Революция 1917 года: почему Февраль? почему Октябрь? (54149)

Посмотреть архив целиком

51






МОСКОВСКИЙ КОМИТЕТ ОБРАЗОВАНИЯ

ЮГО-ВОСТОЧНОЕ ОКРУЖНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

Средняя общеобразовательная школа №506

с углубленным изучением экономики







«Революция 1917 года: почему Февраль? почему Октябрь?»



Реферат по истории ученика 11Б класса Ковчегина Игоря






Учитель: Грибова Людмила Федоровна



Москва, 2002

Содержание.



Введение. 3

Глава1. Общий анализ политического и экономического развития России в конце ХIХ начале ХХ веков. 4

Глава 2. Русская революция 1917 года от Февраля к Октябрю. 13

§1. Обстановка в стране накануне 1917 года и причины Февральской революции. 13

§2. Последние дни императорской власти. Февральская буржуазно-демократическая революция в Петрограде. 15

1. События февраля 1917 г. в Петрограде 17

2. Отречение Николая II 18

§3. Падение двуглавого орла – Февральская революция в Москве. 20

§4. Итоги Февральской революции. 23

§5. От Февраля к Октябрю. 24

1. Создание Временного правительства и Петроградского Совета – начало двоевластия. 24

2. Цели Временного правительства и их осуществление 26

3. Деятельность органов советской власти (Советов). 28

4. Апрельский кризис Временного правительства. 29

5. Июльский кризис Временного правительства. Конец двоевластия. 30

6. Выступление генерала Л.Г. Корнилова и общенациональный кризис. 31

§6. Москва на пути от Февраля к Октябрю 33

§7. Общенациональный кризис – причина Октябрьской революции. 37

§8. Октябрьская революция в Петрограде: подготовка и проведение вооруженного переворота. 38

1. Причины оживления деятельности большевиков. 38

2. Курс большевиков на вооруженное восстание 40

§8. Окончательный этап Революции – победа Октября в Москве. 44

Заключение. 49

Список использованной литературы 50



Введение.

Плохо, когда человек не знает древнюю историю своей страны, и совершенно непростительно, если он плохо знает сравнительно близкое по времени и одно из важнейших событий не только отечественной — всемирной истории.

«Прошел 81 год с тех пор, как в России — так неожиданно, так быстро, в несколько дней и притом столь трагически и столь беспомощно – сокрушился отменился и угас монархический строй. Распалась тысячелетняя твердыня. Исчезла государственная форма, державно державшая и строившая национальную Россию»1. Но несмотря на то, насколько эта дата далека от нас — все равно тема свержения самодержавия до сих пор будоражит умы людей, заставляет их копаться в архивах, изучать и анализировать. Ведь это наша история, до сих пор плохо и необъективно изученная, когда как история требует объективности.

Вообще, если вспомнить мировую историю, особенно «цивилизованный период» – XVII-XX века, то таких событий, как свержение столетиями правящего режима можно перечислить по пальцам: Великая Французская и Английская буржуазная революция, но чтобы они принесли такие разрушения, целое поколение было бы практически уничтожено, а в стране появилась совершенно иная идеология, – такого история не знает.

А сам процесс «гниения», как сказали бы большевики, или «ослабевания», как сказали бы монархисты, начался и завершился почти за 20 лет – с конца XIX века до 1917 года. Конечно, начался он и раньше, но все основные причины свержения самодержавия кроются именно в этих 20, в какой–то мере, страшных годах.

Уже несколько поколений задаются вопросом: была ли социалистическая революция 1917 года неизбежной и был ли у России выбор пути развития? Этот вопрос тем более актуален, что в данный момент Россия переживает переходный период, закономерности которого во многом схожи с ситуацией 1917 года; сходство – в переходном характере этапа, в неустойчивом состоянии общества, в противостоянии политических сил, в социальном расслоении. Как и с 1917 году, перед страной стоит выбор между конструктивным ходом развития и дальнейшим усугублением противостояния в обществе, чреватым грозно вырисовывающейся перспективой гражданской войны. И поэтому данный реферат имеет вполне конкретные цели: изучить различные мнения на причины свержения самодержавия, проанализировать политическую ситуацию, события, расстановку и действия политических сил времени революции – факторов, приведших к братоубийственной войне, – и на их основе, проследив весь процесс созревания революции в обществе, сформировать собственное мнение на величайшее событие в мировой истории.

К сожалению, очень долго, на протяжении десятилетий, стараниями многих авторов, как ученых, так и писателей, читателя убеждали, что кроме как суконным языком и с сокрытием многих (известных в общем-то!) фактов, о революции писать нельзя. Из революционных событий исчезали их активные участники, замалчивалась роль одних, преуменьшалась или непомерно преувеличивалась роль других. Даже из воспоминаний революционеров вырывались целые куски, потому что кому-то не нравилась «старомодная» правда этих людей. Поразительна в этом смысле разница между и одним и тем же сборником воспоминаний, выпущенным в 1957 и 1967 годах. Дело доходило просто до смешного — если в 1957г. автор встречает во время штурма Зимнего дворца небритого солдата, то в 1967г. «небритый солдат» отсутствует. Ну, как же может революционный солдат быть не брит и не благоухать одеколоном?! Можно только удивляться размерам тупости и трусости этих цензоров.

Отставив в сторону свои личные симпатии, я постараюсь с помощью весьма субъективных (что вполне естественно, другими они и не могли быть) свидетельств участников революции и документов той эпохи, насколько это в моих силах дать объективную картину событий, сравнить полученные мною факты из недавно ставших доступными, претендующих на беспристрастность и даже откровенно контрреволюционных, источников с традиционной трактовкой событий, причем как можно более объективно, чтобы получить по возможности наиболее полное представление о причинах, вызвавших именно такой ход революции.

Глава1. Общий анализ политического и экономического развития России в конце ХIХ начале ХХ веков.

В кон. 90 – х гг. Россия неуклонно продвигалась по капиталистическому пути, однако в ней, как и во всех странах, так называемого второго эшелона (развитие капиталистических отношений, точно сорняк с растением, тесно переплеталось с сохранявшимися от предыдущих этапов экономическими укладами). Поэтому социально–экономические, политические и правовые предпосылки буржуазного развития выражались слабо. Старению политического и экономического строя в России помешали только реформы 60 – 70 –х. гг., «омолодив» Россию. Но они не ликвидировали те препятствия, которые стояли на пути России, и которые были связаны с длительным существованием крепостного права, господством помещичьего землевладения и всесильной абсолютной монархией. А ввиду того, что в России было как на строительстве Вавилонской башни, – существовали переплетения «таких социально–экономических укладов, как мелкотоварное крестьянское производство; полукрепостническое землевладение; натурально-патриархальное хозяйство; частнохозяйственный и даже элементы монополистического капитализма, — русское общество на рубеже XIX – XX вв. развивалось при большом социальном напряжении и глубоких противоречиях»2, что вылилось из этих противоречий – мы знаем.

Однако, несмотря на все пережитки, капитализм наиболее продвинулся в промышленности. К 80 –м гг. старая или отсутствие таковой техника были заменены на новые, появились новые отрасли промышленности – завершился промышленный переворот. На основе этого в 1893 – 1899 гг. произошел мощный промышленный подъем. Есть цифры, что производство в крупной промышленности удвоилось, в некоторых отраслях утроилось! По нефтедобычи Россия вышла на первое место в мире. Все эти успехи были все же во многом с бурным развитием железнодорожного транспорта: в год строилось по 3 тыс. верст путей, а «общая протяженность железнодорожных сети в нач. ХХ века составила 50 тыс. верст»3(чуть меньше чем в США)!

Но подъем сменился кризисом 1889 – 1903 гг. Не знаю, что будет в нашей стране сейчас, но тогда после депрессии и событий, связанных с революцией 1905 – 1907 гг., начался новый подъем, продолжавшийся до 1914г. В этот период производство увеличились в полтора раза, но столь успешный рост объясняется не только предшествующими невысокими показателями. Среди главных причин – активное вмешательство государства в экономику. «Во многом это связанно с деятельностью С. Ю. Витте, министра финансов (1892 – 1903). При помощи государственных рычагов управления он стремился осуществить форсированную капиталистическую индустриализацию страны»4.

Также Витте стабилизировал русский рубль реформой 1897, – «введены золотое денежное обращение и свободный обмен бумажных денег на золото»5. Это привлекло иностранный капитал. Свободный приток иностранных капиталов, как шмель на цветок слетевшихся на дешевые рабочие руки и богатую сырьевую базу, — вторая причина экономического роста. Их привлечение облегчало широкое использование технико-экономического опыта развитых стран.

Россия занимала первое место в мире по концентрации производства. А концентрация, в свою очередь, приводила к росту монопольных объединений. «В нач. ХХ века в России насчитывалось до 50 крупных монополий, главным образом сбытовых картелей и синдикатов»6. Также быстро создавались монополии в банковском деле.

«Но в целом, несмотря на очень высокие темпы роста, Россия в нач. ХХ в. лишь приблизилась к индустриально развитым странам и оставалась страной со средне слабым развитием капитализма»7.

К началу XX в. в России остро стоял аграрный вопрос. Реформы императора Александра II не на много облегчили жизнь крестьян и деревни. В деревне продолжала сохраняться община, которая была удобна для правительства, для сбора налогов. Крестьянам запрещалось покидать общину, поэтому деревня была перенаселена. Многие Высокие личности России пытались уничтожить общину, как феодальный пережиток, но община охранялась самодержавием, и им не удалось это сделать. Одним из таких людей был С.Ю. Витте. Освободить же крестьян от общины удалось позже П.А. Столыпину в ходе его аграрной реформы. Но аграрная проблема оставалась. Аграрный вопрос привел к революции 1905 г. и оставался главным к 1917 г.

Таким образом главным тормозом капиталистического развития было сельское хозяйство – там почти ничего не изменилось, и все было наполнено крепостническими пережитками: нищета крестьянства не позволяла расширять внутренний рынок, что мешало прогрессу в промышленности. В то время как крестьянство было практически без земли, господствовало помещичье землевладение. «Тормозило капиталистическую эволюцию сельского хозяйства сохранение общины, консервирующей крепостнические пережитки: отработки, выкупные платежи, круговую поруку, мнимую уравнительность, патриархальные формы угнетения»8.

Кризис 1900 – 1903гг. и голодовки крестьян, недовольство властью, бесправие привели к третьей за последние полвека революционной ситуации. Главными проблемами по-прежнему были решение аграрного вопроса и свержение самодержавия. Второй пункт новый и связан с тем, что самодержавие упорно не хотело развиваться вместе с капитализмом, ведь новый этап – новые права и свободы – но ничего не менялось в самой системе, и люди, естественно, были недовольны этим.


ИЗ ПЕТИЦИИ РАБОЧИХ И ЖИТЕЛЕЙ ПЕТЕРБУРГА ДЛЯ ПОДАЧИ ЦАРЮ НИКОЛАЮ II В ДЕНЬ 9 ЯНВАРЯ 1905 г.


Государь!

Мы, рабочие и жители города С. — Петербурга разных сословий, наши жены, и дети, и беспомощные старцы-родители, пришли к тебе, государь, искать правды и защиты. Мы обнищали, нас угнетают, обременяют непосильным трудом, над нами надругаются, в нас не признают людей, к нам относятся как к рабам, которые должны терпеть свою горькую участь и молчать. Мы и терпели, но нас толкают все дальше в омут нищеты, бесправия и невежества, нас душат деспотизм и произвол, и мы задыхаемся. Нет больше сил, государь. Настал предел терпению. Для нас пришел тот страшный момент, когда лучше смерть, чем продолжение невыносимых мук <...>

Взгляни без гнева, внимательно на наши просьбы, они направлены не ко злу, а к добру, как для нас, так и для тебя, государь! Не дерзость в нас говорит, а сознание необходимости выхода из невыносимого для всех положения. Россия слишком велика, нужды ее слишком многообразны и многочисленны, чтобы одни чиновники могли управлять ею. Необходимо народное представительство, необходимо, чтобы сам народ помогал себе и управлял собой. Ведь ему только и известны истинные его нужды. Не


отталкивай его помощь, повели немедленно, сейчас же призвать представителей земли русской от всех классов, от всех сословий, представителей и от рабочих. Пусть тут будет и капиталист, и рабочий, и чиновник, и священник, и доктор, и учитель, — пусть все, кто бы они ни были, изберут своих представителей. Пусть каждый будет равен и свободен в праве избрания, — и для этого повели, чтобы выборы в Учредительное собрание происходили при условии всеобщей, тайной и равной подачи голосов.

Это самая главная наша просьба...

Но одна мера все же не может залечить наших ран. Необходимы еще и другие:


I. Меры против невежества и бесправия русского народа

1) Немедленное освобождение и возвращение всех пострадавших за политические и религиозные убеждения, за стачки и крестьянские беспорядки.

2) Немедленное объявление свободы и неприкосновенности личности, свободы слова, печати, свободы собраний, свободы совести в деле религии.

3) Общее и обязательное народное образование на государственный счет.

4) Ответственность министров перед народом и гарантия законности правления.

5) Равенство перед законом всех без исключения.

6) Отделение церкви от государства.


II. Меры против нищеты народной

1) Отмена косвенных налогов и замена их прямым прогрессивным подоходным налогом.

2) Отмена выкупных платежей, дешевый кредит и постепенная передача земли народу.

3) Исполнение заказов военного морского ведомства должно быть в России, а не за границей.

4) Прекращение войны по воле народа.


III. Меры против гнета капитала над трудом

1) Отмена института фабричных инспекторов.

2) Учреждение при заводах и фабриках постоянных комиссий выборных [от] рабочих, которые совместно с администрацией разбирали бы все претензии отдельных рабочих. Увольнение рабочего не может состояться иначе, как с постановления этой комиссии.

3) Свобода потребительно-производственных и профессиональных рабочих союзов — немедленно.

4) 8-часовой рабочий день и нормировка сверхурочных работ.

