Семь чудес света - древний мир, средние века и наше время (история цивилизации, реферат) (54312)

Посмотреть архив целиком

17



Тема: Семь чудес света: древний мир, средние века и наше время.


ДРЕВНИЙ МИР

Еще в глубокой древности люди находили в земле странные каменные предметы, удиви­тельно напоминающие по форме изделия из металла: топоры, наконечники стрел и копий, охотничьи ножи, пилы... Сверхъестественное происхождение подобных находок ни у кого не вызывало сомнений. На древнем Востоке поклонялись «громовым топорам» как таинст­венным и грозным божествам. Древние греки и римляне считали, что камни, похожие на наконечники стрел,—«острия громовых стрел»— могут отклонять удары молний и отводить

вредоносные чары волшебников. Подобные, суе­верия сохранялись и в средние века.

Лишь в XVI и ХУЦ вв. некоторые ученые начали наконец догадываться, что «громовые топоры» и «острия молний» созданы человече­скими руками. Такому совершенно новому взгляду способствовали Великие географиче­ские открытия XVI—XVIII вв. (см. т. 1 ДЭ, ст. «Эпоха' Великих географических открытий»). Изумленной Европе открылся целый мир наро­дов, населявших обширные пространства Северо-Восточной и Южной Азии, Тропической Африки, Америки, Австралии и Океании. Мо­реплаватели и землепроходцы сообщали все новые и новые сведения о «диких» народностях, которые были незнакомы с добыванием и употреблением металлов и изготовляли утварь и орудия из камня, кости, дерева и раковин морских моллюсков. В музеях Парижа, Лон­дона, Мадрида, Лиссабона, Амстердама и Пе­тербурга появилось множество изделий этих народов.

Оказалось, что каменные орудия «дикарей» удивительно схожи с «громовыми топорами» и «остриями молний». Более того, у многих ученых возникла смелая для этой эпохи мысль о том, что не только орудия из камня или кости, но и весь образ жизни современных «дикарей» во многом похож на образ жизни первобытных предков цивилизованных народов. В дальней­шем десятки энтузиастов путешественников и исследователей, собрали богатейшие сведения о «малокультурных», как их тогда называли, народах.

Сцена охоты. Наскальный. рисунок. Мезолит.

32 года среди диких австралийцев

Одним из первых европейцев, кто близко, на собственном опыте, узнал жизнь диких пле­мен, был Вильям Бакли. В начале XIX в. вместе с другими осужденными привезли из Англии в Порт-Филлип. Здесь тогда находи­лась одна из каторжных тюрем, выстроенных английскими властями в далекой Австралии.

Через три месяца Вильям Бакли бежал, но заблудился в окрестных лесах. Случайно на­ткнувшиеся на обессилевшего Бакли аборигены (коренные жители Австралии) спасли его от го­лодной смерти.

Вильям Бакли прожил среди аборигенов Юго-Восточной Австралии 32 года и вернулся в цивилизованный мир уже в преклонном воз­расте. Его подробный многодневный рассказ был записан и издан в 1835 г.

Аборигены Австралии ничего не знали о земледелии, и у них не было домашних живот­ных, если не считать полудикой собаки динго. Все орудия они изготовляли из камня, рако­вин, костей и дерева. Этими грубыми инстру­ментами они мастерили охотничье оружие, браслеты и пояса, плели мешки и сумки, вили веревки. Огонь добывали трением друг о друга двух палок.

Из года в год кочевали аборигены в поисках пищи. Охотились на животных и птиц, ловили рыбу в реках и озерах, выкапывали корни и луковицы растений, собирали ягоды, листья, личинки насекомых, опустошали птичьи гнез­да, отбирали мед у пчел и ос, вылавливали мол­люсков и ракообразных на морском побережье.

Там, где пищи было много, аборигены раз бивали лагерь, задерживаясь на одном месте на два-три дня, а то и на несколько месяцев. При длительных остановках строили прочные хижины-шалаши, из жердей, веток, камней, земли, торфа.

