Роль рабства в экономическом развитии Древней Греции и Древнего Рима (54209)

Посмотреть архив целиком

Содержание

Введение 2

Роль рабства в экономическом развитии Древней Греции 3

Хозяйство гомеровского периода. Генезис рабовладения и великая колонизация 3

Хозяйство Древней Греции в период расцвета рабовладельческого способа производства (V в. до н. э.). 5

Кризис рабовладельческого строя в Древней Греции 7

Рабство в экономике Древнего Рима 9

Экономика в Царский период 9

Экономика в период Республики 10

Роль рабства в хозяйстве Римской империи 12

Колонат 14

Кризис и гибель рабовладельческой формации 15

Вывод 17

Список использованной литературы 20






Введение


Античные страны, как и древневосточные, традиционно называют рабовладельческими, однако типы производства в этих государствах значительно различались. На Древнем Востоке существовал так называемый азиатский способ производства, основанный на патриархальном рабстве (от слова патриарх — глава семьи) — сравнительно мягком типе рабства, возникающем на первых этапах развития древних государств. В древневосточных странах рабы не являлись основными производителями материальных благ, эта роль принадлежала преимущественно различным категориям крестьян-общинников, находившихся в той или иной степени зависимости от государства, которому принадлежа­ла большая часть земельного фонда.

Своего полного, наивысшего развития рабовладельче­ский способ производства достиг в так называемом антич­ном мире — в Древней Греции и Древнем Риме, существо­вавших позже, чем древневосточные государства. В антич­ных государствах рабство приняло наиболее законченные, классические формы.

Становление рабовладельческих государств в Древней Греции и Риме происходило как результат интенсивного разложения родоплеменного строя, почти полного распада первобытной общины.

Формирование рабовладельческих отношений в антич­ном мире было связано с крупными войнами, которые обес­печивали не только грабеж материальных ценностей на захваченных территориях, но и большой приток пленных, превращавшихся, как правило, в рабов.

В античных странах сначала также существовало патри­архальное рабство, но по мере развития производства, то­варно-денежных отношений оно уступило место так назы­ваемому классическому рабству, которое характеризуется высокой степенью эксплуатации рабов, стремлением полу­чить максимальную выгоду от их труда. В отличие от пат­риархальных рабов, за которыми признавались некоторые права человеческой личности, рабы классического типа бы­ли лишены всех прав, считались живыми орудиями труда. В античном обществе именно рабский труд являлся основой производства.















Роль рабства в экономическом развитии Древней Греции


Первоначально Древняя Греция (Эллада) представляла собой множество мелких самостоятель­ных государств, занимавших Балканский полуостров и острова Восточного Средиземноморья. Природные условия способствовали обособ­ленности греческих общин, возникавшие в отдельные периоды союзы государств были неустойчивыми.

Огромную роль в жизни древних греков играло море. Обилие удобных бухт и островов способствовало раннему развитию мореходства и обмена.

Начавшееся разложение родоплеменного строя и рост населения при ограниченности территории породили интенсивную колонизацию, в результате которой в VIIIVII вв. до н. э. сложился обширный греческий мир. В него входили прибрежные области Малой Азии, побережье Черного моря, Северо-Восточная Африка, юг Апеннинского полуострова и Сицилия.


Хозяйство гомеровского периода. Генезис рабовладения и великая колонизация


Предполисный период (XIIX вв. до и. э.) в истории Греции называется также гомеровским, поскольку основным источником наших сведений о социально-экономической структуре древнегреческого общества этого времени служили по­эмы Гомера «Клиада» и «Одиссея». Как свидетельствует описа­ние хозяйства царей Алкиноя и Приама в «Одиссее» и «Илиаде», в гоме­ровском обществе были сильны пережитки родового строя. Сохра­няли свое значение роды, их объединения и племена. Власть вождя ограничивалась аристократией и народным собра­нием. Рабство по-прежнему имело патриархальный харак­тер, основным производителем продукции был свободный зем­леделец.

В XI—IX вв. до н.э. в греческой экономике господствовал натуральный тип хозяйства, ремесло не было отделено от земледелия. Как и раньше, основными земледельческими культурами были зерно­вые (ячмень, пшеница), виноград, оливки. По-прежнему созда­вались оросительные системы, применялось унавоживание почвы. Произошло некоторое усовершенствование орудий тру­да, в частности, появился плуг с металлическим (особенно же­лезным) сошником. Животноводство также играло важную роль в сельском хозяйстве, скот считался одним из основных видов богатства. В ремесле XIIX вв. до н. э. существовала некоторая дифференциация, особенно были развиты ткачество, метал­лургия, керамика, однако производство, как и в сельском хо­зяйстве, было ориентировано только на удовлетворение насущ­ных потребностей людей. В связи с этим торговля развивалась очень медленно и имела в основном меновой характер.

Архаический период(VIII—VI вв. до н. э.) характеризуется двумя основными процессами, оказавшими определяющее влияние на развитие греческой цивилизации:

  1. Великая колонизация — освое­ние греками побережий Средиземного, Черного, Азовского мо­рей,

  2. оформление полиса1 как особого типа общины.

В VIII—VI вв. до н. э. экономическая ситуация в Древней Греции значительно изменилась. В этот период ремесло отде­лилось от сельского хозяйства, остающегося ведущей отраслью экономики. Слабое развитие сельскохозяйственного производ­ства на предыдущем этапе, неспособность обеспечить питанием растущее население полисов стали одной из главных причин греческой колонизации. Важнейшей функцией колоний, распо­ложенных в бассейне Черного моря, стало снабжение метропо­лий2 хлебом. Во многих греческих полисах отказываются от вы­ращивания зерновых, и основное внимание уделяют культурам, возделывание которых более соответствует природным условиям Греции: винограду, оливам, всевозможным огородным и садовым культурам; в результате сельское хозяйство начинает все больше ориентироваться на рынок. Этому также способст­вует более широкое распространение железных орудий труда.

В VIIIVI вв. до п. э. значительно ускорились те процессы, которые происходили в гомеровский период. Община сохраняла лишь право собственности на пастбища и леса. В VIIIVII вв. до н. э. зажиточные крестьяне использовали труд рабов, а также батраков. В мастерских начинали широко применять труд рабов, однако основную массу ремесленников составляли свободные.