5) Свобода борьбы труда с капиталом — немедленно.

6) Нормальная заработная плата — немедленно.

7) Непременное участие представителей рабочих классов в выработке законопроекта о государственном страховании рабочих — немедленно. <...>

Из петиции рабочих и жителей Петербурга для подачи царю Николаю II 9 января 1905 г.

В конце концов, как и следовало ожидать, революционный кризис нач. ХХ в. перерос в революцию, начавшуюся 9 января 1905 года с воспетого впоследствии революционными поэтами «Кровавого воскресения», кстати, непонятно почему воспетого – рабочие с женами и детьми, участники «Воскресения», были за Царя и верили ему, и считали, что он просто не знает об их угнетении. Как бы то ни было, но эта мирная демонстрация с вполне мирными целями вручить Царю петиции о нуждах рабочих, была расстреляна полицией и войсками. Непонятным остается и тот факт, что правивший тогда Николай II вообще отдал такой приказ: скорее всего он, просто был запуган проходившей в начале января стачкой путиловцев, ставшей к 8 января всеобщей в Петербурге (до 150 тыс. чел.).

Весть о «Кровавом воскресении» стала катализатором – началась революция. Поднялось мощное рабочее движение, а позже и крестьянское. Причем крестьянское движение уже к лету распространилось на Центральный район, Украину, Белоруссию, Среднее Поволжье. А его «подъем привел к созданию первой массовой крестьянской организации – Всероссийского крестьянского союза»9. Начались выступления в армии и на флоте, а 14 июня произошло знаменитое событие на знаменитом с тех пор крейсере – восстание на броненосце «Князь Потемкин Таврический». 11 дней матросы держали корабль в своих руках, но из-за нехватки угля и продовольствия сдались в Констанце румынским властям.

Осенью революция охватила всю страну. 15 октября началась всероссийская стачка: бастовало свыше 2 млн. человек! Вся городская жизнь была парализована. Царь же испугался поднявшегося движение и поручил Витте разработать программу «укрощения революции».

Витте понимал, что без всеобщего избирательного права, без нормированного рабочего дня, без парламента, без конституции самодержавию долго не продержаться, что этого требует тот этап, на котором находиться Россия, дальше – тьма. Царь подумал и согласился.

17-го октября был издан манифест, который формально означал конец существования в России неограниченной монархии.

ИЗ МАНИФЕСТА ОБ УСОВЕРШЕНСТВОВАНИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПОРЯДКА

17 октября 1905 г.


Смуты и волнения в столицах и во многих местностях империи Нашей великой и тяжкой скорбью преисполняют сердце Наше... От волнений, ныне возникших, может явиться... угроза целости и единству державы Нашей.

Великий обет царского служения повелевает Нам всеми силами разума и власти Нашей стремиться к скорейшему прекращению столь опасной для государства смуты...

На обязанность правительства возлагаем Мы выполнение непреклонной Нашей воли:

1. Даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов.

2. Не останавливая предназначенных выборов в Государственную думу, привлечь теперь же к участию в Думе, в мере возможности, соответствующей кратности остающегося до созыва Думы срока, те классы населения, которые ныне совсем лишены избирательных прав, предоставив за сим дальнейшее развитие начала общего избирательного права вновь установленному законодательному порядку, и

3. Установить как незыблемое правило, чтобы никакой закон не мог восприять силу без одобрения Государственной думы и чтобы выборным от народа обеспечена была возможность действительного участия в надзоре за закономерностью действий поставленных от нас властей.

Призываем всех верных сынов России вспомнить долг свой перед Родиною, помочь прекращению сей неслыханной смуты и вместе с Нами напрячь все силы к восстановлению тишины и мира на родной земле.

Манифест 17 октября 1905 г. «Об усовершенствовании государственного порядка» ознаменовал первую победу революции 1905—1907 гг. Всеобщая октябрьская политическая стачка заставила правительство пойти на уступки: «даровать» демократические свободы и обещать созыв законодательной Государственной думы. Манифест был обнародован по предложению C.Ю. Витте.


Теперь следовало бы сказать о российской социал-демократии в нач. ХХ века.

В нач. ХХ века рабочее движение было соединено с идеями марксизма, а сами марксисты «повели борьбу с утопическими идеями либеральных народников о постепенном буржуазном реформировании»10. В 1895 мелкие и никак друг с другом не связанные петербургские социал-демократические кружки, по инициативе Ленина, «объединились в «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». В 1895 в Минске состоялся I съезд РСДРП (программа и устав не приняты, лишь сформулирована задача рабочего класса – борьба за место под солнцем, т. е. за политическую свободу и социализм). Фактически партия была создана на II съезде РСДРП (1903). «Приняты Устав и Программа, включающая две части – программу-минимум (задачи о буржуазно –демократической революции) и программу-максимум с положением о социалистической революции и диктатуре пролетариата»11. Приняли все-таки программу-максимум, и победило радикально настроенное большинство во главе с Лениным – большевики. Так возник большевизм как политическое течение.

По вопросам получения рисунков mail to kovchegin_igor@rambler.ru


Рисунок 1. Высшие органы власти России после 1906 года

В 1901 году из неонароднических групп образовалась партия социалистов-революционеров (эсеров). Они выступали за свержение самодержавия, минуя капитализм и за социализацию земли.

Революция была воспринята социал-демократами неоднозначно. Большевики продемонстрировали свою позицию на III съезде РСДРП (апрель 1905). Большевики считали непременным условием полную победу пролетариата, в союзе с крестьянством. Уже тогда цели большевиков ужасали – гегемония пролетариата. Отдать власть в руки безграмотного и озлобленного населения – что может быть в стране! Но пока большевиков не замечали или просто не придавали их словам значения.

Московский совет рабочих депутатов, в котором сильны были позиции большевиков, взял курс на вооруженное восстание. 7 – 9 декабря Москва покрылась баррикадами. Рабочие, подстрекаемые большевиками («мировой пролетариат ждет твоей победы») боролись с правительственными войсками прямо на улицах Москвы. Но восстание было подавлено.

После него развитие революции шло по нисходящей.

Революция 1905 — 1907 гг. была самым крупным событием в России кон. XIX нач. ХХ веков и заставила власть вспомнить, что она – власть, а не просто название. Революция впервые ограничила власть императора (рис. 1), а главное – самодержавие страло развиваться вместе с капитализмом.


ИЗ МАНИФЕСТА ОБ УЧРЕЖДЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ

6 августа 1905 г.


Объявляем всем Нашим верноподданным:

Государство Российское созидалось и крепло неразрывным единением Царя с народом и народа с Царем. <...>

Ныне настало время, следуя благим начинаниям... призвать выборных людей от всей земли Русской к постоянному и деятельному участию в составлении законов, включив для сего в состав высших государственных учреждений особое законосовещательное установление, коему предоставляется предварительная разработка и обсуждение законодательных предположений и рассмотрение росписи государственных доходов и расходов.

В сих видах, сохраняя неприкосновенным основной закон Российской Империи о существе Самодержавной Власти, признали Мы за благо учредить Государственную Думу и утвердили Положение о выборах в Думу...

Манифест об учреждении Государственной думы от 6 августа 1905 г. был опубликован одновременно с еще двумя документами: «Учреждение Государственной думы» (устав и устройство) и «Положение о выборах в Государственную думу». Этими актами провозглашалось создание законосовещательной («булыгинской») думы. Развитие революции осенью 1905 г. заставило правительство обещать созыв законодательной Думы (Манифест 17 октября) и изменить положение о выборах (декабрь 1905 г.).


Еще 11 декабря Царь издал закон о выборах в Думу, высший совещательный орган. «Выборы все еще были многостепенными, неравными и не всеобщими. Стремясь создать противовес будущей Государственной Думе, правительство указом 20 февраля преобразовывало Государственный Совет из совещательного органа во вторую верхнюю палату с законодательными правами равными правам Думы»12. Это уже можно считать началом правительственной реакции. Дальше – больше. 8 марта вышел указ, урезавший бюджетные права думы. И вскоре все эти правительственные нововведения были оформлены в новых «Основных Государственных законах Российской империи», опубликованных за несколько дней до открытия Думы. Теперь политическая система России представляла собой следующую схему: «император осуществлял законодательную власть совместно с Госсоветом и Думой»13. За Царем оставалась война и мир, высшее госуправление, руководство внешней политикой, верховное главнокомандование вооруженными силами.

Выборы в первую Думу происходили в апреле – июне 1906 года. Большевики бойкотировали выборы. А наибольшее количество мест получили кадеты (конституционные демократы). Но Дума занималась лишь спорами, ничего не принимая. Тогда правительство распустило ее под предлогом, что она лишь разводит революционную смуту.

Выборы в новую Думу происходили в феврале 1907 года. Большинство получили левые партии, значительно потеснив кадетов. Но, как и первую Думу их погубил аграрный вопрос – так и не найдя общего решения, Дума была распущена: 6-го марта премьер Столыпин выступил в Думе с декларацией правительства; в ответ на резкие нападки и угрозы со стороны представителей левых он заявил: «Не запугаете!». В другой раз, говоря о требованиях левых партий, он произнес свою знаменитую фразу: «Им нужны великие потрясения, нам великая Россия». Скоро для правительства выяснилась невозможность наладить сотрудничество с Думой: правительство потребовало осуждения революционного терроризма, но большинство депутатов отказалось это сделать. Вот тогда Николай II 3 июня 1907 года распустил Думу, нарушив «Основные законы», и своей властью изменил положение о выборах. Новый избирательный закон, изданный в разрез с «Основным положением о выборах» был фактически государственным переворотом.

Теперь новая система создавалась не в спешке, как это было в 1905, когда промедление было подобно смерти, а уже понимая, что надо власти и, понимая, что такая Дума приведет только к революции. Суть новой системы – «лавирование царизма между помещиками и буржуазией, разделение между ними экономических и политических привилегий»14. Но главное: власть осознала, что феодальная монархия – это уже карточный домик и что она не может существовать на штыках и нуждается в расширении социальной базы, т. е. иначе «низы» просто свергнут власть, и даже «штыки» не помогут.

Чтобы событий 1905 года не повторилось, правительство царской России решило провести аграрную реформу, т. к. социальная опора в деревне у царизма стала слабой, хотя крестьянство, начиная с древних времен, считалось таковой, а искусственно сохраняемые «сословная обособленность крестьянства, его патриархальность не стали гарантами поддержки крестьянами помещиков в вопросе о земле»15. И главная цель реформы премьера Столыпина — обеспечение социальной базы самодержавия в деревне.

Указ о разрушении общины и введения частной собственности на землю был одобрен госсоветом и вновь созванной III Думой, а затем и императором.

Но реформа потерпела неудачу: выход из общины не сопровождался переходом к хуторскому или отрубному хозяйству, как задумывалось. Хотя реформа и дала полный ход капитализму, но попытка спасти Россию от назревающей революции не удалась, прежде всего, из-за нерешенности аграрного вопроса.

В нач. ХХ века Россия участвовала в двух крупных кровопролитных войнах: Русско-японская и Первая мировая. Русско-японская – совершенно блеклая, бездарно проигранная. Суть ее была в усилении влияния на Дальнем Востоке и завоевании выхода к Индийскому океану. Но в результате технической отсталости армии и флота, бездарности командования и политической нестабильности в самой России в связи с революцией война была проиграна. Территориальные потери были незначительными, но страшнее было то, какая обстановка творилась после этого в стране, и какое настроение царило в обществе.

Первая мировая война – крупнейшая война в истории человечества. И она является практически самой главной причиной свержения самодержавия. До нее Россия вышла из кризиса и, несмотря на политические разногласия, стала одним из лидеров мирового капитализма. Политика, проводимая Столыпиным вытянула, на время страну из революционной ямы: он усилил борьбу с революционным движением, так, что «никто пикнуть, не смел», но после убийства Столыпина, Россия покатилась, и последний толчок этому дала Первая мировая война.

Первая мировая война стала войной за передел уже переделанного мира. После поражения в Русско-японской войне и революции Россия не могла ставить масштабные самостоятельные задачи во внешней политике. И ей пришлось примкнуть к одному из уже существующих блоков: англо-французкой Антанте. А в 1914 году после убийства австрийского наследника престола, Австро-Венгрия объявила войну Сербии, а союзная с Австрией Германия нанесла удар по Франции. Началась I Мировая Война. И Россия, как союзник Антанты, тоже вступила в нее.

«Влияние войны на экономику и внутриполитическое положение в стране было исключительно негативным». Военные действие ввергали Россию в пучину безвластия и хаоса. Из-за военно-экономической отсталости фронт обеспечивался колоссальным напряжением сил. Вот воспоминания А. Х. Горбачева, участника революции, о тех временах: «Нас было 4 брата. Трех забрали на войну, а я еще молод остался хозяиновать с отцом. Отцу в то время было 63 года, уже был старик, а семья то большая: у братьев были дети и я отцу помогал». Рабочих рук катастрофически не хватало. А война пожирала все больше людей.

Самая крупная ошибка Царя — вступление в войну, к которой страна была не готова. Хотя у Росси были международные обязательства, и она была связана долгами, но Николай II совершил ужаснейшую ошибку, объявив войну.

Период с 1915 по 1917 годы император совсем отошел от власти, пустив все на самотек, надеясь на авось, что само утихнет. Но был уже не 1905 год, и власть была уже не та. Страна стояла на пороге Февральской революции.

Глава 2. Русская революция 1917 года от Февраля к Октябрю.

§1. Обстановка в стране накануне 1917 года и причины Февральской революции.

К 1917 г. 130 млн. человек проживали в деревне. Аграрный вопрос стоял острее прежнего. Свыше половины крестьянских хозяйств были бедняцкие. По всей России наблюдалось повальное обнищание народных масс.

Те вопросы, которые выдвигает жизнь, ставятся ею дважды, и трижды, и больше, если они не решены или решены наполовину. Так было и с крестьянским вопросом и с другими проблемами в России:

  • самодержавие хотя и находилось у последней черты, но продолжало существовать;

  • рабочие стремились добиться лучших условий труда;

  • национальные меньшинства нуждались если не в независимости, то в более широкой автономии;

  • народ желал прекращения ужасной войны. Эта новая проблема добавилась к старым;

  • население хотело избежать голода, обнищания.

