Социально-политическая борьба в Риме в период кризиса республиканского строя (60-е годы 1 в. до н. э.) (ROMA)

Посмотреть архив целиком

МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ




КЕМЕРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ



ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ




КУРСОВАЯ РАБОТА



на тему: Социально – политическая борьба в Риме в период кризиса республиканского строя (60-е годы 1 в. до н. э.)






Выполнил: Беклемешев

Павел Васильевич

1 курс исторического

факультета ОЗО





Кемерово 2000



Содержание:


1. Введение __________________________________ 3 стр.


2. Состав и программа катилинариев в освещении Цицерона и Саллюстия ________________________________________ 4 стр.


3. Аграрный закон Сервилия Рулла как программа демократического движения _______________________ 18 стр.


4. Борьба Цицерона против демократического движения в Риме в 60 годы 1 века до н.э. ____________________________ 25 стр.


5. Заключение ____________________________________ 32 стр.


6. Список литературы ____________________________ 34 стр.

























1. Введение.


Социально политическая борьба в Риме проходила под знаком революционной борьбы плебеев за свои политические и социальные права с аристократической верхушкой римского общества патрициями. Но не всегда эту борьбу можно определить как борьбу плебеев и патрициев как борьбу двух классов Римского общества. Так на стороне плебеев часто выступали такие представители патрицианских родов как Тиберий и Гай Гракхи, Марк Ливий Друз, Клодий, Гай Цезарь, Луций Цинна, а на стороне патрициев представители новых людей из плебеев, таких как Марк Тулий Цицерон, оплот сенатской аристократии Катон, Гней Помпей и др. Борьба велась не только политическими методами, а так же приводила к вооруженным столкновениям между представителями противоположных группировок. В результате этой борьбы стали появляться политический перебежчики, которые преследовали личные эгоистические, корыстные интересы их политическая позиция зависела от конкретной ситуации. Так, например, при относительной победе демократов при Гае Марии, народный трибун Луций Филип выступал глашатаем демократического движения, а при победе оптиматов во главе с Суллой перешел на их сторону. Сторонник Суллы Лепид, после его смерти, поднял вооруженный мятеж за отмену сулланских законов и как лидер демократического движения. И таких примеров можно привести много. Одним из таких ярких примеров можно привести Луция Сергия Катилину, заговору которого и просвещенна часть данной работы.

60 годы до н.э были так же и переломным моментом в политической жизни Римской республики. После военных реформ Гая Мария, приведших к возникновению профессиональной армии, и похода Суллы на Рим, открылась доселе невиданная ранее возможность захвата власти, не только политическими методами, но и вооруженным путем. Все это привело к возникновению в 60 г. до н.э. «Первого триумвирата» фактически разделившим власть над республикой между Цезарем, Крассом и Помпеем.

В консульство Цицерона, которое освещается в данной работе, старая аристократия все еще сохраняла свои позиции, и держалась за уже отжившую полисную форму управления республикой.



2. Состав и программа катилинариев в освещении Цицерона и Саллюстия

2.1 Общественно политическое состояние Римской республики.



После смерти Суллы в 78 г.1 аристократическое правительство и сенат испытали натиск демократического движения, консул Лепид, бывший ранее соратником умершего диктатора, предпринял попытку вооруженного восстания, под лозунгом восстановления демократических институтов власти, уничтоженных законодательством Суллы. После провала мятежа незыблемость аристократии казалась вечной. Однако в 70 г. избранными консулами Марк Красс и Гней Помпей, сближаются с демократами и восстанавливают в полном объеме власть народных трибунов, и частично до сулланское законодательство. Далее в 67 г. Габиний проводит законопроект о предоставлении чрезвычайных полномочий Помпею, поддержанный демократической партией.

После чего столичные партии поменялись местами, тактическое поражение аристократии было очевидным. Аристократия чувствовала победу демократии, хотя и не признавалась в этом даже себе самой. Кроме Квинта Катула, в высших слоях нобилитета нельзя назвать ни одного оптимата, который с твердостью и мужеством защищал бы интересы аристократии. Марка Порция Катона скорее всего можно назвать Дон-Кихотом аристократии, но никак возможного лидера. Другие выдающиеся представители аристократии, такие как Квинт Метелл, Луций Лукулл фактически в возможно приличной форме удалялись от дел на виллы, чтобы забыть, по возможности, о форуме и сенате. Еще в большей мере это относится к младшему поколению аристократию, которое совершенно погружалось в роскошь и литературные занятия, либо шло на встречу восходящему светилу.

Начались судебные преследования аристократии. Были усиленны наказание за покупку голосов и махинации на выборах. Гай Цезарь в качестве председателя суда по делам об убийствах (64 г.) прямо объявил недействительной ту статью сулланских законов, которая объявляло безнаказанным убийство проскрибированного, и привлек к суду известнейших сыщиков Суллы – Луция Катилину, Луция Беллиена, Луция Лусция – и добился отчасти их осуждения. Народный трибун Тит Лабиен привлек в 63 г. Гая Рабирия по обвинению в убийстве за 38 лет до этого народного трибуна Луция Сатурнина. Одним из защитников обвиняемого был Цицерон, взявший на себя защиту интересов аристократии.

