Советское общество в период ВОВ 1941-1945 г.г. (PDA-0258)

Посмотреть архив целиком

24



Советское общество в период ВОВ 1941-1945 г.г.

МГЭИ, 06.98






Оглавление



Введение


2

Основные черты советской экономики в годы войны


3

Социально-политические основы прочности государства


5

Деятельность Советского государства и общественных организаций в условиях войны


7

Заключение


23

Использованная литература

25

































Введение

Великая Отечественная... 1418 дней и ночей бушевал огонь войны, убивая людей и уничтожая все, что было создано их трудом. Нет семьи, которой бы не коснулась война.

Не изжиты пока и известные по военным временам Представления: "какая война без жертв", "война спишет все", "победителей не судят". И хотя сегодня уже трудно кого-либо убедить в том, будто не было грубых просчетов руководства СССР накануне и в ходе войны, неоправданных потерь, мы нередко все еще пытаемся объединить добро и зло в ее истории под высокими словами "героическое и трагическое".

С полным основанием мы пишем о прогрессивном воздействии разгрома фашизма на развитие всего человечества, подчеркиваем решающую роль СССР. Но победа, сохранив и упрочив независимость нашей страны, одновременно укрепила диктатуру Сталина; она разрушила фашистские режимы в странах Центральной и Юго-Восточной Европы, но распространила на них влияние сталинизма. Имперские тенденции сталинской дипломатии, общая ее профессиональная ограниченность явились одной из предпосылок возникновения "холодной войны". Этому способствовали и огромные военные потери СССР, породившие самоуверенность правящих кругов НАТО.

Односторонне истолкованы пока источники победы. Наукой признаны исключительная роль овладевшей массами идеи защиты социализма, приобретшего новое содержание патриотизма, исключительное мужество армии и народа, их способность превзойти противника в военном искусстве и технике.

Но главное - пока не определена полностью цена победы, историю войны нельзя считать исследованной. Во всем комплексе вопросов здесь неизбежно выделяется ответственность за неисчислимые жертвы. Именно нежелание раскрывать это и обусловило во многом фальсификацию военной истории.

В умах советских людей мысль о том, какой же ценой досталась победа, возникла давно. Еще 25 июня 1945 года, на другой день после парада на Красной площади, А. Довженко, например, с горечью отмечал в своем дневнике: в "торжественной и грозной речи" маршала Жукова "не было ни паузы, ни траурного марша, ни молчания". Как будто эти "тридцать, если не сорок миллионов жертв и героев совсем не жили". "Перед великой их памятью, перед кровью и муками не встала площадь на колени, не задумалась, не вздохнула, не сняла шапки".

Нельзя сказать, что в период войны у нас совсем не упоминали о павших. Приказы содержали фразу "вечная слава героям...". Однако число их тщательно обходили молчанием, сообщая только о колоссальных потерях немцев. Уже 3 июля 1941 года "великий стратег" объявил о разгроме "лучших дивизий врага", а 6 ноября, совсем утратив чувство меры, утверждал, что Германия истекает кровью, потеряв 4,5 миллиона солдат и офицеров. По окончании войны Наркомат обороны СССР нарушил нравственную традицию цивилизованных народов, требовавшую опубликования поименных списков погибших и пленных. Первоначально упоминалось о 7 миллионах погибших. Хрущев назвал иное число: 20 миллионов. Брежнев в 1965 году говорил: "более 20 миллионов".

А что историки? Они бездумно повторяли эти цифры. В некоторых разделах 12-томной истории второй мировой войны приведены разрозненные сведения о потерях Красной Армии, например, в операциях за рубежом. Однако до сих пор неизвестны точное число погибших военнослужащих, включая пленных, распределение боевых потерь по периодам войны, видам вооруженных сил, фронтам, армиям, операциям, соотношение потерь двух враждебных коалиций. По прежнему можно встретить примитивные попытки выдать общие потери восточного фронта вермахта за количество одних лишь убитых, сопоставления потерь только Красной Армии с общими потерями вермахта и его союзников. В последние годы, когда отдельные советские ученые начали углубленное изучение проблемы, речь пошла уже о 27 миллионах погибших граждан СССР. Однако и эту цифру, думается, нельзя считать окончательной. Общие потери населения СССР за годы войны оцениваются почти в 27 млн. человек. Безвозвратные потери вооруженных сил СССР составили 8 млн. 668 тыс. 400 чел1.

Громадны и материальные затраты СССР. Их изучение также далеко от совершенства. Весьма важные вопросы даже не поставлены. Скажем, насколько целесообразным и эффективным оказалось экономическое обеспечение обороны до начала войны, во что обошлись отступление армии До Ленинграда, Москвы, Сталинграда, Ставрополя, перебазирование производительных сил в безопасные районы и другое, Не осуществлен и сравнительный анализ материальных потерь государств, участвовавших в войне.


Основные черты советской экономики в годы войны

Военная экономика не является особым социальным типом хозяйства подобно, например, капиталистическому или социалистическому хозяйству. Как известно, социальный тип хозяйства определяется, прежде всего, характером общественно-производственных отношений, формой собственности на средства производства. При возникновении и развитии военной экономики основные производственные отноше­ния, свойственные тому или иному социальному типу хозяйства, полностью сохра­няются. Поэтому, чтобы понять закономерности советской военной экономики, уяс­нить себе особенности ее воспроизводства, обобщить опыт ее создания и развития, надо постоянно помнить главное это была экономика социалистического государ­ства военных лет.

В организации советской военной экономики решающая роль принадлежала Советскому государству, руководимому Коммунистической партией. Проводя поли­тику защиты коренных интересов всех граждан социалистического общества, распо­ряжаясь основными средствами производства и учитывая в своих действиях объек­тивные экономические законы, Советское государство направляло раз­витие народного хозяйства в годы войны. Опираясь на преимущества плановой социа­листической экономики, Советское государство радикально перестроило всю эконо­мику для успешного ведения борьбы с немецко-фашистскими захватчиками, для орга­низации и развития военного хозяйства нового типа. Это первый в истории опыт всеохватывающего и эффективного использования методов планового руководства социа­листическим народным хозяйством в условиях большой войны.

Советская военная экономика имела в своей основе социалистическую собствен­ность на важнейшие средства производства. Это исключало какую бы то ни было возможность конкурентной борьбы и анархии производства, обусловливало плано­мерную организацию военного хозяйства СССР. Военную экономику Советского Сою­за характеризовали производственные отношения товарищеского сотрудничества людей, свободных от эксплуатации. И в этом кроется экономическая причина полити­ческого и морального единства советского общества, единства фронта и тыла, массо­вого социалистического соревнования рабочих и колхозников как могучей движущей силы экономического развития.

В годы Великой Отечественной войны все общественное производство подчи­нялось великим освободительным целям, во имя которых с оружием в руках боролся наш народ. Война потребовала от советских людей огромных жертв. Она прервала характерный для условий мирного социалистического строительства процесс неук­лонного повышения жизненного уровня трудящихся, резко снизила уже достигну­тый уровень материального благосостояния.

Главная закономерность советского военного хозяйства планомерное и быст­рое развитие военного производства и обеспечивающих его сырьевых отраслей тяже­лой промышленности и машиностроения. Военная промышленность была тем ядром, вокруг которого разрасталась военная экономика. В соответствии с темпами роста и объемом производства военных отраслей промышленности формировалась вся структура военного хозяйства. Таким образом, пропорциональность военной эконо­мики складывалась во имя иной цели, нежели пропорциональность мирной социали­стической экономики, и поэтому отличалась от нее. Многие пропорции военного хо­зяйства с точки зрения мирной экономики были диспропорциями, и длительная война усиливала их. Все подчинялось требованиям максимального расширения военного производства. Возможности удовлетворения личных и мирных обществен­ных потребностей членов общества были очень ограничены.

К числу характерных закономерностей военной экономики СССР относится непрерывный рост производительности труда рабочих военной промышленности.

Советская социалистическая военная экономика не добилась бы превосходства над экономикой империалистической Германии без быстрого и систематического роста производительности труда в ее ведущих отраслях. Это не было случайностью или прос­тым следствием чрезвычайных государственных мер. Рост производи­тельности труда обусловливался особенностями общества, его экономическим строем. Благодаря преимуществам социализма Советское государство в минувшую войну лучше, чем фашистская Германия, использовало дости­жения науки и техники для расширения военного производства. То же следует ска­зать о такой отличительной черте советского военного хозяйства, как снижение совокупных издержек производства во всех отраслях военной индустрии.

Однако при быстром росте производительности труда и снижении издержек производства в военной индустрии во многих других отраслях народного хозяйства положение с производительностью труда и себестоимостью продукции по сравнению с довоенным временем ухудшилось. Техническая вооруженность труда в этих отрас­лях снизилась, снизилась и квалификация работников. Прежде всего это относится к сельскому хозяйству.

Закон распределения по труду во время войны сталкивался с тенденциями урав­нительного распределения, вызванными ограниченностью ресурсов.

В годы войны усилилась организующая роль Советского государства, однако проявлялась она в специфических формах, свойственных особым условиям военного времени. Возросла централизация в системе государственного управления, получили большое применение внеэкономические методы организации производства и распре­деления. Так, широко использовались внеэкономические способы мобилизации тру­довых ресурсов и организации труда (мобилизация на трудовой фронт, запрещение самовольного ухода с предприятий), привлечение сырьевых, продовольственных и финансовых ресурсов в форме обложения населения и предприятий налогами, организация распределения по карточкам. Благодаря господству социалистиче­ской собственности и высокой сознательности советских людей, самоотверженно поддерживавших эти меры, советская экономическая централизация была гораздо полнее и эффективнее централизации военной экономики капиталистических государств.