Внутренняя политика правительства переживала глубокий кризис. За 1914–1917 г. г. сменилось 4 председателя Совета Министров. С осени 1915 г. по 1916 г. – пять министров внутренних дел, три военных министра, 4 министра земледелия.

Главный шанс отсрочить гибель самодержавия правящие круги России видели в победоносном завершении войны с Германией. Под ружье было поставлено 15,6 млн. человек, из них до 13 млн. крестьян. Война 14-го года к этому времени вызывала недовольство в массах, не без участия большевиков. Большевики санкционировали митинги в столицах и других городах России. Они вели, также, агитацию в армии, что негативно сказалось на настроении солдат и офицеров. Народ в городах присоединялся к большевистским манифестациям. Все заводы Петрограда работали на фронт, из-за этого не хватало хлеба и других товаров потребления.

14 февраля собралась Дума и заявила, что правительство надо сменить, иначе добра не будет. Рабочие хотели поддержать Думу, но полиция разгоняла рабочих, как только они начали собираться, чтобы идти к Думе. Председатель Государственной Думы М. Родзянко добился приема у государя и предупреждал о том, что России угрожает опасность. На это император не отреагировал. Он не обманывал, но обманывался сам, потому что министр внутренних дел распорядился, чтобы местные власти отсылали Николаю II телеграммы о «безмерной любви» народа к «обожаемому монарху».

Царское правительство к концу 1916г. расширило эмиссию денег настолько, что товары стали исчезать с полок. Крестьяне отказывались продавать продукты за обесценивающиеся деньги. Они повезли продукты в крупные города: Питер, Москву и др.

Губернии «замкнулись» и царское правительство перешло к продразверстке, т. к. на это вынуждало состояние финансовой компании. В 1914г. была отменена государственная винная монополия, это прекратило аграрный отсос денег в аграрное хозяйство. В феврале 1917г. индустриальные центры разваливались, голодали Москва, Питер и другие города России, в стране нарушилась система товарно-денежных отношений.

Министры обманывали императора во всем, что касалось внутренней политики. Император безоговорочно верил им во всем. Николая больше заботили дела на фронте, которые складывались не лучшим образом. Не решение внутренних проблем, финансовый кризис, тяжелая война с Германией – все это привело стихийным выступлениям, которые переросли в Февральскую буржуазно-демократическую Революцию 1917 г.

§2. Последние дни императорской власти. Февральская буржуазно-демократическая революция в Петрограде.

Окончательно закончилось правление самодержавия после событий конца февраля — на­чала марта 1917 года в Петрограде, известных как Февральская революция.

Сейчас важен сам ход этой революции: солдаты убивали офицеров и переходили в рас­поряжение руководителей восстания. Офицеры, которым раньше беспрекословно под­чинялись, теперь не могли убедить солдат, а те части, что еще колебались, уже слушали больше себя, чем офицеров. И все это имело давние корни.

Когда война начала тянуть Россию в пропасть, она требовала, прежде всего, подготовленных кадров, способных хо­рошо управлять войсками. Но так как война очень быстро всех перемалывала, то, в конце концов, в офицеры набирали тех, кто «не чернь», то есть хотя бы мало-мальски образо­ванных людей: докторов, учителей, студентов. Естественно, что по-настоящему держать армию в порядке и правильно ею руководить они не могли, да и не хотели т. к. считали ее ненужной для России.

Первая мировая война окончательно разрушила и без того шаткую экономику царской России. Промышленность, только-только вставшая на ноги после кризиса полностью пе­реключилась на нужды фронта, почти не выпуская товары для внутреннего по­требления. В селах не хватало рабочих рук, и постепенно наступал продовольственный кризис. Власть, во главе с царем, не предпринимала необходимых мер по спасению страны. И именно здесь следует рассказать о личности Николая II, последнего российского самодержца.

Царь практически отошел от власти еще в 1916 г. Существует много версий, в том числе и политическая, что «власть стала слаба», но скорее это исходит из характера самого императора. Обычно, описывая Николая II ссылаются на описания тех, кто лично был знаком с царем. Но как правило, эти описания противоречивы и настоящий характер царя мало отражают. Зато в дневнике Николай II записывал самые сокровенные чувства и переживания. Вот отрывки из него:

«16 мая... Ездил верхом, гулял, катался на байдарке. Сегодня стали приходить самые противоречивые вести и сведения о бое нашей эскадры с японским флотом — все насчет наших потерь и полное молчание об их повреждениях. Такое поведение ужасно гнетет. Ольга, Петя и Кирилл обедали. Ездили в Павловск с нами». «17 мая. Тяжелые и противоречивые известия продолжали приходить относительно неудачного боя в Цусимском проливе. Имел три доклада. Гуляли вдвоем. Погода была чудесная, жаркая. Пили чай и обедали на балконе». «18 мая. Дивная погода. После доклада принял 90 офицеров. Завтракал Сергей. Миша приехал проститься, так как вечером уезжает в Берлин на свадьбу кронпринца и Сесиль. Сделал хорошую прогулку верхом. На душе тяжко, больно, грустно. Обедали на балконе и покатались в Павловск». «19 мая. Теперь окончательно подтвердились ужасные сведения о гибели почти всей эскадры в двухдневном бою. Сам Рождественский, раненный, взят в плен!! День стоял дивный, что прибавляло еще больше грусти на душе. Имел три доклада. Ездил верхом».

Как видно из этих отрывков, Николай был человек семейный, добропорядочный гражданин. Он любил семью, детей, любил простой физический труд (на страницах дневника постоянно встречаются записи: «рубил дерево», «выкопал грядку» и т. п.) Управление великой империей явно было не его призванием.

К 1917 году Николай полностью растерял свою популярность и доверие народа к самодержавию. Если вспомнить, к примеру, что в начале первой мировой войны люди шли в добровольцы, шли даже те, кто был совершенно далек от фронта и от войны. Это 1914 год.

Но уже к началу 1917-го эта кровопролитная война была никому не нужна, она была непопулярна, а значит и Царь, ее развязавший, стал непопулярным.

Итак, наступил общенациональный кризис. А еще больший кризис испытывало самодержавие.

Ходят слухи, что страной фактически руководила жена Николая II, императрица Александра Федоровна, так как «Николай был уже сам себе не хозяин. Он перестал понимать положение и не жалел отчетливо ни одного шага, совершенно отдаваясь в руки тех, кого сам поставил у власти. Став верховным главнокомандующим, император тем самым утратил свое центральное положение и верховная власть, бывшая и без того « в плену у биржевых акул», распылилась окончательно в руках Александры Федоровны и тех, кто стоял за нею»16.

А за императрицей стоял Распутин. Но так как в политике и экономике он мало разбирался, она его и не интересовала, ему нравилась эта чехарда с министрами и генералами, которую он устроил.

Если кому-нибудь удавалось добиться расположения Распутина и намекнуть ему, что мол, хочу такой-то пост, то считай он у тебя в кармане: Распутин говорил Александре Федоровне, всецело ему доверявшей, а та передавала императору. И готов новый министр.

Такая схема привела к тому, что у власти оказались совершенно чуждые ей люди, совершенно далекие от нее. Назначения эти вызывали негодование даже в самых умеренных слоях общества. Таким новоявленным министром был министр внутренних дел Протопопов, почти не разбиравшийся в политике, зато нравящийся Распутину.

Если читать статью Блока «Последние дни императорской власти», то возникает чувство, что вся структура самодержавия как будто пыталась оттянуть приход чего-то нового – будь то открытие Государственной Думы или что-либо другое – везде хотели жить по-старому, делая вид, что ничего не изменилось и что ничего не изменится. Это еще более усугубляло кризис власти, когда по выражению Ленина, «верхи не могли, а низы не хотели», то есть самодержавие не могло править страной, а подданные – находиться в его власти. Оставалось только как-то снести эту оказавшуюся в кризисе власть.

1. События февраля 1917 г. в Петрограде

Ко второй половине февраля 1917 г. снабже­ние столицы продовольствием значительно ухудшилось. По улицам Петрограда (так с 1914 г. стал называться Санкт-Петербург) потянулись «хвосты» — очереди за хлебом. Обстановка в городе накалялась. 18 февраля забастовал крупнейший Путиловский за­вод; его поддержали другие предприятия. 23 февраля (8 марта) 1917 г. в Петрограде развернулись события, послужившие началом второй буржуазно-демокра­тической революции, завершившейся свержением царского самодержавия. Вскоре волне­ния начали распространяться на весь город. Проспекты были за­пружены толпами, шедшими под лозунгами «Хлеба! Мира! Сво­боды!", «Долой самодержавие!» 25 февраля движение питерских рабочих переросло во всеоб­щую политическую забастовку. Во главе масс были большевики. На следующий день стачка стала перерастать в воору­женное восстание.

Власти вывели на улицы войска, но приказ стрелять в демонст­рантов был отдан лишь 26 февраля. Хотя демонстранты были рассеяны, а главные революционные деятели арестованы, время оказалось упущено: правительство потеряло опору в войсках. Петроградский гарнизон состоял в основном из ново­бранцев, которых готовили к отправке на фронт, и фронтовиков, излечившихся после ранений; немало здесь было рабочих, моби­лизованных за участие в стачках. Уже вечером после расстрелов демонстраций в казармах начались волнения; в течение несколь­ких дней петроградский гарнизон перешел на сторону восстав­ших. 27 февраля к революционным массам присоединились около 70 тыс. солдат запасных батальо­нов Волынского, Преображенского, Литовского, Мос­ковского резервных полков и других частей. Всеобщая политическая стачка переросла в вооруженное восстание. К концу дня восставшие захватили вокзалы, мосты, глав­ный арсенал, важнейшие правительственные учрежде­ния, разгромили полицейские участки и тюрьмы, освобо­дили политических заключенных и около 4 тыс. уголов­ников. 27 февраля Русское бюро ЦК РСДРП выпустило Манифест «Ко всем гражда­нам России» (рис.2) В нем сообщалось о свер­жении самодержавия и провозглашались требования демократической республи­ки, 8-часового рабочего дня, конфиска­ции помещичьих земель, немедленного прекращения грабительской войны.

28 февраля на сто­рону Государственной думы перешла значительная часть Петроградского гарнизона. Пали Петропавловская кре­пость, Зимний дворец и Адмиралтейство, где безуспешно пытался организовать оборону командующий округом генерал Хабалов. Министры были арестованы. 1 марта остатки верных правительству войск сложили ору­жие.

Николай II, узнав о волнениях в столице, двинул с фронта на­дежные войска и сам выехал в Петроград. Но на полпути царский поезд был остановлен: появились сведения, что ближайшие стан­ции захвачены революционерами. Николай II повернул в Псков, где находилось командование Северным фронтом; тем временем начальник штаба Ставки верховного главнокомандования генерал М.В. Алексеев, считая, что революция уже победила, приказал приостановить движение войск на Петроград.


По вопросам получения рисунков mail to kovchegin_igor@rambler.ru

Рисунок 2. Манифест ЦК РСДРП «Ко всем гражданам России». 27 февраля 1917 г.

2. Отречение Николая II

Победоносное восстание в столице опрокинуло расчеты вождей либеральной общественности. Они вовсе не стремились уничтожать монархию, понимая, что падение традиционной государственности расшатает порядок и вызовет народные бунты. Руководители Думы хотели ограничиться вве­дением «ответственного министерства» (т. е. правительства, на­значаемого Думой), манифест о создании которого Николай II подписал 1 марта в Царском Селе, но настроения масс ясно показали, что такой мерой уже не обойтись. «К изумлению Рузского Родзянко сообщал: «К сожалению, манифест [об «ответственном министерстве»] запоздал», «династический вопрос поставлен ребром», «требование отречения в пользу сына при регентстве Михаила Александровича становится определенным требова­нием». Только при таком решении, уверял Родзянко, кризис будет преодолен: «переворот может быть добро­вольный и вполне безболезненный для всех, и тогда все кончится в несколько дней»»17.

Встал вопрос об отречении Николая II; за это высказались все командующие фронтами. Со дня своей коронации он всегда надеялся на законы, на министров, на то, что ему расскажут, что надо делать. Поэтому в ночь со 2 на 3 марта в Пскове, в присутствие А. И. Гучкова и В.В. Шульгина, присланных Думой, еще раз выслушав информацию о положении в столице (в том числе и весть о переходе на сторону революции царского конвоя, которая особенно поразила Николая II), царь подписал манифест об отречении за себя и за сына Алексея в пользу брата Михаила Александровича. Генерал Саввич вспоминал: «Наступило общее молчание, длившееся одну-две минуты. Государь сказал: «Я решился. Я отказываюсь от престола», – и перекрестился»18.­Николай очень любил сына и мечтал воспитывать его. Когда поезд с царем и его свитой стоял под Псковом, когда царь уже принял решение об отречении от престола, он сказал: «Я буду жить, воспитывать Алексея». Власть была ему в тягость. Когда Николай отрекся, он просто хотел свалить груз с плеч, и отдать эту власть кому-нибудь другому, не задумываясь: «А справится ли тот, другой, с этой властью?». Затем Николай послал своему брату телеграмму следующего содержания: «Его императорскому величеству Михаилу. Петроград. События последних дней вынудили меня решиться бесповоротно на этот крайний шаг. Прости меня, если огорчил тебя и не успел предупредить. Останусь навсегда верным и преданным братом. Возвращаюсь в Ставку и оттуда через несколько дней надеюсь приехать в Царское село. Горячо молю богу помочь тебе и твоей стране. Ника»19. То есть фактически Николай свалил весь груз ответственности на Михаила, нарушив при этом закон о престолонаследии, по которому каж­дый член царской фамилии мог отрекаться только сам за себя, и в будущем давало возможность объявить такое от­речение недействительным. Но и этот акт запоздал: Михаил не решился стать императором, объя­вив, что вопрос о власти должно решить Учредительное собра­ние. «8 марта бывший император выехал из Ставки и был заключен в Царскосельском Александровском дворце»20. Монархия в России пала, а ее последние представите­ли погибли год спустя: Николай и его семья были увезены в Си­бирь и 17 июля 1918 г. расстреляны в Екатеринбурге, Михаила же, сосланного в Пермь, убили местные рабочие. Потрясенный этими убийствами один из основателей российской социал-демократии Ю. Мартов писал: «Какая гнусность! Какая ненужно-жестокая гнусность, какое бессовестное компрометирование великой русской революции новым потоком бессмысленно пролитой крови! Как будто недостаточно было Уральской драмы — убийство членов семьи Николая Романова!... Стыдно! И если есть коммунисты, есть революционеры, которые сознают гнусность расстрела, но боятся заявить протест..., то вдвойне стыдно за эту тру­сость — позорный спутник всякого террора!»21

§3. Падение двуглавого орла – Февральская революция в Москве.