Ремесленное производство тоже приобретает товарный ха­рактер, причем, как и в сельском хозяйстве, не последнюю роль в этом сыграла греческая колонизация, способствовавшая расширению сырьевой базы и развитию торговли. Многие гре­ческие полисы становятся крупными ремесленными центрами, в них появляются целые кварталы ремесленников. В Халкиде, Милете, Коринфе, Аргосе, Афинах была особенно развита ме­таллургия, совершенствованию которой в архаическую эпоху способствовало открытие техники пайки железа и бронзового литья. Важными центрами керамического производства были Коринф и Афины, здесь с рубежа VII—VI вв. до н. э. начинает производиться серийная продукция. Изготовлением текстиля славились малоазийские греческие полисы, а также Мегара.

Обострение социально-экономических противоречий, появление большого количества безземельных и малоземельных крестьян, усиление политической борьбы между родовой знатью и демосом, необходимость получения иноземных рабов обусловили широкий: размах древнегреческой колонизации в VIIIVI вв. до н. э. Сре­ди этих причин наиболее важной являлось относительное пере­население некоторых районов Древней Греции.

Греческая торговля в эпоху Великой колонизации развива­ется очень активно. Налаживаются постоянные связи между метрополиями, вывозящими в основном ремесленную продук­цию, и колониями, поставляющими различные виды сырья (особенно металл, лес) и сельскохозяйственную продукцию (особенно зерно). Кроме того, колонии становятся посредни­ками между Грецией и отдаленной варварской периферией. В наиболее развитых греческих полисах морская торговля стано­вится одной из важнейших отраслей экономики.

Архаический период внес большие изменения в отношения собственности. Ведущей формой собственности на землю становится полисная (или античная) — правом владения землей на территории полиса обладали только граждане; лично свободные люди, не являвшиеся гражданами (метеки), этим правом не об­ладали. Граждане могли продавать, закладывать землю, сдавать ее в аренду.

В VIII—VI вв. до н. э. происходит и важное изменение в организации производства — начинает формироваться рабство классического типа. Этот процесс был связан с развитием то­варного производства и значительным увеличением количества рабов-чужеземцев, поступающих из колоний. Дешевый раб­ский труд позволял получить больший доход и более активно использовался в основных отраслях производства.

Важную роль в дальнейшем социально-политическом и экономическом развитии Греции сыграли реформы, проведен­ные в эпоху архаики. Наиболее известны и интересны реформы в Афинах и Спарте, ярче всего представлявших два основных типа полиса — торгово-ремесленный и аграрный.

Один из крупнейших афинских реформаторов — Солон — политический деятель и поэт, считающийся одним из семи гре­ческих мудрецов. В 594 г. до н. э. Солон был наделен чрезвы­чайными полномочиями и начал преобразования, направлен­ные на восстановление единства гражданского коллектива. Прежде всего, он провел сейсахтейю (гр. стряхивание бремени): все долги, сделанные под залог земли, и накопившиеся по ним проценты были объявлены недействительными. Рабство за долги было отменено, афиняне-должники, проданные за гра­ницу, были выкуплены за счет государства. Сейсахтейя, а также законы о запрещении приобретения земли свыше определен­ной нормы предотвратили разорение крестьян и способствовали развитию в Аттике в основном среднего и мелкого землевладения.


Хозяйство Древней Греции в период расцвета рабовладель­ческого способа производства (V в. до н. э.).


V в. до н. э. — время высшего подъема греческой цивилиза­ции. В этот период окончательно оформляется классическое рабство, достигает расцвета полис. Огромную роль в развитии Греции сыграла победа в греко-персидских войнах (500—449 до н. э.), на время превратившая Афины в ведущее государство греческого мира. Последние десятилетия века были ознамено­ваны Пелопоннесской войной (431—404 до н. э.) между извеч­ными противниками — Афинами и Спартой, ускорившей раз­витие товарно-денежных отношений и способствовавшей нача­лу кризиса полиса в IV в. до н. э.

Еще большее значение, чем в предшествующую эпоху, при­обретает внешняя морская торговля. В этом отношении из древ­них народов с греками могли сравниться только финикийцы, а в более позднее время только Голландия XVI—XVII вв. может быть сопоставима с Древней Грецией классического периода по вкладу в развитие торговли своей эпохи. Характерно, что если финикийцы и голландцы занимались в основном посредниче­ской торговлей, то древние греки, не пренебрегая посредничеством, широко вывозили свою сельскохозяйственную и особенно высококачественную ре­месленную продукцию.

Основными статьями экспорта в другие страны являлись оливковое мас­ло, вино, металлические изделия, ке­рамика. В Грецию ввозили преимущест­венно продукты питания (особенно зерно, соленую рыбу), рабов, различ­ные виды сырья (железо, медь, лес, смолу, меха, кожу, лен, слоновую кость и т. д.). В торговле отдельных греческих поли­сов друг с другом преобладали ремесленные изделия, на произ­водстве которых специализировалась та или иная область. Ос­новными центрами греческой внешней торговли являлись Афины, Милет, Коринф.

Важнейшая характерная черта греческой производства экономики V в. до н. э. — широкое распро­странение классического рабства. Войны, пиратство, торговля рабами (основные источники рабства) обеспечили резкое увеличение количества рабов. Число рабов в Греции также увеличивалось за счет военнопленных. Однако ос­новная их часть покупалась. Крупными центрами работорговли были острова Делос, Хиос, сами Афины. Покупать рабов могли даже представители демоса. Рабы стали основными непосредст­венными производителями.

Большинство рабов было занято в ремесле, рудниках и ка­меноломнях. В сельском хозяйстве труд рабов был распространен гораздо меньше. Существовали также и вольноотпущенники, число которых в IV в. до н. э. заметно возросло. Обычно они занимались ремеслом и торговлей. Распространение вольноотпущенничества, а также отпуск рабов на оброк свидетельствовали о кризисных явлениях в рабовладельческой системе Древней Греции.

В V в. до н. э. рабы используются во всех сферах производства, становятся основной рабочей силой и окончательно лишаются всех прав. Считается, что в наиболее развитой области Греции — Аттике — рабы составляли около одной трети населения. Особенно активно труд рабов приме­нялся в ремесленных мастерских — эргастериях. Среди ремес­ленных мастерских преобладали мелкие (от двух до десяти ра­бов), однако существовали и довольно крупные эргастерии, в которых использовался труд примерно 50—100 рабов. Особенно масштабным было применение рабского труда в горном деле. Так, при разработке Лаврионских серебряных рудников (в южной части Аттики) отдель­ные частные лица использова­ли труд 300—1000 рабов.

В сельском хозяйстве Гре­ции рабский труд играл срав­нительно небольшую роль, что связано с двумя основными факторами: при выращивании и разведении трудоемких культур (винограда, олив, овощей) было невыгодно широко использовать низкопроизводительный труд рабов, а преобладание средних и мелких крестьянских хозяйств исключало широкомасштабное применение рабского труда. Греческие крестьяне, как правило, всей семьей обрабатывали землю, используя в качестве вспомогательного труд одного — семи рабов; применялся также наемный труд, особенно во вре­мя сезонных работ.

