СССР накануне ВОВ (54289)

Посмотреть архив целиком




Коломенский Медицинский Колледж








Реферат


По истории


На тему: «На кануне Второй Мировой Войны»









Выполнила студентка 192-гр.:

Ульянова Ю.В.


Принял преподаватель:


Золотова Л.В.








Коломна 2003





План:


Введение_____________________________________________ 3

  1. Политическая система в СССР на кануне Великой Отечественной Войны______________________________ 4

  2. Экономическое развитие_____________________________6

  3. Обострение международной обстановки______________ 9

  4. Всё это на кануне суровых испытаний________________ 12

Заключение__________________________________________ 17

Список используемой литературы______________________18



























Введение.


Всё дальше и дальше в историю уходит героическая эпопея Великой Отечественной войны – самой жестокой из всех войн, которые пережила наша страна.

О трагических событиях 22 июня 1941г. и о том, что пред­шествовало им, в нашей стране написано больше книг, ста­тей, мемуаров, исследований, чем о любых других эпизодах четырехлетнего советско-германского проти­во­стояния. Од­нако обилие научных трудов и публицистических сочинений не слишком приближает нас к пониманию того, что же всё-таки привело к началу войны, которая очень скоро стала Великой Отечественной для миллионов советских людей – даже для тех, кто под влиянием коммунистической пропаганды почти забыл смысл слова Отече­ства.

Величайший в истории войн разгром многомиллионной армии, обладав­шей мощным вооружением и численно превосходившей противника; гибель со­тен тысяч людей, так и не успевших понять, почему им пришлось не уча­ствовать в победоносных боевых действиях на чужой территории, о кото­рых столько говорила официальная пропаганда в конце 1930-х гг., а от­ра­жать чудовищный удар хорошо отлаженный машины вермахта; пленение – в считанные дни – небывалого количества совет­ских бойцов и команди­ров; молниеносная оккупация огромных пространств; почти всеобщая растерянность граждан могуще­ственной державы, оказавшейся на гране распада, - всё это с трудом укладывалось в сознании современников и по­томков и требовало объяснения.
































1. Политическая система в СССР на кануне Великой Отечественной Войны.


Истоки этой системы уходят непосредственно к событиям второй российской революции (1917 - 1920 гг). Важнейшей предпосылкой возникновения этой системы стала монопольная власть одной партии, сложившаяся после лета 1918 года. К тому же, резолюция Десятого съезда РКП(б) «О единстве партии» на деле привела к свертыванию внутрипартийной демократии, ликвидации прав меньшинства в партии, невозможности для него отстаивать свои взгляды и, в конечном счете, к превращению партии в безгласный и послушный придаток партийного аппарата. Дополнительную роль сыграло изменение состава партии в 20-е гг. Диктатура пролетариата превратилась в диктатуру партии, которая в свою очередь уже в 20-е гг. стала диктатурой ЦК. Последней преградой на пути оставалось наличие экономически самостоятельных производителей: крестьянства, ремесленников, частных предпринимателей. Я думаю, что именно ликвидация нэпа дала возможность для проникновения бюрократической системы во все структуры государства и установления диктатуры вождя. Политическим ее выражением стал культ личности.

Важнейшим элементом политической системы стала «партия - государство», превратившая в господствующую силу общества партийный и государственный аппарат. Она опиралась на государственную централизованную систему планового хозяйства. В свою очередь, партийные органы несли полную ответственность за результаты деятельности хозяйственных организаций и обязаны были контролировать их работу. Право принятия решений принадлежало «первым лицам»: директорам крупных предприятий, наркомам, секретарям райкомов, обкомов и ЦК республик. В масштабах страны им обладал лишь Сталин. Одновременно ослаблялось коллективное руководство. Все реже созывались съезды партии, собиравшиеся при жизни Ленина ежегодно.

Одновременно трудящиеся массы на деле были отчуждены от власти. Все это полностью противоречило провозглашенным при создании Советского государства идеям народовластия. Экономической основой этой системы являлась монопольная государственно-бюрократическая собственность.

Сталинизм стремился выступать под маской марксизма, из которого он черпал отдельные элементы. Вместе с тем, сталинизм был чужд гуманистическим идеалам марксизма, который желал воплотить идеи социальной справедливости. Сталинизм сочетал строжайшую цензуру с примитивностью идеологических формул, легко воспринимавшихся массовым сознанием. Я думаю, что была сделана попытка превратить марксизм-ленинизм в новую религию.

Одной из важнейших идей сталинизма было утверждение о непрерывном обострении классовой борьбы как внутри страны, так и в международных отношениях. Это служило основой для формирования «образа врага», внутреннего и внешнего, и для проведения массовых репрессий. При этом, как правило, массовым репрессиям предшествовали и сопровождали их идеологические кампании. Они были призваны объяснить и оправдать в глазах широких масс аресты и казни.

Нуждавшаяся для своего укрепления и функционирования в образе врага, система в 1928 - 1941 гг. проводит кампании массовых репрессий. Их проведение имело свою внутреннюю логику: конец 20-х - начало 30-х гг. - репрессии против старой интеллигенции, начало 30-х гг. - «раскулачивание», первая половина 30-х гг. - преследования бывших оппозиционеров, вторая половина 30-х гг. - удар по партийным, хозяйственным кадрам. Пиком репрессий стали 1937 - 1938 гг. Хотя количественные оценки репрессированных весьма расходятся, нет сомнения, что речь идет о миллионах. Многочисленные жертвы понесли партии Коминтерна, особенно работавшие в нелегальных условиях.