В военных условиях социалистическое общество может удовлетворять лишь минимальные мирные потребности граждан и большую часть ресурсов использует в интересах победы над агрессором. Военное потребление сокра­щает общественное богатство и ресурсы воспроизводства. Народное хозяйство лиша­ется колоссального количества работников, призываемых в армию, в военную про­мышленность, на строительство оборонительных сооружений и т. д. Основные и обо­ротные фонды, а также рабочие кадры перераспределяются в пользу военной промыш­ленности и связанных с ней отраслей. Такое перераспределение оказывает решающее влияние на структуру народного хозяйства и тип воспроизводства. Отрасли, произво­дящие вооружение, боеприпасы, военное снаряжение и необходимые для этого сырье и оборудование, занимают в народном хозяйстве господствующее положение. В сос­таве первого подразделения общественного производства (производство средств производства) резко увеличивается производство средств производства для тяжелой промышленности. Уменьшается, а в некоторых случаях прекращается вовсе производ­ство средств производства для легкой и пищевой промышленности, сельского хозяй­ства, строительства культурно-бытовых учреждений. Доля второго подразделения (производство предметов потребления) уменьшается, причем в наибольшей степени за счет отраслей, использующих трудоемкие виды сельскохозяйственного сырья. В рас­пределении национального дохода снижается доля накопления и потребления и соответственно возрастает доля военных расходов. Абсолютная величина накоп­ления по сравнению с мирным периодом падает.


Социально-политические основы прочности социалистического государства

Наряду с народным хозяйством СССР, составившим экономический фундамент нашей победы над сильным и опасным империалистическим агрессором, первостепенную роль в войне сыграло Советское социалистическое государство с разветвленной системой общественных организаций, то есть советский политический строй.

Война есть продолжение политики средствами насилия. Политика пронизывает и определяет все содержание войны ее цели, направление, источники сил.

В годы войны внутри классов советского общества произошли существенные перемены. Прежде всего, изменились численность и состав рабочих. Более трети их ушло в ряды Красной Армии, а многие, не успев эвакуироваться, остались на временно занятой врагом территории. Среди нового пополнения рабочих и служащих преобладали женщины и молодежь, удельный вес которых на производ­стве значительно увеличился. Так, количество женщин возросло с 38 процентов в 1940 г. до 55 процентов в 1945 г.2 Молодые рабочие в возрасте от 16 до 25 лет в ре­шающих отраслях промышленности составляли в среднем около половины занятых здесь рабочих3. В большинстве своем это были люди, не обладавшие производствен­ным опытом, но имевшие неплохую общеобразовательную подготовку. На фабрики и заводы возвратились многие пенсионеры, в связи с чем удельный вес рабочих в возрасте свыше 50 лет также возрос. О масштабах пополнения рабочего класса можно судить по тому, что с 1942 г. по июль 1945 г. в промышленность и строи­тельство, на сезонные работы и в систему трудовых резервов только Комитет по учету и распределению рабочей силы направил около 12 млн. человек4.

Изменилось и географическое размещение рабочих и служащих. В связи с эва­куацией промышленных предприятий 30—40 процентов кадровых рабочих, занятых на этих предприятиях, из европейской части СССР перебазировались за Урал и в районы Средней Азии. Это повысило роль рабочих среди местного населения.

Происшедшие в рабочем классе перемены не снизили его трудовой и политиче­ской активности. Коммунистическая партия провела огромную работу по воспита­нию нового пополнения рабочих и служащих. Опорой партии в этом важном деле и костяком заводских коллективов были старые кадровые рабочие, имевшие хоро­шую революционную закалку, высокую квалификацию и большой жизненный опыт. Под их руководством вновь пришедшие на производство быстро овладевали специаль­ностью и показывали образцы самоотверженного труда.

Советские люди работали не считаясь со временем: они не уходили с предприя­тий сутками и даже неделями, отдавая все силы выполнению и перевыполнению производственных планов. В прифронтовых районах, в городах-героях рабочим приходилось трудиться под вражеским обстрелом; нередко они принимали непо­средственное участие в обороне родного завода или города.

Своей преданностью делу коммунизма, патриотизмом и организованностью, стремлением во что бы то ни стало дать фронту необходимое вооружение наш слав­ный рабочий класс служил примером для всех советских людей.

Существенные изменения произошли и в колхозном крестьянстве. Большинство мужского населения деревни было мобилизовано в армию. Многие колхозники ушли на фабрики и заводы. Общая численность трудоспособного крестьянского населения в 1944 г. сократилась по сравнению с 1940 г. почти на 14 млн. человек. Особенно рез­ко уменьшилось число трактористов, комбайнеров, механиков и других наиболее квалифицированных специалистов. Удельный вес мужчин в возрасте 18—54 лет сни­зился среди сельского населения с 21 процента в 1939 г. до 8,3 процента в 1945 г. Основная тяжесть работы легла на женщин, подростков и стариков, составлявших четыре пятых всех работавших в колхозах и совхозах. Между тем труд в сельском хозяйстве требовал огромного физического напряжения, так как техническая его во­оруженность в связи с войной стала намного слабее.

Значительная часть советского крестьянства оказалась на захваченной врагом территории. Уже к концу 1941 г. под оккупацией находилась территория, на кото­рой к началу войны проживало более 74 500 тыс. человек5, главным образом колхозников и членов их семей. Таким образом, численный состав нашего кресть­янства во время войны резко сократился, хотя потом он постепенно увеличивался по мере освобождения оккупированных районов.

Но и в этих тяжелых условиях колхозники самоотверженно выполняли свой гражданский долг. Труженики села хорошо понимали, что не только штык, но и колос врага колет. С первых же дней войны среди колхозного крестьянства развернулось патриотическое движение за досрочную сдачу государству сельскохозяйственных продуктов и досрочное погашение подписки по государственным займам, а с 1942 г. разгорелось Всесоюзное социалистическое соревнование между колхозами, совхо­зами и МТС.

В преодолении трудностей, связанных с войной, и выполнении колхозами производственных планов огромную роль сыграла взаимная помощь рабочих и кре­стьян. Важное значение в связи с этим приобрело коренное улучшение работы МТС, которые оставались главной технической базой сельского хозяйства и решающим рычагом помощи города деревне. Выполнить эту задачу были призваны политотделы машинно-тракторных станций и совхозов, введенные партией как чрезвычайная мера в ноябре 1941 г. Посылая в деревню большой отряд коммунистов, партия пре­следовала также цель поднять там политическую работу, укрепить дисциплину и порядок, подготовить механизаторские кадры.

Политотделы много сделали для укрепления совхозов, МТС и колхозов. Ма­шинно-тракторные станции, имея небольшой тракторный парк, обрабатывалив переводе на пахоту от одной трети (в 1942 г.) до половины (в 1945 г.) всех земель­ных угодий, обработанных в 1940 г. С улучшением работы МТС крепли связи рабо­чего класса с колхозным крестьянством.

Шефство над деревней важная и действенная форма связи индустриального города с деревней. Оно издавна стало традицией рабочего класса нашей страны. Коллективы предприятий брали на себя добровольные обязательства по оказанию помощи колхозам. На заводах во внеурочное время ремонтировалась сельскохозяй­ственная техника, изготовлялись запасные части, инвентарь. Для ремонта сельскохо­зяйственных машин в деревню направлялись бригады, состоявшие из инженеров, техников и квалифицированных рабочих. Городское население строило животновод­ческие фермы, силосные башни, участвовало в полевых и других сельскохозяйствен­ных работах.

Колхозное крестьянство в свою очередь помогало городу. Это выразилось не только в пополнении промышленных предприятий рабочей силой и в аккуратном выполнении государственных обязательств по сдаче продукции. Колхозники посылали рабочим продовольствие из своих личных запасов. Десятки тысяч обозов шли в город. Это патриотическое движение охватывало область за областью и нашло отзвук среди крестьян оккупированных районов. Навсегда сохранится в памяти ленинградцев подвиг колхозников Ленинградской области, которые, находясь в тылу врага, сумели собрать и переправить жителям осажденного города Ленина 380 центнеров хлеба, 120 центнеров жиров и много других продуктов.

В период освобождения Украины получило распространение шефство колхо­зов над шахтами. Так, в 1944 г. 17 областей Украины приняли шефство над 23 угольными трестами Донбасса. Колхозники снабжали шахтеров продовольст­вием, содействовали плановому обеспечению угольной промышленности рабочей силой.

Пламенные патриоты социалистической Родины отдавали благородному делу ее защиты не только свой труд, но и личные сбережения, проявляя огромную заботу о Красной Армии.

Единство действий всех слоев советского народа, объединение материальных и людских ресурсов советских республик, централизованное использование эконо­мического потенциала страны все это позволило нашей партии и правительству сосредоточить основные усилия тыла и фронта на решении главнейших задач. Повсе­дневные и все более крепнущие связи фронта с тылом наглядно свидетельствовали о том, что армия и народ социалистического государства едины. Это повышало мораль­ную стойкость воинов, укрепляло их уверенность в победе над гитлеровской Герма­нией, вливало в бойцов новую энергию для успешного преодоления трудностей как в обороне, так и в наступлении. Нерасторжимое единство Красной Армии и народа основывалось на союзе рабочего класса и крестьянства, на классовой однородности нашего общества, состоящего из трудящихся.


Деятельность Советского государства и общественных организаций в условиях войны

Советское государство было при­звано мобилизовать все силы народа на разгром врага, подчинить всю свою деятель­ность достижению победы над гитлеровской Германией. Опираясь на сознательность, инициативу и организованность трудящихся масс, наше государство проявило себя в войне как наилучшая организационно-политическая форма защиты народа, вынужденного взяться за оружие. Необходимость напряжения всех материальных и духовных сил народа для достижения победы над врагом потребовала подчинить все функции государства задаче разгрома немецко-фашистских захватчиков.

Многогранность функций Советского государства сохранилась и во время вой­ны. Однако соотношение между ними существенно изменилось. Первостепенное зна­чение приобрела функция военной защиты страны. Она стала шире по содержанию и непосредственно выражалась в деятельности государства по организации тыла и ведению военных действий на фронтах. Успешное осуществление этой функции зависело от руководства Коммунистической партии и усилий профсоюзных, коопера­тивных, комсомольских и других организаций трудящихся города и деревни.

Выдвижение на передний план военной функции требовало в первую очередь самой напряженной оперативной работы Коммунистической партии, Советского государства и общественных организаций по созданию и развитию большого и хорошо слаженного военного хозяйства. Естественно поэтому, что военная функция нашего государства очень тесно переплеталась с хозяйственно-организаторской его деятель­ностью, подчиняя работу всех органов и учреждений Советской власти интересам защиты социалистического Отечества.