Посуды для приготовления пищи у австралийцев не было. Зато каждая австралийская семья имела в своем распоряжении так называемую зернотерку — большой плоский камень, на котором женщины небольшим булыж­ником растирали твердые корни и зерна, рас­калывали орехи, дробили кости животных. Корни, клубни, семена предварительно вы­мачивали в воде или подпекали в костре, а уж затем растирали на камне. Змей сворачи­вали кольцом и запекали в золе. Мелких жи­вотных, птиц, гусениц и улиток жарили на углях. Крупную дичь разрубали на части и жарили на раскалённых камнях, забросав сверху кусками коры и песком.


КАМЕИНЫЕ ОРУДИЯ ПЕРВОБЫТНОГО человека

Орудия нижнего палеолита.

Как только естественные запасы пищи исто­щались, люди двигались дальше, захватывая весь свой немудреный скарб. Мужчины несли каменные топоры, копья, метательные пали­цы — бумеранги, палки для добывания огня;

женщины — корытца из коры, сосуды для воды из сушеных тыкв, мешки и сумки, пле­тенные из растительных волокон, зернотерки. Женщины переносили и маленьких детей.

Единственной одеждой взрослым служили наброшенные на плечи и подвязанные спереди у шеи шкуры кенгуру или динго.

Каждая община, т. е. группа совместно жи­вущих людей, состояла из некоторого числа семей. Между общинами обычно царил мир. Порой они враждовали, и изредка дело даже дохо­дило до вооруженных столкновений. Но чаще общины приглашали друг друга в гости, устраи­вая время от времени шумные совместные пиры, празднества, вместе охотились и ловили рыбу, регулярно обменивались пищей и изделиями;

члены соседних общин вступали в браки и т. д.





Орудия мезолита



Орудия неолита, четыре наконечника стрел, шли­фованный топор, долото.

Аборигены Австралии отнюдь не были ка­ким-то странным исключением. Со временем племена полубродячих охотников и собирате­лей были обнаружены учеными и путешествен­никами и во многих других уголках мира:

в Северной и Южной Америке—индейские пле­мена (шошоны, команчи, индейцы Калифорнии,

ботокуды, огнеземельцы и многие другие), в

Африке — бушмены, в Юго-Восточной Азии — кубу, андаманцы, тоала, ееманги, аэта. По­всюду основные средства труда этих народов, их хозяйственный и семейный быт, общинная организация в главных своих чертах, несмот­ря на тысячи местных особеннегстей, были уди­вительно похожи.

Длинные дома ирокезов

И все же в новом мире, впервые открывшем­ся европейцам, племен охотников и собирате­лей оказалось не так уж много. .Большинству народов Азии, Африки, Америки и Океании давно были известны земледелие и скотовод­ство. Однако многие из этих народов не умели еще добывать и обрабатывать металлы, и вся их жизнь разительно отличалась от европей­ской своей простотой и отсутствием эксплуа­тации человека человеком. К числу таких на­родов относились и ирокезы, племена которых в начале XVII в. заселяли обширные простран­ства по берегам североамериканских озер Он­тарио и Эри.

Жили ирокезы в так называемых длинных домах. В селении стояло обычно от 10 до 30 длинных домов. Каждый из них при ширине в 6—10 м. и высоте до 8 л» был длиной от 60 до 90 м.

Население одного длинного дома вело общее хозяйство. В каждой овачире — так называлось это домохозяйство — насчитывалось от 50 до 200 человек (т. е. 10—12 и более семей). Всеми домашними делами управляла умная, энергич­ная, обычно пожилая женщина, которую вы­бирали из своей среды замужние ирбкезки.

Подобно аборигенам Австралии, ирокезы из­готовляли оружие и орудия из камня, дерева, кости. Но основным источником существования ирокезов были „не готовые дары природы, а выращиваемые на предварительно обработан­ной земле растения. Главной земледельческой культурой у ирокезов была кукуруза (маис), поля которой занимали десятки и сотни гекта­ров. На обширных полях, возделанных ироке­зами, росли также тыквы и бобы, на огородах около домов — табак, подсолнечник, земляная груша, горох, конопля, арбузы и кабачки.

