Сибирские первопроходцы (sib_hist)

Посмотреть архив целиком


План:



  1. Политико - правовые отношения сибирских первопроходцев.

    1. Общинные организации крестьян.

    2. Организация сибирских служилых людей

    3. Воеводское управление.

  2. Борьба за самоуправление. Классовая борьба.

Общинные организации крестьян.


Российскому крестьянству, стихийно заселявшему Сибирь с конца XVI в., принадлежит основная заслуга в хозяйственном освоении огромной Сибирской территории. На протяжении XVII в. оно закладывало основу образованию в таежной и лесостепной части Сибири крупных сельскохозяйственных районов - Верхотурско-Тобольского, Томско-Кузнецкого, Енисейского, Илимо-Иркутского, а также за Байкалом и в Приамурье, которые в дальнейшем постепенно сливались в единую сельскохозяйственную полосу. В начале XVIII в. при общей численности мужского русского населения в Сибири почти в 158 тыс. чел. Крестьянство насчитывало более 80 тыс. человек, почти вдвое преобладая над другой, следующей по многочисленности группой - служилыми людьми.

В Сибири XVII в. в условиях все более централизующегося феодального государства община северорусских переселенцев испытывала воздействие его административного аппарата и последовательно превращалась в низовой орган, ответственный за управление, поддержание правопорядка, выполнение всевозможных повинностей. Но и в этих условиях сельская община сохраняла первостепенное значение социального института, определявшего всю внутреннюю - хозяйственную, общественную, семейную - жизнь деревни.

В исторической науке сельская община характеризуется как дуалистическая социальная организация, с одной стороны, регулировавшая социально-экономическую, семейно- и общественно-бытовую жизнь деревни и поддерживавшая обычно-правовые нормы этой жизни, а с другой стороны, обеспечивавшая поступление феодальной ренты в пользу помещика и государственной власти. Сибирская община генетически была связана с поморским (северорусским) типом общинной организации. И на севере европейской части страны, и в Сибири крестьянство существовало в условиях одной и той же формы феодальной зависимости - государственной. Переселявшееся в Сибирь крестьянство начинало свою хозяйственную деятельность в ее таежной полосе, сходной по природно-климатическим условиям с Русским Севером. Оно успешно использовало имеющийся опыт хозяйствования, постепенно внося в него необходимые изменения под влиянием сибирской действительности.

Исследования по истории сельской общины в Сибири позволяют судить о ее возникновении, становлении и развитии. Мирская организация в Западной Сибири складывалась у первого же поколения переселенцев. Община как сословная организация обладала разнообразной сферой действия, в которой отражались самосознание ее членов, их представления об общинных и личных правах.

Возникновение общины на первом этапе крестьянского освоения нового края означало воссоздание ее на основе мирской традиции первыми насельниками региона при поддержке воеводской власти. Немалую роль при этом играли "повальные" объединения крестьян, стихийно возникавшие для совместного приведения в культурное состояние диких земель. Даже если новое поселение или группа поселений создавались не в ходе стихийной вольнонародной колонизации, а по инициативе властей, последние с самого начала должны были учитывать в своей деятельности мнение представителей зарождавшейся общины. Зачастую уже выбор места и отвод земли под новое поселение лица, уполномоченные на это воеводской администрацией, совершали совместно с будущими крестьянами-общинниками независимо от того, откуда их удалось завербовать.

Система государственной феодальной эксплуатации сибирской деревни и порядок ее административного подчинения власти к XVIIв. Имели свои особенности. Они заключались в том, что государственная власть для обеспечения провиантом служилых людей и своего аппарата сразу же после присоединения Сибири принудила крестьян-переселенцев выполнять в свою пользу барщинные повинности на десятины пашнях (или государевых полях), а общий административно-хозяйственный надзор за деревней, ответственность за ее состояние и даже оборону от набегов кочевников возложила на назначавшихся приказчиков, непосредственно подведомственных воеводам.