После нападения фашистской Германии на СССР участие всех слоев населения, всех наций и народностей нашей страны в делах государства, и прежде всего в вооруженной защите Родины, стало еще более активным и решающим. Снова подтвердилась мысль В. И. Ленина о том, что рабочий класс, осуществляющий руководство обществом, обладает чудесным средством быстро увеличивать мощь свое­го аппарата власти путем невиданно смелого вовлечения народных масс в государ­ственное управление.

Великая Отечественная война, потребовавшая перестройки всей жизни страны на военный лад, обусловила ряд существенных изменений в структуре, полномочиях и формах деятельности органов Советской власти. Исключительно большие трудности войны побудили государственные органы изыскивать такие организационные методы и формы работы, которые позволили бы преодолеть эти трудности и добиться победы. К мероприятиям, характеризующим изменения отдельных сторон общественно-полити­ческой жизни, относились: создание Государственного Комитета Обороны и его органов на местах; предоставление военным властям особых полномочий в области обеспечения обороны страны, общественного порядка и государственной безопасности; отсрочка выборов в Советы депутатов трудящихся и народные суды; ограничение принципа коллегиальности в деятельности органов власти и управления; нерегулярное проведение сессий местных Советов; уменьшение гласности в государственной работе. Кроме того, допускалось сужение обычных форм и методов деятельности законода­тельных, исполнительных и судебных органов государства, а также ограничение некоторых прав и свобод граждан. Например, был установлен особый режим рабочего времени, отменены отпуска для трудящихся, тайна переписки, неприкосновенность жилища, свобода передвижения.

Все это вызывалось условиями чрезвычайной обстановки, особенно в местностях, объявленных на военном положении. Но частичные ограничения демократизма не исключали необходимого функционирования законодательных, правительственных и судебных органов Советского государства.

Высшим органом государственной власти в годы войны, как и в мирное время, являлся Верховный Совет СССР, который, осуществляя законодательную деятель­ность, рассматривал и утверждал на своих сессиях государственный бюджет СССР, вносил важнейшие изменения и дополнения в Конституцию СССР, ратифицировал отдельные международные договоры.

Однако деятельность Верховного Совета как законодательного органа была недо­статочно развернутой, ибо условия военного времени и культ личности Сталина огра­ничивали принцип коллективного руководства государством. За время войны было проведено всего три сессии Верховного Совета: одна в 1942 г., две другие в конце войны, в 1944 и 1945 гг. На этих сессиях рассматривались вопросы внешней поли­тики и государственного устройства, военно-хозяйственные планы и государствен­ный бюджет.

Что касается Президиума Верховного Совета, то он издавал указы по вопросам хозяйственной жизни, оборонного строительства и культурно-просветительной работы, давал толкование действующих законов и определял порядок проведения их в жизнь, назначал и освобождал от должности народных комиссаров СССР, опреде­лял необходимую реорганизацию наркоматов и ведомств, учреждал военные ордена и медали и награждал ими за заслуги, устанавливал почетные и воинские звания, ратифицировал международные договоры и соглашения, вводил в отдельных мест­ностях военное положение и объявлял, когда это требовалось, общую и частичную мобилизацию.

Верховный Совет СССР состоял из 1388 депутатов. В Верховных Советах союз­ных и автономных республик насчитывалось около 7 тыс. депутатов. Многие депу­таты Верховных Советов занимали руководящие государственные посты, а когда началась война, большинство из них ушли в действующую армию.

В местностях, не объявленных на военном положении, особенно на востоке страны, сессии Верховных Советов республик и местных Советов созывались более регулярно, здесь продолжали функционировать обычные административные и хо­зяйственные органы. Однако новые задачи, вставшие перед нашим государством, потребовали значительных изменений в отдельных звеньях его аппарата. Необходи­мо было перестроить работу государственных органов в связи со свертыванием мирного хозяйственного и социально-культурного строительства и сужением дея­тельности соответствующих наркоматов и ведомств, упразднением одних из них и созданием других.

При этом изменения в государственном аппарате, оформленные и закрепленные законами военного времени, преследовали двоякую цель: во-первых, приспособить органы государства к условиям и задачам войны; во-вторых, укрепить государствен­ный аппарат на основе опыта, приобретенного в ходе войны.

Вследствие создавшегося чрезвычайного положения и в целях быстрой мобили­зации всех сил народа на отпор врагу в самом начале войны был образован Государ­ственный Комитет Обороны. Основанием для этого послужила статья 49 Конститу­ции СССР, предоставляющая Президиуму Верховного Совета право объявлять состояние войны в случае агрессии против СССР или в связи с необходимостью выпол­нить международные договорные обязательства по взаимной обороне от агрессии. Постановление о создании ГКО было принято 30 июня 1941 г. Президиумом Верхов­ного Совета, Центральным Комитетом партии и правительством СССР. Государст­венный Комитет Обороны получил всю полноту власти в стране. Он издавал поста­новления, имевшие силу законов военного времени. Все граждане, все партийные, советские, комсомольские и военные организации были обязаны беспрекословно вы­полнять решения и распоряжения ГКО. Он осуществлял общее руководство народ­ным хозяйством в интересах военного производства, руководил строительством Вооруженных Сил и их управлением, принимал меры по обеспечению обществен­ного порядка и безопасности, создавал в случае необходимости специальные комитеты и управления по делам военно-хозяйственного и оборонного строительства в нашей стране.

Основная задача ГКО организация победы над врагом могла быть реше­на при условии оперативной работы высших и местных органов власти. С этой целью во всех военно-промышленных наркоматах и ведомствах, краях и областях, на важ­нейших предприятиях и стройках ГКО имел своих уполномоченных. Они принимали необходимые меры для проведения в жизнь решений ГКО, контролировали дея­тельность местных государственных органов и должностных лиц, руководителей предприятий военной промышленности, военных строек, учреждений транспорта и связи по мобилизации сил и средств на нужды войны.

За годы Великой Отечественной войны ГКО издал до 10 тыс. постановлений и распоряжений по самым различным вопросам хозяйственной жизни, государствен­ного управления и военного строительства. Решения ГКО быстро проводились в жизнь партийными органами, государственным аппаратом и общественными органи­зациями.

В 1941—1942 гг. ГКО создал во многих городах прифронтовой зоны местные комитеты обороны (в Москве, Ленинграде, Туле, Севастополе, Одессе, Сталинграде, Воронеже, Калинине, Ростове-на-Дону и др.). Они состояли из председателя (секре­тарь обкома или горкома партии), заместителя (председатель исполкома облсовета или горсовета), командующего округом (фронтом), члена Военного совета округа (фронта), представителя НКВД. Комитеты обороны осуществляли свои функции в тесном контакте с местными Советами и общественными организациями. На граждан и учреждения возлагалась обязанность беспрекословно выполнять решения и рас­поряжения этих чрезвычайных органов военного времени.

Совет обороны был подотчетен Всероссийскому съезду Советов и его Центрально­му Исполнительному Комитету, он согласовывал свою деятельность с Совнаркомом, который осуществлял над ним общее руководство. ВЦИК и СНК имели право отме­нять или приостанавливать решения Совета по протесту наркоматов и по своему усмотрению.

Взаимоотношения ГКО с верховным органом социалистического государстваПрезидиумом Верховного Совета СССР ограничивались представлением ему, для издания соответствующих указов, отдельных важных решений законодательного характера. Отчеты ГКО в верховные органы партии и государства не поступали, а его права и полномочия не были четко определены. В деятельности Сталина, возглавлявшего Государственный Комитет Обороны, допускались серьезные ошибки.

Так, в годы войны, вопреки Конституции и с превышением полномочий ГКО и Президиума Верховного Совета СССР, были лишены национальной государствен­ности калмыки, балкарцы, черкесы, чеченцы, ингуши. Сталин, как председатель ГКО, необоснованно отменил социалистическое соревнование в армии, допустил мас­совые репрессии в отношении военнослужащих, возвращавшихся из вражеского плена.

В августе 1941 г. ГКО чрезмерно расширил полномочия Народного комис­сариата внутренних дел в области охраны общественного порядка. Этим восполь­зовалась банда Берия, которая, грубо нарушая социалистическую законность, учинила массовые репрессии над невинными людьми. Известно, например, что в начале войны появился указ об ответственности за распространение в военное время ложных слухов, сеющих тревогу и панику среди населения. Однако к лицам, подпадавшим под действие этого указа, необоснованно применялся законе наказании за антисоветскую агитацию с контрреволюционным умыслом.

Председатель ГКО Сталин единолично санкционировал в 1943—1944 гг. вве­дение чинов и рангов для работников различных ведомств, а также персональных вое­низированных званий и погон для личного состава железнодорожного транспорта и работников других наркоматов и ведомств.

Эти и подобные им ошибочные решения, свидетельствующие о превышении Сталиным своих полномочий, были впоследствии по инициативе ЦК партии отменены.

Отсутствие четкого разграничения между функциями ГКО и других государ­ственных органов вело к тому, что и Президиум Верховного Совета созывался на заседания весьма редко, а его указы обычно подписывались лишь несколькими чле­нами Президиума или согласовывались опросным порядком. Даже в последний пе­риод войны, когда боевые действия Красной Армии развернулись на территории врага, верховные органы власти созывались нерегулярно. Все это затрудняло моби­лизацию широких масс на выполнение государственных решений и мероприятий.

Одновременно с чрезвычайными органами нашего государства в годы войны функционировали и его постоянные конституционные органы Советы и их испол­комы. Однако практическая работа Советов максимально была подчинена задачам ведения войны.

Совет Народных Комиссаров СССР, являясь высшим исполнительным и распоря­дительным органом государственной власти, во время войны объединял и направ­лял работу наркоматов, ведавших производством невоенной продукции, занимался вопросами гражданского, капитального и жилищного строительства, а также сельско­го хозяйства. Совнарком обеспечивал общественный порядок и охрану прав граждан в местностях, не объявленных на военном положении, осуществлял общее руковод­ство сношениями с иностранными государствами, руководил внутренней и внешней торговлей. Он ведал организацией социально-культурного строительства, единой системой народнохозяйственного учета, руководил кредитной и денежной системой, координировал деятельность органов государственного управления союзных респуб­лик и местных Советов в тыловых районах страны.

В союзных и автономных республиках высшие органы государственной власти и управления строились и функционировали аналогичным образом.