Ирокезы обрабатывали землю главным образом при помощи длинной заостренной палки. Для рых­ления почвы применялась и деревянная лопата. И мужчины .и женщины работали сообща, кол­лективно. Сев продолжался с апреля по июнь;

сбор урожая— с августа по октябрь.

Кукурузу хранили в глубоких ямах, выко­панных в сухих песчаных местах и выстланных сухими листьями и еловыми ветвями. Хра­нили кукурузу и в виде длинных гирлянд, ко­торые плели долгими осенними вечерами все жители поселка — мужчины и женщины, мо­лодежь и старики. Сплетенные гирлянды раз­вешивались под скатами крыш и под специаль­но выстроенными навесами или внутри жилища в виде своеобразных занавесей. Были у иро­кезов и амбары — круглые высокие башни со стенами из коры вяза. Благодаря всему этому ирокезы запасали столько зерна, сколько им было необходимо до нового урожая.

В конце октября, после уборки кукурузы, мужчины на лыжах отправлялись в леса на охоту. В середине зимы охотники возвраща­лись в селения, нагруженные добычей. Охота давала не только мясо, но и шкуры, из которых женщины выделывали одежду, обувь, одеяла. А весной и летом мужчины ловили рыбу, в ре­ках и озерах.

Примитивное земледелие лежит в основе хозяйства очень многих народов. Одни из них обитают в странах, где на смену жаркому лету приходит суровая снежная зима, другие — в царстве вечнозеленой растительности. Одним воды всегда не хватает, другие постоянно бо­рются с избытком влаги в почве. Но где бы ни жили народы-земледельцы, их быт, их об­щественная жизнь, их духовный мир, их связи с другими народами — все это всегда неизме­римо сложнее, многограннее и богаче, чем у любого народа — охотников и собирателей.

Льюис Генри Морган

Однако вернемся к ирокезам. В ходе евро­пейской колонизации большая часть ирокезов была уничтожена или вытеснена со своих пле­менных территорий. Жалкие остатки когда-то многолюдных племен доживали свой век в раз­бросанных и удаленных друг от друга небольших деревнях. Здесь-то в 1818 г. около одного, из ирокезских поселений в небольшой живо­писной деревеньке с поэтическим названием Аврора родился будущий неутомимый исследо­ватель культурно отсталых народов Льюис Ген­ри Морган.

Дети-ирокезы были его сверстниками и то­варищами по играм. С юношеских лет Морган крепко дружил с Элисрм Паркером — ироке­зом из племени сенека. В сопровождении своего друга Морган посещал селения ирокезов, изучал их прошлое и современный быт, их общест­венные порядки. В 1847 г. некая компания добыла у правительства обманным путем дого­вор на уступку ей за ничтожную цену части врритории, еще остававшейся у племени сеека. Морган выехал в столицу США Вашингтон и добился расторжения жульнического |договора.


Один из способов изготовления каменных орудий (техника отжима).


Ирокезы высоко оценили услугу Моргана. |S1 октября 1847 г. в торжественной обстановке |Морган был принят в род Ястреб племени енека и получил имя Лежащий поперек, что значило в переносном смысле мост, указывая а роль Моргана как посредника между индейцами и «белыми». Став ирокезом, Морган узнал много нового: старики открыли ему немало све­дений, державшихся в строжайшем секрете от «бледнолицых»

Исследуя общественное устройство ирокезов, Морган узнал, что все взаимоотношения между ирокезами строго зависели от степени IX родства. Кровные родственники овачир об­разовывали так называемый род. Каждый род unoa родовое имя: Волк, Медведь, Олень, Черепаха, Бобр, Ястреб и т. д. Сородичи, члены одного рода, были обязаны помогать друг другу. Весь род нес ответственность за преступле­ние, совершенное кем-либо из его членов. Деятельностью рода и его сношениями с другими родами руководил родовой совет, в который ходили все взрослые мужчины и женщины. Мужчина и женщина, принадлежавшие к од­ ному роду, не имели права вступать в брак. Муж и жена поэтому всегда принадлежали к разным родам, а каждая семья всегда состоя­ла из членов по меньшей мере двух родов. Несколько родственных между собой родов образовывали племя. Каждое племя имело свою территорию. Все члены племени говорили на одном языке.