Очень активно рабы использовались как домашняя прислу­га, секретари и пр. Рабов могли сдавать в аренду (в основном поваров, танцовщиц, ремесленников), некоторыхх отпускали на оброк — в таких случаях раб мог завести свою мастерскую, на­няться на какую-либо работу — хозяин в его жизнь не вмешивался. Наряду с частными существовали и государственные ра­бы, например, в Афинах они несли полицейскую службу, заме­щали мелкие должности в городской администрации: секрета­ри, писцы, судебные приставы и пр.


Кризис рабовладельческого строя в Древней Греции


В настоящее время IV в. до н. э. рассматривается как период кризиса классического греческого полиса. Этот процесс был пря­мым следствием развития греческой экономики. Проявлениями кризиса традиционной полисной структуры в первую очередь были изменения в земельных отношениях. С конца V в. до н. э. очень широко распространяются сделки купли-продажи земли, которая в IV в. до н. э. рассматривается уже не как основа жизни гражданина, а как один из источников дохода. Кроме того, в IV в. до н. э. все чаще нарушается исключительное пра­во граждан на владение землей — отличившимся какими-либо заслугами метекам предоставляются привилегии, в том числе возможность приобретения земли и дома. Помимо этого с кон­ца V в. до н. э. распространяется аренда частных владений, а поскольку обработка чужой земли считалась позорной для гра­жданина, арендаторами становятся в основном метеки и воль­ноотпущенники. Таким образом, негражданское население проникает в сферу земледелия, ранее практически закрытую для него.

Наряду с этим многие граждане начинают заниматься более прибыльными, чем земледелие, видами деятельности, ранее считавшимися недостойными гражданина: морской торговлей, процентными ссудами, разработкой рудников и т. д.

Все это, а также бурное развитие ремесла и торговли, кото­рыми в основном занимались метеки, объективно приводит к усилению роли свободного негражданского населения в эконо­мике, социально-политической жизни полиса к постепенному разрушению традиционной полисной структуры; главным мерилом ценности становятся деньги, именно они определяют по­ложение человека в обществе.

В связи с кризисом полиса значительные изменения про­изошли в сфере рабовладения. Начиная с Пелопоннесской войны, растет число рабов-греков, что прежде было практиче­ски немыслимо. Кроме того, как более прибыльная, все шире распространяется практика отпуска рабов на оброк. Резко увеличивается число вольноотпущенников — рабов, сумевших скопить деньги и выкупиться на волю. В целом же в IV в. до н. э. классическое рабство продолжает развиваться, числен­ность рабов увеличивается. Кризис греческого полиса в IV в. до н. э. не был связан с экономическим упадком. Напротив, кризисные явления, начи­ная с перемен в основополагающих для полиса земельных от­ношениях, тесно связаны с развитием товарно-денежных отношений, стремлением к обогащению, развитием межполисных экономических связей. Именно эти процессы способствовали ослаблению тесной связи между гражданином и его полисом, создавали предпосылки для развития противоречий между ча­стными и государственными интересами, для столкновения различных социальных групп внутри гражданского коллектива.

Утрата тесного полисного единства стала одной из важных причин потери Грецией независимости и подчинения ее в 338 г. до н. э. Филиппу Македонскому, сын и наследник кото­рого, Александр, создал в 30—20-е годы IV в. до н. э. крупней­шую мировую державу древности. С этого времени полисы пе­рестали быть ведущей силой в греческом мире, на смену им пришли эллинистические монархии.

Таким образом, в Древней Греции в IV в. до н. э. развивался политический и экономический кризис. В сущности, это был кри­зис рабовладельческого способа производства. Рабство не могло решить проблемы воспроизводства рабочей силы. В условиях су­ществования антагонизма между непосредственным производите­лем и орудием труда стал невозможен технический прогресс. Примитивные средства производства ограничивали возможность роста производительности труда. Античная форма собственности разлагалась, ибо индивидуальная частная собственность возобладала над полисной. Труд свободных вытеснялся из сферы производства де­шевым трудом рабов. Поскольку физический труд превратился в позорящее свободного человека занятие, рабовладельческий спо­соб производства становился реакционным, препятствовал развитию более высоких форм производства.
































Рабство в экономике Древнего Рима


По преданию, Рим был основан в 754—753 гг. до н. э. в виде небольшого поселения, расположенного в средней части Апеннинского полуострова, на реке Тибр. Первона­чально римское население жило в рамках первобытной общины. Члены ее занимались почти исключительно земледе­лием, так как климатические и почвенные условия Апеннин­ского полуострова, иначе называемого еще Италией, бла­гоприятствовали этому. Постепенно римская община стала разлагаться, и в середине VI в. до н. э. старый родовой строй в Риме оказался разрушенным. На его развалинах возникло рабовладельческое государству в виде Римской аристократической республики, которая в результате ряда войн подчинила себе соседние с ней области.

История Древнего Рима подразделяется на три боль­ших периода: Царский период (VIIIVI вв. до н. э.), пе­риод Республики (ок. 510—31 гг. до н. э.), период Импе­рии (31 г. до н. э. — 476 г. н. э.).


Экономика в Царский период


VIIIVI вв. до н.э. характеризуются разложением родовой общины. На место кровнородственных связей приходит прин­цип территориального расселения, внутри общины усиливается имущественное расслоение. Хозяйственно-юридической еди­ницей стала большая патриархальная семья (familia), включав­шая и рабов. Римское сообщество было разделено на патрициев и плебеев.

Патрициями в XVIII вв. до н. э. назывались все римляне — члены римской родовой организации (римский populus), имевшие представителей (старших в роде) в сенате, в совете отцов (patrez). В процессе разложения родоплеменного строя ими стали называться только члены знатных семей, противо­поставлявших себя другим членам римского народа. Они ста­новились покровителями обедневших родичей. Глава семьи — патриций (pater familias) обладал неограниченной вла­стью над ее членами (вплоть до права казнить или продавать в рабство). Патрицианская семья получала от общины участок земли во владение и приусадебный участок площадью 2 югера (0,5 га) в собственность.