В связи с необходимостью усиленного производства вооружения и создания новой боевой техники перед войной и вначале ее были созданы новые органы по руко­водству военным хозяйством: наркоматы боеприпасов, вооружения, танковой про­мышленности, минометного вооружения и их управления на местах. Наряду с этим была значительно изменена структура некоторых существовавших наркоматов и ве­домств. Например, в рамках наркоматов путей сообщения, социального обеспечения, торговли, связи, здравоохранения и других создавались военизированные управле­ния и отделы для обслуживания Вооруженных Сил (Управление военно-дорожного строительства, Отдел эвакогоспиталей, Главвоенторг и пр.).

Во время войны государство увеличило число управлений и комитетов, органи­зация которых вызывалась преимущественно нуждами военной экономики и задачами восстановления пострадавших районов. Так, были образованы главные управления по снабжению народного хозяйства нефтепродуктами, лесоматериалами, топливом, Управление по трудоустройству инвалидов войны, главные управления местной противовоздушной обороны и всеобщего обучения населения военному делу. Был создан в центре Совет по эвакуации, а на местах в прифронтовой полосе эвакуа­ционные комиссии при исполкомах. Функционировали также Государственный коми­тет по учету и распределению рабочей силы и его местные органы.

В результате деятельности всех этих органов, при активном участии трудящих­ся и их общественных организаций, было налажено материальное снабжение тыла и фронта, обеспечена эвакуация и реэвакуация большого количества населения. Миллионы граждан обучались военному делу, проводилось трудовое и бытовое устройство инвалидов войны, перераспределение десятков миллионов рабочих и слу­жащих по важнейшим отраслям военного хозяйства.

В оккупированных районах Советского Союза гитлеровцы чинили массовые злодеяния и грабежи. В связи с этим действовала созданная в ноябре 1942 г. Чрез­вычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников, а также ущерба, причиненного ими нашей стране.

Коммунистическая партия и Советское правительство еще в ходе войны проя­вили большую заботу о возвращении на родину советских граждан, насильственно угнанных фашистскими оккупантами в Германию и другие страны. Выражением этой заботы явилось создание органов репатриации. В октябре 1944 г. при правитель­стве СССР было создано Центральное управление по делам репатриации во главе с уполномоченным Совета Народных Комиссаров СССР. Группы представителей уполномоченного СНК СССР находились во всех европейских странах (за исключе­нием Испании и Португалии), в Египте, Иране и США. Отделы репатриации были учреждены при СНК РСФСР, Украины, Белоруссии, Молдавии, Эстонии, Латвии, Литвы и при всех действующих фронтах. При областных, уездных и районных испол­комах, территория которых подвергалась вражеской оккупации, были также созданы отделы репатриации и 249 приемно-распределительных пунктов.

Заграничные группы и фронтовые отделы репатриации занимались выявлением, материальным и медико-санитарным обслуживанием, а также перевозкой репатри­ируемых. В обязанности республиканских отделов репатриации и приемно-распре­делительных пунктов входило бытовое и трудовое устройство советских граждан, вернувшихся в места своего прежнего жительства.

Одновременно с работой по возвращению в СССР советских граждан наше пра­вительство в январе 1945 г. возложило на органы репатриации обязанность собирать и отправлять на родину освобожденных Красной Армией из фашистской неволи граж­дан союзных и нейтральных государств. Для этого были организованы сборные пунк­ты и транзитные лагеря.

О масштабах работы наших репатриирующих органов можно судить по сле­дующим данным. К 1 января 1953 г. на родину возвратились 5 457 856 советских граждан. Все расходы, связанные с их репатриацией, Советское правительство при­няло на себя. К тому же времени было репатриировано 4059736 иностранных граж­дан, освобожденных Красной Армией, а также военнопленных фашистской Герма­нии, ее сателлитов и Японии. Затраты нашего государства на их репатриацию соста­вили 2 328 456 200 рублей.

В связи с войной перестраивалась работа местных Советов депутатов трудящих­ся. Под руководством партии они организовывали массы на выполнение задач, свя­занных с защитой страны.

В краях, областях, округах, районах, городах и селах Советы насчитывали более 1 млн. депутатов, которые, работая среди населения, объединяли вокруг себя около 7 млн. активистов-общественников. Сотни тысяч депутатов и несколько мил­лионов человек из советского актива влились в действующую армию.

В районах, не объявленных на военном положении, деятельность местных Советов в основном протекала в соответствии с конституционными нормами. Советы руководили подчиненными им органами управления, обеспечивали охрану общест­венного порядка, соблюдение законов и охрану прав граждан, руководили местным хозяйственным и культурным строительством, устанавливали местный бюджет, содействовали усилению военной мощи государства. Исполнительными и распоряди­тельными органами Советов являлись исполкомы, которые вели всю государствен­ную работу на местах, опираясь на поддержку десятков миллионов граждан.

При местных Советах и их исполкомах имелись в соответствии с Конституцией отделы: здравоохранения, культуры, народного образования, социального обеспече­ния, сельского и коммунального хозяйства, финансовый, дорожного строительства, связи, местной промышленности и торговли. Все они действовали в уменьшенном составе и были превращены в максимально оперативные органы, приспособленные к работе в условиях военного времени.

В период войны структура местных органов управления претерпела некоторые изменения. Для борьбы с беспризорностью и безнадзорностью детей в прифронтовой полосе и в освобожденных от врага районах при исполкомах Советов работали комис­сии по устройству детей, оставшихся без родителей. При краевых, областных и город­ских Советах имелись комиссии по трудоустройству инвалидов войны. Одновременно при областных, городских и районных Советах создавались отделы по государствен­ному обеспечению и бытовому устройству семей военнослужащих. Эти отделы зани­мались выдачей пособий и пенсий семьям военнослужащих, их бытовым обслужива­нием и правовой защитой, устройством детей в детские дома.

В местностях, объявленных на военном положении, деятельность Советов во мно­гом регулировалась законами военного времени и осуществлялась в тесном контакте с военными властями. Советы развертывали огромную работу по мобилизации люд­ских и материальных ресурсов, а также финансовых средств. Они помогали военным органам формировать и обучать пополнения для фронта, строить оборонительные сооружения, снабжать продовольствием и снаряжением армию, создавать местную противовоздушную оборону, налаживать всеобщее военное обучение населения.

Очень важным участком работы местных Советов являлось руководство сель­ским хозяйством. В условиях войны значительно повысилась роль сельских Советов в проведении сельскохозяйственных работ.

В ряде восточных районов страны перед Советами встали новые ответственные задачи по руководству местным хозяйством и культурным строительством, так как районы с преобладанием сельского хозяйства обогатились промышленностью, а про­мышленные районы расширили свое сельское хозяйство.

Благодаря разносторонней активной деятельности Советов, руководимых Ком­мунистической партией, наша страна преодолела огромные трудности со снабже­нием населения, многие миллионы эвакуированных граждан и инвалидов войны были благоустроены. Была предупреждена массовая безнадзорность детей, оставшихся без родителей, успешно проводилась трудовая и военная мобилизация населения, прояв­лялась большая забота о семьях фронтовиков. Таким образом, все местные советские учреждения как в городе, так и в деревне своей напряженной, кропотливой работой служили делу нашей победы.

Деятельность государственных органов в местностях, не объявленных на воен­ном положении, также была перестроена. Она стала более четкой и оперативной, упростилось делопроизводство. Внимание государственных органов сосредоточилось на военно-хозяйственных задачах, в связи с чем исполнительно-распорядительные функции этих органов были расширены. Усилились централизация и единоначалие, особенно в военной промышленности, на транспорте, в учреждениях связи и обо­ронном строительстве.

Одним из существенных моментов, характеризующих изменения в Советском государстве в период войны, являлась отсрочка выборов в Советы и народные суды. Это было вызвано условиями военного времени. Деятельность государственных органов и общественных организаций сосредоточивалась, в годы войны всецело на задачах защиты социалистического Отечества. Значительная часть советских граждан нахо­дилась на фронте либо была занята на оборонительных работах. К тому же из-за вражеской оккупации население многих районов нашей страны не могло принять участия в обычной политической жизни государства.

По этим и другим причинам отсрочка выборов в Верховный Совет СССР, Вер­ховные Советы союзных и автономных республик, в местные Советы депутатов трудя­щихся и народные суды была вполне понятной. Но поскольку деятельность выс­ших и местных органов государственной власти должна была продолжаться и в воен­ное время, срок полномочий этих органов регулярно продлевался.

В обстановке войны, особенно в близких к фронту районах, следовало оператив­но решать вопросы хозяйственного и оборонного строительства. Поэтому в системе государственного управления серьезно изменилось соотношение между принципами коллегиальности и единоначалия. В частности, были расширены права народных комиссаров СССР. Они получили возможность самостоятельно распределять мате­риальные ресурсы между отдельными предприятиями и стройками.

В связи с организацией местной противовоздушной обороны (МПВО) проводи­лась обязательная подготовка граждан к этому виду обороны, действовали особые отряды МПВО и противопожарной охраны. Более чем в 3 тыс. городов и рабочих поселков страны регламентировалось поведение граждан в случае воздушной тревоги, а также при погрузочно-разгрузочных работах на железных дорогах и подъездных путях. Предусматривались обязанности населения и администрации во время воздуш­ного нападения врага. В прифронтовой полосе и в городах, объявленных на осадном положении, население организовывалось в группы самозащиты. В Ленинграде, например, в эти группы были включены все жители города от 14 до 60 лет. Они героически боролись с пожарами и другими последствиями воздушных налетов противника.

Для достижения победы в войне требовалось непрерывное пополнение нашей армии и флота многочисленными и хорошо обученными боевыми резервами. Чтобы подготовить такие резервы, Государственный Комитет Обороны принял решение ввести с 1 октября 1941 г. всеобщее обязательное военное обучение граждан СССР. Вслед за этим в составе Народного комиссариата обороны СССР было создано Управление Всевобуча. ЦК ВКП(б) предложил местным партийным организациям обеспечить быстрое развертывание органов Всевобуча, создать для них учебную и материально-техническую базу, выделить соответствующие кадры. Эта задача была решена в короткий срок.