Получив 27 февраля сообщение о со­бытиях в Петрограде, члены Москов­ского областного бюро ЦК и Москов­ского комитета партии (И. И. Сквор­цов-Степанов, М. С. Ольминский, В. А. Обух, П. Г. и С. Н. Смидовичи, Р. С. Землячка, А. А. Сольц и др.) соб­рались на свое первое легальное заседа­ние и подготовили обращение к трудя­щимся и солдатам. В этом обращении, распространенном в виде листовки на следующий день, говорилось: «В Петер­бурге революция... Товарищи, бросайте работу! Солдаты! Помните, что сей­час решается судьба народа! Все на улицу! Все под красные знамена рево­люции! Выбирайте в Совет рабочих де­путатов!»

Чтобы не допустить развертывания революционного движения, по приказу ставки Москва была объявлена на осад­ном положении: демонстрации и митинги были запрещены, войска заняли наибо­лее важные подступы к центру города, в некоторых местах на улицах были уста­новлены орудия. Газетам было предпи­сано не печатать сообщения о событиях в Петрограде.

Но остановить революцию было уже невозможно. 28 февраля благодаря ак­тивной работе заводских большевист­ских ячеек стали останавливаться одно предприятие за другим. Началась все­общая стачка. Повсюду проходили митинги.

Большевики развернули активную ра­боту среди солдат гарнизона. Москов­ский комитет и Областное бюро ЦК большевиков обратились к солдатам с призывом: «Власть переходит к наро­ду... Еще немного усилий—и народ приступит к осуществлению своих тре­бований... 1. Демократическая респуб­лика. 2. Вся земля народу, тому, кто ее сам возделывает... 3. Запрещение для всех предприятий, фабрик и заводов работать больше 8 часов в день... Това­рищи солдаты! Сейчас вы в казарме, а, может быть, завтра вернетесь к своему хозяйству или к работе на фабриках и заводах... За одно и в ногу с рабочими, товарищи солдаты! К победе над веко­вым врагом. За мир! За свободу! За союз рабочих всех стран и народов!»

Призывы большевиков ложились на достаточно подготовленную почву. В бурлившей революционной толпе, ко­торая заполнила Воскресенскую пло­щадь, первоначально преобладали рабо­чие. Были и студенты. Но уже в конце дня 28 февраля среди шапок и кепок стали все чаще мелькать военные фу­ражки: отдельные солдаты и даже офи­церы присоединились к восставшему народу.

Улицы Москвы были заполнены де­монстрантами, направляющимися с красными знаменами и революционными песнями к центру города. Полицейский отряд, пытавшийся задержать на Яуз­ском мосту шествие рабочих заводов Гужона и «Динамо», был смят. Помощ­ник пристава, убивший в этой схватке вожака рабочей молодежи Иллариона Астахова, был сброшен в реку. Схватки рабочих с полицией произошли на Ка­менном мосту. И здесь, несмотря на жертвы, рабочие прорвали заслон.

В приказе по Московскому гарнизону сообщалось, что 1 марта будет отслуже­на очередная панихида по «в бозе-почившем» в 1881 г. императоре Александре II, и посему в этот день предлагалось «в барабаны не бить и музыке не играть». Но вопреки приказу командующего ок­ругом в городе гремела музыка — музыка революции. День, с которого Москва была объявлена на осадном положении, стал последним днем царс­кой власти во второй столице.

По вопросам получения рисунков mail to kovchegin_igor@rambler.ru


Рисунок 3. Листовка МК РСДРП от 1(14) марта 1917 г. Фрагмент

Московский комитет и Бюро ЦК РСДРП издавали листовки (рис. 3) и разработали специальное воззвание к рабо­чим, в котором писали: «Сегодня, 1 марта, реши­тельный день для Москвы. Революция должна победить. Старая власть будет уничтожена. Откроются тюрьмы, будет свобода рабочих организаций, рабочей печати, будет положено начало осво­бождения рабочего класса... Петроград­ский пролетариат начал первый... Дело за Москвой. Вчера она дала ответ. Улицы покрылись поднявшимся проле­тариатом... Выяснилось, что большин­ство Московского гарнизона будет за революцию... Сегодня день восстания, день захвата всех правительственных учреждений, железных дорог, почт и телеграфа, телефона. Государственный банк и казначейство будут отняты у старой власти. Сегодня великий день. Поддержим наших петроградских брать­ев, не дадим послать в Питер царского палача! Все на улицу!.. Организуйте ве­ликую пролетарскую силу... Да здрав­ствует революция демократическая, рабочая и крестьянская! Да здравст­вует РСДРП и международный проле­тариат!»

В течение 1 и 2 марта большая часть Московского гарнизона перешла на сто­рону революции. В эти же дни важней­шие городские объекты—почта, телег­раф, телефон, Кремль, арсенал, вок­залы, охранное отделение и т. п.— оказались в руках рабочих и солдат. Захват арсенала значительно укрепил силы восставших. Губернатор, градона­чальник, командующий военным окру­гом были арестованы. Старая власть пала.

Распахнулись двери тюрем. На свобо­ду вышли тысячи политических заклю­ченных. Среди освобожденных были Ф.Э. Дзержинский, Я.Э. Рудзутак, члены Московского комитета РСДРП К.В. Островитянов, И.А. Попов, Ф.Г. Титов и др. Была освобождена значительная группа социал-демократов Польши и Литвы, сразу же заявивших о единстве интересов русских рабочих и рабочих других национальностей.

Красные флаги, повсюду развевав­шиеся в руках демонстрантов, красные банты в петлицах пальто, всеобщее воодушевление, бурные митинги, сво­бодно распространявшиеся прокламации революционных партий—все это оли­цетворяло торжество революции, в побе­де которой наряду с Петроградом ре­шающая роль принадлежала также и Москве.

В Москве революция победила в тече­ние двух суток и почти бескровно, по­гибло всего 8 человек. Это объяснялось наличием крепкой партийной организа­ции, сумевшей использовать опыт боев 1905—1907 гг., подготовленностью про­летариата к свержению царизма всей предшествовавшей борьбой, сравнитель­ной слабостью сопротивления царских властей в условиях победы рабочих в Петрограде.

Победа революции в Петрограде и Москве дала толчок революционным выступлениям рабочих, солдат и кресть­ян по всей стране.

1 марта открылось первое собрание Московского Совета рабочих депутатов. Большевики получили преобладающее число мест по сравнению с другими партиями (меньшевиков, эсеров и др.). И только объединение всех мелкобур­жуазных партий в единый соглашатель­ский блок обеспечивало этому блоку перевес в Совете.

Из 5 членов президиума Совета двое были большевиками—В.П. Ногин и П.Г. Смидович. Редактором «Изве­стий» Московского Совета рабочих де­путатов с 5 марта стал видный деятель большевистской партии И.И. Сквор­цов-Степанов.

В ряде возникших после революции районных Советов (Железнодорожном, Бутырском, Пресненском, Лефортов­ском, а также в Центральном городском) влияние большевиков было более зна­чительным, чем в Моссовете. Не раз эти Советы принимали большевист­ские резолюции даже вопреки эсеро-меньшевистским решениям городского Совета.

Советы стали фактическими органами власти победившего народа. Но завоева­ниями революции сумела воспользовать­ся буржуазия. Еще 27 февраля, убедив­шись в невозможности спасти монар­хию, лидеры московской буржуазии из Биржевого комитета, Купеческого об­щества, Общества фабрикантов и завод­чиков, Военно-промышленного комите­та, городского и земского союзов и других организаций созвали совещание. Оно избрало (как и в Петрограде) так называемый Комитет общественных ор­ганизаций, который должен был проис­ходящие в Москве события направлять «в известное русло, не давая возможно­сти развитию анархии, паники и всевоз­можных эксцессов». 1 марта был избран Временный исполнительный комитет московских общественных организаций, в который вошли наряду с многочислен­ными представителями буржуазных ор­ганизаций и представители меньшевистско-эсеровского Совета рабочих депу­татов.

В Москве, как и во многих других местах, возникло двоевластие. И хотя рабочие и солдаты демонстрировали свою солидарность с Советом, мелко­буржуазное, соглашательское его боль­шинство признало буржуазный Комитет общественных организаций единствен­ным органом местной власти.

Перед рабочим классом и его авангар­дом—партией большевиков во главе с В.И. Лениным встала новая историче­ская задача—организация пролетар­ских масс на борьбу за свержение власти буржуазии и утверждение диктатуры пролетариата.

§4. Итоги Февральской революции.

Февральская революция не была столь стремительна, как ее любят расписывать. Ко­нечно, по сравнению с Французской революцией, она была быстротечной и почти бес­кровной. Но просто никогда не упоминалось о том, что вплоть до конца революции, у Царя был шанс спасти самодержавие, тем же способом, что и в 1905 – выпустив некое подобие конституции. Так, например, еще 25 февраля председатель Госдумы Родзянко телеграфировал Николаю: «Положение серьезное. В столице анархия. Правительство па­рализовано. Транспорт продовольствия и топлива пришел в полное расстройство. Растет общественное недовольство. На улицах происходит беспорядочная стрельба. Части войск стреляют друг в друга. Необходимо немедленно поручить лицу, пользующемуся доверием страны, составить новое правительство. Медлить нельзя. Всякое промедление смерти подобно. Молю бога, чтобы в этот час ответственность не пала на венценосца»22. Телеграммы такого же содержания Родзянко посылал вплоть до 1 марта. И всегда у Царя был шанс на спасение. Но как он отзывался о телеграммах от Родзянко! «Опять этот толстяк Родзянко мне написал разный вздор, на который я ему не буду даже отвечать»23. Что это – политический дальто­низм или отсутствие интереса ко всему происходящему? И тем не менее Февральская революция, приведшая к свержению самодержавия, закончи­лась.

Однако народы России поднимались на борьбу не только и не столько для того, чтобы сбросить с трона династию Романовых. Свержение самодержа­вия само по себе не снимало насущ­ных проблем, стоявших перед страной. Февраль 1917 г. не завершал революци­онного процесса, а начинал его новый этап.

Таким образом. Февральская буржу­азно-демократическая революция не сняла с повестки дня основные вопро­сы, стоявшие перед страной. Для их решения нужна была новая, качествен­но иная, социалистическая революция. Ее историческую неизбежность и необ­ходимость показал В.И. Ленин в зна­менитых Апрельских тезисах, изло­женных 4(17) апреля 1917г. в докладе «О задачах пролетариата в данной ре­волюции».

Партия провозгласила курс на пере­растание буржуазно-демократической революции в революцию социалистиче­скую. Это была вполне реальная, назрев­шая задача.

В России имелись необходимые пред­посылки для совершения социалистиче­ской революции. Она была подготовлена всем ходом развития страны в эпоху империализма.

Коренные противоречия, порожден­ные капиталистическим строем, дошли до крайних пределов.

В начале XX в. Россия оказалась наиболее слабым звеном в системе ми­рового империализма. Глубокие проти­воречия, свойственные этой стадии раз­вития капитализма, сочетались, пере­плетались здесь с противоречиями, по­рожденными феодально-крепостни­ческими пережитками. Остатки средне­вековых отношений тормозили разви­тие страны и делали жизнь народа особенно тяжелой во всех областях— и в социальной, и в экономической, и в политической.

Война обострила эти противоречия, вывела их наружу. Все потоки револю­ционного движения – общенародная борьба за мир, борьба крестьян за землю, национально-освободительная борьба угнетенных народов, борьба пролетариата за социализм – сливались воедино под знаменем социалистиче­ской революции, ибо только социали­стическая революция могла разрешить назревшие противоречия, открыть на­роду путь к счастливой, свободной жизни. В социалистической революции было заинтересовано подавляющее большинство населения России.

Революционный подъем нарастал по всей территории страны—от Балтики до Тихого океана. Трудящиеся Мос­квы—крупнейшего наряду с Петрогра­дом политического и экономического центра России—шли в первых рядах могучей революционной армии.

§5. От Февраля к Октябрю.

1. Создание Временного правительства и Петроградского Совета – начало двоевластия.

С первых же шагов революции выявился глу­бокий раскол между силами, выступавшими против старой власти. После Февральской революции в стране сложилась своеобразная полити­ческая ситуация – возникло двоевластие. Наряду с Временным правительством и его органами в большинстве городов, в армии и во многих уездах возникли Советы — демократические организа­ции, создававшиеся непосредственно трудящимися—рабочими, солдатами, крестьянами. Советы, пользуясь дове­рием масс, обладали реальной, могучей силой, но они не сосредоточили в своих руках государственной власти. Две вла­сти существовали и действовали одно­временно. «... Получилось, — отмечал В.И. Ленин, — чрезвычайно оригиналь­ное, новое, невиданное, переплетение того и другого». Лозунг «Вся власть Советам!» стал ключевым лозунгом ре­волюции.