Особую группу жителей составляли плебеи, по-видимому, пришельцы из других областей — не члены римской общины. Они считались юридически свободными, но не имели граждан­ских прав, обрабатывали небольшие участки земли, занимались торговлей и ремеслом. В их среде быстро шли процессы соци­ального расслоения, но всех плебеев объединяло стремление к равноправию с патрициями, что связывалось с допуском к вла­дению участками на общинных землях, которые считались собст­венностью города-государства. Патриции занимали общинные земли, внося небольшую арендную плату. Это и служило одной из главных причин ожесточенной борьбы плебеев против патрициев, которая разворачивалась с VI в. до н. э. В ходе этой борьбы разлагались и отмирали остатки родовых отношений и сформировалось Римское государство, имевшее специфически военный характер и основанное на особой структуре — антич­ной гражданской общине.


Экономика в период Республики


С этого времени расширяется территориальная экспансия Рима. До половины захваченных территорий передавалась в общинные земли, что приводило к обогащению патрициев. Ежегодные военные походы требовали поддержания и повышения боеготовности армии, осуществлять которые было все сложнее без участия плебеев. В 494 г. плебеи отказались участвовать в очередном походе и вынудили патри­циев учредить институт народных трибунов — неприкосновен­ных защитников своих интересов. Такая тактика в дальнейшем применялась плебеями неоднократно.

Одним из важнейших этапов борьбы патрициев и плебеев стал 450 г., когда были приняты Законы XII таблиц. Письменная фиксация римского права ограни­чивала произвол патрициев, прежде осуществлявших суд «по обычаю». Кроме того, Законы свидетельствуют о наличии в обществе отношений частной собственности. Детально разра­ботано долговое право. Должник, не выплативший своего дол­га, попадал в кабалу и мог быть «продан за Тибр» или даже лишен жизни. Из законов явствует, что значительное развитие получили ростовщические операции, хотя размер процента еще контролируется (87 1/3 % годовых). По существу законодатель­ство XII таблиц характеризует римское общество в период ут­верждения рабовладельческого строя, но при наличии стойких пережитков родовых отношений (например, кровная месть).

Только к III в. до н. э. плебеи в конце концов уравнялись в своих правах с патрициями. В 287 г. до н. э. был принят закон Гортензия, по которому решения плебейских собраний (плебисцитов) становились законом для всех граждан. Кроме этого браки между патрициями и плебеями более не запрещались; один из консулов обязательно выбирался из плебеев. Долговое рабство было отменено: в 326 г. до н. э. был принят закон Петеаия, по которому гражданин отвечал за задолжен­ность только своим имуществом.

Многочисленной социальной прослойкой римского общества стали клиенты. Ими могли быть или отпущенные на волю рабы, или иноплеменники, или целые общины, вынужденные искать покровительства у патри­циев. Они получали родовое имя патрона (отсюда — патро­нат), земельные наделы, неся сельскохозяйственные и военные повинности в пользу патрона. Институт клиентелы (патроната) стал в дальнейшем прообразом новой формы зависимости — колоната.

Рабы в рассматриваемый период еще не стали основной производительной силой общества. Рабство носило по преиму­ществу патриархальный (нерыночный) характер. Да и положение рабов существенно отличалось от классического варианта рабства. Позднее римский писатель Марк Варрон подразделял средства труда на три части: орудия говорящие, издающие нечленораздельные звуки и орудия немые; к первым он относил рабов, ко вторым — волов и к третьим — телеги. В это время раб еще не стал «говорящим орудием»: раба не включали в со­став имущества, рабы отвечали за некоторые проступки перед судом, не поощрялось жестокое обращение с ними. Более того, рабы — члены фамилий — в III II вв. до н. э. могли полу­чить пекулий (лат. собственность) — имущество, с обязательст­вом выплаты части дохода господам. Пекулий на правах владе­ния получали городские рабы (ремесленники, вилики — управ­ляющие виллами), пастухи, земледельцы. Наделение рабов пекулиями обусловливало их имущественное расслоение и сбли­жение части их со свободными.

Постоянные войны не только раздвигали границы Рима, но и создавали стабильный рынок рабов, способствовали расши­рению товарного обмена и повышению роли денег.

Сельскохозяйственное производство основывалось на труде большого числа ра­бов. Особое место занимали пастбищные хозяйства, работав­шие в основном на рынок. Происходило углубление специализации сельскохозяйственного производства. В самой Италии выгодны­ми стали животноводство, виноградарство, садоводст­во. Животноводство и пти­цеводство превращаются в высокодоходные самостоя­тельные отрасли. Эффективность земледелия повышается за счет концентрации земельной собственности.

Подъему сельского хозяйства способствовало и становление постоянных рыночных связей между районами страны, обеспе­ченными хорошими дорогами. Одновременно уменьшается роль зернового хозяйства, поскольку Рим начинает ощущать растушую конкуренцию со стороны провинций, которые по­ставляли сюда дешевый хлеб.

В конце II в. до н. э. начинается быстрое развитие ремесла, где в отличие от Греции большее значение имел труд свободных.

В ходе такого резкого расширения своей территории Римское государство претерпело ряд существенных изменений и в экономическом отношении. В хозяйстве страны про­изошли большие перемены. Сильнее всего они сказались на огромном развитии и расширении рабства. Начиная со II в. до н. э. рабовладельческий способ производства становится преобладающим и рабский труд повсеместно распространя­ется в хозяйстве.

Главным источником рабства в Риме были войны. Заво­евывая какую-либо страну, римляне часть ее жителей уби­вали, а другую — обращали в рабство. Особенно много пленных было обращено в рабство после пунических войн. Сотни тысяч карфагенян и других жителей средиземномор­ских стран стали римскими рабами. Источником рабства были также долговая задолженность, наследственное раб­ство (рабами становились дети рабов), морское пират­ство.

Во II и особенно в I в. до н. э. Рим превращается в наи­более развитое рабовладельческое государство древности. Труд рабов полностью оттеснил свободный труд; рабы ста­ли играть роль основной производительной силы. Общее количество рабов в Древнем Риме не поддается точному определению. Но одно бесспорно — оно было намного боль­ше числа свободных. Так, в конце I в. до н. э. из I млн. 500 тыс. человек общего числа населения города Рима свободных было 600 тыс., а рабов —900 тыс. Вся эта внушительная масса рабов, принадлежавших отдельным частным лицам, делилась на две основные группы – рабов городских и рабов сельскохозяйственных. Среди городских рабов были представители самых разнообразных профессий: ткачи, скороходы, носильщики, повара, телохра­нители, учителя, актеры, музыканты, переписчики. Значи­тельное количество рабов использовалось для работы в ре­месленных мастерских, в рудниках и каменоломнях.

Возраставший спрос на рабов покрывался главным образом вой­нами. В крупных сражениях захватывались десятки тысяч пленных, которые продавались в рабство. Другим источником рабства служил морской разбой (пиратство), достигший больших размеров во III вв. до н. э. Источником пополнения рабов служило и долговое рабство, действовавшее в провинциях, в неиталийских владениях Рима. Меньшее значение имело пополнение числа рабов путем их естественного воспро­изводства.


