Реформаторы царской России (Romanuk)

Посмотреть архив целиком

Министерство общего профессионального образования РФ

Уссурийский государственный педагогический институт






Кафедра социально -

экономических наук.

Тема: Реформаторы царской России









реферат студента 211 группы

физико-математического

факультета Романюк Максима

научный руководитель

Куцый В. Ю. доцент,

кандидат исторических наук.











Уссурийск 1999 г.

















СОДЕРЖАНИЕ

1. Введение

2. Аграрный и политический строй пореформенной России

  1. Время и реформы С.Ю. Витте

  2. Путь Столыпина

5. Столыпинская аграрная реформа

6. Список литературы

1. В В Е Д Е Н И Е

Каждое время для истории России было по-своему судьбо­носным. Однако , отдельные периоды можно назвать определив­шими дальнейшую жизнь народа страны на долгие годы. Одним из таких важнейших этапов Российской истории были вторая по­ловина XIX века и начало XX века; время развития революцион­ного движения.

Мы совсем не знаем страну, отделенную от нас Октябрем 1917 года. Не знаем потому, что смесь правды и лжи, которую мы впитывали под названием "отечественная история", вкупе с умолчаниями и провалами, когда речь шла о самых драматичных страницах российского бытия, больше всего исказила в людском восприятии как раз годы, предшествующие революции.

На политической арене действовали в это время, конечно, не только представители революционного движения. Но полити­ческие деятели, принадлежавшие к противостоящему большевикам лагерю, ранее изображались, как правило, искаженно, а зачастую просто оглуплялись, окарикатуривались. Между тем на исторической сцене в тот период действовали яркие и сильные исторические личности, придерживавшияся различных обществен­но-полититческих взглядов, отражавших все цвета тогдашнего достаточно пестрого политического спектра. И не зная этих людей, нельзя понять глубинной сути происходивших в стране процессов.

Невозможно определить свое отношение ко всем тем, кто был в царском окружении, правительстве, проводил политику цариз­ма в губерниях; особенно интересны те люди, которые внесли существенный вклад в решение главного для царской России вопроса - аграрного. Наиболее яркие личности того времени, конечно, С.Ю.Витте и П.А.Столыпин.

2. АГРАРНЫЙ И ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ ПОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ

Для аграрного устройства капиталистической России было характерно два наиболее крупных явления : раздутые помещичьи латифундии и крестьянская община.

Есть спор о том, насколько капиталистически переродились помещичьи хозяйства. Автор [3] считает, что это перерождение не зашло слишком далеко. В ту пору, до тракторов, вести чис­то капиталистическое хозяйство на больших площадях было прос­то нерентабельно.

В своих экономических работах В.И. Ленин называл оптималь­ным владение 500 десятинами земли. Более значительные имения он считал докапиталистическими латифундиями. Между тем, пло­щадь некоторых из них достигала нескольких тысяч десятин.

Многоземелье помещиков было оборотной стороной крестьян­ского малоземелья. Крестьяне были вынуждены арендовать часть помещичих земель. За это они были обязаны со своими лошадьми и инвентарем обработать у помещика определенные участки. Это называлось "отработкой". Практиковались также "испольщина" ( половина выращенного и собранного крестьянином урожая шла помещику ), "земельный наем" ( договор о найме заключался зи­мой, когда у крестьянина кончался хлеб ) и прочие кабальные, полукрепостнические формы эксплуатации. Только их наличие и позволяло существовать латифундиям.

Крестьянская община - это еще более древний институт, чем латифундия. В нашей публицистике утвердился очень односторон­ний взгляд на общину. Так А.Пушкарь в газете "Известия" за

14.02.90 пишет : "община была осколком первобытно-общинного строя, идеальным механизмом для фискального полицейского над­зора". В.Гавричкин - "Известия"(4.03.90) : "община - это ско­лок феодальных отношений". По-видимому, журналисты, используя наиболее хлесткие определения, оставались в плену прежних представлений об общине. Более глубокое изучение фактов и до­кументов приводит в настоящее время многих историков к другим выводам. Да, в пореформенную эпоху община была пережиточным явлением. Многие, в том числе и сами крестьяне, ругали ее за косность и рутину. Но почему-то получалось всегда так, что в изменившихся условиях менялась и община. Еще в период феода­лизма община многое сделала для утверждения трехпольной сис­темы земледелия вместо беспорядочного засевания одних и тех же площадей.

Затем, после реформы 1861 года наступил сравнительно бла­гоприятный для крестьянского хозяйства период: распались кре­постные цепи, малоземелье еще не очень ощущалось, цены на хлеб держались высокие. И в громадном большинстве общин, в целых регионах, прекратились земельные переделы. Более того, стихийно начался процесс формирования частной собственности

на общинную землю. Ее стали продавать, завещать по наследству и т.п.