Интересы «цензовой общественности», избиравшей большинство думских депутатов, представлял Временный комитет Государ­ственной Думы или, если быть точным, «Временный комитет для восстановления порядка и для сношения с лицами и учредителями», созданный 27 февраля под руководством предсе­дателя Думы М. В. Родзянко. В тот же день бок о бок с Комитетом (в соседних залах Таврического дворца, резиденции Думы) воз­ник Петроградский Совет (в июне 1917 г. будет избран Всероссийский Совет и его ВЦИК) — орган, отражавший интересы на­родных масс. Большинство в Исполкоме Совета и в самом Совете принадлежало меньшевикам и эсерам. Это произошло отнюдь не потому, что большевики, недооценив значение вопроса о формировании власти, «задержались» в уличных боях. Главная причина была в ином: революция вско­лыхнула огромную массу людей разных социальных слоев. В тех условиях большевики рассчитывать на большее попросту не могли. Им еще предстояла долгая и упорная борьба за влияние в массах. Но и в своем фактическом составе Исполком Совета и сам Совет действовали с самого начала как революционная власть. Особое значе­ние приобрел знаменитый «Приказ № 1», в соответствии с которым Петроградский гарнизон выводился из подчи­нения старому командованию. Более того, «Приказ № 1» заложил основы демократизации всей русской армии. Именно с него началось повсеместное создание в вой­сках комитетов разных уровней, серьезно подрывавших власть подозреваемого в контрреволюционных намерениях командования.

Поначалу противоречия двух центров власти уда­лось сгладить, т. к. большинство в Совете составляли, как это было сказано выше, эсеры и мень­шевики, а они стояли за сотрудничество с либерально-буржуазными кругами. 2 марта по согласованию с Петроградским Советом Временный комитет Государственной Думы создал пра­вительство, получившее название Временного, т.к. должно было существавать до созыва Учредительного собрания. На этом соб­рании представителей всех областей России предполагалось ре­шить важнейшие вопросы социально-политического устройства страны, в том числе и вопрос о форме правления.

Вместе с тем политическая реальность день за днем ломала надежды либералов и эсеро-меньшевистскую схему единовластия Временного правительства и постепенных буржуазно-демократических преобразований. Массы выдвигали все более радикальные требования. Армия стала выходить из-под контроля командования. «Министры-капиталисты» несмотря на громкое звание «правительства» были чрезвычайно стеснены в своих дей­ствиях: войска по большей части подчинялись Петроградскому Совету. Росла популярность Советов и в других городах России и действующей армии. Возникло двоевластие Временного прави­тельства, с одной стороны, и Советов, с другой. Февральская революция, таким образом, открыла новый этап политической борьбы.

2. Цели Временного правительства и их осуществление

Пришедшее к власти Временное правительство во главе с кня­зем Г.Е. Львовым, в соответствии со своей Декларацией и опираясь на завоевания Февраля, стало проводить широкие демокра­тические преобразования: ввело в полном объеме политические свободы, отменило смертную казнь, национальные и религиозные ограничения, объявило политическую амнистию, упразднило ста­рые карательные органы. Вместо Де­партамента полиции создано Главное управление по де­лам милиции. Реорганизованы структуры и руководящий состав других государственных органов. Были арестованы царские министры и назначена комиссия для расследования их деятельности. По закону от 8 марта 1917 г. Совет министров и его канцелярия временно переименовывались во Временное правительство и его канцелярию. Министерство импера­торского дворца и уделов было упразднено, а находив­шиеся в его ведении кабинетские и удельные земли пе­реданы в Министерство земледелия, промышленные предприятия — в Министерство торговли и промышлен­ности, дворцы — в Министерство внутренних дел (МВД). Вместо Главного управления по делам печати в апреле создаются Всероссийская книжная палата и бюро по составлению обзоров печати. При МВД во второй полови­не марта для руководства деятельностью комиссаров Временного правительства образуется Отдел по делам местного управления. В конце марта учреждается Особое совещание по местной реформе, подготовившее ряд за­конодательств о комиссарах, милиции, земствах и др. При Временном правительстве в марте под председатель­ством кадета Ф. Ф. Кокошкина было создано Юридиче­ское совещание. На него возлагалась обязанность давать «предварительные юридические заключения» на меро­приятия правительства. Все эти меры носили чисто политический характер.

С другой же стороны, Временное пра­вительство не выполнило ни одного из требований народа — оно выражало и защищало не народные, а буржуазно-помещичьи интересы.

В социально-экономической сфере Временное правительство особое внимание уделяло продовольст­венному, аграрному и финансовому вопросам и работе промыш­ленности. Продовольственный вопрос, резко обострившийся в годы войны и толкнувший трудовой Петроград на улицы в фев­ральские дни, наряду с проблемами мира и земли стал главным источником социального напряжения в стране и неоднократно обсуждался в правительстве. Голод вызывал волнения в городах, дезертирство из армии, погромы в деревне. На печальном опыте царского правительства убедившись в правоте истины — кто в России владеет хлебом, тот владеет властью, — Временное пра­вительство объявило введение хлебной монополии (25 марта), однако обеспечить ее не смогло. Это решение затрагивало интересы крупных собственников. Чтобы взять хлеб у крестьян, тре­бовалось снабдить их промышленными товарами, повернуть промышленность «лицом к деревне». Но командование воору­женными силами, наоборот, требовало усилить милитаризацию промышленности, повернуть ее «лицом к фронту». Осенью 1917 г. при проведении хлебозаготовок правительству пришлось приме­нить силу, что толкнуло крестьян в лагерь левой оппозиции.

Продолжалось участие России в ми­ровой войне, хотя характер ее не изме­нился: война оставалась империалисти­ческой, чуждой народу.

В аграрной политике Временное правительство ограничилось национализацией земель, принадлежавших царской фамилии. Оно запретило самочинные захваты земли, угрожало уголовной ответственностью за участие в «аграрных беспорядках», обещало землевладельцам возместить убытки в случае «народных волне­ний». Аграрный вопрос выносился на рассмотрение Учредитель­ного собрания. Для подготовки материалов по аграрному вопросу были созданы в центре и на местах земельные комитеты. Главный Земком стал ареной яростных споров демократов и либералов. Особенно непримиримыми были позиции эсеров, предусматри­вавших социализацию земли, и кадетов, стремившихся сохранить частную собственность на землю.

С большим трудом В. Чернов смог провести через правительст­во декрет о запрете земельных сделок без разрешения земельных комитетов. Но в начале октября 1917 г., когда социалисты соста­вили большинство в правительстве, новый министр земледелия С.Л. Маслов (эсер) внес на рассмотрение проект декрета о переда­че земли в ведение Земкомов. Это все, что было сделано прави­тельством для «решения» одного из острейших вопросов, опреде­лявшего судьбу и правительства, и революции, и России.

Таким образом можно сказать, что аграрный вопрос не был решен. Ин­тересы помещиков тесно переплета­лись с интересами представителей торгово-финансово-промышленных кру­гов, поэтому буржуазное Временное правительство не хотело, да и не мог­ло передать крестьянам помещичьи земли.

Временное правительство ничего не сделало и для того, чтобы облегчить положение рабочих. Оно всячески пре­пятствовало законодательному введе­нию 8-часового рабочего дня (хотя рабочие уже весной 1917 г. на большин­стве предприятий страны явочным по­рядком добились этого), игнорировало требования о повышении заработной платы, улучшении условий труда. Однако в апреле были приняты законы о рабочих комитетах на промыш­ленных предприятиях, о свободе собраний и союзов. Оно легали­зовало, наряду с союзами предпринимателей, возникшие в ходе революции фабрично-заводские комитеты и профсоюзы. В ре­зультате к концу 1917 г. в стране было более 2 тысяч профсою­зов, которые объединяли 3 млн. рабочих. Летом 1917 г. был сформирован профсоюзный центр — временный Всероссийский Центральный совет профессиональных союзов (ВЦСПС. Предсе­датель В.П. Гриневич, меньшевик).

Еще одной из проблем, на которой "посколь­знулось" Временное правительство, стал на­циональный вопрос. 20 марта 1917 г. Времен­ное правительство приняло закон "Об отмене вероисповедных и национальных ограничений", ликвидировав наиболее унизитель­ные законы, прежде всего — "черту оседлости" для евреев. Более сложным оказался вопрос о правах многочисленных, компактно проживающих народов, прежде всего поляков, украинцев и фин­нов. В национально-государственном вопросе правительство ис­ходило из идеи "единой и неделимой России". Нерушимо на этой позиции стояли кадеты во главе с Милюковым. Министры-социалисты были готовы на уступки националам. Таким образом Временное прави­тельство по существу продолжало ко­лонизаторскую политику царизма, на местах сохранялся старый царский ап­парат угнетения, что и привело к его кризису.

3. Деятельность органов советской власти (Советов).

Широкое распространение получили Советы различ­ных уровней, среди которых преобладали Советы рабочих и солдатских депутатов. С марта по октябрь 1917 г. чис­ло местных Советов возросло с 600 до 1429. В их составе большинство принадлежало эсерам и меньшевикам, про­граммы которых соответствовали настроениям населения России. По инициативе Петроградского Совета 27 мар­та — 3 апреля было проведено Всероссийское совещание Советов рабочих и солдатских депутатов, принявшее ре­шение о необходимости созыва первого Всероссийского съезда Советов. Он состоялся с 3 по 24 июня с участием 822 делегатов с решающим голосом и 266 — с совеща­тельным. Из 777 делегатов, заявивших о своей партий­ности, было 285 эсеров, 248 меньшевиков, 105 большеви­ков, 32 меньшевика-интернационалиста и 10 меньшевиков-объединенцев. Съезд принял решения об одобрении внутренней и внешней политики Временного правитель­ства, о подготовке Учредительного собрания, о созыве Всероссийских съездов Советов не реже одного раза в три месяца, избрал Всероссийский Центральный Исполни­тельный Комитет (ВЦИК) во главе с меньшевиком Н. С. Чхеидзе. Но происшедшие вслед за тем события показали, что резолюция съезда, принятая меньшевистско-эсеровским большинством, — это одно, а ко­леблющиеся настроения революционных масс — нечто иное. По решению президиума съезда и исполкома Петроградского Совета на 18 июня была назначена массовая демон­страция, которую лидеры Исполкома, избранного съездом, рассчитывали провести под своими лозунгами, продемон­стрировав силу и влияние. Большевики решили принять участие в этой демонстрации, однако, под своими лозун­гами, главным из которых был «Вся власть Советам!» Даже близкая к меньшевикам газета М. Горького «Новая жизнь» расценила демонстрацию как «отрицательный во­тум доверия существующему правительству». Прямое не­доверие было высказано министрам-капиталистам, а кос­венное и министрам-социалистам. Почти три четверти де­монстрантов шли под лозунгами, требовавшими передачи власти Советам. Это была по существу первая победа большевиков. «В. И. Ленин писал, что ни у кого из видевших эту гро­мадную демонстрацию на Марсовом поле не осталось сом­нения в победе большевистских лозунгов «среди организо­ванного авангарда рабочих и солдатских масс России»»24.

Советы крестьянских депутатов в аграрном вопросе пошли го­раздо дальше Временного правительства. На основе 242 местных крестьянских наказов они подготовили и опубликовали единый «Крестьянский наказ о зем­ле», предусматривавший отмену частной собственности на землю. Это решение провели в жизнь большевики на второй день после взятия власти («Декрет о земле», принятый на II съезде Советов).

В мае 1917 г. был проведен первый Всероссийский съезд крестьянских депутатов. В его работе участвовало 1167 че­ловек, в том числе 537 эсеров, 103 социал-демократа, 9 большевиков. Были одобрены политика Временного правительства и курс на продолжение войны, избран Ис­полнительный комитет Всероссийского съезда (предсе­датель — правый эсер Н. Д. Авксентьев).

В России после Февральской революции возникли фабрично-заводские комитеты (фабзавкомы). Они выби­рались рабочими заводов и фабрик и занимались решением вопросов нормирования рабочего дня и зарплаты, приема и увольнения рабочих, явочным порядком вводили 8-часовой рабочий день, создавали рабочую милицию и т.д. В Петрограде 30 мая — 3 июня 1917 г. состоялась 1-я общегородская конференция фабзавкомов, на которой был избран Центральный совет фабрично-заводских комите­тов Петрограда во главе с большевиком М.Н. Животовым. Солдатские комитеты всех уровней стали создаваться сразу же после издания Петроградским Советом приказа № 1. В конце апреля на главной базе Балтийского флота в Гель­сингфорсе был образован Центральный комитет Балтий­ского флота (Центробалт) под руководством большевика П.Е. Дыбенко. На I Всероссийском съезде Советов в июне при В ЦИК создается Центральный исполнитель­ный комитет военного флота (Центрофлот) под предсе­дательством правого эсера М.Н. Абрамова.

4. Апрельский кризис Временного правительства.

18 апреля 1917 г. министр иностранных дел П.Н. Ми­люков направил ноту союзным державам о всенародном стремлении «довести мировую войну до решительной по­беды», в связи с чем очередной задачей является «отра­зить врага, вторгнувшегося в самые пределы нашей Ро­дины». Информация об этой ноте 20 апреля попала в га­зеты, что вызвало 100-тысячную антивоенную демонст­рацию в Петрограде. Демонстрации и митинги прошли в Москве, Харькове, Нижнем Новгороде и других городах. Главнокомандующий войсками Петрогоадского военного округа генерал Л. Г. Корнилов приказал направить против рабочих артиллерию, но офицеры и солдаты отказались выполнить этот приказ. Исполком Петроградского Сове­та, стремясь разрядить обстановку, потребовал от Времен­ного правительства разъяснения ноты П. Н. Милюкова. Правительство разъяснило, что под «решительной побе­дой» имеется в виду достижение тех задач, которые пос­тавлены в обращении от 27 марта. Исполком Петросовета, обсудив полученные разъяснения, счел инцидент ис­черпанным.