Следует обратить внимание и на вопрос о сопротивлении режиму сталинщины. Его основой являлось недовольство реальным положением дел в стране, несовпадение партийных идеалов и проводимой политики, сама атмосфера подавления свободной мысли. В этом сопротивлении можно выделить несколько уровней. Первый из них - массовое сопротивление народа. Наиболее зримо это проявилось в ходе коллективизации. В последующие годы основным выражением этого был многочисленный поток писем руководителям страны с описанием реального положения дел. Другой уровень - создание нелегальных, чаще всего, молодежных и студенческих организаций, выступавших против политики репрессий, извращения марксизма, за развитие демократии. Наконец, сопротивление тоталитарной системе исходило из рядов самой правящей партии.

По моему мнению, это сопротивление, оказавшись не в силах противостоять сталинизму, вместе с тем имело огромное нравственное значение, готовило последующее отрицание этой системы, заставляло ее идти на некоторые уступки и шаги, призванные замаскировать ее сущность. Это проявилось в годы коллективизации, в ходе первых пятилеток, обсуждении новых идей по руководству экономикой, связанных с ослаблением административно-бюрократических рычагов.

В декабре 1936 года была принята новая Конституция СССР, которая официальной пропагандой была названа «Конституцией победившего социализма». Ее текст содержал много демократических норм: отмена ограничения прав граждан по классовому признаку; введение всеобщего, прямого, равного, тайного голосования, провозглашение прав и свобод граждан (неприкосновенность личности, тайна переписки и так далее). Но Конституция не имела механизма реализации и оставалась документом, резко расходившимся с реальной жизнью.

Политической основой СССР провозглашались Советы депутатов трудящихся, экономической – социалистическая собственность на средства производства.

Принятие Конституции СССР 1936-го года - это обновление всей конституционной системы Союза, что объяснялось вступлением страны в новый этап своего развития, знаменовавший, как считалось, построение основ социализма, "полную ликвидацию эксплуататорских классов и элементом, что сделало возможным значительно расширить пределы социалистической демократии".

В жизни советского общества произошли качественные перемены:

Во-первых, на практике была доказана возможность изменения капиталистических отношений и замены их принципиально иным социальным строем;

во-вторых, в эти годы были заложены основы нашего военно-политического и индустриального могущества;

в-третьих, были ликвидированы все эксплуататорские классы;

в-четвертых, в стране сложилась две основная форма собственности - общественная в виде государственной и колхозно-кооперативной;

в-пятых, менялся облик всех народов СССР, укреплялись их дружба и сотрудничество.

Новое качественное состояние советского народа привело политическое руководство страны к выводу о том, что в СССР в основном построено социалистическое общество. Как я уже отмечала, изменения в развитии страны были закреплены в Конституции СССР (5 декабря 1936 г.).

Сегодня уже понятно, что данная конституция носила скорее декларативный характер.















2. Экономическое развитие.


Сложившаяся к тому времени экономика ныне определяется как директивная. Она характеризовалась:

  • фактически полным огосударствлением средств производства, хотя формально юридически устанавливалось наличие двух форм социалистической собственности: государственной и групповой (кооперативно-колхозной);

  • свернутостью товарно-денежных отношений (хотя и не их полным отсутствием), деформированностью объективного закона стоимости (цены определяются не на основе рыночного спроса и предложения, а диктуются государством);

  • предельно жестким централизмом в управлении при минимальной хозяйственной самостоятельности на местах; административно-командным распределением ресурсов итоговой продукции из централизованных фондов.

  • Руководство хозяйственной деятельностью с помощью преимущественно административно-распорядительных методов.

При чрезмерной централизации исполнительной власти развивается бюрократизация хозяйственного механизма и экономических связей. По своей природе бюрократический централизм не способен обеспечить рост эффективности хозяйственной деятельности. Дело здесь, прежде всего в том, что полное огосударствление хозяйства вызывает невиданную по своим масштабам монополизацию производства и сбыта продукции.

Это понимали многие. Еще в 1923 г. председатель ВСНХ А. И. Рыков. На Двенадцатом съезде РКП(б) заявил: «...Управлять страной, которая охватывает одну шестую часть суши, управлять ею из Москвы на основе бюрократического централизма невозможно». Однако, власти не могли доверить столь серьезное и ответственное дело самим непосредственным производителям и потребителям. Правительство напротив, усиливает централизацию управления экономикой.

Гигантские монополии, утвердившиеся во всех областях народного хозяйства и поддерживаемые министерствами и ведомствами, при отсутствии конкуренции не заботятся о внедрении новинок техники и технологии. Структура общественных потребностей определяется непосредственно центральными плановыми органами, которые руководствуются преимущественно задачей удовлетворения минимальных потребностей.

Централизованное распределение материальных благ, трудовых и финансовых ресурсов осуществляется без участия непосредственных производителей и потребителей, в соответствии с заранее выбранными как «общественные» целями и критериями, на основе централизованного планирования. Значительная часть ресурсов направлялась на развитие военно-промышленного комплекса.

Распределение созданной продукции между участниками производства жестко регламентировалась центральными органами посредством повсеместно применяемой тарифной системы, а также централизованно утверждаемых нормативов средств в фонд заработной платы. Это вело к преобладанию уравнительного подхода к оплате труда.

Отличительной особенность распределения продукции являлось привилегированное положение партийно-государственной элиты.

На рубеже 20-30-х годов руководством страны был принят курс на всемерное ускорение индустриального развития, на форсированное создание социалистической промышленности. Наиболее полное воплощение эта политика получила в пятилетних планах развития народного хозяйства. Первый пятилетний план (1928/29-1932/33 гг.) вступил в действие 1 октября 1928 г.