За годы войны органы Всевобуча провели семь очередей вневойсковой подго­товки по 110-часовой программе. К обучению привлекались мужчины и женщины в возрасте от 16 до 50 лет. Общее число граждан, охваченных Всевобучем, составляло 9 862 тыс. Человек. Это почти в полтора раза превышало численность действующей армии вместе с резервами Ставки к началу 1944 г. Таким образом, органы Всевобуча, работавшие во всех уголках Советской страны, внесли значительный вклад в завое­вание победы над врагом.

Большое значение во время войны приобрело строительство оборонительных со­оружений. Только за первые два года войны наши строительные организации создали более 50 тыс. километров укрепленных оборонительных рубежей. При этом общая длина траншей и ходов сообщения достигала 100 тыс. километров. Строители возвели до 1 500 тыс. фортификационных сооружений различного назначения: дотов, дзотов и т. п. Было отрыто до 10 тыс. километров противотанковых рвов и эскарпов. Объем всех земляных работ при строительстве оборонительных рубежей составил 223 млн. кубометров. Кроме того, во время войны производились крупные инженерные ра­боты по обеспечению базирования фронтовой авиации, а также истребительной авиа­ции ПВО.

Такой огромный объем оборонительных работ мог быть осуществлен лишь при условии использования всех возможностей гражданских и военных строительных организаций, четкого руководства ими со стороны партийных и государственных органов, благодаря самоотверженному, упорному труду советских людей, участвовав­ших вместе с регулярными частями Красной Армии в создании оборонительных рубежей.

В условиях войны оказалось необходимым перестроить органы здравоохранения и санитарной службы, расширить деятельность Народного комиссариата здраво­охранения и Главного военно-санитарного управления Красной Армии. Эти органы ввели в жизнь эффективную систему обслуживания раненых воинов на фронте, обес­печили квалифицированное лечение раненых и больных в тылу, провели немало различных оздоровительных мероприятий, позволивших нашей стране избежать массовых эпидемических заболеваний. Осуществлялась также широкая подготовка военно-медицинского персонала.

В годы Великой Отечественной войны огромное значение приобрели вопросы, связанные с организацией и укреплением тыла страны. Создание мощного военного хозяйства в условиях переброски большого количества промышленных предприятий на восток, и размещение промышленности на новых местах не могло быть достигнуто без высокоразвитой строительной индустрии. Существовавшая к началу немецко-фашистского вторжения разветвленная сеть строительных и монтажных организаций позволила Советскому государству успешно решить сложнейшие задачи по перестрой­ке нашей экономики на военный лад.

Вскоре после начала войны Наркомстрой издал инструктивные указания по промышленному строительству. Разработанные на их основе новые технические решения промышленных зданий позволили значительно сократить сроки и стоимость строительства, уменьшить трудоемкость работ и расход таких дефицитных материа­лов, как металл, цемент, стекло, мягкая кровля и другие. Расход металла, например, снизился в 4 раза, стекла в 2 раза, цемента в 1,2 раза. В указаниях Наркомстроя пересматривались многие технические нормативы, действовавшие ранее, а опыт их реализации вошел в арсенал советской строительной техники послевоен­ных лет.

Требовалось также создать мобильные строительные подразделения с военной дисциплиной, которые полностью отвечали бы условиям военного времени. Такими подразделениями стали особые строительно-монтажные части (ОСМЧ), созданные по решению ГКО от 8 июля 1941 г. на базе строительных трестов Наркомстроя. На эти части возлагалось выполнение срочных заданий правительства по сооружению пред­приятий оборонной промышленности, восстановление пострадавших объектов, а так­же возведение оборонительных сооружений. На положение ОСМЧ было переведено свыше 70 строительных и монтажных трестов Наркомстроя. Народному комиссару по строительству предоставлялось право перебрасывать эти особые части с одних строек на другие, переводить в случае необходимости их личный состав на казармен­ное положение, обеспечивая рабочих бесплатным питанием.

Создание ОСМЧ, которые являлись в известной мере военизированными органи­зациями, полностью себя оправдало, так как давало возможность путем их перебро­ски концентрировать производственные мощности строительных и монтажных орга­низаций в тех местах, где это диктовалось интересами страны. При этом за ОСМЧ закреплялись постоянные инженерно-технические кадры и квалифицирован­ные рабочие. Быстрая концентрация сил и средств на решающих участках поз­воляла возводить оборонные объекты первостепенного значения в кратчайшие сроки.

Строительство, как правило, велось при непременной концентрации трудовых и материальных ресурсов на важнейших объектах каждой стройки. Работы осущест­влялись последовательно, благодаря чему предприятие вводилось в строй очередями, задолго до завершения всех его зданий и сооружений. Нередко бывало так: строи­тели еще не успели закончить кладку стен и устройство перекрытий, а уж цех начи­нал выдавать продукцию.

Огромное внимание уделяло Советское государство вопросам организации труда. Как и в мирные годы, в дни войны социалистическая организация труда обеспечи­валась сознательной дисциплиной подавляющего большинства трудящихся. По сравнению с предвоенным временем количество рабочих в годы войны значи­тельно уменьшилось. Поэтому необходимо было привлечь к труду граждан старших возрастов, домашних хозяек, подростков и инвалидов, имевших частичную трудоспо­собность. Перед государством встала задача трудоустройства этих категорий населе­ния. Их участие в общественно-производительном труде за годы войны примерно удвои­лось. Соответствующая подготовка и переквалификация этих людей осуществлялась через систему курсов и школ, которые давали возможность в короткий срок приобре­сти ту или иную специальность. Пенсионеры продолжали получать пенсию независимо от заработка. Это поощряло их возвращение на работу. Они имели право поступать на работу или переходить на другое предприятие в соответствии с состоянием своего здоровья и наклонностями. Инвалидам труда и войны, работавшим на производстве, предоставлялся отпуск либо выдавалась денежная компенсация за отпуск по нормам трудового законодательства мирного времени. Гибкая система государственных мер позволила в годы войны вовлечь в производительный труд подавляющее большинство людей, которые ранее не были систематически заняты в общественном производстве.

В период войны для всех отраслей народного хозяйства была организована мас­совая подготовка новых квалифицированных рабочих. Она велась в ремесленных и железнодорожных училищах, школах фабрично-заводского обучения, непосредст­венно на предприятиях и созданных при них различных курсах, в школах механиза­ции сельского хозяйства. В среднем за год в течение войны подготавливалось таким образом около 3 млн. рабочих.

Обстановка военного времени заставила государство прибегнуть также к систе­ме трудовой повинности. Если в мирное время эту повинность разрешалось применять только в случае борьбы со стихийными бедствиями и эпидемиями, то в годы войны она использовалась для проведения оборонных работ, заготовок топлива, охраны путей сообщения, сооружений и средств связи. Соответственно был расширен и круг лиц, привлекаемых к трудовой повинности.

В связи с тем что в период войны в сельском хозяйстве ощущался большой недостаток рабочей силы, местные органы государственной власти получили право в дни напряженных сельскохозяйственных работ привлекать к ним все трудоспособ­ное население городов, а также лиц, проживающих в сельской местности, но не занятых в колхозном и совхозном производстве. Это позволило частично компенсиро­вать убыль миллионов трудоспособных колхозников, призванных в действующую армию.

Немалую роль в повышении сознательности, организованности и активности народных масс в борьбе с врагом сыграла культурно-воспитательная деятельность государственных органов. Важнейшие мероприятия нашего государства, осуществляв­шиеся до войны в области социально-культурного строительства и воспитания совет­ских граждан, сохраняли свое значение и в военное время. Вместе с тем необходимо было организовать работу культурно-просветительных учреждений страны с учетом трудностей военного времени. Так, были созданы вечерние и заочные школы рабочей и сельской молодежи, дававшие необходимое образование подросткам без отрыва от производства. Война потребовала изменить количественное соотношение между обучающимися в общеобразовательных школах и в школах фабрично-заводского обу­чения, ремесленных училищах. Набор молодежи в училища и школы трудовых резер­вов в военное время во много раз превышал довоенный уровень.

Большое внимание уделяло Советское государство научным учреждениям и под­готовке научно-технических кадров. Увеличился выпуск специалистов в области тех­нических, прикладных наук и особенно в тех отраслях знаний, которые имели непо­средственное военное значение. Широко были развернуты военно-технические иссле­дования, способствующие всемерному усилению боевой мощи войск. Права и интересы деятелей науки и техники, культуры и искусства оставались в период войны не-прикосновенными. Для этой категории лиц сохранялись все основные льготы и пре-имущества мирного времени.

В годы воины значительно повысилась роль Советского государства в охране со­циалистической собственности и общественного порядка. Особое внимание уделялось строжайшей охране военного имущества и объектов военного хозяйства, продоволь­ственных и промышленных товаров, предназначенных для снабжения тыла и фронта.

Была перестроена работа органов суда и прокуратуры. Правосудие в условиях войны осуществлялось Верховным судом СССР, верховными судами союзных и авто­номных республик, краевыми и областными судами, народными судами, а в армии и на флоте военными трибуналами.

Всей своей деятельностью судебные органы воспитывали граждан СССР в духе преданности Родине и делу социализма, в духе точного и неуклонного выполнения законов Советского государства, и прежде всего законов военного времени, бережного отношения к социалистической собственности, добросовестного и честного отношения к государственному, общественному и воинскому долгу, уважения правил социали­стического общежития.

В военные годы, как и в мирное время, правосудие осуществлялось на началах единого и равного для всех граждан суда, независимо от их социального, имущест­венного и служебного положения, национальности и расовой принадлежности. При­менялось единое и обязательное для всех судебных органов законодательство СССР, в том числе и законы военного времени.

Решения судебных органов могли быть обжалованы осужденными, их защит­никами и другими заинтересованными лицами и опротестованы органами прокурор­ского надзора в вышестоящих судебных инстанциях.

Верховный суд и Прокуратура СССР осуществляли в условиях войны высший контроль за соблюдением законности и правопорядка и в случае необходимости могли истребовать любое деле из любого суда и обеспечить его пересмотр в установленном законом порядке.

В суровых условиях Великой Отечественной войны Советское государство требо­вало от граждан беспрекословного выполнения правовых норм и распоряжений своих органов, повсеместного соблюдения порядка, крепкой дисциплины и высокой организованности как одного из важных условий достижения победы. Лица, отступав­шие от правовых требований, наказывались по всей строгости законов военного времени.

