Русские в Золотой Орде (положение, следствия, борьба) (Rus&Mong)

Посмотреть архив целиком

Министерство Путей Сообщения РФ


Иркутский Институт Инженеров Транспорта





кафедра истории









Русские в Золотой Орде










Выполнил: Мещеряков Юрий Владимирович

ЭПС-00-2

Проверил (а): Лена Александровна

Завоевание Руси монголами стоило жизни тысячам ее жителей. Многие были угнаны в плен, и следы их затерялись на огромных степных пространствах Нижней Волги, на Северном Кавказе, в Крыму. В Орду вынуждены были ездить русские князья, их послы, высшее духовенство. Позднее сюда стали добираться и русские купцы. Проследить судьбы русских в Золотой Орде в какой-то степени позволяют письменные источники - летописи, записки путешественников и католических миссионеров, дипломатическая переписка, ханские ярлыки, духовные и договорные грамоты русских князей, жития святых. Развернутые в последние 35 лет археологические раскопки дали обширный конкретный материал, характеризующий экономическое и правовое положение, образ жизни, занятия русских, попавших в чуждую этническую, культурную и географическую среду. И если круг письменных источников практически уже не пополняется, то новые археологические материалы появляются почти с каждым полевым сезоном. Прежде всего, это предметы, связанные с православием, - каменные и металлические крестики, иконки, детали церковного убранства. Не менее выразительна древнерусская керамика, резко отличающаяся от ордынской.

При раскопках золотоордынских памятников обнаружены височные кольца, перстни, подвески, имеющие восточнославянское происхождение, сосуды и украшения из стекла, сваренного по русскому рецепту, костяные стили («писала») - острия, которыми на Руси процарапывали буквы по бересте и воску. Эти вещи свидетельствуют о русском происхождении некоторых жителей ордынских поселений.

В результате монгольских завоеваний роль рабского труда значительно возросла. Основная масса русских, попадавших в Орду - в результате похода или набега, за долги по уплате дани, - становились рабами. Кого же предпочитали брать в плен завоеватели? Так, Плано Карпини, итальянский монах-францисканец, посланный с грамотой к монголам папой Иннокентием IV в 1245 году, сообщает в своих записках, что при взятии осажденного города «татары спрашивают, кто из них (жителей) ремесленники, и их оставляют, а других, исключая тех, кого захотят иметь рабами, убивают топором». О том же повествуется и в другом месте: «В земле Саррацинов и других, в среде которых они являются как бы господами, они забирают лучших ремесленников и приставляют их ко всем своим делам. Другие же ремесленники платят им дань от своего занятия»'. Об этом же говорит и арабский автор Ибн аль Асир (ХIII век). По его сведениям, сын Чингисхана, обманом взявший среднеазиатский город Мерв, приказал: «...напишите мне список купцов города старшин его и богачей, да напишите мне другой перечень - художников и ремесленников»'.

Мастера различных специальностей нужны были Орде для строительства городов, здании, украшенных цветными изразцами и резьбой, для изготовления оружия, украшений, керамики - всего того, чем впоследствии была знаменита Золотая Орда. Именно согнанные из разных стран ремесленники и созда­ли ее пеструю и яркую материаль­ную культуру.

Наблюдательный путешественник Плано Карпини выделяет две кате­гории рабов-ремесленников — тех, кто живет в своем жилище со своею семьей и получает какое-то продовольствие от хозяи­на, и тех, кто не имеет ничего. Интересно, что при раскопках Царевского городища (Новый Са­рай — вторая столица Золотой Орды) был открыт район, занятый в конце XIII века в основном маленьки­ми землянками с очагом. Там могли жить со своими семь­ями зависимые ремесленники. Здесь же раскопана боль­шая и глубокая землянка со стенами, выложенными сыр­цовым кирпичом. Видимо, это охраняемые общежития ра­бов. Тесные полуземлянки, лишенные отопительных ус­тройств, с русской керамикой и несколькими крестиками раскопаны на Водянском городище. В одном из жилищ и вокруг него обнаружены остатки железоплавильного ре­месла. Интересна найденная на городище каменная литей­ная форма для отливки круглых подвесок с изображением креста, принадлежавшая, по-видимому, русскому ювели­ру. На боковой стороне процарапана тамга — знак со­бственности, что должно свидетельствовать о зависимос­ти русского мастера от ордынского хозяина мастерской. Несколько русских жилищ времен Золотой Орды исследовано в Болгаре (Татарстан) — здесь также прослеживают­ся остатки ремесел (железоплавильного, меднолитейно­го, косторезного).

Отдельные мастера благодаря свое­му искусству могли достичь довольно высокого положения. Плано Карпини встретил при дворе великого каана Гуюка в Каракоруме (Монголия) русского ювелира Козьму (для этого правителя мастер сделал трон и вырезал печать), а также русского плотника, женатого на француженке, который «умел строить дома, что считается у них выгодным за­нятием». Несмотря на привилегирован­ное положение пленных ремесленников, труд их был подневольным. Другой мо­нах — минорит Гильом Рубрук, послан­ный французским королем Людовиком IX с дипломатической миссией к великому каану в Каракорум (1253), в своих запис­ках прямо называет рабом матери каана парижского мас­тера Вильгельма Буше, взятого в плен в Венгрии и так же, как Козьма, работавшего при дворе. Поэтому слова Л. Н. Гумилева о том, что при хане Мунке «русские мастера ез­дили в Каракорум на заработки», как видим, источниками не подтверждаются. Недаром русские пленники всячески стремились освободиться и бежать на родину. Под 1259 годом летопись упоминает о русских мастерах, бежавших к Даниилу Галицкому: «...и мастера всякие бежали из татар: седельники, и лучники, и тульники, и кузнецы железу и меди и серебру».