Роль рабства в хозяйстве Римской империи


Положение рабов в Риме было тяжелее, чем в Греции и на Древнем Востоке. Войны обеспечивали рабовладельцам легкость замены и срав­нительную дешевизну рабской силы. В жестоком обращении с рабами рабовладельцы видели лучшее средство держать их в повиновении. Войны вызвали важные изменения в хозяйстве Рима. Конкуренция дешевого зерна, привозимого из Северной Африки и Сицилии, способ­ствовала переходу к более интенсивному типу хозяйства. Такой переход был не под силу крестьянскому хозяйству, подорванному длительными войнами. Попытка спасти мелкое землевладение путем реформ (аграр­ные реформы Гракхов) оказалась бесплодной, победа крупного рабовла­дельческого хозяйства, рентабельного в условиях массового применения рабов, была неизбежной.

Превращение Рима в крупную рабовладельческую державу, подчи­нившую себе почти все Средиземноморье, сопровождалось обострением социальных противоречий. Для борьбы с восстававшими рабами, для подавления волнений в провинциях был необходим переход к военной диктатуре. На рубеже нашей эры римская республика превратилась в империю, опорой которой стала армия. Огромные размеры империи (в ее состав входила большая часть известного тогда мира) способство­вали территориальному разделению труда, развитию торговли, росту ремесла и сельского хозяйства, распространению технических навыков. Улучшаются средства сообщения: строятся дороги с каменным покры­тием, каналы, мосты. Развитие производительных сил быстрее шло в провинциях, но и в Италии наблюдался заметный прогресс, особенно в сельском хозяйстве — главной отрасли экономики. Из стран Балкан­ского полуострова, Малой Азии и Египта заимствовались новые сорта зерновых культур, виноградных лоз, плодовых деревьев. Улучшались приемы пахоты, жатвы, обмолота. Совершенствовались старые орудия производства и появлялись новые — коса, борона с зубьями, новые вилы серпов и садовых ножей, жернов-бегун для переработки оливок и вино­градный винтовой пресс. Появились такие сложные орудия труда, как колесный плуг и жнейка. Высокого развития достигла агрономическая наука.

По мере развития Римского государства усиливается концентрация сельскохозяйственного производства. Появляются виллы с многоотрасле­вым хозяйством при выделении рыночных культур и имевшие товарообмен с городскими ремесленниками. Вилла представля­ла собой земельное владение средней величины, обычно до 200—300 югеров (50—60 гектаров). Товарность виллы достигала 70—90%. В условиях рабского хозяйства товарного типа использова­лась кооперация труда, позволяющая обрабатывать хлебное поле в 200 югеров 12—14 рабам. На каждого раба соответственно приходилось 14—16 югеров земли, в то время как свободный крестьянин вместе со всей семьей возделывал от 4 до 14 югеров. Достаточно высокой оказывалась и доходность земледельче­ского хозяйства, хотя приводятся разные данные.

Имеются свидетельства процветания специализированных хозяйств, производивших продукцию, предназначенную для высших классов общества. Выращивание цветов и экзотических фруктов, разведение павлинов и куропаток приносило доход до тысячи процентов в год. Однако то были скорее исключения из общего правила.

Рабовладельческая вилла основывалась на эксплуатации труда не только рабов, но и рабочих со стороны. Они вербова­лись из крестьян, в первую очередь в тех районах, где разоре­ние мелких производителей приняло довольно широкие разме­ры. По наблюдениям Варрона, на виллах иногда можно было встретить столько же свободных рабочих, сколько и рабов.

Рабовладельческие виллы в силу хорошей организации да­вали стабильный годовой доход, который, однако, был меньше дохода, приносимого ростовщичеством, откупом налогов или финансовой спекуляцией.

Управлял виллой вилик — назначаемый рабовладельцем раб. Существовали также самоудовлетворявшиеся хозяйства, ко­торые назывались латифундиями. Они возникли во II в. до н. э. и были в основном скотоводческими, основанными на рабском труде. В I в. до н. э. — I в. н. э. в сельском хозяйстве Рима ла­тифундия стала заметным элементом производственной струк­туры. С одной стороны, возникновение и развитие латифундий может быть представлено как естественный процесс развития рабовладельческой виллы. Одной из важнейших целей крупных магнатов было вложение капитала в землю и расширение своих владений за счет средних рабовладельческих вилл, особенно в Италии, так как италийские земли были освобождены от на­логов. Это приводило к возникновению крупнейших капиталов. Так, состояния большинства римских сенаторов были не ниже 8 млн сестерциев, эквивалентных стоимости 14—29 тыс, тонн зерна, а богатейшие аристократы имели до 400 млн. сестерциев. С другой стороны, начиная с правления императора Авгу­ста, когда Римское государство в результате завоевательных войн получило значительные территориальные приращения, возникла практика награждения, главным образом в провинци­ях, государственных сановников и военачальников обширными земельными владениям, что также способствовало развитию крупного землевладения.

Преимущества рабовладельческой виллы по сравнению с хозяйством италийского крестьянина заключались в применении кооперации труда и в лучшей его организации, в разнообразии используемых орудий. Виллы использовали технический опыт, накопленный в крестьянском хозяйстве, и широко применяли передовые агрономические методы. Древние авторы обращали особое внимание на рациональное исполь­зование рабского труда. Незаинтересованность рабов в труде рабо­владельцы старались компенсировать продуманной организацией тру­да, разветвленной системой надзора, разработкой строгих норм выра­ботки.

Наряду с наказаниями нерадивых рабов владельцы вилл стали поощрять разными методами усердных рабов (лучшим питанием и одеждой, разрешением иметь семью и др.), пытаясь сделать рабов заин­тересованными в своем труде. В итоге своего развития виллы стали на­иболее высокоорганизованной формой рабовладельческого хозяйства. По выводам многих исследователей, производительность труда в рабо­владельческих имениях I в. н. э. была даже выше, чем в хозяйствах сво­бодных производителей.

Параллельно с этим процессом ускорялось разорение мел­ких землевладельцев, которые продавали свои участки, оказы­ваясь безземельными крестьянами, вынужденными арендовать землю у владельцев больших имений. Свободные крестьяне дос­тигали большей эффективности производства, чем отдельные рабы, но при этом арендаторы не могли использовать преиму­ществ кооперации, на которых основывалось экономическое процветание средних вилл. Поэтому рост этих вилл не мог не сопровождаться изменениями в их внутренней структуре, свя­занными с развитием аренды.