План был утвержден на Пятом Всесоюзном съезде Советов в мае 1929 г. Главная задача пятилетки заключалась в том, чтобы превратить страну из аграрно-индустриальной в индустриальную. В соответствии с этим началось сооружение предприятий металлургии, тракторо-, автомобиле- и авиастроения (в Сталинграде, Магнитогорске, Кузнецке, Ростове-на-Дону, Керчи, Москве и других городах).

Однако очень скоро начался пересмотр плановых заданий индустрии в сторону их повышения. Новые контрольные цифры не были продуманы и не имели под собой реальной основы.

Руководство страны выдвинуло лозунг - в кратчайший срок догнать и перегнать в технико-экономическом отношении передовые капиталистические страны. Промышленная отсталость и международная изоляция СССР стимулировали выбор плана форсированного развития тяжелой промышленности.

В первые два года пятилетки, пока не иссякли резервы нэпа, промышленность развивалась в соответствии с плановыми заданиями и даже превышала их. В начале 30-х годов темпы ее роста значительно упали: в 1933 г. они составили 5% против 23,7% в 1928-1929 гг. Ускоренные темпы индустриализации потребовали увеличения капиталовложений. Субсидирование промышленности велось в основном за счет внутрипромышленного накопления и перераспределения национального дохода через госбюджет в ее пользу. Важнейшим источником ее финансирования стала «перекачка» средств из аграрного сектора в индустриальный. Кроме того, для получения дополнительных средств правительство начало выпускать займы, осуществило эмиссию денег, что вызвало резкое углубление инфляции. И хотя было объявлено о завершении пятилетки в 4 года и 3 месяца, «откорректированные» задания плана по выпуску большинства видов продукции выполнить не удалось.

Второй пятилетний план (1933-1937 гг.), утвержденный Семнадцатым съездом ВКП(б) в начале 1934 г., сохранил тенденцию на приоритетное развитие тяжелой индустрии в ущерб отраслям легкой промышленности. Его главная экономическая задача заключалась в завершении реконструкции народного хозяйства на основе новейшей техники для всех его отраслей. Задания плана - по сравнению с предыдущей пятилеткой - выглядели более реалистичными и умеренными. За годы второй пятилетки были сооружены 4,5 тысячи крупных промышленных предприятий. Вошли в строй Уральский машиностроительный и Челябинский тракторный, Ново-Тульский металлургический и другие заводы, десятки доменных и мартеновских печей, шахт и электростанций. В Москве была проложена первая линия метрополитена.

Завершение выполнения второго пятилетнего плана было объявлено досрочным - снова за 4 года и 3 месяца. В некоторых отраслях промышленности действительно были достигнуты очень высокие результаты. Возникли мощные индустриальные центры и новые отрасли промышленности: химическая, станко-, тракторо- и авиастроительная. Вместе с тем развитию легкой промышленности не уделялось должного внимания. Сюда направлялись ограниченные материальные и финансовые ресурсы, поэтому результаты выполнения второй пятилетки в этой области оказались значительно ниже запланированных (от 40 до 80% по разным отраслям).

Масштабы промышленного строительства заражали энтузиазмом многих советских людей. На призыв Шестнадцатой конференции ВКП(б) организовать социалистическое соревнование откликнулись тысячи рабочих заводов и фабрик. Среди квалифицированных рабочих возникло стахановское движение. Его участники показывали пример небывалого подъема производительности труда. На многих предприятиях выдвигались встречные планы производственного развития, более высокие по сравнению с установленными. Вместе с тем рабочие нередко поддавались нереальным призывам, таким, как призывы выполнить пятилетку за четыре года или догнать и перегнать капиталистические страны. Стремление к установлению рекордов имело и оборотную сторону. Недостаточная подготовленность вновь назначенных хозяйственных руководителей и неумение большинства рабочих освоить новую технику порой приводили к ее порче и к дезорганизации производства.

В это же время директивная экономика приобретает «лагерный» облик.

Постановление «Об использовании труда уголовно-заключенных», утвержденное политбюро 27 июня 1929 г. узаконивает применение принудительного труда в экономике «страны победившего социализма». Отныне в концентрационные лагеря ОГПУ, переименованные этим же постановлением в исправительно-трудовые, передавались осужденные на срок 3 года и выше. Вместе с Наркоматом юстиции РСФСР и другими заинтересованными ведомствами ОГПУ поручалось наметить мероприятия по колонизации, положив в их основу следующие принципы: перевод на вольное поселение лагерников, которые освобождены досрочно «за хорошее поведение», наделение землей тех, кто отбыл срок, но лишен права свободного выбора места жительства, заселение отдаленных районов теми из освобожденных, которые добровольно согласны на это. Осужденные на срок от года до трех лет оставались в ведении НКВД союзных республик и должны были трудиться в специально организованных сельскохозяйственных или промышленных колониях.

Выполняя намеченную программу, ОГПУ уже к середине 1930 г. создало достаточно разветвленную сеть исправительно-трудовых лагерей. Организованные северные лагеря (около 41 тысячи заключенных) занимались постройкой железной дороги Усть-Сысольск - Пинюг, тракта Усть-Сысольск - Ухта, вели работы по разделке и погрузке лесоэкспортных материалов в Архангельском порту, геологоразведочные - в Ухтинском и Печорском районах. Около 15 тыс. человек в дальневосточных лагерях строили Богучачинскую железнодорожную ветку, вели рыбный промысел и лесозаготовки. 20-тысячные Вишерские лагеря участвовали в возведении химических и целлюлозно-бумажных заводов, заготавливали лес на северном Урале. Сибирские лагеря (24 тыс. заключенных), помимо работ на железнодорожной линии Томск - Енисейск, обеспечивали производство кирпича для Сибкомбайнстроя и Кузнецстроя, лесозаготовки и т. д. 40 тыс. заключенных самых старых Соловецких лагерей строили тракт Кемь - Ухта, рубили экспортный лес, перерабатывали 40% улова рыбы Беломорского побережья. В июне 1930 г. СТО СССР принял решение о строительстве Беломоро-Балтийского канала. Возведение в сжатые сроки (2 года), по предварительным подсчетам, требовало 120 тыс. заключенных.