Апрельский кризис и требование Г.Е. Львова, А.Ф. Ке­ренского и М.И. Терещенко создать коалиционное прави­тельство привели к отставке П.Н. Милюкова и А.И. Гуч­кова, которые отвергали идею коалиции. 5 мая 1917 г. было сформировано первое коалиционное правительство, в которое вошли 6 социалистов: А.Ф. Керенский (воен­ный и морской министр), трудовик П.А. Переверзев (министр юстиции), эсер В.М. Чернов (министр земледе­лия), меньшевик И.Г. Церетели (министр почт и теле­графов), народный социалист А.В. Пешехонов (министр продовольствия). На следующий день новое правительст­во выступило с декларацией, в которой ставились задачи скорейшего достижения мира без аннексии и контрибуции, налаживания контроля государства над экономи­кой, а также подготовка аграрной реформы. Но несмотря на усилия Временного правительства, стабилизировать положение в стране не удалось. С мая началось падение производительности труда, а в июне прекратился рост ре­альной заработной платы рабочих.

В создавшейся обстановке все большее влияние, осо­бенно в фабзавкомах, профсоюзах и Советах, стали при­обретать большевики. Их лозунги, направленные на раз­жигание классовой ненависти, стали все более импони­ровать простым массам. Эсеры и меньшевики, стремясь разрядить ситуацию, добились принятия на I Всероссий­ском съезде Советов резолюции о доверии Временному правительству и запрещении готовившейся большевика­ми демонстрации 10 июня в знак протеста против реше­ния продолжать войну. ЦК РСДРП (б) был вынужден от­менить демонстрацию, но В.И. Ленин на совещании Петербургского комитета партии большевиков четко за­явил, что «рабочие должны трезво учесть, что о мирной демонстрации теперь речи быть не может».

I Всероссийский съезд Советов, добившись отмены демонстрации большевиков, назначил на 18 июня демон­страцию в поддержку правительства. Однако в шествиях в Петрограде, Риге, Иваново-Вознесенске и других горо­дах основными лозунгами были: «Долой 10 министров-капиталистов!», «Долой войну!», «Вся власть Советам!», «Хлеба, мира, свободы». Но развернув в тот же день наступление на фронте, правительство смогло с помощью национал-патриотов сбить антиправительственную волну. Однако вскоре третий (вторым был июньский), июльский кризис оно не пережило.

5. Июльский кризис Временного правительства. Конец двоевластия.

Решение Временного правительства о переходе в на­ступление на фронте, а также его компромиссное согла­шение с Центральной Радой, требовавшей широкой ав­тономии для Украины, ухудшение экономического поло­жения вызвали новый политический кризис. Кризис разразился 2 июля выходом из правительства кадетов в знак протеста против уступок украинским «сепаратистам». Чрезвычайную остроту он приобрел 3-4 июля, когда в столице прошла многотысячная вооруженная демонстра­ция солдат, матросов, рабочих с целью давления на ВЦИК для создания советского правительства. Однако ВЦИК объявил де­монстрацию «большевистским заговором» и отклонил требования масс. Главнокомандующий Петроградским военным округом приказал юнкерам и казакам разогнать демонстрантов. С этой же целью с Северного фронта прибыли войска численностью 15-16 тыс. человек. Командующему Балтийским флотом было приказа­но прислать в столицу боевые корабли, но тот не подчинился приказу. Члены контрреволюционных организаций («Военной лиги», Комитета борьбы с большевизмом и анархизмом и др.) обстреляли демонстрантов. Было убито 56 и ранено 650 человек. Петроград был объявлен на военном положении. Начались аре­сты большевиков, разоружение рабочих, расформирования «мятежных» воинских частей. 6 июля Керенский отдал приказ об аресте В. И. Ленина, который успел скрыться. Его обвинили как в организации «вооруженного мятежа», так и в шпионаже в пользу Германии. Одновременно лидеры ВЦИК признали за Временным правительством «неограниченные полномочия и неограниченную власть»

Двоевластие закончилось поражением Советов, но правительственный кризис не был разрешен. Он усугубился после полученного 7 июля сообщения о поражении на фронте и отступле­нии русских войск. Это привело к отставке премьер-министра Г. Е. Львова. Главой правительства стал А. Ф. Керенский. Правительст­венный кризис завершился созданием второй коалиции, в которой восемь мест было у капиталистов, семь — у социалистов.

Вторая коалиция просуществовала немногим более месяца (24 июля 26 августа) Ситуация развивалась в сторону военной диктатуры. Военному министру и министру внутренних дел были предоставлены исключительные полномочия по борьбе с рево­люционным движением. Новый Верховный главнокомандующий генерал Л. Г. Корнилов настаивал на введении смертной казни в тылу (на фронте она была введена 12 июля, чтобы сдержать от­ступление). Одновременно Главковерх стремился к отмене «Приказа №1», разлагавшего армию.

6. Выступление генерала Л.Г. Корнилова и общенациональный кризис.

Генерал Корнилов, являясь сторонником жесткого курса, совместно с комиссарами Временного правитель­ства при Ставке Б. В. Савинковым и М. М. Филоненко разработал особую записку (доклад) для правительства. В записке требовалось восстановить в полной мере дис­циплинарную власть, запретить митинги в армии, рас­пространить смертную казнь на тыловые части, создать для расформирования неповинующихся частей концент­рационные лагеря, объявить на военном положении же­лезные дороги, большинство заводов и шахт. Однако Ке­ренский, не отвергая в целом основные положения запи­ски, считал, что проведение их в жизнь вызовет возмуще­ние народа, что еще более усугубит положение прави­тельства.

Сведения о разногласиях между Керенским и Корни­ловым проникли в прессу. Меньшевики, эсеры и боль­шевики начали кампанию за смещение Верховного Глав­нокомандующего. Со своей стороны монархисты, кадеты и октябристы выступили в его поддержку. Против Кор­нилова было использовано и то, что он в преддверии наступления германских войск на Ригу отдал распоряже­ние о формировании Особой Петроградской армии для защиты Петрограда. С Юго-Западного фронта в район Великие Луки, Невель, Новосокольники перебрасыва­лись 3-й конный корпус генерала А. М. Крымова и Ту­земная («Дикая») дивизия, а с Северного фронта в район между Выборгом и Белоостровом намечалось перебро­сить 5-ю Кавказскую дивизию из состава 1-го конного корпуса.

12 августа в Москве открылось Государственное сове­щание, в котором приняло участие около 2,5 тыс. чело­век, в том числе 488 депутатов Государственной думы.

Керенский, выступая на совещании, призывал к един­ству и примирению всех общественных и политических сил, грозя «железом и кровью» раздавить все попытки сопротивления правительству. Генерал Л. Г. Корнилов предупреждал, что если в ближайшее время не будут приняты решительные меры, то фронт рухнет. Генерал А.М. Каледин, П. Н. Милюков, В.В. Шульгин предлага­ли ликвидировать Советы, общественные организации в армии, вести войну до победного конца. Н. С. Чхеидзе от имени ВЦИК предлагал программу оздоровления стра­ны, сочетавшую комплекс мер государственного контро­ля в экономике с сохранением основ капиталистического производства. Большевики распространили на совеща­нии декларацию об опасности делу революции со сторо­ны «помещиков и буржуазных партий».

После совещания А. Ф. Керенский, осознав явное усиление правых сил, поддерживавших ге­нерала Корнилова, сообщил ему о своем принципиаль­ном согласии с содержанием особой записки и поручил подготовить соответствующие законопроекты. При по­средничестве Савинкова была достигнута договоренность о выделении Петрограда и его окрестностей из пределов Петроградского военного округа, который был подчинен Ставке. 19 августа германские войска нанесли поражение 12-й армии Северного фронта и на следующий день овладели Ригой, создав угрозу продвижения к Петрогра­ду. В этой связи усилились обвинения в адрес Ставки и Корнилова в «предательстве» и «терроризировании Вре­менного правительства», чтобы, как писали «Известия», заставить его принять меры «против революционной де­мократии». В то же время резкая критика в адрес прави­тельства и твердая поддержка Корнилова прозвучали со стороны Главного комитета офицерского союза, Совета союза казачьих войск, Союза георгиевских кавалеров и др.

Большевики на VI съезде (26 июля — 3 августа) взяли курс на вооруженное восстание. Причем оно намечалось не позже сентября—октября. Савинков на встрече с Кор­ниловым заявил, что 28—29 августа в Петрограде ожида­ется серьезное выступление большевиков. Поэтому он попросил отдать распоряжение о том, чтобы 3-й конный корпус был подтянут ближе к Петрограду. 26 августа Са­винков пытался убедить Керенского подписать законо­проект, подготовленный на основе записок Корнилова, а последнего подчиниться правительству.

Верховный Главнокомандующий сообщил Б.В. Са­винкову, что 3-й конный корпус сосредоточится в окрест­ностях Петрограда к вечеру 28 августа и просил объявить Петроград на военном положении 29 августа. Бывший обер-прокурор Синода В.Н. Львов, выступив посредни­ком между главой правительства и Верховным Главноко­мандующим, передал А. Ф. Керенскому просьбу Корни­лова в таком изложении: объявить Петроград на военном положении, передать всю власть Верховному Главноко­мандующему, отправить в отставку всех министров. В от­вет Керенский отказался от дальнейших переговоров, а утром 27 августа отправил в Ставку телеграмму с пред­писанием Корнилову сдать должность генералу А. С. Лукомскому и прибыть в Петроград. Корнилов не подчи­нился и утром 28 августа передал по радио заявление, в котором обвинил Временное правительство в действиях «в полном согласии с планами германского генерального штаба», призвал всех русских людей «к спасению уми­рающей Родины», поклялся, что доведет народ «путем победы над врагом» до Учредительного собрания.

Когда все это стало известно Временному правитель­ству, оно объявило генерала мятежником. Войсковые ко­митеты Западного фронта блокировали Ставку, а Юго-Западного фронта произвели аресты высших начальни­ков. ЦК РСДРП (б) призвал рабочих и солдат Петрограда на защиту революции. На пути движения 3-го конного корпуса строились заграждения, разбирались рельсы. На вооружение трудового Петрограда было передано из арсенала более 20 тыс. винтовок, что позднее сыграло решающую роль в организации Октябрьского вооруженного восстания. К 30 августа корниловские части были остановлены, в них началось разложение. 1 сентября Временное правительство арестовало Корни­лова. Верховным Главнокомандующим был назначен А.Ф. Керенский, одновременно он возглавил Совет пя­ти (Директорию), которому Временное правительство передало власть. Попытка правого государственного перево­рота оказалась неудачной. В результате еще более окрепли ле­вые силы, составив новую реальную опасность для Временного правительства. 1 сентября Россия была провозглашена Российской Республикой, но это не смогло изменить дальнейший ход революции.

§6. Москва на пути от Февраля к Октябрю

В Москве органом Временного прави­тельства был так называемый Комитет общественных организаций. Временное правительство назначило в Москву и своего комиссара. Действовала избран­ная еще до революции городская дума. Позже, после выборов (в июне 1917 г.) нового состава думы, Комитет обще­ственных организаций прекратил свою деятельность.

С утра 1(14) марта 1917 г. в здание городской думы на Воскресенской пло­щади (ныне площадь Революции) стали собираться члены Московского Совета рабочих депутатов. Здесь в 12 часов открылось его первое заседание. (В дальнейшем местом пребывания Московского Совета стал бывший гене­рал-губернаторский дворец на Твер­ское улице.)

4(17) марта состоялось первое заседа­ние Совета солдатских депутатов. В от­личие от Петрограда в Москве Совет рабочих и Совет солдатских депутатов до ноября 1917 г. не были объединены.

В Москве возникли и районные Сове­ты, члены которых были настроены особенно революционно.

Ведущей силой, поднимавшей трудя­щихся Москвы на борьбу, сплачивав­шей их под знаменем революции, были большевики. Их влияние в массах неук­лонно росло. Росла и численность Мос­ковской партийной организации. В на­чале апреля на общегородской партий­ной конференции было представлено около 6000 членов партии; в мае число их в Москве составило 10 000, в конце июля— 15 000, а в октябре уже 20 000.

Среди руководителей московских большевиков были видные деятели пар­тии, имевшие опыт революционной борьбы: А. С. Ведерников, М. Ф. Владимирский, Р. С. Землячка (Самойло­ва), В. А. Обух, М. С. Ольминский, В. Н. Подбельский, М. Н. Покровский, О. А. Пятницкий, И. И. Скворцов-Степанов, П. Г. Смидович, Е. М. Яро­славский.

Бывший рабочий-красилыцик Богородско-Глуховской мануфактуры В.П. Ногин уже в февральские дни стал одним из организаторов Москов­ского Совета, а в сентябре 1917 г. — его первым большевистским председате­лем. Весь свой недюжинный талант, всю свою энергию отдал делу револю­ции старый большевик-подпольщик, ученый-астроном, профессор Москов­ского университета П. К. Штернберг. Пламенным оратором и великолепным организатором был Г. А. Усиевич. Это лишь небольшая часть замечательной когорты московских большевиков, раз­вертывавших свою деятельность под руководством Центрального Комитета партии во главе с гениальным вождем революции Владимиром Ильичем Лениным.

В авангарде революционного движе­ния в стране выступал героический пролетариат России. Рабочие усиливали забастовочную борьбу с капиталиста­ми, шли в первых рядах всех политиче­ских выступлений трудящихся, вооду­шевляли своим примером крестьян и солдат, показывали образцы энергии и инициативы, всемерно повышали свою организованность.

С первых дней марта 1917 г. рабочие ряда фабрик и заводов стали явочным порядком вводить 8-часовой рабочий день. В Москве одними из первых осуществили эту меру рабочие завода Михельсона (ныне завод имени Влади­мира Ильича). Вслед за михельсоновцами установили 8-часовую смену их со­седи—рабочие завода Бромлея («Красный пролетарий»), затем рабочие завода Гужона («Серп и молот»). К 18(31) марта большинство крупных предприятий Басманного и Ро­гожского районов, треть всех заводов и фабрик Пресни работали по 8 часов в смену. В конце марта Московский Со­вет ввел 8-часовой рабочий день на всех предприятиях города.