Основная масса рабов была занята в сельском хозяйст­ве, имевшем в римской экономике доминирующее значение (в отличие от хозяйства Древней Греции, в котором веду­щее место занимали ремесло и торговля). На базе рабско­го труда в Риме возникло большое количество обширных рабовладельческих хозяйств — так называемых латифун­дий (от latus — обширный и fundus — имение). Рабовла­дельческие латифундии, вследствие дешевизны рабского труда и использования преимуществ простой кооперации, производили продукты с меньшими издержками, чем мел­кие хозяйства свободных крестьяне. Это вело к разорению свободного мелкого италийского крестьянства, которое вы­теснялось, попадало в рабство.

Таким образом, хотя в целом товарность древнеримского производства существенным образом и не изменилась, ее центр сместился с централизованного хозяйства виллы на арендуемые земли латифундии. Это имело важные последствия, ибо именно здесь были заложены все основные тенденции, проявившиеся в ходе дальнейшего развития форм организации римского сель­скохозяйственного производства.

Новая структура поместья оказалась более совершенной, нежели рабовладельческая вилла старого типа. С одной сторо­ны, была выработана система, которая позволяла использовать личную заинтересованность арендатора в результатах его труда, что приносило значительные доходы; при этом собственно по­требности рабовладельца в полной мере удовлетворялись той частью хозяйства, которая работала непосредственно на дом хозяина. С другой стороны, рыночная ориентация хозяйства значительно углубилась, так как теперь арендаторы оказались заинтересованными в денежных поступлениях, а рабовладелец смог часть своих рабов занять ремесленным трудом и сократить закупки ремесленной продукции. Ремесленное производство, вплоть до создания предметов роскоши, приобретало все более распространенный характер в рабовладельческих поместьях та­кого типа. Следовательно, денежные доходы рабовладельца росли и эффективность рабовладельческого хозяйства, если принимать во внимание его ориентированность на получение стоимости прибавочного продукта, повышалась.

В каждом большом поместье имелись управляющий и его помощник с целым штатом надсмотрщиков и мастеров, в веде­нии которых находились рабочие. Прибавочный продукт изымался в форме ренты, первона­чально денежной, затем натуральной и издольной в соединении с отработочной. Это создавало возможность некоторое время выдерживать конкуренцию. Но изменившиеся политические условия (резкое сокращение притока рабов вследствие прекра­щения широкомасштабной агрессии) вынуждают рабовладель­цев заботиться о естественном воспроизводстве рабов как ос­новной производительной силы.


Колонат


В Римской империи как форма аренды был широко распространен колонат. Колонами римские юристы называли любых арендаторов и тех, кто полу­чал землю и инвентарь по договору или сидел на земле из по­коления в поколение, и тех крупных арендаторов, которые об­рабатывали землю с помощью своих рабов или сдавали землю небольшими участками субарендаторам.

В начале II в. н. э. колоны, находясь на положении свобод­ных экономически и юридически арендаторов, вносили фикси­рованную арендную плату, обусловленную количеством и каче­ством используемой земли, а уже к концу века наиболее рас­пространенной стала форма, фактически тождественная денеж­ному оброку.

В конце II — начале III в. в африканских провинциях воз­никла барщина, окончательно утвердившаяся в IVV вв.

К положению колонов из свободных граждан (ставших ими через систему клиентелы) постепенно приблизилось положение рабов (квазиколонов). Так происходила трансформация рабства в новые, хотя еще и не оформленные юридически, отношения. Колонами могли становиться и свободные арендаторы, и вернувшиеся из города плебеи. Сначала в Риме проводилась четкая грань между квази­колонами (рабами-колонами) и попавшими в зависимость че­рез систему клиентелы свободными. Но постепенно эта грань стирается. Колонат превращался в основную форму эксплуата­ции земледельцев, близкую к феодальной. Фактически крепо­стничество колонов было оформлено конституцией Константи­на (332 г.) «О беглых колонах», где предписывалось возвращать колонов в приписанные имения, а в наказание заставлять их работать закованными.


Кризис и гибель рабовладельческой формации


Ш—V вв. н.э. — период кризиса поздней Римской империи, в основе которого лежал кризис рабовладельческих производственных отношений.

Общими особенностями периода являются: сепаратизм про­винций, нашествия варваров (готы, франки, аламаны и др.), восстания рабов, колонов, армейские перевороты, наличие большого числа деклассированных элементов в городах — люмпенов.

Распространение коло­ната — новой формы эксплуатации — свидетельствовало о кризисе ра­бовладельческой системы хозяйства. Начавшись в Италии, этот кризис постепенно охватил всю империю. В обширном рабовладельческом мире, созданном римскими завоеваниями, противоречия, присущие рабовла­дельческому способу производства, достигли наивысшей остроты. С ростом численности рабов отсутствие у них стимулов к труду стало тормозом развития производительных сил. Усиливалась борьба рабов с рабовла­дельцами, характеризовавшаяся повседневным сопротивлением (плохая работа, порча орудий). Рабский труд стал экономически невыгодным, но в разлагавшемся рабовладельческом обществе не было источников более производительного труда. Прогрессивные возможности колоната (некоторая заинтересованность производителя в труде) не могли широко проявиться при наличии рабства. Положение колонов непрерывно ухуд­шалось, и к IV в. н. э. мало отличалось от положения рабов, их труд оставался малопроизводительным. Рабский труд не мог быть заменен и трудом свободных граждан. Развитие рабства разоряло свободных крестьян и ремесленников и выталкивало их из сферы производства. Скапливаясь в городах, они образовывали паразитический слой люмпен-пролетариев, который рабовладельческое общество Рима содержало за счет труда рабов и финансового ограбления провинций. В период империи в Риме регулярно получали бесплатный хлеб до 200 тыс. че­ловек. В их глазах физический труд был уделом рабов, занятием, не до­стойным свободного человека. Таким образом, ни рабы, ни колоны, ни разорявшиеся свободные крестьяне не хотели трудиться, общество зашло в тупик.

Затрудняла управление экономикой и огромная территория Римской империи. С начала II в. н. э. римляне часто в сраже­ниях терпели поражения, что приводило к приостановке при­тока дешевых рабов. Усиливались негативные стороны исполь­зования рабского труда, сокращались стимулы к труду у других слоев населения, приходили в упадок ремесла, усиливалась на­турализация хозяйства. Неравноправное положение провинций усиливало их стремление к экономическому и политическому обособлению, что еще более осложняло хозяйственное положе­ние метрополии и вынуждало искать более эффективные пути ведения хозяйства на Италийском полуострове. В недрах рабовладельческого строя зарождались протофеодальные отноше­ния, крупные латифундии дробились на мелкие участки, коло­ны прикреплялись к земле.