В 1932 г. в исправительно-трудовых лагерях числилось около 300 тыс. человек. Однако после того, как на ОГПУ было возложено строительство канала Волга - Москва и Байкало-Амурской магистрали, образовалась острая нехватка рабочей силы. В связи с этим 25 октября 1932 г. СНК СССР принял специальное постановление, запретившее отвлекать лагеря на какие-либо работы, кроме основных объектов.

Помимо лагерей, с июля 1931 г. в ведение ОГПУ было передано хозяйственное использование так называемых спец переселенцев - крестьян, высланных в ходе «раскулачивания» в отдаленные районы страны.

В последующий период эта система эксплуатации труда заключенных и спец переселенцев продолжала разрастаться.

По состоянию на 1 июля 1938 г. на учете Отдела трудовых поселений ГУЛАГа НКВД СССР числилось 997329 труд поселенцев, которые проживали в 1741 труд поселке.

Лагеря и колонии давали около половины добываемого в СССР золота и хромоникелевой руды, не менее трети платины и древесины. Заключенные производили примерно пятую часть общего объема капитальных работ.



















3. Обострение международной обстановки.

В декабре 1921 года В.И.Ленин, на одном из своих выступлений, описывая международное положение, сложившееся в те годы, говорил, что весь наш народ должен быть начеку и помнить о том, что наша страна окружена людьми, классами и правительствами, которые открыто выражают ненависть к нам.

Питаемая этой ненавистью, в начале 20-х годов сформировалась гитлеровская партия, официальное название которой “национал - социалистская немецкая рабочая партия”. Основными планами этой партии, как в последствии признал А.Гитлер (в феврале 1945 г.) являлось уничтожение большевизма.

С самого зарождения гитлеровской партии программировалось нападение на Советский Союз, как на первое в мире социалистическое государство. В своей книге “Моя борьба” (1924-1926 гг.) Адольф Гитлер писал: “Когда мы говорим о новых территориях в Европе, мы можем думать в первую очередь о России и прилегающих к ней государствах... Сама судьба дала нам силы к этому... Гигантское государство на Востоке созрело для развала”.

Действия гитлеровской партии понравились международным правящим кругам США, Англии и Франции, которые били бы рады, если бы Гитлеру удалось уничтожить большевизм. А в конце 30-х годов они прямо высказали пожелания, “чтобы там, на Востоке, дело дошло до военного столкновения между Россией и Германией”.

Общее международное положение, в те годы, складывалось не в пользу Советского Союза. Многие действия западных держав были направлены против политики нашего государства. Эти “демократические” государства не просто одобряли политику Гитлера, но и способствовали материально и политически укреплению военного потенциала Германии. Они приложили немало сил для того, чтобы помочь Германии справиться с большевистской Россией.

В предвоенные годы Советский Союз не раз предлагал создать систему коллективной безопасности в Европе, но иностранные государства упорно игнорировали эти попытки, которые были направлены на создание миролюбивой политики между странами.

Политические цели войны против СССР лежали в основе плана “Барбаросса”. Они подразумевали уничтожение государства с центром в Москве и создание “нового порядка” во всем мире, т.к. разгром СССР должен был ослабить силу международного коммунистического, рабочего и национально - освободительного движений.

Осенью 1940 года был заключен германо-японо-итальянский военный пакт, благодаря которому прямыми военными союзниками гитлеровцев стали итальянские фашисты и японские милитаристы. Именно в это время Германия развернула непосредственную подготовку к нападению на Советский Союз. Стороны договорились о признании руководящей роли Германии и Италии в создании “нового порядка” в Европе, а Японии - “в восточно-азиатском пространстве”. Известно, что под понятием “нового порядка” фигурировал режим кровавого террора, фашисткой диктатуры и колониального рабства.

В 1939 году начались трехсторонние переговоры между СССР, Англией и Францией, на которых Союз выступал за договоренность о взаимной помощи друг другу в случае начала военных действий со стороны Германии. На этих переговорах хорошо была видна политика Франции и Англии, которые вели двойную игру. Они не спешили давать никаких обязательств о помощи, и даже недвусмысленно давали понять Германии, в каком именно направлении ей лучше начинать войну. Например Англия и Франция отказались от помощи в случае, если СССР будет помогать противостоять агрессору в районе Прибалтийских государств. Это ясно давало понять Гитлеру куда надо бить, если он хочет избежать столкновения с Англией и Францией. В период 1939 года проводился ряд встреч между представителями трех государств (СССР, Франция, Англия), в ходе которых представители военных миссий Англии и Франции прибывали на переговоры без должных полномочий на подписание соглашений, эти переговоры, также, возглавлялись второстепенными лицами, в отличие от представителей Советского Союза. Все эти действия правительств западных держав делали затруднительной миролюбивую политику нашей страны, в годы, предшествующие войне с Германией. Кроме того, впоследствии выяснилось, что одновременно с переговорами в Москве Англия вела тайные переговоры с Германией, которым она придавала большее значение, чем переговорам с СССР. На этих тайных переговорах Англия преследовала своей целью - направить Германию против Советского Союза и извлечь из этого все выгоды.