Продолжая свои исследования, Морган об­наружил сходное общественное устройство и у остальных племен североамериканских ин­дейцев. А как обстоит дело у других народов мира? И Морган разослал письма буквально во все концы земли. Полученные им ответы были удивительно однообразны. Оказалось, что у всех без исключения культурно отсталых народов —w. у полубродячих охотников и со­бирателей, и у оседлых земледельцев—пле­менной строй, родовая организация, отношения родства лежали в основе их общественного устройства. При этом чем ближе, чем теснее было родство, тем больше и чаще родичи были обязаны помогать друг другу. Недаром взаим­ная помощь, коллективизм отношений были основным законом жизни этих народов.

Обдумывая эти факты, Морган задал себе вопрос, а что, если этот общественный поря­док — обязательный этап .в историческом раз­витии человеческого общества? Но тогда он должен был господствовать в далеком прошлом и у ныне цивилизованных народов Европы и азии. С обычным для него энтузиазмом и энер­гией Моргай немедленно обратился к изучению прошлого греков, римлян, германцев. Резуль­таты исследований превзошли самые смелые его ожидания.

В 1877 г. в знаменитом труде «Древнее об­щество» Морган нарисовал величественную кар­тину истории первобытного общества. Морган доказал, что родо-племенной строй и отношения родства определяли в прошлом общественное устройство всех без исключения народов земли.

Материалистическое понимание истории

Карл Маркс и Фридрих Энгельс высоко оценили научный труд американского ученого. «Великая заслуга Моргана,— писал Энгельс,— состоит в том, что он открыл и восстановил в главных чертах эту доисторическую основу нашей писаной истории и в родовых связях североамериканских индейцев нашел ключ к важнейшим, доселе неразрешимым загадкам

древней греческой, римской и германской исто­рии». Маркс и Энгельс подошли к выводам Моргана с точки зрения материалистического понимания истории. До Маркса и Энгельса уче­ные обычно считали, что история, в отличие от природы, не подчиняется никаким законам, а судьбы народов зависят исключительно от прихотей и поступков выдающихся деятелей:

вождей, полководцев, царей и пр.

Маркс и Энгельс впервые доказали, что исторический процесс направляется не созна­нием и волей отдельных личностей, а теми ма­териальными условиями, в которых люди жи­вут, трудятся, воспитывают своих детей. Маркс и Энгельс показали, что образ жизни людей прежде всего зависит от того, каким способом они добывают себе средства к существованию, т. е. от уровня общественного производства.

Мы уже знаем, что ученые, исследуя образ жизни культурно отсталых народов, обнару­жили значительное сходство в способах веде­ния хозяйства, в общественной жизни и в ре­лигии народов, отделенных друг от друга мо­рями и океанами, горами и пустынями.

Мы знаем также, что многие современные обычаи, обряды и верования культурно отста­лых народов удивительно напоминают обычаи, обряды и верования, о которых упоминается в мифах, легендах и исторических преданиях цивилизованных народов.

В свете материалистического понимания ис­тории эти удивительные на первый взгляд фак­ты получили объяснение. Все дело в том, что развитие производства и общественных отно­шений у различных народов подчиняется одним и тем же единым для всего человечества истори­ческим законам. Однако хозяйство и культура у одних народов развиваются быстрее, а у дру­гих медленнее. Там, где природные условия были более благоприятными, а людей было больше, развитие производства шло быстрее. И наоборот, там, где природные условия были особенно трудными, а людей жило сравнитель­но мало, производство развивалось медленнее. Вот почему наиболее отсталые народы живут в тропических джунглях, в пустынях, на севе ре Канады или там, где население в течение тысячелетий было изолировано от других наро­дов, как это случилось, например, с абориге­нами Австралии.