Помимо ремесленников, монголы использовали пленных мужчин, годных к военной службе. Плано Карпини писал, что «люди собираются на войну со всякой земли державы татар». И в другом месте: «И вот что татары требуют от них [покоренных на­родов], чтобы они шли с ними в войске против всякого человека когда им угодно». О насиль­ственном участии пленных русских в боевых опе­рациях летопись сообщает, например, под 1262 годом; после восстания в нескольких русских го­родах «была... великая нужа от поганых и угоня­ли людей и велели с собой воевать».

В первые десятилетия после нашествия монголов пленных во­инов использовали с особенной жестокостью. В донесении вен­герского францисканца Иоганки епископу Перуджи (1238) чи­таем: «Годных для битвы воинов и поселян они, вооружившие, по­сылают против воли в бой впереди себя... если даже они хорошо сражаются и побеж­дают, благодарность невелика; если погибают в бою, о них нет ника­кой заботы, но если в бою отступают, то безжалостно умер­щвляются татарами». Сходную карти­ну рисует и Плано Карпини: «...и эти пленники будут пер­выми в строю. Если они плохо сражают­ся, то будут ими уби­ты, а если хорошо, то татары удерживают их посулами и льстивыми речами... а после того, как могут быть уверен­ными на их счет, что они не уйдут, обращают их в злосчастнейших рабов... И, таким образом, вместе с людьми по­бежденной области они разоряют другую землю».

Вероятно, в XIV веке принудительное привлечение русских воинов сменилось наемничеством. Наемники по­лучали жалованье и свою долю добычи. Л. Н. Гумилев счи­тал, что в XIII веке это были люди, «не ужившиеся с князь­ями Рюрикова дома и предпочитавшие военную карьеру в войсках, руководимых баскаками. Там им была открыта до­рога к богатству и чинам». Излишне радужная эта карти­на могла относиться ко времени не раньше середины XIV века.

Захваченных в рабство использовали и для домаш­них работ, здесь особенно ценились русские женщины. Арабский автор, перечисляя богатую добычу, доставшую­ся Тимуру, переходит на стихи: «Что я скажу о подобных пери — как будто розы, набитые в русский холст». Родившиеся в Орде дети пленников также становились рабами.

Излишки рабочей силы продавались на рабских рынках Крыма и Кавказа, что приносило большой доход рабовладельцам. Рабов, в том числе и русских, про­давали в Египет, государства Западной Европы. С середины XIII века на Черном море развили бурную деятельность итальянские купцы-работорговцы — из Венеции, Пизы, Генуи и Флоренции. Часть ра­бов оседала в Крыму, остальные переправлялись в Италию и Францию. В нотариальных актах кон­ца XIII века генуэзских колоний Пера и Каффа (совр. Судак) упоминаются рабы-славяне, то есть русские. Характерно, что женщи­ны стоили особенно дорого. По нотариальным актам и другим архивным материалам уста­новлены и цены на рабынь. После русских выше всего це­нились черкешенки, татарки стоили дешевле.

В документах французского горо­да Руссильона не­редко упоминаются «белые татары» на­ряду с «желтыми». Имена «белых та­тар» — Лукия, Мар­фа, Мария, Катери­на — говорят об их русском происхож­дении.

Положение рабов было исключительно тяжелым. В Венеции оно закреплялось рядом законодательных актов XIII века. Провинившихся могли подвергнуть любым пыт­кам и казням. Дети рабыни становились рабами, даже если она вступала в брак со свободным. Католика нельзя было обратить в раба, а относительно других христианских кон­фессий строгих установок не существовало.

При раскопках золотоордынских поселений обнару­жено довольно много предметов, связанных с правосла­вием. Больше всего личных вещей — наперсных крестов и иконок, изготовленных из камня, меди и ее сплавов. При­надлежали эти предметы бедным и незнатным жителям Руси, попавшим в плен и сохранявшим эти реликвии, как последнюю связь с родиной. Некоторые из металлических вещей представляют собой вторичные отливки; они изго­товлены на месте путем оттиска в глине крестика или икон­ки и заполнения образовавшейся формы металлом.

Однако встречаются и более дорогие, изящно испол­ненные изделия. Очень редкую для Руси XIV века находку представляет собой половинка бронзового креста-складня с эмалевыми изображениями св. Николая в центре и святых в концах креста. Эмалью выполнена и надпись. Этот крест происходит из золотоордынского слоя города Болгара, где найдено довольно много русских вещей. В ори­гинальной художественной технике были исполнены две иконки — каменная и янтарная (от них, к сожалению, со­хранились только обломки). Каменная, с изображением бородатого святого (надпись не читается), найдена в Болгаре, а янтарная (такие и на Руси встречаются редко), изо­бражающая святых Константина и Елену и крест между ними, обнаружена в Иски-Казани.


Случайные файлы

Файл
25860-1.rtf
.doc
66664.rtf
162947.rtf
19363-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.