Англия и Франция сорвали переговоры с СССР. В то же время Союз принять предложение Германии о подписании с нею договора о ненападении. Это был хорошо продуманный ход со стороны германских политиков. Они поставили СССР в положение, в котором он должен был тщательно взвешивать свои ходы в отношение советско - германских границ. Стоило СССР привести пограничные заставы в полную боевую готовность, как Германия могла “расценить” это, как нарушение договора, и этим оправдать свое варварское нападение, как якобы “вынужденную защиту”. Но они немного просчитались, и после вероломного нападения потеряли всякое расположение со стороны многих народов мира. Этот договор был заключен 23 августа 1939 года, сроком на 10 лет (Дополнение № 1). Он предусматривал обязательства сторон “воздержаться от всякого насилия, от всякого агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга как отдельно, так и совместно с другими державами”. До начала войны оставалось 2 года.

Конечно, в ситуации 1941 года у СССР не было никаких иллюзий в отношении этого договора, но он мог на какое-то время оттянуть конфликт, и дать время для более хорошей подготовки нашей страны. Но как известно, нападение было неожиданным. Мне кажется, что в этом виновато в первую очередь наше руководство во главе с И.Сталиным, который до последней минуты не верил в то, что Германия решится нарушить договор и напасть на Союз. Это результат личных амбиций нашего руководителя. Весь наш народ (имеются в виду те, кто был информирован) с тревогой оценивал военную подготовку Германских войск и их подтягивание к нашим границам. Постоянные провокации на границе со стороны Германии, не давали покоя нашим пограничным заставам. И военным руководителям погранвойск оставалось только удивляться тому, что нет приказа о полной боевой готовности на границе. Постоянные протесты в адрес Германского правительства, им просто игнорировались, либо носили форму “не подтвердившейся информации”. Конечно соглашение о ненападении между Германией и СССР принесло нам ощутимую помощь. Именно поэтому США и Англия стали союзниками СССР в войне против фашистской Германии.

Удивительные вещи творились нашим руководством по отношению к Торгово-кредитному соглашению между СССР и Германией, заключенному в 1939 году. Описание и выводы, относительно этого соглашения, приведены в Дополнении № 2.

1 сентября 1939 года - гитлеровская Германия напала на Польшу, что явилось началом второй мировой войны. Получилось так, что Англия и Франция, гарантировавшие независимость Польше, ее предали и не оказали никакой действенной помощи в отражении агрессора. Гитлер говорил, что Польша “будет обезлюжена и населена немцами”, а ее территория станет стратегическим плацдармом для нападения на СССР.

3 сентября Англия и Франция объявили войну Германии, т.к. та отказалась прекратить военные действия в Польше. Этим они ограничились в “помощи Польше” в ведении войны с Германией. Поляки были плохо подготовлены к войне и практически не продержались и месяца. Правительство Польши бежало в Румынию, и 5 октября 1939 года военные действия на польской территории прекратились полностью. Таким образом, Англия и Франция подталкивали Германию к границам СССР и поощряли нападение на Союз, преследуя свои выгоды.

После начала в сентябре 1939 года вторжения на территорию Польши Германских войск, Советский Союз начал активно препятствовать распространению германской агрессии на восток. Был начат освободительный поход в Западную Белорусию и Западную Украину. Освобожденное население присоединило свои территории к БССР и УССР и таким образом вошло в состав СССР.

В 1940 году СССР принял ряд мер по укреплению своих позиций в прибалтийских странах (Эстонии, Латвии и Литве). После свершения социалистических революций в этих странах, власть перешла в руки трудящихся. Все три республики стали советскими и по требованию их народных масс вошли в состав СССР.

В течение 1940 года СССР был принят ряд мер, позволивший отодвинуть оборонительные рубежи Союза на всем протяжении его западной границы, на 200-300 км. дальше от Москвы, Ленинграда, Киева и Минска, что имело огромное значение во время отпора гитлеровцам после 22 июня 1941 года.

14 июня 1941 года была предпринята еще одна попытка со стороны Советского правительства направить международные отношения по мирному пути. Появилось сообщение ТАСС, в котором указывалось, что слухи о намерении фашистской Германии напасть на СССР “лишены всякой почвы”. Но в Берлине никак не реагировали на документ, который не был даже опубликован в германской печати. Конечно это должно было насторожить наше правительство в отношении намерений фашистских руководителей Германии. Было понятно, что приближается начало войны.































4. Всё это на кануне суровых испытаний.


22 июня ЦК ВКП(б) и правительство ввели военное положе­ние на тер­риториях Прибалтики, Белоруссии, Украины, Мол­давии и ряда областей РСФСР. В районах объявленных на во­енном положении, вся полнота вла­сти передавалась военным властям. 23 июня была объявлена мобилизация военнообязан­ных 1905-1918 гг. рождения. У военкоматов выстроились оче­реди, уходивших на фронт. Уже к 1 июля в ряды Красной Армии влилось 5,8 млн. человек.

24 июня был создан Совет по эвакуации, а 27 июня принято постановле­ние ЦК ВКП(б) и СНК об эвакуации насе­ления, промышленности объектов и материальных ценностей из прифронтовой полосы. В первую очередь на восток выво­зилось оборудование военных заводов, предприятий авиацион­ной, тракторной, химической промышленности, чер­ной и цветной метал­лургии.

26 июня Президиум Верховного совета СССР принял Указ «О режиме ра­бочих и служащих в военное время». Рабочий день увеличился, вводились обязательные сверхурочные работы продолжительностью от 1 до 3 часов, отменялись отпуска. Начался перевоз заводов, производивших мирную про­дукцию, на производство вооружения, военной техники и боеприпа­сов. Страна начинала жить по-военному.