Тактическая победа демократии была непрочной, разрыв во время консулата между Крассом и Помпеем, привел к началу отдалению Помпея от демократического движения. В то самое время, когда демократы публично называли Помпея главой и гордостью своей партии и все свои стрелы направляли, казалась, против аристократии, они уже начинали, готовится к борьбе с Помпеем. Предоставление Помпею чрезвычайных полномочий сначала по закону Габиния, а потом и по закону Манилия, хотя демократия и вынуждена была поддерживать их, привела к возможности установлению военной диктатуры Помпеем, сближение которого с аристократической партией была неизбежна. Молодость Гая Цезаря не позволяла ему претендовать на лидерство в демократическом движении, что и обусловило его тесное сближение с Марком Крассом, старым противником Помпея. В общих чертах намерения демократов можно представить, как захват власти по примеру Мария и Цинны, затем поручение одному из своих вождей либо завоевание Египта, либо наместничество в Испании, либо другую чрезвычайную магистратуру, чтобы найти в нем и в его войске противовес против Помпея с его армией. Столица Римской республики была в крайнем напряжении. Подавленное настроение всадников, прекращение платежей, частые банкротства были предвестниками переворота, который, казалось, должен был привести к совершенно новому отношению партий. Демократия, пытаясь противопоставить диктатуре Помпея диктатуру другого, более угодного ей человека, тем самым также приходила к военной власти и попадала из огня в полымя, так принципиальный вопрос незаметно превратился в вопрос о лицах.

2.2 Катилина и его сторонники.


Свержение существующего правительства должно было произойти в результате восстания, которое вызовут демократические заговорщики. Как низшие, так и высшие слои столичного общества по своему моральному состоянию давали для этого материал и ужасающем изобилии. Было немало людей – и среди них встречались лица знатного происхождения, и незаурядных дарований – которые ждали только сигнала, чтобы как во времена Цинны, с их проскрипциями, конфискациями и уничтожением долговых книг, кинутся на гражданское общество и снова награбить прокученное состояние. Бывший претор Луций Катилина и квестор Гней Пизон выделялись среди своих товарищей не только знатностью происхождения и высоким званием. Они полностью сожгли за собой корабли и столько же импонировали сообщникам своей бессовестностью, как и своими способностями.


Луций Сергий Катилина родился в 108 г., происходил из весьма знатной, но обедневшей семьи, принадлежащей к старинному патрицианскому роду Сергиев . Во время гражданской войны между Суллой и Марием был на стороне партии оптиматов, т. е. Суллы и в 83-81 г. лично участвовал в казнях. По слухам лично убил своего родного брата (3), (некоторые указывают что шурина) и упросил Суллу включить его задним числом в проскрипционные списки.

В 73г. Был привлечен к судебной ответственности по обвинению в кощунственном прелюбодеянии с весталкой Фабией – сестрой жены Цицерона, Теренции. Защиту Катилины на суде взял на себя видный представитель оптиматской партии Лутаций Катул, это обстоятельство показывает насколько, было велико внимание в аристократических кругах к бывшему сподвижнику Суллы. В 68 г. Катилина был претором, в 67 г. пропретором провинции Африка, в 66 г. добивался избрания в консулы на 65 г. но, привлеченный населением провинции к суду за вымогательство, не был допущен к соисканию по требованию консула 66 г. Луция Волькация Тулла. Суд по обвинению в вымогательстве закончился оправданием Катилины, но само привлечение его к суду не позволило ему участвовать в консульских выборах на 64г.. Однако эти неудачи не ослабили энергию Катилины, на новые выборы консулов на 64 г., вставляет в свою избирательную программу лозунг кассации долгов. Привлекательность лозунга, а так же энергия, с которой Катилина рвался к власти, привлекла к нему различные слои римского общества. К нему примкнули: разорившееся патриции, расточительная молодежь, ветераны и колонисты Суллы, доведенные спекуляциями до полного банкротства, промотавшиеся молодые аристократы вроде Лентула, Цетега, Леки, разорившиеся великосветские дамы типа Семпронии, деклассированная беднота, обнищавшие италийские крестьяне.

Весьма характерное описание сторонников Катилины осталось у Цицерона «Найдется ли во всей Италии отравитель, гладиатор, бандит, разбойник, убийца, подделыватель завещаний, мошенник, кутила, мот, прелюбодей, публичная женщина, совратитель молодежи, развратник, павший отщепенец, которые не признались бы, что их соединяют с Катилиной узы самой интимной дружбы?»(1) По стилю такое же описание мы встречаем и у Саллюстия «… те, кого руки и язык питали клятвопреступлением и кровью сограждан, наконец, все, кого мучили позор, бедность, угрызения совести, сделались самыми близкими интимными друзьями Катилины».(2) Самого же Катилину он характеризует «Запятнанный, враждебный богам и людям, он днем и ночью не может найти себе покоя: настолько совесть терзала его потрясенную душу. Отсюда его бледность, омерзительный взгляд, походка, то торопливая, то медленная – словом, все признаки душевного расстройства, как во всей наружности, так и по выражению лица»(2). Но Саллюстий не отказывает Катилине и в положительных чертах, так, например речь произнесенная Катилиной в доме Марка Леки «... мы же все остальные, - энергичные, способные, знатные и незнатные, - превратились в бесправную, презренную чернь и стали служить тем, в ком вызвали бы трепет». Наиболее существенные слова сказаны Катилиной своим войскам перед битвой «Вам представлялась возможность проводить жизнь в позорном изгнании, некоторые из вас, лишившись своего имущества, могли бы даже рассчитывать на чужую поддержку, но так как это казалось отвратительным невыносимых для людей, в которых бьется мужественное сердце, вы решили присоединится ко мне».


Случайные файлы

Файл
30082.rtf
28865.rtf
132404.rtf
12251-1.rtf
174827.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.