Поэтому-то «дикари» XIX в. и могут слу­жить своеобразным источником наших зна­ний о далеком прошлом человечества: ведь когда-то наши предки жили так же или, вер­нее, почти так же, как они.

Материалистическое понимание истории пер­вобытного общества наиболее четко и полно было изложено Энгельсом в 1884 г. в книге «Происхождение семьи, частной собственности и государства». С тех пор накопилось огромное количество новых сведений о далеком прошлом человечества. Следы существования первобыт­ных людей обнаружены археологами чуть ли не во всех уголках земли. Число находок не­прерывно растет.

Немало новых подробностей узнали за это время ученые и о жизни современных культурно отсталых народов. Благодаря всему этому наши знания о первобытном обществе стали значи­тельно полнее и конкретнее. Однако книга Энгельса до сих пор по праву остается настоль­ной книгой каждого, кто серьезно интересу­ется историей первобытного общества.

Что такое первобытнообщинный строй

Мы познакомились с историей возникнове­ния науки о первобытном человечестве. Теперь мы вправе спросить: а как же выглядело пер­вобытное общество в целом и каковы его отли­чительные черты?

Весь первоначальный период человеческой истории, начиная с появления древнейших обезьянолюдей и кончая возникновением пер­вых классовых обществ, ученые называют эпо­хой первобытнообщинного строя или эпохой доклассового общества. Эта самая длительная в истории человечества эпоха делится на две части. Первая часть охватывает время от оче­ловечения обезьяны вплоть до появления че­ловека современного вида; иначе говоря, пер­вая часть — время становления человека и обще­ства (тод.т. 7 ДЭ, ст. «Происхождение человека»). Вторая часть начинается с момента возникно­вения людей современного вида и кончается вместе с самим доклассовым обществом. Самой главной и самой важной особенностью первобыт­нообщинного строя было отсутствие эксплуата­торов и эксплуатируемых, богачей и бедняков. Оказывается, десятки и даже сотни тысяч лет люди прекрасно обходились без частной собст­венности. Люди доклассового общества жили сравнительно немногочисленными и относи­тельно самостоятельными группами — община­ми. Все члены общины были равны, все без исключения участвовали в общественном про­изводстве, сотрудничая друг с другом и помо­гая друг другу в беде. Это и понятно: люди мало знали об окружающем их внешнем мире, их


СРЕДНИЕ ВЕКА


Средние века, средневековье—так назвали гуманисты — люди эпохи Возрождения время от падения Западной Римской империи до начала Возрождения (XIV—XVI вв.). Гуманисты ставили себе в заслугу то, что они возродили литературу, науку и искусство древних греков и римлян откуда происходит и само название целой исторической эпохи — «Возрождение».


Предшествующий период гуманисты считали временем варварства и невежества, когда господствовали всяческие суеверия, поддерживаемые католической церковью. Период между античной культурой и Возрождением гуманисты стали называть средним веком, средневековьем. С XVII в. это название вошло во все учебники истории и сохранилось в буржуазной литературе до наших дней. Начало средних них веков буржуазные историки связывают с падением Западной Римской империи (V в. н. э.),

конец — со взятием Константинополя турками (1453) или открытием Колумбом Америки (1492).

Марксистская историческая литература тоже пользуется понятием «средние века», но вкла­дывает в него другое содержание. Сред­невековье — это в р е м я господства феодального строя. По учению Маркса — Энгельса — Ленина, исто­рия человеческого общества развивается зако­номерно и в своем развитии переходит от одного строя хозяйственных и общественных отноше­ний к другому, более совершенному и прогрес­сивному. Средние века — период от падения рабовладельческого строя до появления капи­талистического. Начало средних веков на тер­ритории Европы относится ко времени падения Западной Римской империи под ударами вар­варов, т. е. германцев и славян. С их приходом пал рабовладельческий строй и начался про­цесс образования феодального строя. Концом средних веков марксистская наука считает время первых буржуазных революций.