Согласно указу Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 года Воронежская область и г. Воронеж объявлены на военном положении.

22 июня 1941 года мирный труд советских людей был прерван веролом­ным нападением фашистской Германии на Советский Союз. Программа мобилизации всех сил народа на борьбу с врагом была изложена в директиве Совнар­кома СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года.

Трудящиеся Воронежской области, как и все совет­ские люди, встали на защиту Отечества.

«Дадим нашей Красной Армии высококачественного каучука столько, сколько его потребует страна!» — поклялись на митинге рабочие завода СК-2

Коллектив локомотиворемонтного завода им. Ф. Э. Дзержинского на своем митинге принял обращение к трудящимся области.

«Мы призываем, — говорилось в нем, — всех ра­бочих, работниц, ин­женеров, служащих промышленно­сти и транспорта Воронежской об­ласти перестроить работу и всю жизнь на военный лад, подчинить все фронту, святому делу уничтожения кровавого фашиз­ма».

Воронежцы впервые в стране освоили выпуск самолётов-штурмовиков Ил-2, которые гитлеровцы прозвали «чёрной смертью». За успешное выпол­нение задания по выпуску боевой техники авиационный завод был награж­дён орденом Ленина. Осенью 1941 года завод был эвакуирован в глубокий тыл, и там воронежские рабочие продолжали производство военной про­дук­ции.

В специализированных цехах воронежских заводов производился ремонт самолетов, танков, автомашин, из­готовлялись боеприпасы и другое воен­ное снаряжение. Коллектив паровозоремонтного завода им. Ф.Э. Дзержинского отремонтировал шесть бронепоездов для фронта, на­ладил производство лафетов для противотанковых пушек, передвижных артил­лерийских мастерских, походных кухонь и выполнил другие фронтовые за­казы.

По инициативе И. А. Волгина, коммуниста с 1917 года, бывшего комиссара бронепоезда времен гражданской войны, дзержинцы построили бронепоезд. Личный состав его заводской партийный комитет уком­плек­товал рабочими-коммунистами, владеющими необ­ходимыми специально­стями. Командиром бронепоезда был назначен инженер завода В. О. Бала­шов, комиссаром — заместитель начальника механоремонтного цеха И. С. Арчаков. Приказом командования Юго-Западного фронта бронепоезд был зачислен в боевой строй как «отдельный бронепоезд № 9 — «Дзержинец».

Рабочие, инженерно-технические работники Воронежского завода имени Коминтерна с помощью других коллективов промышленных предприятий города в кратчайший срок изготовили реактивные установки «катюша» - грозное оружие Великой Отечественной войны. Из постановления бюро об­кома ВКП(б) о выпуске машины РС-132 (РС-132 – условное обозначение бое­вой установки «катюша») 2 июля 1941 года: «Придавая исключительно важное государственное значение делу быстрейшей организации выпуска по графику заводом им. Коминтерна машины РС-132, бюро обкома постанов­ляет:

Предупредить парторганизацию и руководящих работников завода о том, что партия и правительство оказали большое до­верие коллективу за­вода в деле обеспечения действующей Крас­ной Армии новейшими средст­вами борьбы с зарвавшимися под­лыми бандами фашистов, дав заказ заводу на изготовление машин РС-132.

Обком ВКП(б) обязывает парторганизацию, командный со­став и рабочих завода принять все меры, не щадя своих сил, не считаясь со временем, чтобы выполнить священный долг пе­ред Родиной и дать точно по графику машины РС-132.

Секретарь обкома ВКП (б) В. Тищенко».

Возвратившийся из Москвы директор завода им. Ко­минтерна Ф. Н. Му­ратов привез задание о форсирован­ном производстве пусковых установок. Уже в июле 1941 года необходимо было изготовить тридцать боевых ма­шин, а в августе — сто. Однако завод не был готов к такой коренной пере­стройке всей работы. Прежде всего не было металлообрабатывающих станков нужной дли­ны; только в самом конце июня завод получил четыре строгальных станка, но их столы были коротки и делать на них направ­ляющие балки оказалось невоз­можно.

Важнейшее правительственное задание находилось под угрозой срыва. На экстренном совещании у глав­ного инженера решили: удлинить столы станков своими силами. Умельцы отыскались незамедлительно. Работа шла круглосуточно. Новые станки удалось ввести в строй на пять дней раньше нормативных, весьма жест­ких сроков.

И вот наконец настал этот долгожданный и волну­ющий момент. По­среди длинного пролета сборочного цеха стоят в полной готовности две реактивные пуско­вые установки. Произошло это в ночь на 27 июня 1941 года, на исходе пятых суток войны.

В своей книге «Воспоминания и размышления» Маршал Советского Союза Г. К. Жуков писал: «Надо от­дать должное нашим вооруженцам за их опе­ративность и творческое трудолюбие. Они сделали все возможное, чтобы через 10—15 дней после начала войны войска получили первые партии гроз­ного оружия».

Эту похвалу можно безусловно отнести и в адрес коллектива завода им. Коминтерна.