Внешним выражением кризиса рабовладельческой системы явился экономический упадок, начавшийся с Италии, бывшей центром империи. Италия утрачивает свое преимущественное положение, италийские вина, оливковое масло, ремесленные изделия не находят уже внешних рынков. Рим, став «мировым городом», превратился в центр паразитического потребления. Громадные денежные богатства, стекавшиеся в Рим, тратились непроизводительно. С III в. н. э. экономический упадок ох­ватывает и провинции. С ростом крупных латифундий, ставших теперь главной формой хозяйства, усиливается натурализация хозяйственной жизни, ослабевает товарное производство, свертывается торговля, пустеют города, обесцениваются деньги. Снова, как на заре рабовладель­ческого общества, главной ценностью становится земля. Все большее хозяйственное обособление провинций подготавливало их отпадение от Рима. С разорением и деклассированием крестьянства снизилась боеспособность некогда непобедимой римской армии, ослабела воен­ная мощь Рима. Государство было не в состоянии охранять свои грани­цы от натиска соседних варварских племен и поддерживать порядок внутри империи. В конце IV в. Римская империя была разделена на две части — Восточную с центром в Константинополе и Западную. Между Римом и Константинополем началась борьба за первенство, которая еще больше подтачивала силы Рима. Начавшийся развал империи был усугублен резким обострением классовых противоречий, борьбой колонов и рабов. В конце V в. (в 476 г.) Западная Римская империя перестала существовать, Рим был завоеван варварами. Падение Рима знаменовало конец рабовладельческой формации в целом. Гибель рабовладельческого общества сопровождалась прямым разрушением производи­тельных сил, значительным понижением общего уровня социально-эко­номического развития, возвратом к натуральному хозяйству.

Все же рабство было необходимым этапом на пути развития человечества. «Только рабство,— отмечал Ф. Энгельс в «Анти-Дюринге»,—сделало возможным в более крупном масштабе разделение труда между земледелием н промыш­ленностью и таким путем создало условия для расцвета культуры древнего мира ... Без рабства не было бы грече­ского государства, греческого искусства и греческой науки; без рабства не было бы и Римской империи. А без того фундамента, который был заложен Грецией и Римом, не было бы и современной Европы».3

Вывод


Экономическая система античности строилась на применении труда рабов. Первоначально раб не считался вещью, он был почти членом семьи. Наравне со свободными он работал в поле и с ними же вместе садился за стол. Глава семей­ства — патриарх — распоряжался жизнью всех домочадцев. Личность раба защищал обычай — никто не имел права обращаться с ним жесто­ко. (Историки называют такое рабство патриар­хальным.)

Отец семейства мог предоставить рабу свободу и участок земли. Тогда раб становился вольноот­пущенником и членом общины. Именно об этом мечтал свинопас Эвмей — раб Одиссея. Один из немногих рабов последнего, он сохранил верность господину во время его странствий.

Иная система рабства утвердилась в Греции в VIV вв. до н. э. К этому времени родствен­ные связи уже не соединяли людей так прочно. Возник новый общественный организм — антич­ный полис, экономика которого была немыслима без труда рабов. Их стали ввозить из Скифии, Фракии и других местностей. Чтобы не возник­ло впечатление, что свободные люди вовсе пе­рестали трудиться, не стоит забывать, что воль­ные крестьяне и рабы всегда сосуществовали. В это время на раба перестали смотреть как на члена семьи: отныне он был вещью, собствен­ностью господина и потерял права личности. Такое рабство называют классическим. Оно окон­чательно оформилось в Древнем Риме. Госпо­дин мог дать рабу любую работу, продать, жес­токо наказать и даже убить — никто не был ему судьёй, так как остальные владельцы ра­бов поступали точно так же.

Если невольник убивал господина, то в таком случае полагалось казнить всех рабов, находив­шихся в доме, — одних по подозрению в соуча­стии, других за то, что не помешали преступни­ку. Однако вот свидетельство римского автора Плиния Младшего: «Никто не может чувствовать себя спокойно потому, что он снисходителен и мягок: господ уничтожают не по суду над ними, а по склонности к преступлениям».

Большинство рабов не имели собственности: они трудились на земле хозяина, работали в его мастерской; орудия труда тоже принадлежали господину. Всё, что производил раб, забирал хо­зяин. Однако он же брал на себя и заботу о невольнике, кормил его, одевал, давал крышу над головой; если это было необходимо — ле­чил. Чтобы раб лучше работал, владелец стремился поощрять трудолюбивых и добросовестных. В глазах рабов даже обычная похвала не говоря о лучшей еде и одеж­де. Представление о том, как относились рабовладельцы к рабам, можно получить, прочитав из поэмы Гомера «Одиссея»:


Раб нерадив: не принудь господин

повелением строгим К делу его, за работу он сам

не возьмётся с охотой: Тягостный жребий печального рабства

избрав человеку. Лучшую доблестей в нем половину

Зевс истребляет.


Рабы стоили дорого. В Афинах их цена в зави­симости от пола, возраста, способностей и физи­ческого состояния колебалась от 120 до 220 драхм. (Ежедневный прожиточный минимум афинской се­мьи из трёх-четырёх человек составлял половину драхмы.) Во-первых, это означало, что раба берег­ли. Уморить его голодом или убить было крайне невыгодно для владельца. Во-вторых, содержать большое количество рабов — до 1000 — могли толь­ко очень богатые люди. У зажиточных граждан было не более полусотни рабов, включая и домаш­нюю прислугу, а люди среднего достатка имели 10—15 невольников. Общее число рабов быстро уве­личивалось, но не могло быть больше определён­ного оптимального предела. Во времена Александ­ра Великого, например, на 30 тыс. свободных жителей Афин приходилось 100 тыс. рабов.

В эпоху классического рабства главным сти­мулом принуждения раба к труду были не плети и кандалы. Добросовестной работой и преданно­стью господину можно было заслужить свободу и сделаться вольноотпущенником. В Греции это означало получение прав гражданина.

Многие рабы были домашними слугами. У вхо­да в богатый дом пришедших встречал раб-при­вратник. Другой раб лил хозяину воду на руки перед едой, разувал его (за трапезой греки воз­лежали на ложе) и омывал ему ноги. Во время пирушек молодые и красивые невольники разв­лекали гостей музыкой и танцами. Рабыни при­служивали госпоже, могли исполнять обязаннос­ти кормилиц. Часто рабы занимались ремёслами: плотницким, оружейным, кожевенным.