На протяжении всего XVII в. в процессе колонизации феодальная власть вынуждена была поступаться своими крепостническими устремлениями и сохранять за крестьянином право перемещения по собственному усмотрению и даже изменения социальной принадлежности, но с обязательным замещением тягла., что при постоянном притоке новых переселенцев выполнить было несложно. Эта практика, широко распространенная в первой половине XVII в, в 1670-1680-х гг. была узаконена. При поступлении в крестьяне новопоселенцы давали властям поручные записи, в которых фиксировалось обязательство нести тягло (платить подать и выполнять повинности) и его не бросать. Надзор за выполнением этого условия должны были обеспечивать не только приказчики, но и представители сельских миров - старосты, целовальники, десятники. Сибирская община в связи с не прекращавшимся потоком новопоселенцев не могла быть замкнутым организмом; она постоянно пополнялась пришельцами, которые или садились на полное тягло или приселялись к какому либо дворовладельцу, снимая с него часть повинностей. Крестьяне -общинники считали прием поселенцев своим правом в равной степени и оптуск миром желающих переселиться. Община была заинтересована в том, чтобы новый поселенец нес тягловые обязательства по отношению как к феодальной власти, так и к общине в целом. В некоторых случаях мир допускал льготы и освобождал нового поселенца от мирских служб до тех пор, пока он не начинает нести "государеву пашенную повинность". Община признавала крестьянское право на переселение и освоение новых земель. Но поскольку местная администрация могла переверстать между оставшимися крестьянами десятичную пашню, даже если ушедшие продали свои дворы новоприходцам, община не всегда признавала такой переход. Власти рассматривали таких крестьян как беглецов. Нередко приказчики слобод, откуда воеводы соседних уездов требовали возвращения переселенцев , их не выдавали, опираясь на местные миры. В таких случаях интересы приказчиков и миров в местах новых поселений совпадали.

Во второй половине XVII количество вспаханных земель возрастало, усиливались поэтому и крестьянские перемещения. Установление властями круговой поруки за натуральные и денежные повинности создавало для общины трудности в их выполнении. Воеводская администрация требовала, чтобы повинности за переселившихся (беглых, в ее понимании) выполняли или персонально поручители за ушедших или , если таковых не оставалось, мир в целом.. Крестьянам-поручителям могло передаваться оставшееся после беглецов имущество. Столкнувшись с феодальными тяготами. Общины по разному пытались облегчить свое существование.

Если в XVII в. складывающееся сибирское крестьянство упорно утверждало за собой право "ухода" и "перехода", то в XVIII в. по мере его стеснения в сознании крестьянства оно трансформировалось в право побега, которое поддерживалось бытовавшей круговой порукой. Активность Сибирской общины не ограничивалась защитой прав ее членов на передвижение. Очень четко она прослеживается и в борьбе за право землепользования. В сибиреведческой литературе неоднократно отмечался сложный порядок землепользования в Сибирской деревне, когда земледельцы владели угодьями на основе захвата или отводных памятей, выдававшихся воеводскими управлениями целым сельским мирам, отдельным группам или персонально, причем людям разного социального положения. Эти угодья могли находиться в общем чертеже селений или составлять отдельные заимки. Сибирские земледельцы нередко нередко приводили земли в культурное состояние коллективно. Для этой цели создавались "повальные" сообщества. Создание новых пашен заставляло земледельцев выжигать сотни десятин леса сразу. Кроме того, десятки и сотни десятин земли в отдельных селениях обращались в залежи. В результате во владении жителей многих деревень находились огромные земельные площади, превышавшие нормы. Эти земли они строго охраняли, опираясь на нормы обычного права. Деятельность земельных сообществ способствовала образованию земельных границ общин. Поэтому еще в первой половине XVII в. перед местной администрацией возникла необходимость фиксации этих границ между западно-сибирскими слободами.

Представления крестьян переселенцев и формировавшихся из них старожилов об их правах на передвижение и землю, приведенную в культурное состояние, т.е. представления составлявшие основу сословно-социальных взглядов, органично отражались в общинном самосознании. Его дуалистичнось приобретала в Сибири свои особенности прежде всего потому, что государственному земельному праву противостоял сложившийся обычай, согласно которому крестьяне рассматривали земли, на которых они работают, как собственные.

Структура сельских общин, функции миров и их выборных представителей были принесены в Сибирь из Поморья, где в XVII в. удерживалась развитая мирская организация сельского населения с низовыми и всеуездными (высшими) органами. Сохранившаяся с середины XVII в. документация о выборах общинных представителей не оставляет сомнений ни в общинной форме организации сельского населения Сибири, ни в возникавших перед ней задачах. Более того в Сибирской деревне сложилась определенная иерархия общинных организаций. Помимо деревенских старост в это время существовали и старосты слобод, т.е. волостные, возглавлявшие миры всех деревень, входивших в округу слободского управления. Ежегодно крестьяне каждой слободы выбирали штат общинного управления во главе со старостой - десятников (непосредственных помощников старосты) и целовальников - таможенного, отвечавшего за таможенные сборы на местном торгу, житничьего, обеспечивавшего сборы оброчного хлеба и средств на мирские расходы, мельничного, собиравшего деньги на помол зерна на мельнице, полевого, пол управлением приказчика наблюдавшего за состоянием оград десятинных полей.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.