Особенно тяжелое положение сложилось в первые дни войны на Западном фронте, которым командовал генерал армии Д.Г.Павлов. В основ­ном развитие событий на западном на­правлении объяснялось группировкой войск Красной Армии к началу боевых действий. Накануне войны советское командование полагало, что основной удар Германия будет наносить на Украине. В результате Западному округу доста­лось значительно меньше сил, нежели Киевскому. Жуков объ­яснял: «И.В.Сталин был убежден, что гитлеровцы в войне с Советским Союзом будут стремиться в первую оче­редь овла­деть Украиной, Донбассом, чтобы лишить нашу страну важ­ней­ших экономических районов и захватить украинский хлеб, донецкий уголь, а затем и кавказскую нефть. При рассмот­рении оперативного плана весной 1941 года И.В.Сталин го­ворил: «Без этих важнейших жизненных ресурсов фашистская Германия не сможет вести длительную и большую войну». И.В.Сталин для всех нас был величайшим авторитетом, никто тогда и не думал сомневаться в его суждениях и оценки об­становки. Однако в прогнозе направления главного удара противника И.В.Сталин допустил ошибку». Генштаб и военная разведка, доверившись предположениям вождя, также не смогли правильно определить направление главного удара противника. Осенью 1939 года начальник Генштаба К.А.Мерецков считал, что главный удар немцы нанесут на брестско-минском направлении. Однако Сталин не согласился с ним и настоял на пересмотре плана. Мерецков вскоре был аре­стован…

В дальнейшем, при переработке плана осенью 1940 года и весной 1941 года предположение, что главный удар будет нанесён на Украине, под со­мнение не ставилось. В науке существует такая версия, согласно которой выбор южного направления в качестве главного объяснялся отнюдь не про­счётами Сталина и Генштаба, а подготовкой к наступатель­ной войне против Германии. В этом случае мощное наступле­ние с Украины позволило бы отрезать Германию от её южных союзников (Румынии, Венгрии, Ита­лии) и захватить жизненно важные для Рейха румынские нефтепромыслы.

Гитлер планировал вести против СССР не длительную, а, напротив, молниеносную войну. Поэтому в качестве главного он выбрал белорусское направление, позволявшее кратчайшим путём дойти до Москвы.

Положение Западного фронта усугубилось тем, что распо­ложение его войск имело ярко выраженный наступательный характер: основные силы располагались в Белостокском вы­ступе. Германское командование нацелило ударные силы группой «Центр» под основание этого выступа. Это позво­лило немцам достичь на решающих участках подавляю­щего перевеса.

Если в целом соотношение сил группы армий «Центр» и За­падного фронта было примерно равным, а по танкам на сто­роне советских войск было преимущество в 2,7 раза, то брестском направлении немцы превосходили Красную Армию по пехоте в 4,5 раза, по танкам – в 2,9 раза, по авиации – в 2 раза, по артиллерии - в 3,3 раза.

К исходу четвертого дня войны немецкие войска прорва­лись на 200 км в глубь советской территории. Многие со­ветские командиры, быстро выдви­нувшиеся на высокие посты, не имевшие ни военного образования, ни опыта руководства крупными соединениями, вместо того чтобы организовать управление со своих командных пунктов, пытались лично ос­тановить от­ступавшие части, теряли связь с войсками и от­давали приказы, не имея представления о том, что происходит на соседних участках.

27 июня, несмотря на героизм советских солдат и офице­ров, пал Минск. Своевременно отвести войска из Белосто­кского выступа не удалось. Бело­стокская группировка по­пала в окружение.

27 июня начальник Генштаба сухопутных войск Германии генерал Ф.Гальдер удовлетворённо записывал в дневнике: «На фронте группы армий «Центр» операции развиваются со­гласно планам. Противник оставил Бе­лосток, тем самым ме­шок на западе сужается. Противник пытается выйти из окру­жения… в северо-восточном и юго-восточном направлениях. Несмотря на обострение положения на отдельных участках нашего фронта, эти попытки противника безуспешны». 2 июля Гальдер сделал но­вую запись: «В полосе группы армий «Центр» закончена ликвидация окру­женной группировки про­тивника в районе Белостока».

Ответственность за поражения была возложена на командо­вание За­падного фронта. По словам Жукова, «не имея пол­ного представления о про­рвавшихся бронетанковых группи­ровках противника… Павлов часто при­нимал решения, не от­вечавшие обстановке». 1 июля 1941 года Павлов был смещён. Его и ряд других генералов и политработников Западного фронта арестовали и расстреляли «за позорящую звание ко­мандира трусость, без­действие власти, отсутствие распорядительности, развал управления войсками, сдачу оружия противнику без боя и самовольное оставление по­зи­ций». Западный фронт возглавил маршал Тимошенко.

Историк Б.Соколов задаётся вопросом о том, что было бы, если бы не Д.Г.Павлов Г.К.Жуков командовал первые дни войны Западным фронтом: «Невыгодную группировку подчинён­ных войск изменить он не мог – её опре­деляли Генштаб, Наркомат обороны и лично Сталин. Не мог он и улуч­шить расположение укреплённых районов – этот вопрос тоже ре­шался в центре, равно как и приведение войск в боевую го­товность… не во власти Жукова было бы предотвратить унич­тожение большей части авиации За­падного фронта в первые же дни войны (оно было вызваны серьёзными по­роками в предвоенном развитии советской авиации в целом). Не мог он по­влиять и на то, что именно в Белоруссии Гитлер решил нанести основной удар и поэтому сосредоточил здесь свои основные силы.

Так что войска Западного фронта совершенно неизбежно потерпели бы столь же тяжёлое поражение… И тогда Жукова, а не Павлова постигла бы трагическая судьба: скорый и не­правый суд и расстрел, дабы головами руководителей Запад­ного фронта прикрыть ошибки центрального военного и поли­тического руководства, приведшего страну к катастрофе».

Судя по отзывам мемуаристов и военных историков, Павлов действи­тельно не был подготовлен к тому, чтобы занимать столь высокие посты. Но в его стремительной карьере пови­нен прежде всего Сталин, уничто­живший в канун войны ко­мандный состав Красной Армии. К тому же едва ли на месте Павлова другой командующий оказался бы на высоте положе­ния.

