Россия реформируемая (54244)

Посмотреть архив целиком

История России со времен Петра Первого представляет беспрерывное почти колебание правительства от одного плана к другому. Сие непостоянство или, лучше сказать, недостаток твердых начал был причиною, что доселе образ нашего правления не имеет никакого определенного вида, и многие учреждения, в самих себе превосходные, почти столь же скоро разрушались, как возникали.

М. Сперанский


Введение



Россия издергана резкими сменами социально-экономического строя. Двадцатый век в этом смысле – особо драматический период в многовековой истории России. Думается, что возможность пережить в одном столетии несколько революций и контрреволюций, кардинально меняющих производственные отношения, удел только очень богатой страны, населенной людьми с высокими адаптационными способностями. Еще живы старики, помнящие Октябрьскую революцию, а уже ходят по улицам люди, готовые пожертвовать жизнью ради очередного политического и экономического переворота.

Экономический организм хрупок и в принципе не устойчив. Экономика не терпит суеты и резких движений. Природа не терпит скачков”, - говорил А. Маршал. Но в России всегда находятся люди, которые так и норовят куда-нибудь “повести” наш многомиллионный народ в твердой уверенности, что ему, народу, очень хочется в это “куда-нибудь” идти.

Особенно частыми были попытки преобразовать экономику России в рыночном направлении. Со времен Петра Великого таких попыток было более десятка. Екатерина Вторая, Александр Первый, Александр Второй, Сергей Витте, Петр Столыпин, В. Ленин, Н. Хрущев, М. Горбачев, Е. Гайдар, Б. Ельцин – вот неполный список рыночных реформаторов России. Россия много раз пыталась догнать Европу, достичь западных параметров социально-экономического развития, привычных за рубежом стандартов жизни, но еще не разу не смогла выиграть в этой гонке.

Резкое падение эффективности Советской экономики¹1', а потом и ее безропотный развал в очередной раз выдвинули вопрос о реформах. Повторяясь, снова скажу, что реформы для России – дело привычное. Можно даже сказать, что Россия избалована реформами. Пожалуй, россияне всех поколений, так или иначе, испытывали на себе тяготы реформ или их последствий. В то же время реформы никогда не приносили социального облегчения гражданам. Особенно не везло рыночным реформам. Ни одна реформа не была завершена, ни одна не привела к созданию развитой рыночной системы в национальной экономике. Каждый раз очередной реформатор надеется, что именно он, именно сейчас сумеет сделать то, что до него не смог сделать никто. И каждый раз рыночные реформы или прекращаются, или медленно замирают, или заменяются попятным, а то и реакционным движением.

Реформаторы 90-х годов знали предшествующий опыт. И сделали еще одну попытку.




I. Реформы сверху ”: незавершенность процесса.


Как и подобает стране с не вполне сложившейся индустриальной экономикой, первые шаги в сторону рыночных преобразований, начались с сельского хозяйства. Сделать это было крайне необходимо, ведь с 1951 государственные заготовки хлеба стали отставать от расхода. В сентябре 1953 года Коммунистическая партия решила несколько ослабить пресс, давящий на сельских тружеников. Был значительно снижен сельскохозяйственный налог, списаны налоговые долги колхозам и совхозам, увеличены размеры приусадебных участков и личных подсобных хозяйств (ЛПХ), снижены нормы обязательных поставок продукции, животноводства, увеличены закупочные цены, некоторое развитие получили так называемые колхозные рынки, где крестьяне могли продавать продукцию со своих ЛПХ. Продуктивность ЛПХ оказалась очень высокой, но, несмотря на все эти льготы, были очень скоро аннулированы “из принципиальных соображений” и вместо дальнейшего развития рыночных основ крестьянского хозяйства государство пошло на привычную, веками отработанную экстенсивную форму прироста сельскохозяйственной продукции: началась целинная эпопея. Освоение целинных и залежных земель – типичный пример «мобилизационной экономики», когда государство бросает в нужное время в нужное место ресурсы, не заботясь о том, что другие отрасли или регионы «оголяются» в инвестиционном смысле.

Характерно, что и научно- технический прогресс, и освоение космического пространства, приведшее в 1961 году к полёту Ю. А. Гагарина, и развитие энергетики и тяжелой промышленности осуществлялось тем же способом. Результаты были впечатляющими: СССР стал второй промышленной державой мира после США, обладающей мощным производственным и научно-техническим потенциалом, ядерным оружием и казалось бы безбрежными природными и человеческими ресурсами. Но беспокойство по поводу ограниченности ресурсов нет-нет, да и проявлялась в политических и научных кругах. Партийное и государственное руководство пыталось найти способы, возбуждающие производственную интенсификацию.