Но в 80-90 годах XIX века обстановка резко изменилась. Разразился мировой сельско-хозяйственный кризис, и помещики поспешили переложить убытки на крестьян. Выросло крестьянское население, и на общинных землях стало тесно. Наконец, случил­ся ряд неурожайных лет ( особенно сильный неурожай был в

1891). Встал вопрос о физическом выживании крестьян. И община после нелегкой внутренней борьбы вынуждена была возобновить переделы. Тогда же появился самый уравнительный вид разверст­ки земли - по едокам.

Но сразу же встал и другой вопрос: как переделять землю, если один крестьянин всегда удобрял свои полосы, а другой довел их до истощения ? Долго и горячо обсуждался этот воп­рос, и решение, похоже, было найдено. В Пензенском архиве об­наружен такой документ: "Мы, крестьяне, - говорилось в приго­воре села Никольского, - должны землю удобрять назьмом, а ес­ли по истечении 12-летнего срока земля будет поделятся, и окажутся участки неуназьменными, то при разделе нерадивому домохозяину возвратить тот самый участок, который не был им удобрен в течение 12 лет".

Голодные годы многому научили, и с конца XIX века в ряде нечерноземных губерний крестьяне начали отказываться от трех­польной системы и всем обществом переходить к многопольным севооборотам с высевом кормовых трав. Правда этот процесс шел медленно. Но ведь в сельском хозяйстве медленное, но неуклон­ное накопление новых явлений - залог нового развития.

Таким образом, община не была ни "сколком", ни "осколком". Она жила богатой внутренней жизнью.

Община - явление не исключительно русское, а мировое. В Европе она исчезла сравнительно рано, в России просущество­вала до коллективизации, а во многих странах Востока все еще сохранилась.

Некоторые общинные традиции до сих пор живы в развитых странах (например, в Голландии - Абрамов: "Как я был фермером в Голландии",Известия 1989 год) - и не все они плохи.

Была ли община прообразом коллективного ведения сельского хозяйства в деревне при социализме ? Вопрос этот активно об­суждается в исторической литературе.

Переход к коллективному ведению сельского хозяйства был голубой мечтой всех народников, и они охотно расписывали те случаи, когда крестьяне, скажем, всем обществом скашивали лу­ги, а затем делили сено в копнах. Но дальше этого дело не шло. В дореформенную эпоху отдельные помещики пытались вво­дить "коллективные запашки", в пореформенную - некоторые зем­ства. Но крестьяне смотрели на это как на барские причуды, на новый вид барщины и старались избавиться от подобных нов­шеств. Маркс считал источником большой жизненной силы русской общины как раз ее дуализм - общественная собственность на землю и частный характер производства и присвоения.

В дореволюционной России около 20% общин владели землей на подворном праве. Этот вид собственности довольно близок к частной. В период же столыпинской аграрной реформы произошло почти полное отождествление подворной собственности и част­ной. В остальных случаях дореволюционная община была собст­венником земли ( в отличии от колхоза, который был только ее пользователем). Более свободно распоряжаясь землей, община и своим членам давала больше свободы. Даже в тех селениях, где земля находилась в общинном владении, крестьянин мог сдать свой надел в аренду на весь срок от передела до передела (12- -15 лет) или сам арендовать надел у соседа, уходящего на за­работки в город. В свою очередь сельское общество, как собст­венник, могло сдать в аренду частным лицам некоторые свои угодья (например, каменоломнии, песчаные карьеры или торфяни­ки).

Общинная собственность - это особый вид собственности. И при том довольно гибкий, так как он с одной стороны, создавал некоторую социальную защищенность для членов общины, а с дру­гой - позволял домохозяину в определенных пределах манипули­ровать передоверенной ему частью этой собственности. Правда, здесь скрывалось то противоречие, которое нередко создавало напряженную обстановку в общине и мешало крестьянину спокойно хозяйствовать. В общем же, в благоприятные периоды хозяин по­лучал более значительную свободу действий. А вот в плохие времена верх брали уравнительные тенденции,-конечно, только в отношении земли.

Отдельное крестьянское хозяйство по сравнению с помещичей латифундией было настолько малой величиной, что между ними невозможен был сколько-нибудь равный диалог. Все отношения крестьянина с помещиками и с властями осуществлялись, как правило, через общину. Именно она торговалась с помещиком насчет аренды, а потом распределяла и арендованные участки и отработки. Без общины помещик окончательно бы смял и порабо­тил крестьянина, лишил его всякой исторической перспективы. Как могла, община отстаивала интересы крестьян, выступая в роли своеобразного крестьянского "профсоюза", а в революцион­ные годы - "стачкома".


Случайные файлы

Файл
2968.rtf
75720-1.rtf
142999.rtf
5178-1.rtf
29116.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.