В странах Востока (государствах древней культуры, таких, как Китай, Индия и др.) фео­дальный строй сложился раньше, чем в Европе, но просуществовал дольше. Страны Восто­ка развивались медленнее, чем европейские, в частности потому, что европейские колони­заторы с XVII в. порабощали и огрубляли эти страны.

Феодальный строй отличается от рабовла­дельческого тем, что трудящиеся уже не рабы, а крепостные, или зависимые, люди, т. е. люди, обязанные жить в определенном месте и рабо­тать на определенного господина — сеньора («сеньор» — значит старший). Положение кре­постного и зависимого человека при феодализ­ме немногим легче, чем раба. Крепостной не мог уйти от своего господина— сеньора. Он был прикреплен к земле, т. е. к своему участку и к своему господину (откуда и само название его— «крепостной»). Крепостной обязан был работать на полях сеньора, или, как говорили на Руси, на своего барина (откуда этот вид работы и на­зывался — барщина), но, в отличие от раба, крепостной имел собственное хозяйство, которое он вел на участке земли, принадлежавшей гос­подину, имел свою семью (рабы, как правило, не имели семьи).

Иногда крепостной, кроме барщины или вза­мен ее, обязан был отдавать господину — се­ньору часть продуктов, которые он получал в своем хозяйстве (оброк), или, как это было в более позднее время, платить определенную денежную сумму.

Кроме крепостных, в средние века были кре­стьяне, которые находились в менее тяжелой зависимости: они несли меньшую барщину, платили меньший оброк, чем крепостные, могли уходить от своего господина и переходить к другому либо уходить на заработки в города.

Так как при всех условиях крепостной, или зависимый, человек работал не только на господина, но и на себя, то он был больше заинтересован в повышении производительности своего труд чем раб. Поэтому феодальный строй более прогрессивен, чем рабовладельческий.

Эпоха феодализма длилась в Европе свыше тысячи лет. Ее делят на три периода: V—XI вв. - раннее средневековье, когда вся хозяйственна жизнь сосредоточивалась в деревне; XI—XV вв.- период развитого феодального способа производства, когда ремесло отделилось от сельского хозяйства и появились города как центры ремесла и торговли; последний период, до середины XVII в.,— разложение феодального строя и появление в недрах феодализма элемент капиталистического хозяйства.

Средние века — это время крупных крестьянских восстаний против феодалов и феодальных порядков, время борьбы горожан с феодала и всего народа с самой реакционной силой средневековья—католической церковью. Имей бога церковники внушали подданным, что их долг — беспрекословно повиноваться господи Тех, кто был с этим не согласен, предавали пыткам и казням. Вместе с тем история среди) веков — это также история развития просвещения, появления первых школ и университете Отдельные роднички новой культуры к концу средних веков слились в единый поток и образовали могучее культурное движение, которое зазвали Возрождением.

В средние века зародились и сформировались современные европейские государств развилась наука и своеобразное искусство |литература. Со времени буржуазных революций в передовых странах мира установился капиталистический строй и господство буржуазии. Однако во многих странах Азии и Африки еще и до сих пор сохраняются феодальные порядки.



НОВОЕ ВРЕМЯ

Мы живем в эпоху крушения капитализма. Социализм восторжествовал в нашей стране и одержал решающие победы в ряде других стран. Социалистические революции в странах Европы, Азии и Америки привели к образова­нию мировой социалистической системы. Более трети населения земного шара освободилось от эксплуататоров. СССР—самая передовая страна в мире—уже строит коммунизм. Вопрос о строи­тельстве коммунизма в других социалистических странах стоит на очереди. Мощная волна на­ционально-освободительных революций сметает колониальную систему. В Азии, Африке и Америке идет борьба за освобождение от коло­ниального ига.