Были и рабы, принадлежавшие государству. Они работали на строительстве храмов, охраня­ли порядок на улицах, сторожили государствен­ные склады и заведовали архивами. Их положе­ние считалось привилегированным. Они могли иметь жену и дом. Государство платило им жа­лованье. Наиболее расторопные делали головокру­жительную карьеру.

Были среди рабов и врачи, переписчики книг, библиотекари, секретари, актёры и певцы. Как правило, рабы занимались и воспитанием детей. По-гречески «педагог» означало «водитель детей», и должность педагога имела прочно закрепивший­ся за ней рабский статус. Бывший раб Эпиктет (около 50—130 гг. н. э.) стал одним из крупней­ших философов своего времени. Познав тяготы жизни у жестокого хозяина-самодура и обретя свободу, он учил людей быть внутренне свобод­ными — стоически исполнять свой долг невзи­рая на трудности и не бояться ни бедности, ни тяжкого труда. «Элиту» составляли рабы — управляющие по­местьями (вилики). Они стоили целого состояния: знали толк в сельском хозяйстве, распоряжались работающими в поместье невольниками и даже пускали в оборот хозяйственные средства, чтобы получить дополнительную прибыль. В качестве поощрения имели семью.

В Спарте сложился особый тип рабства, от­личный от того, который был в Афинах. Целый народ Мессении — области полуострова Пело­поннес — был порабощён воинственными при­шельцами. Местные жители стали называться илотами. Они продолжали жить в своих селе­ниях и трудиться на той же земле, которая те­перь принадлежала спартиатам. Каждая семья илотов должна была содержать поработителя, отдавая ему часть урожая. Илоты сохраняли ос­татки самоуправления, однако были совершен­но бесправны, и их жизнью распоряжались граждане-спартиаты. Таким образом, спартанское государство состояло из двух замкнутых, стро­го разграниченных и вместе с тем тесно связан­ных классов: свободных и рабов, эксплуатато­ров и эксплуатируемых, воинов и земледельцев. Когда нарушилось строгое разделение труда, государство спартиатов погибло. Из этого приме­ра понятно, что такое рабство и какое значение оно имело для своего времени.

Греки обосновали разделение людей на свобод­ных и рабов. «Очевидно, что одни люди по при­роде свободны, другие — рабы, и этим послед­ним быть рабами полезно и справедливо», — писал великий философ Греции Аристотель. Рим­ляне как люди практического склада разработа­ли целую методику «выжимания» прибыли из рабов. В трактате Катона Старшего «О сельском хозяйстве» приводится заповедь рабовладельца: «Рабам не должно быть плохо: они не должны мёрзнуть и голодать». Затем следуют скрупу­лёзные расчёты: сколько нужж» рабу одежды на год, каковы размеры казармы для жилья, ко­личество в ней матрасов и одам. Хорошо рабо­тающий раб получает 1,5 кг хлеба н 0.7 л вина, овощи, фрукты, маслины, соль — столько, сколь­ко съедал свободный крестьянин. Была разрабо­тана и система наказаний.

Почему в эпоху распространения рабства в Римской империи не появилось сложных устройств, облегчающих физический труд? Может быть, незаинтересованному в своём труде и не­добросовестному рабу нельзя было доверить механизм? Отчасти это верно, но причины та­кого положения вещей следует искать глубже. Можно сказать, что до введения техники деле просто не дошло. Хозяйство с применением рабского труда было выгодно до тех пор, пока оставалось небольшим поместьем. Его владелец никогда особенно не стремился вводить технические новшества — если бы он поступил так его хозяйство перестало бы окупаться. Даже самом «рыночном» хозяйстве часть продукте использовалась в «натуральном» виде — «съедалась» внутри него, т. е. оно было необходим не только для «делания денег», но и для пропитания.

В первые века новой эры на смену небольшим рабовладельческим поместьям пришли огромные хозяйства-латифундии. Здесь рабский труд стал малопроизводителен. Раб не оправдывал даже расходов на его содержание. Способ повышения производительности рабского труда заключался в том, что хозяин латифундии выделял рабу дом, участок земли, необходимый инвентарь, позволял иметь семь За это раб ежегодно расплачивался частью урожая. Свободные крестьяне, потерявшие землю, становились арендаторами. Таким образом, разница между крестьянами и рабами стиралась. Они превращались в зависимых земледельцев и называли их колонами. Это было начало протофеодальных отношений.

В это время законы о рабстве в Римской империи становятся гуманнее. Господин не мог убить непокорного раба. Он мог наказать его только через суд, а чрезмерно жестокое и оскорбительное обращение с рабами даже каралось. Государство запрещало разъединять семьи paбов, а со временем признало законными браки свободных с рабами.

Римская республика знала драматические восстания рабов, эпицентром которых был о. Сицилия. Здесь в силу природных условий стало возможным создание крупных плантации которых трудились целые армии рабов. Жестокие условия существования с большей легка могли вызвать бунт, заставить рабов взять в руки то оружие, которое было им доступно. Однако «лицо» этих восстаний определяла отнюдь не рабы, пусть их было и множеств свободные крестьяне, ущемлённые в свою земельных правах. В то время как рабы были движимы в первую очередь чувством мести, мелкие землевладельцы проявляли недовольство существующим порядком. Именно под их влиянием Спартак — предводитель наиболее известного восстания 73—71 гг. до н. э. — принял решение идти на Рим, чтобы захватить власть и поровну наделить землёй всех нуждающихся. Но не только восстания сокрушили рабство, - оно выродилось как экономическая система.



Список использованной литературы


  1. Робертс Дж. М. Рим и классический Запад. Иллюстрированная история мира в 10 томах. Том III. – М.: БММ АО, 1998.


  1. Паневин К. В. История Древней Греции. – Санкт-Петербург: Полигон, 1999.


  1. Поляков Г. Б. История мировой экономики. – М.: Олма-пресс, 1998.


  1. Экономическая история капиталистических стран.: (Учебное пособие для экон. фак. вузов). – Высшая школа, 1985.


  1. Экономическая история капиталистических стран.: (Учебное пособие для экон. фак. ун-тов). – М.: Изд-во МГУ, 1986.


  1. Экономическая история СССР и зарубежных стран. Учебник для экон. спец. вузов. – М.: Высшая школа, 1978.




1 Полис (гр. город, государство) — особый тип государства, возникший как коллектив граждан-землевладельцев, представляет собой город с прилегающей к нему сельской территорией.

2 Метрополия (гр. мать городов} — главный город но отношению к созданным им колониям.

3 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 20, с.185

20




Случайные файлы

Файл
130377.rtf
pb_08-389-00.doc
124917.rtf
27681-1.rtf
13849.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.