Основная задача судебных и прокурорских органов состояла в том, чтобы обеспечить интересы социалистического государства в целях победы над врагом. В соответствии с этим в начале войны Президиум Верховного Совета СССР утвердил по­ложение о военных трибуналах в местностях, объявленных на военном положении, и в районах боевых действий. Согласно этому положению изменялся порядок комп­лектования военно-судебных органов, а также порядок рассмотрения судебных дел и опротестования приговоров.

Военные трибуналы как специальные суды создавались при фронтах, армиях, корпусах, дивизиях и других соединениях и при военизированных учреждениях. В местностях, находившихся на военном положении, они рассматривали дела о пре­ступлениях, направленных против обороны, общественного порядка и государст­венной безопасности, в том числе дела на лиц, работавших в военной промышлен­ности, на транспорте, на строительстве оборонительных сооружений и в организа­циях, непосредственно связанных с военным ведомством.

Порядок прохождения дел в военных трибуналах допускал сокращенные сроки судебного следствия, рассмотрение дел в составе постоянных судей без народных заседателей. Приговоры трибуналов вступали в силу с момента их объявления и кас­сационному обжалованию не подлежали: они немедленно приводились в исполнение. Военные советы фронтов и армий, а также командующие фронтами и армиями пользовались правом приостановить осуществление приговора, содержащего высшую меру наказания расстрел.

Многие гражданские судебные органы в местностях, объявленных на военном положении, и в прифронтовой полосе, а также судебные органы железнодорожного и водного транспорта были военизированы.

Дела о крупных хищениях народного имущества и нарушениях общественного порядка подлежали ведению специальных судебных органов, рассматривались и решались военными трибуналами. Повышенным наказаниям подвергались те, кто был уличен в порче и разбазаривании продовольственных продуктов, в хищении, нераци­ональном использовании или утере военного имущества. В целом случаи хищения государственного и личного имущества в период Отечественной войны квалифициро­вались как особо опасные действия, совершенные в чрезвычайной военной обстанов­ке. Виновные подвергались серьезным наказаниям по законам военного времени. Это полностью отвечало интересам народа и государства.

Лица, которые покушались на общественный порядок, государственную без­опасность и законные интересы трудящихся, наказывались особенно строго. Как ад­министративные, так и судебные меры по всем таким делам применялись преимущест­венно военными властями и органами военной юстиции. Общегражданская судебная и административная власть государства осуществляла свои полномочия по этим вопросам лишь в местностях, не объявленных на военном положении, да и то с исключением из ее ведения сферы военного хозяйства.

«Вызванные войной изменения во внутренней и внешней политике СССР обусло­вили широкое введение в действие законов военного времени и чрезвычайных правовых актов. Своеобразие сложившейся обстановки состояло в том, что эти законы и акты существовали наряду с основными законами мирного периода. Вот почему в годы войны проводилось перераспределение компетенции между государственными орга­нами, видоизменялись методы и формы борьбы за законность и правопорядок в тылу и на фронте. В случае несогласованности некоторых законов мирного и военного вре­мени предпочтение, разумеется, отдавалось последним. Правовые акты, издаваемые органами власти в местностях, объявленных на военном положении, должны были находиться в соответствии с правилами, установленными военными властями»6.

В отличие от империалистических войн Великая Отечественная война Советско­го Союза велась во имя жизненных интересов трудящихся. Наши законы военного времени способствовали созданию наиболее благоприятных условий для разгрома фашистских захватчиков. Они обеспечивали единство действий армии и народа, слия­ние фронта и тыла в единый боевой лагерь. Проведение этих законов в жизнь повы­шало у советских людей чувство долга, политическую и трудовую активность, ответ­ственность за выполнение возложенных на них обязанностей.

Конституционные основы Советского государства и права во время Отечест­венной войны были сохранены. Конституция СССР оставалась на протяжении всей войны политико-юридической базой текущего законодательства и государственной практики. Действие основных принципов и норм советского права в период войны предопределялось природой социалистического строя, справедливым характером самой войны, борьбой за честь и независимость социалистической Родины, за свободу народов.

Что касается фашистских стран, которые с начала и до конца, вели агрессивную войну, то там господствовали самое жестокое насилие и произвол. Это и понятно, ибо преступные цели фашизма рождали и преступные средства. Гитлеровцы возвели произвол и насилие в ранг государственной политики. С этого они начали свое прав­ление, этим и кончили. Они узурпировали все демократические права и свободы, попирали основные законы и обычаи войны, совершали неслыханные преступления против человечности. Единственным их «законом» как во внутренней, так и в между­народной жизни было беззаконие.

В Советском государстве среди законов военного времени особое место занимало законодательство, регулировавшее строительство и деятельность Вооруженных Сил. Оно предусматривало особые права и обязанности военнослужащих, устанавливало порядок несения военной службы в условиях войны, предоставляло необходимые льготы и преимущества воинам, инвалидам войны, их семьям и приравненным к ним лицам, оформляло и узаконивало принципы и методы военного управления. Военное законодательство являлось одной из основ укрепления воинской дисциплины, закон­ности и правопорядка в войсках. В местностях, объявленных на военном положении, и в районах боевых действий нормы военного законодательства распространялись на значительные контингенты гражданского населения, а также на отрасли народного хозяйства.

Некоторые изданные в период войны законодательные акты, относящиеся к Во­оруженным Силам СССР, действуют и в настоящее время, особенно те из них, которые касаются предоставления льгот и преимуществ, государственного обеспечения воен­нослужащих, инвалидов войны, демобилизованных воинов и семей лиц, погибших на фронте. Но большая часть законов военного времени с окончанием Отечественной войны утратила юридическую силу, поскольку они предназначались исключительно для условий чрезвычайной обстановки. Однако эти законы имеют историческое и тео­ретическое значение, так как они отражают богатый опыт строительства и деятель­ности Советских Вооруженных Сил в годы войны.

Органы юстиции в условиях войны решали возложенные на них задачи в тесном взаимодействии с военным командованием и политорганами, содействовали обеспече­нию высокого политико-морального состояния войск, укреплению воинской дисцип­лины, законности и правопорядка в тылу и на фронте.

Одновременно следует отметить, что в связи с культом личности Сталина про­никшие в карательные органы авантюристические, карьеристские элементы практико­вали огульные репрессии и грубые нарушения законности.

Коммунистическая партия вела большую работу по восстановлению советских государственных органов в освобожденных от фашистских захватчиков районах нашей страны. Законом военного времени предусматривалось, что на освобождаемой от окку­пации территории СССР, где отсутствовали органы государственной власти и управ­ления, их функции временно выполняли военные власти в лице военных советов фронтов, армий и командования войсковых соединений. С удалением линии фронта на запад в этих районах постепенно восстанавливалась власть местных Советов. При этом исполкомы, отделы и управления областных, районных, городских и сельских Советов формировались из оставшихся здесь депутатов, избранных в предвоенные годы. Их полномочия были продлены законом до окончания Великой Отечествен­ной войны.

Если на освобожденной от оккупантов территории имелись партизанские края, там продолжали функционировать прежние советские государственные органы, пополненные и расширенные в соответствии с теми их задачами, которые предусмат­ривались Конституцией СССР.

Законодательные и правительственные органы таких союзных республик, как Украинская, Белорусская, Литовская, Латвийская, Эстонская, Молдавская, по мере освобождения их территорий возвращались из эвакуации и приступали к вы­полнению своих функций на общих конституционных основаниях. При этом они опи­рались на помощь всех остальных республик и Советского государства в целом.

Восстановленные органы власти энергично приступали к возрождению хозяй­ства и культуры, ликвидации последствий войны, всячески помогали населению, пострадавшему от оккупации. Они оказывали также необходимую поддержку фронту.

Работа по мобилизации сил народа на отпор врагу велась Советским государ­ством при активной поддержке массовых организаций трудящихся.

В социалистической стране очень велика роль массовых общественных органи­заций и добровольных обществ. Представляя собой различные проявления социалисти­ческого демократизма, они помогают развитию политической активности граждан и их самодеятельности, вовлекают широкие массы трудящихся в управление государ­ством. В Советском Союзе эти организации и общества обладают конституционным правом выдвигать кандидатов в депутаты Советов. Деятельность общественных орга­низаций в СССР осуществляется под руководством Коммунистической партии, являю­щейся передовым отрядом советского народа.

В годы Отечественной войны наряду с социалистическим государством, как главным орудием защиты страны, большую работу вели различные массовые общест­венные организации и добровольные общества трудящихся: профессиональные сою­зы, комсомол, кооперативные объединения, оборонные, научно-технические, куль­турные, спортивные общества и другие.

Самой многочисленной из этих организаций были профсоюзы. Они имелись на всех предприятиях, стройках и в учреждениях страны. Подчиняя всю свою дея­тельность интересам фронта, профсоюзы оказывали большую помощь партии и пра­вительству в перестройке всего народного хозяйства на военный лад, добивались укрепления государственного и хозяйственного аппарата, организовывали рабочих и служащих на борьбу за повышение производительности труда, выполнение военно-хозяйственных планов, за полное использование всех резервов для победы над врагом.

Много сил и труда вложили профессиональные союзы в организацию военного производства. Они содействовали перемещению тысяч предприятий на восток страны, проводили массовую подготовку новых кадров рабочих, особенно из числа женщин и молодежи. Развернувшееся по почину трудящихся Всесоюзное социалистическое соревнование за увеличение выпуска военной продукции непосредственно направ­лялось профсоюзными организациями. На 1 января 1944 г. в соревновании участ­вовало более 80 процентов всех рабочих и служащих. В результате производитель­ность труда в период войны на основных предприятиях повысилась на 40—50 про­центов. Для поощрения соревнующихся коллективов профессиональные союзы вместе с партийными и государственными организациями вручали лучшим из них Красное знамя.

В связи с мобилизацией сил народа на отпор врагу профсоюзы деятельно участвовали в проведении Всевобуча и подготовке военных резервов, в укреплении местной противовоздушной обороны, в организации шефства предприятий над воин­скими частями, в развертывании военных госпиталей. Большинство принадлежавших профсоюзам санаториев и домов отдыха было преобразовано в госпитали для ране­ных и больных воинов.