В последующие месяцы борьба меж­ду трудом и капиталом все более обо­стрялась. Капиталисты закрывали фаб­рики и заводы, отказывались повышать заработную плату, несмотря на нара­ставшую инфляцию. Рабочие бастова­ли, требуя улучшения экономического положения. 400-тысячная армия проле­тариата Москвы все активнее и решительнее выступала за свои права. Рабо­чие не ограничивались экономическими требованиями—они выдвигали поли­тические, отстаивая лозунг передачи всей власти Советам. С мая—июня московские рабочие развернули борьбу за введение на предприятиях рабочего контроля.

Революционный процесс развивался по нарастающей. В конце апреля разра­зился первый после Февральской рево­люции политический кризис. Солдаты и рабочие Петрограда выступили против ноты министра иностранных дел Милю­кова, в которой высказывалось намере­ние продолжать империалистическую войну до победного конца. Москвичи активно поддержали революционную столицу. 21-22 апреля (4-5 мая) в городе проходили митинги и демонстра­ции. Всюду раздавались призывы по­кончить с ненавистной войной, передать всю власть Советам.

«Москва 21 апреля бурлила в котле политических страстей...» — сообщал корреспондент «Правды». В этот день настроение Москвы напоминало «кипя­щий Петроград».

Москва поддержала Петроград и во время бурных событий второй полови­ны июня—начала июля. 18 июня (1 июля) во всех районах города состо­ялись митинги рабочих и солдат. Они проходили почти исключительно под большевистскими лозунгами: «Вся власть Советам!», «Полный разрыв с буржуазией!». 4(17) июля значительная часть рабочих вышла на демонстрацию.

Буржуазное Временное правитель­ство, обрушив в июле войска на мир­ную демонстрацию в Петрограде, по­кончило при попустительстве меньше­виков и эсеров с двоевластием. Буржу­азия добилась единовластия. Прави­тельство, вставшее на путь насилия над народом, уже нельзя было отстранить мирным путем. Таким образом, этап мирного развития революции закон­чился.

VI съезд большевистской партии, со­стоявшийся в Петрограде 26 июля— 3 августа (8—16 августа) 1917 г., кон­статировав это обстоятельство, взял курс на вооруженное восстание. Это не означало призыва к немедленному штурму, для которого еще не было необходимых условий. Готовиться к штурму, приближать его час, собирать силы, быть во всеоружии, когда насту­пит решающий момент,—так определи­ла свою линию партия.

В Манифесте съезда (рис. 4) звучал пламен­ный призыв: «Готовьтесь же к новым битвам, наши боевые товарищи! Стой­ко, мужественно и спокойно, не подда­ваясь на провокацию, копите силы, стройтесь в боевые колонны! Под зна­мя партии, пролетарии и солдаты! Под наше знамя, угнетенные деревни!»


По вопросам получения рисунков mail to kovchegin_igor@rambler.ru

Рисунок 4. Манифест VI съезда Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков) Август 1917

Подошла осень. Более полугода прошло с тех пор, как победила Февральская революция. Но положение на­рода становилось все хуже и хуже. Экономическая разруха усиливалась. Продолжавшаяся война вызывала все большую ненависть всего народа, преж­де всего рабочих и крестьян в солдат­ских шинелях. К осени достигло апогея крестьянское движение. По существу в стране развернулось крестьянское восстание. Это было, как отмечал В.И. Ленин, фактом величайшего по­литического значения. Один этот факт со всей убедительностью свидетель­ствовал о наличии общенационального кризиса, о том, что дело подошло «к последней черте».

Вслед за Петроградским Советом ру­ководство к большевикам перешло и в Московском Совете. 5(18) сентября объединенное заседание Советов рабо­чих и солдатских депутатов Москвы приняло большевистскую резолюцию «О власти», в которой говорилось о необходимости передачи власти в руки Советов.

19 сентября (2 октября) состоялись перевыборы исполкома и президиума Московского Совета рабочих депута­тов. Большевики получили в исполкоме более половины мест. Председателем Совета стал В. П. Ногин. Одновремен­но большевики укрепили свои позиции в исполкоме Московского Совета сол­датских депутатов.

Крупного успеха добились большеви­ки и на выборах в районные думы Москвы, проходивших в конце сентяб­ря. Кандидаты большевистской партии получили более 50% голосов. Выборы стали важным показателем политиче­ского настроения не только в Москве, но и во всей стране. В.И. Ленин писал:

«Это голосование на выборах в район­ные думы в Москве является вообще одним из наиболее поразительных сим­птомов глубочайшего поворота в обще­национальном настроении».

§7. Общенациональный кризис – причина Октябрьской революции.

Основной особенностью исторического развития России весной-осенью 1917 г. было нарастание общенационального кризиса. Он проявился в обострении экономического кризиса, локаутах промышленников, росте стачечного движения, погромах в деревне, волнениях в армии, усилении национального и регио­нального сепаратизма

Экономическое положение России за 1917 г. резко ухудши­лось. Разруха, начатая в 1915 г, распространилась на все отрасли и сферы народного хозяйства, приобрела всероссийский характер, дезорганизовала экономическую жизнь страны. Валовая продук­ция фабрично-заводской промышленности за 1917 г. сократилась на 36,4% по сравнению с 1916 г. С 1 марта по 1 октября 1917 г. было закрыто 799 предприятий: фабрик, заводов, шахт, рудников. Многие из них были закрыты промышленниками для борьбы с рабочими. Капитал использовал локауты для политического на­ступления на труд.

Топливный голод привел в расстройство железнодорожный транспорт. К октябрю 1917 г. железнодорожное движение на наи­более важных направлениях (Петроград, Москва) было почти парализовано.

Хозяйственная разруха проявилась в разрыве экономических связей между городом и деревней. Почти прекратились поставки промышленных изделий в деревню. Деревня бойкотировала го­род. Валовой сбор зерна в 1917 г. составил 3,5 млрд. пудов про­тив 3,6 в 1916 г. и 4 млрд. в довоенный период.

Активное печатание бумажных денег, не имевших товарного покрытия, подорвало покупательную способность рубля: перед Февральской революцией она была равна 27 копейкам, перед Октябрьской — 6-7 копейкам. Реальная зарплата рабочих к октябрю упала до 40-50% от довоенного уровня. Для защиты своих эко­номических интересов рабочие снова втягивались в стачечное движение, которое весной 1917 г. практически было свернуто. В сентябре-октябре в стачках участвовало около 2,4 млн. человек. Часто рабочие забастовки носили политический характер. Этому способствовали большевики, стремившиеся направить недоволь­ство рабочих в антиправительственное русло.

Росло крестьянское движение за раздел земли и отмену частной собственности. За сентябрь-октябрь только в 26 губерниях Евро­пейской России произошло свыше 3500 крестьянских выступлений. Многие выступления были направлены против сельских торговцев, но большинство — против помещиков: делили и запахивали землю, резали и угоняли скот, громили и жгли усадьбы, ломали и захваты­вали орудия, расхищали и уничтожали продовольственные запасы, рубили леса и сады, иногда убивали. Против крестьянских «бунтов» правительство направляло карательные экспедиции. Но для повсе­местного подавления выступлений у правительства не хватало войск, хотя они и были усилены сельской милицией.

На почве голода часто происходили и солдатские волнения. Бспьшую известность получил бунт солдат ташкентского гарни­зона (12-24 сентября 1917г.)

Некоторые города осенью 1917 г. уже находились во власти Советов.

На фронте, в действующей армии солдаты требовали устранить высший командный состав, замешанный в корниловском выступ­лении, наладить продовольственное снабжение. Главным же стало требование мира. В сентябре пала Рига, немцы захватили Рижский залив. Под угрозой оказался Петроград. Руководство страны обсу­ждало план перевода столицы в Москву; противники правительства заговорили об измене, планах сдачи революционной столицы нем­цам, ускорили подготовку к свержению правительства.

§8. Октябрьская революция в Петрограде: подготовка и проведение вооруженного переворота.

1. Причины оживления деятельности большевиков.

Провал военного мятежа генерала Корнилова привел к резкому обострению политической ситуации в револю­ционной России. Наиболее радикальные правые силы, мечтающие о восстановлении порядка в стране, потерпе­ли сокрушительное поражение. Центр политического притяжения резко сдвинулся влево. Кадеты, фактически поддержавшие мятежный генералитет и ушедшие в от­ставку из второго коалиционного состава Временного правительства в самый разгар кризиса (27 августа), ока­зались полностью дискредитированы в глазах широких масс. В это время настроения рабочих и солдат стреми­тельно радикализировались, и главными причинами этого были не только последствия корниловщины и дальней­шее ухудшение материального положения, но и очевид­ная неспособность Временного правительства, возглав­ляемого А.Ф. Керенским, осуществить социально-поли­тические преобразования, которых широкие массы насе­ления России с нетерпением ожидали после свержения монархии. Активное участие большевиков в подавлении корниловского выступления привело к необычайному росту их популярности. С партии фактически были сня­ты обвинения в пособничестве германскому командова­нию. Большевизм, который, по оценке его лидеров, на­ходился в критическом состоянии, необычайно укрепил­ся в общероссийском политическом процессе. Так, если в апреле 1917 г. в партии насчитывалось около 80 тыс. членов, то к октябрю того же года в ее рядах по разным оценкам было уже от 200 до 300 тыс. человек. При этом, в отличие от меньшевиков и эсеров, РСДРП (б) имела единую прочную и разветвленную партийную структуру, ее агитаторы активно действовали как на фронте, так и в тылу. Помимо этого большевикам удалось установить твердый контроль в вооруженных отрядах Красной гвар­дии, созданных в период борьбы с контрреволюцией.

Два осенних месяца 1917 г., отделявшие разгром кор­ниловского путча от взятия большевиками власти в стра­не, были отмечены ускоряющимся процессом распада общества и самих основ государственности, отягощенно­го острейшим экономическим и финансовым кризисом.

Корниловщина еще более усилила разложение дейст­вующей армии. Наплыв в деревню дезертиров и солдат-от­пускников способствовал нарастанию крестьянского движения. Особого размаха аграрные беспорядки достиг­ли в губерниях Центральной России, а также на Украине и в Белоруссии. Правительство пыталось сбить накал крестьянских бунтов, направляя в деревню регулярные войска. Но их использование в борьбе с захватами поме­щичьих земель, разгромах и поджогах усадеб, присваива­нии крестьянами господского имущества и сельскохо­зяйственного инвентаря все чаще оборачивалось актами массового солдатского неповиновения, их отказа в по­давлении крестьянских беспорядков. В это время боль­шевики резко усилили свое влияние в деревне, открыто призывая крестьян к насильственному решению аграрно­го вопроса — захвату помещичьих земель.

В сентябре—октябре 1917 г. увеличился накал забас­товочной борьбы, охватившей в этот период около 2,5 млн. человек (в 7,7 раза больше, чем весной 1917 г.). Рабочие протестовали против локаутов, требовали установления рабочего контроля за производством, отставки прави­тельства и перехода всей власти в руки Советов, что сви­детельствовало о внедрении большевистских лозунгов и в рабочую среду.

В то время как сила и влияние большевиков все более росли, другие политические партии испытывали серьез­ный кризис. Доверие низов российского общества утра­тили кадеты, которые провозгласили основой своей так­тики противодействие наступлению большевиков. Зна­чительное число своих приверженцев оттолкнули меньшевики и эсеры, лидеры которых в большинстве своем по-прежнему были против создания однородного соци­алистического правительства и склонялись к коалиции с цензовыми (т. е. имущими) элементами и либералами. Отнюдь не способствовало усилению позиций эсеров и то, что в октябре 1917 г. среди них произошел раскол и из партии выделилось ее левое крыло (будущая партия ле­вых эсеров).

Массовое принятие широкими слоями российского общества большевистских лозунгов и идей сопровожда­лось успехами большевиков в усилении представительст­ва в органах власти. После разгрома корниловщины на местах началась большевизация Советов. 31 августа боль­шевистскую резолюцию о власти, предусматривающую отказ от любых коалиций с кадетами и цензовыми эле­ментами, а также переход власти в руки представителей революционных рабочих и крестьян, принял Петроград­ский Совет. 9 сентября Исполком Петросовета, в кото­ром преобладали меньшевики и эсеры, оказался в мень­шинстве, председателем Совета стал Л.Д. Троцкий. 5 сен­тября большевистскую резолюцию поддержал Москов­ский Совет рабочих депутатов, и 19 сентября его Исполком возглавил большевик В.П. Ногин. Всего же за первую половину сентября резолюцию о передаче власти Советам поддержали около 80 Советов крупных и сред­них городов.

Эти события дали В.И. Ленину повод рассчитывать на мирное развитие революции. В начале сентября он пред­ложил пойти на политический компромисс с меньшеви­ками и эсерами, с тем чтобы они сформировали ответст­венное перед Советами правительство, а большевики от­казались бы от лозунга перехода власти к пролетариату и беднейшему крестьянству и от революционных методов борьбы за осуществление этого требования. Однако из-за недоверия к большевикам и боязни контрреволюции ли­деры подавляющей части меньшевиков и эсеров отказа­лись идти на блок с РСДРП (б).

2. Курс большевиков на вооруженное восстание

В середине сентября – начале октября 1917 г. Россия вплотную приблизилась к великому историческо­му рубежу. Стало не только возмож­ным, но и необходимым вооруженное восстание с целью свержения господ­ства капитала, спасения страны от надвинувшейся катастрофы, выхода на но­вые исторические пути.