Новая история, или новое время в истории человечества,—это эпоха капи­тализма от его возникновения и до на­чала его крушения в Октябре 1917 г. Новую историю делят на два периода: от английской буржуазной революции середины XVII в. (1640) до Парижской коммуны (1871) и от Парижской коммуны до Великой Октябрьской социалисти­ческой революции.

Капитализм вступил в период крушения. Надо знать историю капитализма. Это помо­жет нам разобраться во многих событиях на­ших дней.

В капиталистическом обществе существуют два основных класса: буржуазия и пролетариат. Однако население капиталистических стран состоит не только из рабочих и буржуазии. Почти во всех странах есть крестьяне, поме­щики, мелкие торговцы, ремесленники и др.

Буржуазные ученые говорят, что рабочий «свободен, как птица». Но это не так, хотя наемные рабочие при капитализме лично сво­бодны. Дело в том, что пролетарии не имеют своих средств производства и своего хозяй­ства. Фабрики, заводы, шахты, железные до­роги принадлежат буржуазии. Поэтому про­летарий вынужден продавать свою рабочую силу предпринимателю: наниматься на ману­фактуру, фабрику, завод,— иначе он и его семья умрут с голоду.

Капиталистическое производство начало возникать еще в эпоху феодализма — в средние века. В XVI—XVII вв., после Великих геогра­фических открытий, которые проложили морской путь в Азию, Америку, Австралию и Океанию, началось закабаление и ограбление европей­скими колонизаторами народов вновь открытых

стран. «Рыцари наживы» беспощадно грабили захваченные страны.

В Англии, Голландии, Франции и других европейских государствах, которые захватили колонии, скапливались крупные капиталы. В XVII в. в ряде стран уже существовали ману­фактуры — крупные предприятия, принадле­жавшие капиталистам, на которых работали наемные рабочие. Но машины на мануфакту­рах применялись мало. Товары изготовлялись в основном вручную.

Англия была первой страной, где не только накопились крупные капиталы у буржуазии, но была и масса свободных рабочих рук: кре­стьяне, согнанные крупными землевладель­цами с земли, вынуждены были искать работу на мануфактурах, а позднее на фабриках. В середине XVII в. в Англии произошла бур­жуазная революция, утвердился новый, капита­листический строй. Английскую революцию считают началом нового времени, хотя в других странах Европы и Азии еще продолжали сущест­вовать феодальные порядки, а на значительной части территории Африки, Америки и Австра­лии сохранялся первобытнообщинный строй.

Освобожденная революцией от оков феода­лизма, Англия развивалась быстрее других стран. В последние десятилетия XVIII в. в Анг­лии начался промышленный переворот. Рас­пространение машинного производства и паро­вого транспорта ускорило победу капитализма в Европе и США и способствовало .закабале­нию колоний. В колониальных странах рынки наводнялись привозными фабричными изделия­ми. Местное ремесло разрушалось, а тысячи ремесленников разорялись.

Важнейшим событием первого периода но­вой историй была буржуазная революция во Франции (1789—1794). Она подняла народные массы на борьбу против отжившего строя. Ре­волюция решительно, до основания разрушила феодальные порядки во Франции. Она происхо­дила под лозунгами свободы, равенства и брат­ства. Однако во Франции вместо гнета феодалов установился гнет капиталистов.

После французской буржуазной революции капитализм победил в ряде стран Европы, и Аме­рики. Чем больше появлялось фабрик, заво­дов, железных дорог, тем многочисленнее и орга­низованнее становился пролетариат. Рабочие устраивали стачки и поднимали восстания против эксплуататоров, борясь за лучшие

условия существования, а с середины XIX в. началась борьба пролетариата за власть.

В 1848 г. вышел в свет «Манифест Комму­нистической партии», написанный Марксом и Энгельсом. В «Манифесте» раскрыты законы истории человеческо­го общества. Маркс и Энгельс научно доказали, что капитализм не вечен и будет унич­тожен пролетарской революцией. Они полностью обосновали неизбежность победы социализма.