В годы войны, как и в мирное время, профессиональные союзы контролировали состояние охраны труда и техники безопасности на предприятиях и в учреждениях, следили за выполнением законодательства о труде и применением прогрессивных сис­тем его оплаты, управляли социальным страхованием, выдавали рабочим и служа­щим пособия по временной нетрудоспособности, добивались улучшения медицин­ского обслуживания населения. Миллионы женщин, занятых в мирное время домаш­ним хозяйством, вовлекались в производственную и общественную жизнь; профсоюзы заботились об улучшении условий их труда, вели борьбу с детской беспризорностью и безнадзорностью.

В условиях войны профсоюзы непосредственно руководили отделами рабочего снабжения (орсами), содействовали развертыванию подсобных хозяйств, коллектив­ного и индивидуального огородничества. К концу войны огородничеством в нашей стране занималось свыше 18 млн. рабочих и служащих. Благодаря коллективным и индивидуальным огородам городское население получило в 1942—1945 гг. допол­нительно более 26 млн. тонн картофеля и овощей.

Деятельность профессиональных союзов в период войны была тесно связана с другими массовыми общественными организациями, среди которых особенно боль­шая роль принадлежала ленинскому комсомолу. ВЛКСМ, насчитывавший в годы войны более 9 млн. членов, дал Красной Армии и Флоту 3 500 тыс. человек7. В Ленин­градской организации каждые девять комсомольцев из десяти сражались на фронте. Из Московской организации на фронт ушло 210 тыс. комсомольцев, из Орловской — 42 тыс. Молодежь составляла костяк новых формирований. Некоторые части целиком создавались из комсомольцев.

В армию и на флот отправлялись как рядовые члены ВЛКСМ, так и руководящие работники. В 1941 г. на военную работу перешло 30 процентов секретарей обкомов, горкомов и райкомов ВЛКСМ. В дальнейшем в Вооруженные Силы было направлено еще 1200 секретарей обкомов, первых секретарей горкомов и райкомов и свыше 66 тыс. секретарей первичных комсомольских организаций.

Комсомольцы шли на самые трудные и ответственные участки борьбы с врагом. По призыву Коммунистической партии они самоотверженно сражались с захватчика­ми на фронте, в партизанских отрядах и в подполье. Наравне с юношами стойко пере­носили все тяготы войны и геройски бились с врагом наши девушки. К январю 1942 г. в рядах Вооруженных Сил было 350 тыс. комсомолок, а в последующие годы их число значительно возросло.

Ленинский комсомол возглавлял патриотическое движение молодежи в тылу, которое проявлялось в самых различных формах: в организации комсомольско-моло­дежных бригад, в создании фонда помощи детям-сиротам и т. д. Наши юноши и де­вушки показывали чудеса трудового героизма. Комсомольцы и вся советская моло­дежь внесли в фонд обороны страны около 1 млрд. рублей.

Комсомольские организации всесторонне помогали Всевобучу. В процессе обу­чения создавались комсомольско-молодежные подразделения снайперов, автоматчиков, пулеметчиков, минометчиков и пр. Эти подразделения дали свыше 1 700 тыс. специалистов. Кроме того, были созданы специальные подразделения из девушек-комсомолок, подготовившие 214 тыс. снайперов, пулеметчиц и других специалистов. Из комсомольцев и несоюзной молодежи формировались кадры для борьбы в тылу врага.

Родина высоко оценила заслуги ленинского комсомола. 3500 тыс. комсомольцев были награждены орденами и медалями СССР, а 3 тыс. из них удостоены звания Героя Советского Союза. За боевые заслуги в борьбе с немецко-фашистскими захват­чиками награждены орденами и медалями 100 тыс. девушек, 58 из которых получили звание Героя Советского Союза.

Война наложила свой отпечаток и на деятельность пионерских организаций. Пионеры и школьники помогали взрослым во многих делах. Прежде всего, они самоотверженно трудились на полях колхозов и совхозов. Выполняя постановление правительства от 13 апреля 1942 г. о привлечении учащихся школ к полевым работам, свыше 20 млн. школьников в летние каникулы 1942 г. выработали 757 млн. трудодней8.

Пионеры участвовали также в восстановлении разрушенных школ и других зданий, вместе с комсомольцами выходили на воскресники, отдавая заработанные средства в фонд Красной Армии. Во многих школах были созданы различные мастер­ские, выполнявшие заказы фронта и народного хозяйства. Например, летом 1942 г. в школьных мастерских Москвы работало 17 тыс. учащихся, которые изготовили продукции на 30 млн. рублей.

По инициативе ЦК ВЛКСМ пионеры и школьники успешно собирали лекарст­венные и другие полезные растения. Достаточно сказать, что только за лето 1942 г. они собрали более половины всех заготовленных в стране дикорастущих растений.

Учащиеся активно шефствовали над лечебными учреждениями. Они украшали цветами госпитали, читали раненым книги, помогали им писать письма, показывали художественную самодеятельность.

Важную роль в годы войны сыграла потребительская кооперация. На нее было возложено снабжение рабочих и интеллигенции в сельской местности, заготовка некоторых видов сырья и встречная продажа колхозникам промышленных товаров. Через потребкооперацию снабжалась шестая часть всего населения деревни, в том числе детские сады, ясли, интернаты инвалидов войны, эвакуированные граждане.

Война потребовала от потребительской кооперации заняться производством обуви, одежды, обозных и шорных изделий и т. п. Кооперативные организации заго­тавливали овощи, дикорастущие растения и плоды, пушнину и т. д. Все это шло на удовлетворение нужд фронта и тыла.

Как и другие общественные организации, потребительская кооперация активно помогала народному хозяйству материальными средствами. Ее пайщики приобрели за годы войны облигаций на 2 600 млн. рублей. Эти деньги были использованы для нужд войны. Кроме того, пайщики и работники потребкооперации из своих средств и отчислений от прибылей внесли в фонд обороны 105, 2 млн. рублей.

Одним из наиболее массовых добровольных обществ, проделавших в годы войны большую работу, было Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству (Осоавиахим). К началу войны Осоавиахим насчитывал в своих рядах 13 млн. членов, объединенных в 329 тыс. первичных организаций. Эти организации в предвоенные годы проводили оборонно-массовую работу среди всех слоев населения.

Вовлечению в Осоавиахим молодежи содействовали различные клубы. Этому спо­собствовали также и занятия спортом. В аэроклубах без отрыва от производства обучалось одновременно до 8 тыс. юношей и девушекбудущих летчиков. Свыше 30 тыс. спортсменов осваивали планеризм. Всего к началу 1941 г. Осоавиахим обучил около 400 тыс. летчиков запаса, пилотов-планеристов, парашютистов, авиамехаников, морских специалистов, автомобилистов, мотоциклистов и различных связистов.

До создания органов Всевобуча ответственность за подготовку населения к про­тивовоздушной обороне нес Осоавиахим. Он же готовил инструкторов для групп са­мозащиты в жилых домах. В результате этой работы уже к осени 1941 г. не только взрослые, но и многие дети имели навыки в борьбе с последствиями авиационных на­летов, в оказании медицинской помощи пострадавшим. Была создана сеть район­ных и городских школ ПВХО, которые за годы войны подготовили 987 тыс. общест­венных инструкторов для обучения населения по программам ПВХО.

Массовая подготовка советских граждан к противовоздушной обороне сыграла весьма важную роль. За время войны они потушили более 1 млн. зажигательных бомб. При этом 99 процентов всех пожаров ликвидировали группы самозащиты.

После 17 сентября 1941 г., когда по решению ГКО было создано Управление Всевобуча, осоавиахимовские организации наряду с оборонно-массовой работой среди населения продолжали готовить резервы для Красной Армии.

Когда началось массовое изгнание врага с советской территории, местные партий­ные организации поручали осоавиахимовцам очищать освобождаемую землю от мин и разрушений. Позже, 19 февраля 1944 г., постановлением Государственного Коми­тета Обороны Осоавиахиму было поручено сплошное разминирование освобожденной территории, сбор оставшейся на полях сражений боевой техники, оружия и боеприпа­сов. Для выполнения этого задания в Центральном совете Осоавиахима был учрежден отдел по разминированию и сбору военного имущества. В каждом районе создавались специальные команды, обученные искусству разминирования.

Минеры Осоавиахима и те, кто собирал вооружение, проделали поистине колос­сальную работу. Вооруженные щупами и миноискателями, они проверяли каждый метр освобожденной земли и извлекали из нее неразорвавшиеся снаряды и мины, угрожавшие жизни советских людей. 1945 год был решающим в разминировании. Подвергая себя ежеминутной опасности, наши минеры обследовали 127 078 населен­ных пунктов, очистили от мин площадь более 1,5 млн. квадратных километров, соб­рали и уничтожили около 55 млн. мин, авиабомб, снарядов и других взрывных средств. Было также собрано на полях сражений много вооружения и разбитой техники.

Высокую активность в годы войны проявил Союз обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР. К началу войны этот союз насчитывал 7 900 тыс. членов, а к концу еедо 12 900 тыс. Организации Красного Креста делали все воз­можное, чтобы помочь раненым и больным воинам скорее вернуться в строй. Кроме того, они участвовали в подготовке среднего и младшего медперсонала. За годы войны ими было подготовлено около 300 тыс. медицинских сестер, более 500 тыс. сандружинниц и до 30 тыс. санитаров. Большинство выпускников медицинских школ Красного Креста направлялись в действующую армию в роты, батальоны и полки. Благодаря этому фронтовые и тыловые лечебно-профилактические учреждения не испытывали недостатка в среднем и младшем медперсонале.

На организации Красного Креста было возложено также обучение граждан­ского населения по программе «Готов к санитарной обороне» (ГСО). За четыре года войны они подготовили 23 млн. значкистов ГСО, из которых создавали санитарные дружины и посты, являвшиеся активными помощниками органов здравоохранения в проведении всех профилактических мероприятий среди населения.

Общество Красного Креста многое сделало и для организации донорства. Трудно переоценить значение донорства в условиях войны. Оно стало делом огромной госу­дарственной важности. По всей стране были созданы донорские пункты. Ряды людей, желавших отдать свою кровь для раненых воинов, постоянно росли. Донорство в годы войны явилось замечательным выражением советского патриотизма, любви к Красной Армии9.