Сначала все надежды были связана с управленческой реформой. Она началась в 1957 году и была проведена с большевистской решимостью. Государство перешло от отраслевого – к территориальному принципу управления и макроэкономического планирования. Были ликвидированы основные министерства, вместо них образованы территориальные Советы народного хозяйства (совнархозы). Совнархозы сыграли определенную положительную роль в процессе комплексного использования местного сырья, строительных материалов, трудовых ресурсов. Важным моментом этой реформы является намерение децентрализовать управление народным хозяйством, что, в принципе соответствовало рыночной тенденции. Кстати, совнархозы сыграли свою ведущую роль в жилищном строительстве. Принятое в 1955 году знаменитое постановление «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», положившее начало крупному индустриальному домостроению, реализовывалось именно в годы совнархозов1.

Положительный эффект этой реформы был скоро исчерпан, а когда её инициатор Н. Хрущев сошел с политической арены, то новое руководство страны быстро восстановило отраслевой принцип и попыталось реформировать экономику теперь уже в явно рыночном направлении. Ныне здравствовающее «среднее» поколение граждан еще помнит «косыгинские» реформы середины 60-х годов, давшие вспышкообразный результат и заглохшие уже к началу 70-х.1 Суть этих реформ сводилась к развитию хозяйственного расчета на государственных предприятиях. Число плановых показателей, спускаемых предприятию, было резко сокращено, а главным показателем становился объем реализованной продукции, что было явно рыночным моментом в проекте реформ. Несколько расширялись экономические права предприятий, они получали определённую самостоятельность в развитии горизонтальных связей со смежниками и потребителями. Особые надежды возлагались на то, что за счет прибыли на предприятиях создавались так называемые фонды экономического стимулирования: фонд материального поощрения, фонд социально-культурных мероприятий и жилищного строительства и фонд развития производства. Понятия окупаемости, рентабельности, материальной ответственности входили в обиход и лексику российских хозяйственников и политиков. Естественно, что цены на продукцию всех предприятий пересматривались таким образом, чтобы предприятию была обеспечена прибыль2.

«Косыгинские» реформы дали кратковременный положительный результат. Во всяком случае, восьмая пятилетка была по результатам лучшей за всю послевоенную историю советской экономики. Но уже в следующем пятилетии весь рыночный пыл унялся: темпы роста стали резко падать3.

Реформы не раз пытались реанимировать, но все эти попытки завершались ничем. Причины ясны. Подобно тому, как царское правительство пыталось осуществить рыночные реформы и модернизировать экономику, не меняя содержания традиционной общественной системы, «советское государство пыталось идти к рынку, сохраняя свои традиции:

  • государственную собственность на средства производства и финансово-кредитные ресурсы, превращающую нашу экономику в моносубъектную4;

  • государственную распределительную систему практически всех факторов производства;

  • жесткое директивное планирование;

  • государственное ценообразование;

  • недемократическое государственное устройство».

В результате, с начала 80-х годов граждане нашей страны стали испытывать на себе серьёзные социальные трудности: талонное распределение продуктов, изматывающие очереди за товарами повседневного спроса, полнейшее расстройство государственных финансов. С момента прихода М.С. Горбачева о рынке заговорили вновь. «Силы российского предпринимательства прорывались через разрешенные арендные отношения, кооперативы, индивидуально-семейную трудовую деятельность». А так как дальше разговоров о рыночной экономике дело не продвигалось, в стране начался системный кризис. Положение усугубилось трагикокомичной антиалкогольной компанией 1985 – 1986 годов, приведшей к потере 10% государственного бюджета. Кризису способствовал целый ряд природных катаклизмов и антропогенных катастроф. В 1986 году произошла чернобыльская катастрофа. В 1988 году землетрясение в Армении, в результате которого сотни тысяч людей остались без крова. Одно за другим происходили аварии на транспорте. Колоссальные средства затрачивались на импорт продовольствия. Кровавые межнациональные конфликты потрясли страну. Летом 1989 года в России обнаружился «рабочий вопрос»: забастовки охватили многие промышленные центры, наиболее активно они проходили в России. Такой нагрузки страна не выдержала. Начался распад СССР.

Первыми начали процесс «размежевания» с Союзом республики Прибалтики. Но, как ни странно, 12 июня 1990 года именно в России была принята Декларация о государственном суверените, а в ноябре 1990 года юридический акт об экономических основах суверенитета, утвержденный Верховным Советом РСФСР. Россия объявила своей собственностью все находящиеся на её территории производительные силы и природные богатства. Чего только не увидишь в нашей удивительной стране: «Россия отделялась от самой себя!»1

В августе 1991 года некоторым лидерам компартии и правительства СССР была совершена попытка государственного переворота. Путч не удался, но стал «последней каплей»: сначала Б.Н. Ельцин – давнишний друг Горбачева, демонстративно приостановил деятельность Коммунистической партии, а несколько позже 8 декабря 1991 года президенты России, Белоруссии и Украины неожиданно для всех денонсировали договор об образовании СССР. Через четыре дня Верховный Совет ратифицировал «договор трёх». Это был конец. И это было начало.


Случайные файлы

Файл
25447.rtf
27262-1.rtf
53661.doc
117849.rtf
148259.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.