В 1871 г. в Париже впервые в мировой исто­рии рабочим удалось захватить власть и соз­дать пролетарское государство — Парижскую коммуну. Героически боровшаяся Коммуна просуществовала только 72 дня. К власти вер­нулась крупная буржуазия. Со времени Па­рижской коммуны начался второй период новой истории — период упадка капитализма и пере­растания его в империализм.

До 1917 г. Россия отставала в своем разви­тии от передовых стран — Англии, Франции, Германии, США. Татаро-монгольское иго, длившееся более двух столетий, задержало ее развитие. В 1649 г., когда в Англии победила буржуазная революция и был казнен король Карл I, в России еще только оформлялось закрепощение крестьян.

Крепостное право долго задерживало раз­витие капитализма в России. И только после освобождения крестьян в 1861 г. в России начался период капитализма.

На рубеже XIX и XX столетий капитализм вступил в новую и последнюю стадию своего развития — империализм, или моно­полистический капитализм. В это время образовывались мощные объедине­ния крупнейших промышленников и банки­ров — монополии. Они захватили руководство всей хозяйственной жизнью капиталистических стран, подчинили себе буржуазные парламен­ты, государственный аппарат. В руках моно­полистов оказались школы, университеты, научные учреждения, печать, театр, кино.

Империалисты доводят до крайности эксплуа­тацию народов своих стран, закабаляют и гра­бят народы других стран, особенно отсталых. Крупные капиталисты получают огромные при­были от производства оружия, строительства военных кораблей и т. п., поэтому они стоят за бешеную гонку вооружений, за войны.

В конце XIX в., когда захват колоний был уже завершен, начались грабительские войны

между империалистическими странами за пере­дел колоний, за передел мира.

Первая мировая война 1914—1918 гг. была империалистической войной за передел мира.

Может показаться, что, вступив в стадию империализма, капитализм достигает своей наибольшей силы, но это не так. Монополии не заинтересованы в производстве дешевых то­варов для народа. Им выгоднее поддерживать высокие цены, чтобы получать наибольшую прибыль. При империализме замедляются тем­пы роста производства, многие предприятия не используются на полную мощность, а мил­лионы людей обречены на безработицу.

Империализм — это капитализм паразитиче­ский, загнивающий, умирающий. Револю­ционные рабочие и их марксистские партии борются за свержение капиталистического строя. Усиливается освободительное движение народов колоний. Крайне обостряется борьба и между самими капиталистическими госу­дарствами. Обострение всех противоречий ка­питализма ослабляет его и подводит к проле­тарской революции. Империализм— это канун пролетарской рево­люции, так учил Ленин.

На рубеже XIX и XX вв. Россия, где про­тиворечия империализма приобрели особую остроту, стала страной самого передового в ми­ре рабочего движения. Только в России воз­никла подлинно революционная марксистская партия, большевистская партия" во главе с Ле­ниным. Когда в 1914 г. капиталисты в погоне за прибылями развязали мировую войну, только большевики во главе с Лениным последователь­но боролись за мир, за пролетарскую револю­цию. В 1917 г. в России победила пролетарская революция, совершившаяся под руководством ленинской Коммунистической партии.

Буржуазные революции, ограничивались лишь заменой — феодализма капитализмом;

Великая Октябрьская социалистическая революция уничтожила частную собственность на средства производства и всякую эксплуатацию человека человеком, вырвала самые корня эксплуатации. С 1917 г. начался период крушения капитализма и победы социализма — сначала в России, затем в других странах. В России была установлена диктатура пролетариата — новый тип демократии, демократии для трудя­щихся. Октябрь 1917 г. открыл новый период всемирной истории — новейшую историю.






Список литературы.


  1. Гуревич П. С. Древний мир. Основы культуроведения. — М., 1989.

  2. Завадская Е. Культура Востока в современном западном мире. — М., 1977.

  3. Степанянц М. Т. Средние века. — М., 1997.

  4. Э. А. Арустамов Новое время XIX- XX веков. — М., 2000. .



Случайные файлы

Файл
97206.rtf
91738.rtf
2.10.doc
23868-1.rtf
56971.rtf