После изгнания фашистских захватчиков Красный Крест провел большую про­тивоэпидемическую работу в освобожденных районах. Противоэпидемические отря­ды за год обследовали свыше 500 тыс. дворов, подвергли санитарной обработке 400 тыс. советских граждан, 74 тыс. человек оказали медицинскую помощь и 10 тыс. гос­питализировали, отремонтировали 7 тыс. колодцев и построили около 2 тыс. бань.

Значительный вклад в дело защиты Родины внесла инженерно-техническая общественность, организованная во всех отраслях народного хозяйства в научные инженерно-технические общества. В них входила лучшая часть технической интелли­генции и многие рабочие новаторы производства. Руководящим ядром этой раз­ветвленной системы являлся Всесоюзный совет научных инженерно-технических обществ (ВСНИТО), в котором имелось нескодько отраслевых комитетов, объединяв­ших родственные отрасли науки и техники. Каждому комитету поручалась разработ­ка какой-либо комплексной проблемы. Комитет обычно расчленял ее на отдельные темы, привлекая к их разработке отраслевые общества, научно-исследовательские и проектные организации, виднейших ученых и инженеров-практиков.

Инженерно-технические общества направляли свою творческую энергию на удовлетворение запросов Вооруженных Сил и оборонной промышленности. ВСНИТО был инициатором создания новых специальных производств в военной промышлен­ности, разрабатывал технологию и осуществлял техническую консультацию в тече­ние всего периода освоения этих производств. Примером полезной инициативы инженерно-технических обществ могут служить многие факты.

Ленинградское отделение общества машиностроителей разработало новую тех­нологию отливки мин, снарядов и скоростной серийной постройки малых судов.

Топливная комиссия ВСНИТО по заданию Госплана СССР разработала норма­тивы расхода топлива для котлов малой и средней емкости на тепловых электростан­циях, в паровозах, при производстве цемента, керамических изделий и отоплении жилых помещений. Все это дало экономию топлива от 10 до 15 процентов.

Инженерно-техническое общество лесной промышленности предложило приме­нять на строительстве железных дорог шпалы облегченного типа, что позволило уве­личить изготовление шпал на 53 процента. Общество легкой промышленности разра­ботало комплекс мероприятий по расширению сырьевой базы кожевенной промышлен­ности, в частности, была увеличена выработка обувной кирзы на 45 процентов. Общество железнодорожного транспорта разработало и внедрило метод увеличе­ния пропускной способности железных дорог, а также ускоритель набора воды паро­возами. Это дало большую экономию времени и средств. Общество водного тран­спорта разработало новый метод расчета портовых гидротехнических сооружений, сконструировало плавучий причал из деревянных понтонов для десантных операций, предложило новую систему эксплуатации водного транспорта, что повысило про­пускную способность пристаней и портов.

За четыре года войны инженерно-технические общества внедрили в производство около 2 тыс. ценных предложений, подготовили к изданию более 500 справочников и пособий.

Большое внимание в нашей стране уделяется физкультуре и спорту. В предвоен­ные годы 137 профсоюзов имели 88 добровольных спортивных обществ, в которых нас­читывалось 1 274 400 физкультурников. В 55 профсоюзах, не имевших спортивных обществ, было 166500 физкультурников. Кроме того, физкультура и спорт занимали значительное место в массовой работе комсомольских организаций и школ. Учащиеся школ, техникумов, вузов, воины Красной Армии имели в своих рядах постоянный спортивный актив. Всего в стране к началу 1941 г. насчитывалось 3 105 тыс. физкуль­турников.

В годы войны основной состав инструкторов и физкультурников спортивных обществ ушел на фронт, чтобы с оружием в руках бороться с врагом. Оставшиеся в ты­лу спортсмены использовались в подразделениях Всевобуча и активно участвовали в подготовке резервов. За три года войны физкультурники профсоюзов подготовили по 20- и 30-часовым программам военно-лыжного обучения 2 527 тыс. человек. В течение лета 1943 и 1944 гг. они обучили по 25- и 30-часовым программам приемам рукопашного боя 705 тыс. и плаванию с боевым снаряжением 274 тыс. человек.

Альпинистские спортивные организации республик и краев Северного Кав­каза и Закавказья сформировали из своего состава около 40 горнострелковых отрядов, которые в период борьбы на Кавказе в 1942—1943 гг. сыграли важную роль. Обучен­ные альпинизму и хорошо натренированные, при легком снаряжении и вооружении, горные отряды смело навязывали врагу решительные схватки и уничтожали его.

В целом, несмотря на трудности военного времени, общественные организации и добровольные общества трудящихся в период войны расширили и укрепили связи с массами, усовершенствовали методы своей деятельности и обогатились новым опы­том работы. Роль общественных организаций значительно возросла, а их участие в жизни страны стало еще более эффективным.

За годы Великой Отечественной войны Советское государство и общественные организации проделали колоссальную работу во всех областях жизни и борьбы нашего народа. Они обеспечили руководство хозяйством, концентрацию средств для нужд фронта и мобилизацию масс на достижение победы. Многие мероприятия и преобразования, проведенные органами государственной власти и управления в период войны, сохранили определенное значение и для послевоенного мирного стро­ительства.

Будучи самыми массовыми организациями трудящихся, Советы с их аппаратом управления оказались лучшей в истории формой мобилизации масс на разгром врага. Сотни тысяч депутатов и активистов-общественников помогли Советскому государству в неимоверно трудных условиях военного времени проводить мероприятия, охватывавшие все население страны.


Заключение

Почему цена победы СССР оказалась столь неимоверно великой? Отечественной и зарубежной историографии наряду с научным прослеживаются апологетический и нигилистический подходы к решению этого вопроса. Первому свойственны умолчание, преуменьшение негативного в сталинском руководстве войной, попытки объяснить явные просчеты и провалы некими внешними обстоятельствами. Так, ответственность за громадные жертвы среди мирного населения и другой ущерб целиком возлагают на оккупантов. Конечно, агрессор с его человеконенавистническими намерениями и человекоубойной промышленностью на самом деле повинен во всем, но лишь в конечном счете. Ведь правомерно поставить прямые вопросы: а кто пустил его в наш дом, как оказался он в глубине чужой земли, кто позволил ему истребить миллионы беззащитных людей, захватить или уничтожить громадные ценности? Война шла в основном на нашей территории. По некоторым областям ее железный каток прошелся несколько раз. Необходимо также исследовать, всегда ли приказы Сталина о "выжженной земле" были оправданны. Так, ряд специалистов сомневается в целесообразности тотального разрушения партизанами железных дорог в тылу врага перед наступлением советских войск.

В немарксистской литературе можно встретить иной подход: противопоставление "беспощадного использования людских масс советским руководством, бережливому введению в бой людей с использованием больших материальных средств англо-американским". Эта схема объясняет лишь часть известных фактов. Нельзя отрицать прямую связь между огромными потерями Красной Армии (потери вооруженных сил США и Англии соответственно 405 тысяч и 375 тысяч) и уровнем сталинского руководства. Нужно учитывать, однако, и крайне несправедливое распределение военных усилий внутри антифашистской коалиции. В то время как СССР сковывал главную мощь общего противника, США и Англия накапливали оптимально необходимые силы и средства, свободно выбирая время, образ и места действий. К тому же СССР сразу попал в чрезвычайно тяжелую ситуацию: он вступил в войну, не имея ни одного союзника.

Мнению зарубежных специалистов в чем-то созвучны суждения крайнего толка, появившиеся недавно в отечественной литературе: якобы вообще и не было нашей победы, поскольку ее добились такой кровью; что виновников неоправданных потерь надо исторгнуть из истории; что мы закончили войну, не умея воевать, залили кровью своей, завалили врагов своими трупами. Но "не умеющий воевать" не победил бы и ценой 1: 5. Кстати, зарубежные военные историки, подчеркивая вклад Красной Армии в дело победы, не сбрасывают со счетов успешных ее операций, особенно 1944 - 1945 годов.

С конца 20-х годов, прилагая нечеловеческие усилия, советские народы осуществляли гигантское оборонное строительство. Чуть ли не вся деятельность правительства, экономика страны были подчинены этой цели. Сюда были брошены лучшие научные и технические кадры, огромные средства. В середине 30-х годов РККА фактически не уступала ни одной армии мира.









































Использованная литература



Верт Н. История Советского государства. 1900-1991. М., 1992 г.


Гриф секретности снят. Под ред. Г.Ф. Кривошеева. М., «Военное издательство», 1993 г.


Великая отечественная война 1941-1945 г.г. Под ред. Жилина П.А. М., 1979 г.


Великая отечественная война 1941-1945 г.г. Под ред. Киряна М.М. М., 1989 г.


История Великой Отечественной Войны Советского Союза. 1941-1945. М., «Министерство Обороны СССР», 1965 г. Т.3.


История Великой Отечественной Войны Советского Союза. 1941-1945. М., «Министерство Обороны СССР», 1965 г. Т.4.


История Великой Отечественной Войны Советского Союза. 1941-1945. М., «Министерство Обороны СССР», 1965 г. Т.5.


История Великой Отечественной Войны Советского Союза. 1941-1945. М., «Министерство Обороны СССР», 1965 г. Т.6.


Исаев В.А. История государства и права России. М., 1997 г.


На земле, в воде и на море. Сост. Уколов В.М. М., 1989. и. М., 1997 г.

1 Гриф секретности снят. М., «Военное издательство», 1993 г. С. 146-147

2 Великая отечественная война 1941-1945 г.г. Под ред. Киряна М.М. М., 1989. С.149

3 Великая отечественная война 1941-1945 г.г. Под ред. Жилина П.А. М., 1979. С. 215.

4 Великая отечественная война 1941-1945 г.г. Под ред. Жилина П.А. М., 1979. С. 221.

5 Великая отечественная война 1941-1945 г.г. Под ред. Жилина П.А. М., 1979. С.116.

6 Исаев В.А. История государства и права России. М., 1997. С. 242.

7 На земле, в воде и на море. Сост. Уколов В.М. М., 1989. С. 375.

8 На земле, в воде и на море. Сост. Уколов В.М. М., 1989. Стр.381.

9 На земле, в воде и на море. Сост. Уколов В.М. М., 1989. Стр. 269.


Случайные файлы

Файл
72715.rtf
2983-1.rtf
4226.rtf
6474-1.rtf
8572.rtf