все вновь свелось к старой схеме: поиску «виновных», определению «вины» и констатации «стратегической ошибки», после которой развитие России пошло по «неверному пути»2.

Ярким примером четкого следования этой схемы служат многочисленные труды Д.А.Волкогонова.

Репрессии сталинского режима в исследованиях конца 80-х начала 90-х гг. оценивались как извращение и деформация политической системы социализма и связывались с личностью Сталина.3

С начала 1990-х гг. тема политических репрессий стала самостоятельным объектом изучения.

Большая часть российских исследователей 1990-х г. считают, что репрессивная политика советского государства тесно связана со строительством в его марксистко-ленинском понимании социализма в СССР, с тотальным вмешательством и насилием государства и партии во все сферы жизнедеятельности человека.

Об этом свидетельствуют и исследования по нашему региону. Так, репрессивная политика советского государства в условиях Сибири исследуется в докторской диссертации С.А.Папкова «Репрессивная политика Советского государства в Сибири (1928 - июнь 1941 гг.). « – Новосибирск, 2000 и кандидатской диссертации С.В.Карлова «Массовые репрессии в 1930 гг. (На материалах Хакасии)». – Красноярск, 2000.

Хотя Октябрьская революция одной из своих конечных целей ставила ликвидацию насилия. Как писал В.И.Ленин «… в нашем идеале нет места насилию над людьми…», «…Все развитие ведет к уничтожению насильственного господства одной части общества над другой».4 Однако тория сразу же стала расходиться с практикой. Уже в 1918 г. террор объявляется, по сути государственной политикой. 5 сентября 1918 г. был издан декрет СНК о красном терроре, подписанный Петровским, Курским и Бондч-Бруевичем. В нем разрешалось расстреливать «всех лиц, сопричастных к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам». Кроме указаний о массовых расстрелах, в частности, говорилось: «обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях».5 Кровопролитная гражданская война, сопровождающаяся массовым террором и насилием с обеих сторон, наложила глубокий отпечаток на психологию масс, особенно руководителей низового звена, уверовавших в насилие как универсальное средство разрешения всех проблем.

Позднее в концепции построения социализма, которой придерживался Сталин и часть большевиков, насилие занимало все большее место. По данной концепции, «ликвидации» подлежали нэпман и кулак, а сделать это без прямого насилия было невозможно, как невозможно было изъять средства накопления у этой части населения, переместить массу населения из деревни в город, объединить крестьян в колхозы, наладить дисциплину труда среди крестьян, пришедших на фабрики и заводы.

Уже с первых лет существования Советское правительство, увлеченное идеей быстрого построения социализма, решило перевоспитать противников Советской власти трудом. В середине 1923 г. в стане насчитывалось 702 исправительных учреждения: концлагеря, исправ-дома, тюрьмы, сельхозпоселения и домзаки. В них содержалось около 140 тыс. человек. В числе первых в июле 1923 г. был создан СЛОН – Соловецкий лагерь особого назначения ОГПУ. (В 1936 г. лагерь переименован в Соловецкую тюрьму особого назначения – СТОН). 6

Осенью 1926 г. принят декрет ВЦИК, в котором говорилось, что теперь можно содержать преступников без конвоя. «Приковавшись, они будут возвращаться в здоровую советскую трудовую семью». Было убеждение, что труд и только труд преобразует личность, что пора покончить с тюрьмами – гнусным наследием эксплуататорского режима, создав вместо них лагеря, чтобы свободный труд не совсем свободно собравшихся людей способствовал «перековке» преступников и правонарушителей в полноценных граждан страны.7

Именно с этого момента, по мнению многих исследователей в СССР начал строиться казарменный социализм, население которого постоянно находилось в состоянии страха.

Создавалась эта атмосфера, прежде всего с помощью насилия. Именно тогда и родилась теория обострения классовой борьбы по мере продвижения к социализму, которая оправдывала беззаконье и репрессии.

Именно в 30-е годы в период быстрого роста лагерей начинаются громко сфабрикованные политические процессы, на некоторых из них остановимся.

«Союз марксистов-ленинцев». В марте 1932 года Мартемьян Никитич Тюрин, бывший секретарь Краснопресненского райкома ВКП (б) г. Москвы подготовил проекты двух документов под названием «Сталин и кризис пролетарской диктатуры» и обращение «Ко всем членам ВКП (б)», позднее эти документы легли в основу совещания, проведенного в августе 1932 года в д. Головине под Москвой. В обращении шла речь о смещении Сталина с поста Генсека партии. Так в нем говорилось «Печать, могучее средство коммунистического воспитания и оружие ленинизма, в руках Сталина и его клики стала чудовищной фабрикой лжи, надувательства и терроризирования масс».1

14 сентября 1932 года в ЦК ВКП (б) поступило заявление от членов ВКП (б)

Н.К. Кузьмина и Н.А. Стороженко, о том, что ими получено для ознакомления от А.В. Каюрова «Обращение».

Уже в октябре 1932 г. участники «Союза марксистов-ленинистов» были приговорены к различным срокам тюрьмы, заключения и ссылки. Больше всех срок получил М.Н.Рютин. Он был приговорен к 10 годам тюремного заключения. Всего поэтому делу было привлечено к судебной ответственности в 1932-1933 гг. 30 человек. Расстрелян был М.Н. Рютин в 1937 г. с применением чрезвычайного закона от 1 декабря 1934 г., без участия обвинения и защиты.

Следом за этим политическим процессом пошли другие: «Московская контрреволюционная организация – группа «рабочей оппозиции» в марте – апреле 1935 г. По делу было привлечено 18 человек: А.Г. Шлянников, С.П. Медведев, Г.И. Бруно и др. Они были арестованы сразу после убийства С.М. Кирова 1 декабря 1934 г.

По решению суда им дали сроки на 5 лет лишения свободы, однако 1937 г. приговоры многим участникам «рабочей оппозиции» были пересмотрены и уничтожены, многие расстреляны.

Секретные письма, шифротелеграммы, заранее вынесенные приговоры служили «идеологическим обеспечением» репрессий. К таким посланиям относятся, например, письма ЦК ВКП (б) с грифом «секретно» от 18 февраля 1935 г. «Уроки событий, связанных со злодейским убийством товарища Кирова», с грифом «совершенно секретно» от 29 июля 1936 г. «О террористической деятельности троцскистско-зиновьевского контрреволюционного блока».

По указаниям ЦК карательные органы придумывали и «раскрывали» различные вражеские центры и блоки. При этом они старались выполнить и перевыполнить указания.2

Так, убийство Кирова послужило поводом сфабриковать дело «Ленинградской контрреволюционной зиновьевской группы Сафарова, Залуцкого и др.», В эту группу было включено 77 человек, из них 12 человек были с дореволюционным партийным стажем. Из 77 человек, репрессированных по делу ,76 человек были заключены в концлагеря или сосланы на сроки от 4 до 5 лет, а одному – Г.И. Сафарову была назначена высылка сроком на 2 года. Большинство из них впоследствии были расстреляны или погибли в местах лишения свободы.


Случайные файлы

Файл
148483.rtf
РПЗ.doc
91673.rtf
54315.doc
181937.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.