В начале июля немецкие части в Белоруссии вышли к Днепру и Западной Двине.

В первый же день войны войска немецкой группы армий «Север» прорвали порядки Северо-Западного фронта (командующий – генерал-полковник Ф.И.Кузнецов). Войска фронта, понесшие большие потери, отступали по расходя­щимся направлениям: 8-ая армия – на Ригу, 11-ая – на По­лоцк. Ме­жду частями Северо-Западного и Западного фронтов образовалась гигант­ская брешь шириной 130 км. Поспешная попытка нанести контрудар си­лами расположенных во втором эшелоне механизированных корпусов ока­залась безуспешной и привела к большим потерям танков.

26 июня нацисты с ходу форсировали Западную Двину у Даугавпилса. Дальнейшее продвижение немцев удалось задер­жать контрударами. Фельдмаршал Э.Манштейн вспоминал: «Вскоре нам пришлось на северном берегу Двины обороняться от атак противника, поддержанных одной тан­ковой дивизией. На некоторых участках дело принимало серьёзный обо­рот». Однако остановить немцев удалось ненадолго. 30 июня не­мецкие вой­ска взяли Ригу, 6 июля Остров, 9 июля Псков. Угроза нависла уже над Ле­нинградом.

За 18 дней войны вермахт продвинулся в глубь советской территории на 450 км. Почти вся Прибалтика была потеряна.

На Юго-Западном фронте (командующий - генерал-полков­ник М.П.Кирпонос) сложилось благоприятное для советских войск соотноше­ние сил, так как именно там было сосредото­чена основная мощь Красной Армии.



Силы и средства

КОВО и ОдВо

Войска

противника

Соотношение

сил

Личный состав

(тыс. человек)

1189,4

1280

0,9:1

Танки

В том числе

5294

КВ и Т-34

818

810

Т-III и Т-IV

210

6,5:1


3,9:1

Орудия и миномёты

19198

15700

1,2:1

Самолёты

3472

1400

2,5:1


Таблица 1. Соотношение сил и средств на Юго-Западном на­правлении к 22 июня 1941 года.


Серьёзное сопротивление немцы встретили в Перемышльском и Рава-Руссом укреплённых районах. Тем не менее войска противника сумели про­рваться и там. Несколько советских дивизий попали в окружение. Однако Юго-Западный фронт на­нес контрудары силами механизированных корпу­сов и сумел задержать продвижение немецких войск по шоссе Луцк - Ровно – Житомир. 26 июня Гальдер записал в дневнике: «Группа армий «Юг» мед­ленно продвигается вперёд, к сожа­лению, неся значительные потери. На стороне противника, действующего против группы армий «Юг», отмечается твёрдое и энергичное руководство». Слова Гальдера и под­тверждал и генерал Гот, командовавший в те дни танковой группой в со­ставе группы армий «Центр»: «Тяжелее всего пришлось группе армий «Юг». Войска противника были отброшены от границы, но они быстро оп­равились от неожиданного удара и контратаками располагавшихся в глу­бине танковых частей остановили продвижение немецких войск. Опера­тивный прорыв 1-й танковой группы до 28.06. достигнут не был». Задер­жать немецкое продвижение удалось дорогой ценой. К 30 июня Юго-Запад­ный фронт потерял 2648 танков, то есть в три раза больше всего танко­вого парка группы армий «Юг». Высокие потери танков были вызваны пре­жде всего рассредо­точением по всему фронту, недостатком тактической грамот­ности командиров, слабой подготовкой водителей.

9 июля немцы захватили Житомир. Но упорные бои в районе Житомира продолжались до 16 июля. За это время была укре­плена оборона Киева.


















































Заключение.


Победа СССР в Великой Отечественной войне – великий подвиг советского народа. Россия потеряла свыше 20 миллионов человек. Материальный ущерб составил 2600 миллиардов рублей, разрушены сотни городов, 70 тысяч сёл, около 32 тысяч промышленных предприятий.

Схватка с фашизмом убедительно показала, что подвиг во имя Отчизны – это норма для воинов и тружеников тыла.

На советско-германском фронте было разгромлено или пленено 607 вражеских дивизий, в то время как англо-американские войска разгромили 176 дивизий Германии и её союзников. Советские войска уничтожили и большую часть личного состава и военной техники противника.

В годы Великой Отечественной войны в тылу врага действовали 6200 партизанных отрядов, в которых сражались свыше 1,1 миллиона человек, а также вели борьбу свыше 220 тысяч подпольщиков.

В годы войны совершили подвиг труженики тыла, снабжавшие армию всем необходимым. «Всё для фронта, всё для победы» – лозунг, которым руководствовались старики и подростки, женщины, вставшие на места ушедших на фронт мужчин.


Победителей – воинов армии и тыла с каждым годом остаётся всё меньше, время берёт своё, а законы природы неумолимы. Вот почему сегодня так важно вспомнить славные дела полувековой давности и оказать внимание каждому, кто помог одержать победу над фашизмом.
































Список используемой литературы:


  1. Курицын В. М. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИИ. 1929-1940 гг. Москва «Международные отношения» 1998 г.

  2. Хлевнюк О. Принудительный труд в экономике СССР. 1929 - 1941 годы. // Свободная мысль. 1992. №2.

  3. Игрицкий Ю. И. Снова о тоталитаризме. // Отечественная история. 1993. №1.

Левандовский А.А., Щетинов Ю.А. Россия в XX веке: Учеб. М.: 1998г.


18




Случайные файлы

Файл
9942-1.rtf
80269.doc
olovo.doc
TGP.doc
74053-1.rtf