15 сентября Ленин обратился в ЦК РСДРП (б), Пет­роградский и Московский комитеты с призывом к воору­женному восстанию. Лидер большевизма полагал, что Ев­ропа стоит накануне «всемирной пролетарской революции» и что соотношение сил в стране благоприятствует вооруженному захвату власти. Промедление же даст про­тивникам революционного переворота возможность пе­регруппировать силы, и момент будет упущен. Однако Ленина не поддержали даже наиболее радикально на­строенные члены ЦК. Все были уверены, что условия для восстания еще не созрели и что только съезд Советов мо­жет придать новому правительству законный характер. Две недели спустя Ленин прибегнул к ультиматуму: он пригрозил выйти из ЦК, оставив за собой свободу агита­ции в партийных низах на съезде партии. В заявлении, поданном в ЦК, Л. Б. Каменев заявил: «Уход из Предпарламента «предопределяет тактику пар­тии на ближайший срок в направлении, которое я лично считаю весьма опасным для партии»»25. Он имел в виду во­оруженное восстание.

Твердость и настойчивость Ленина возымели свое дей­ствие. Часть большевистских лидеров пересмотрела свои позиции. 7 октября после заявления Троцкого о контррево­люционном характере Временного правительства и Пред­парламента, или Демократического совещания — предста­вительного органа, созванного для поиска путей общест­венного компромисса, большевики покинули Предпарла­мент. Троцкий, невзирая на открытую обструкцию правой части Предпарламента, зачитал декларацию об уходе большевиков. Она за­канчивалась словами: «Покидая Временный Совет, мы взы­ваем к бдительности и мужеству рабочих, солдат и крестьян всей России. Петроград в опасности! Революция в опаснос­ти! Народ в опасности! Правительство усугубляет эту опасность. Правящие партии помогают ему. Только сам народ может спасти себя и страну. Мы обращаемся к народу. Вся власть Советам! Вся власть народу! Да здравствует немедленный, честный, демократический мир!»26 Уход большевиков из Предпарламента стал одним из важнейших событий 1917 года. Он означал, что в борьбе за передачу власти Советам они бесповоротно порывают с другими социалистическими партиями, так и не решив­шимися разорвать блок с буржуазией. И уже 8 октября и вплоть до 25 октября Петроград был охвачен слухами о готовящемся больше­виками вооруженном восстании.

В действительности же окончательный курс на воору­женный захват власти был принят на заседаниях ЦК большевистской партии 10 и 15 октября после острейших дискуссий. Из протокола заседания ЦК РСДРП (б) 10 октября 1917 г.: «Тов. Ленин констатирует, что с начала сентября замечается какое-то равнодушие к вопросу о восстании. Между тем это недопустимо, если мы серьезно ставим лозунг о захвате власти Советами. Поэтому давно уже надо обратить внимание на техническую сторону вопроса. Теперь же, по-видимому, время значительно упущено. Тем не менее вопрос стоит очень остро, и решительный момент близок»27. Против восстания выступили Л.Б. Каменев и Г.В. Зиновьев, которые утверждали, что власть следует брать мирным путем, используя выборы в Учредительное собрание, с опорой на большевизированные Советы. «...Данных за восстание, — утверждал Каменев, — теперь нет... Здесь борются две тактики: тактика заговора и тактика веры в русскую революцию»28. Не имея возможности опубликовать свои взгляды в больше­вистской прессе, Каменев и Зиновьев поместили свою статью, осуждающую идею вооруженного переворота, на страницах «Новой жизни». Эта статья косвенно подтвер­дила информацию о подготовке большевистского восста­ния и взволновала общественное мнение.   Из письма Ленина к членам партии большевиков: «Товарищи! Я не имел еще возможности получить питерские газеты от среды, 18 октября. Когда мне передали по телефону полный текст выступления Каменева и Зиновьева в непартийной газете «Новая Жизнь», то я отказался верить этому. Но сомнения оказались невозможны, и я вынужден воспользоваться случаем, чтобы доставить это письмо членам партии к четвергу вечером или к пятнице утром, ибо молчать перед фактом такого неслыханного штрейкбрехерства было бы преступлением... Трудное время. Тяжелая задача. Тяжелая измена. И все же таки задача будет решена, рабочие сплотятся, крестьянское восстание и крайнее нетерпение солдат на фронте сделают свое дело! Теснее сплотим ряды, — пролетариат должен победить!»29 Ленин назвал Каменева и Зиновьева предателями и потребовал исклю­чения обоих из партии. ЦК ограничился тем, что запре­тил им публично выступать против решений централь­ного органа.

Временное правительство, ВЦИК, руководство раз­личных политических партий непрерывно заседали, пы­таясь предотвратить готовящееся восстание. Но из-за внутренних разногласий и расколов они не могли проти­востоять энергичной наступательной линии большеви­ков. Кадеты попытались организовать создание воору­женных формирований, способных противостоять рабо­чей Красной гвардии, активизировали работу в армии. Однако результаты их усилий оказались недостаточны для того, чтобы дать жесткий отпор большевикам. Мень­шевики-интернационалисты и левые эсеры, пытаясь по­мешать восстанию и в то же время предотвратить контр­революцию, провели 24 октября на заседании Предпар­ламента резолюцию, в которой потребовали от Времен­ного правительства немедленно заявить о начале мирных переговоров с Германией и передаче земли крестьянам. Резолюция Керенским была отвергнута.

Временное правительство принимало меры для нейт­рализации революционных войск в Петрограде. Керен­ский приказал отправить ставшие ненадежными части Петроградского гарнизона на фронт. Но эта мера запоз­дала: солдаты отказались подчиниться приказу и заявили о своей поддержке Советов и недоверии правительству. Матросы Балтийского флота еще в конце сентября за­явили о неподчинении приказам правительства.

Между тем 12 октября Петроградский Совет по ини­циативе Троцкого создал Военно-революционный комитет (ВРК), состоявший из большевиков и левых эсеров и ставший штабом по подготовке вооруженного восстания. В ответ на попытку Керенского стянуть к столице нем­ногочисленные верные Временному правительству вой­ска ВРК 20 сентября направил во все воинские части Петроградского гарнизона своих комиссаров. Не подпи­санные ими приказы объявлялись недействительными. 22 сентября Временное правительство окончательно по­теряло контроль над столичным гарнизоном. Верность ему сохранили лишь немногочисленные части юнкеров, казаков и т.д. Керенский, переоценив оставшиеся в его распоряжении силы, отдал приказ в ночь на 24 октября занять Смольный, закрыть большевистские газеты «Сол­дат» и «Рабочий путь» и арестовать членов Петроградско­го ВРК.

Утром 24 октября ЦК РСДРП (б) и ВРК в ответ на раз­гром юнкерами типографии газеты «Рабочий путь» приняли меры по обороне и нейтрализации частей Времен­ного правительства. Постепенно активная оборона пере­шла в наступление, и к вечеру 24 октября вооруженные отряды Красной гвардии, революционных солдат и мат­росов Балтийского флота заняли наиболее важные в во­енном и стратегическом отношении точки в столице — вокзалы, мосты, электростанции, телеграф. К утру 25 ок­тября войсками ВРК было захвачено большинство клю­чевых объектов Петрограда, днем они окружили Мариинский дворец и разогнали заседавший там Предпарла­мент. К этому моменту Керенский покинул Петроград, отправившись в штаб Северного фронта в Псков, чтобы привести оттуда карательные войска. В 10 часов утра по инициативе Ленина было опубликовано воззвание ВРК «К гражданам России» (рис. 5). В нем объявлялось о низложении Временного правительства и переходе власти в руки большевиков. Следует отметить, что большинство пет­роградцев даже не подозревали о происходящем в городе перевороте. Накануне столица жила обычной жизнью: работали предприятия, магазины, рестораны, театры. Во­оруженное восстание развивалось практически без кро­вопролития.

По вопросам получения рисунков mail to kovchegin_igor@rambler.ru


Рисунок 5. «К гражданам России!» Воззвание Петроградского ВРК. 25 октября (7 ноября) 1917 г.

Однако Зимний дворец, где заседало Временное пра­вительство, еще не был взят. Руководители ВРК стреми­лись избежать лишних жертв и предпочитали выждать, пока не поредеют окончательно ряды правительственных войск, явно не склонных защищать находящихся во двор­це министров. В 19 часов министрам был предъявлен уль­тиматум о сдаче. После его отклонения в 21 час 40 мин из Петропавловской крепости и с крейсера «Аврора» были произведены холостые артиллерийские выстрелы. Часть охраны Зимнего дворца — юнкера, казаки и полурота женского батальона после этого сдались. Оставшимся вновь был предъявлен ультиматум, а после отказа сдаться снова начался обстрел. Защитники дворца были оконча­тельно деморализованы и организованного сопротивле­ния не оказали. Отряды ВРК проникли в Зимний и около 2 часов ночи арестовали министров Временного прави­тельства. Победа большевиков была полной и почти бес­кровной. В ходе вооруженного штурма дворца погибли всего 6 человек. Вместе с тем взятие большевиками власти в столице еще не означало их полной и окончательной победы во всей стране, погруженной в политический ха­ос. Вооруженное восстание, по сути, имело характер вер­хушечного и нелегитимного государственного переворо­та. Поэтому лидерам большевиков было крайне важно закрепить свой успех на формально-правовой основе ус­тановления в стране власти Советов (рис. 6).

В связи с этим, когда практически весь Петроград уже находился под контролем ВРК, около 11 часов вечера открылся II Всероссийский съезд Советов рабочих и сол­датских депутатов. Из 670 делегатов съезда, представ­лявших около 17 млн российских граждан, около поло­вины (338 мандатов) принадлежало большевикам. Поэто­му лидерам большевизма было крайне важно перетянуть на свою сторону часть делегатов левосоциалистических партий.

Поначалу съезд практически единодушно поддержал предложе­ние меньшевика-интернационали­ста Ю. О. Мар­това о мирном разре­шении кризиса и о начале перегово­ров с целью создания коалиционного демократического правительства. Но наметившееся было единство соци­алистического

По вопросам получения рисунков mail to kovchegin_igor@rambler.ru


Рисунок 6. Радиотелеграмма из Петрограда в Москву о свержении Временного правительства. 26 октября (8 ноября) 1917 г.

фронта России оказа­лось разрушено не­сколькими высту­плениями меньшевиков и правых эсе­ров, которые подвергли жесткой критике действия ВРК и большеви­ков, назвав происходившее в сто­лице восстание авантюрой и загово­ром, ведущим к гражданской войне. Не получив поддержки, меньшевики, правые эсеры и бундовцы покинули съезд, сложили свои полномочия и тем самым укрепили позиции тех большевиков, которые не были склонны к компромиссу. Последняя возмож­ность достичь согласия ме­жду социалистическими пар­тиями рухнула после пламенной речи Троцкого, в которой он резко высмеял позицию Мартова и его сторонников. Возму­щенные меньшевики-интернационалисты также по­кинули съезд. Ленин выступил с воззванием, которое провозгласило установление в России власти Советов: «Съезд поста­новляет: вся власть на местах перехо­дит к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов...»30 Так была закреплена победа социали­стической революции. Так было декре­тировано свержение господства буржу­азии и стало фактом создание первого в мире государства рабочих и крестьян. Вечером 26 октября съезд принял первые документы новой власти — декреты «О мире» и «О земле», а также об­разовал временное рабоче-крестьянское правительство — Совет Народных Комиссаров (СНК), состоявшего в основ­ном из большевиков, поскольку левые эсеры еще колеба­лись по вопросу о вхождении в СНК. Председателем СНК стал В.И. Ленин.

§8. Окончательный этап Революции – победа Октября в Москве.

В большинстве крупных промышлен­ных центров власть перешла в руки Советов мирным путем. Однако в ряде мест контрреволюция оказала трудя­щимся вооруженное сопротивление. Так произошло и в Москве, где уста­новление Советской власти проходило в ожесточенной борьбе, потребовало многих усилий и жертв (рис. 7).


По вопросам получения рисунков mail to kovchegin_igor@rambler.ru

Рисунок 7. Установление Советской власти в Москве. 25 октября – 2 ноября (7 – 15 ноября) 1917 г.

В распоряжении контрреволюции здесь оказались значительные силы— от 15 000 до 20 000 человек, хорошо обученных и вооруженных. Это были скопившиеся в Москве офицеры, юнке­ра из военных училищ (Александров­ского и Алексеевского) и школ прапор­щиков, отряды буржуазной учащейся молодежи.

Городская дума создала контррево­люционный штаб – «Комитет обще­ственной безопасности». Его председа­телем стал городской голова эсер В. Руднев. В комитет вошел и команду­ющий войсками Московского военного округа полковник К. Рябцев. Вечером 27 октября (9 ноября) Рябцев объявил Москву на военном положении и потре­бовал разоружения революционных ча­стей, угрожая в противном случае на­чать артиллерийский обстрел здания Московского Совета. Юнкера стали за­нимать стратегические позиции города. На Красной площади произошло первое вооруженное столкновение. Отряд ре­волюционных солдат («двинцев») дви­гался из Замоскворечья к Моссовету. Юнкера преградили ему дорогу и предложили сдать оружие. Солдатам при­шлось пробиваться с боем. В схватке был смертельно ранен командир отря­да Е.Н. Сапунов; погибли многие дру­гие «двинцы». Так на улицах Москвы пролилась первая кровь.

Контрреволюция в Москве не оста­навливалась перед крайними средства­ми, прибегала к массовым расстрелам пленных. Захватив утром 28 октября (10 ноября) Кремль, юнкера выстроили перед воротами Арсенала безоружных солдат революционного 56-го полка. Раздались отрывистые слова команды, и пулеметные очереди начали косить ряды солдат (ныне посетители Кремля видят справа от входа в здание Арсенала памятную доску, установленную в 1927 г.).

Вооруженная борьба в Москве продолжалась почти 7 дней. В то же время с 28 октября (10 ноября) по при­зыву Московского комитета партии большевиков, Военно-революционного комитета и Центрального бюро проф­союзов в городе началась всеобщая политическая забастовка.

Московский комитет партии и Воен­но-революционный комитет (ВРК), ко­торый был создан Моссоветом 25 ок­тября (7 ноября), подняли рабочих и солдат Московского гарнизона. Приказ ВРК по войскам гарнизона гласил:

«1) Весь Московский гарнизон немед­ленно должен быть приведен в боевую готовность. Каждая воинская часть должна быть готова выступить по пер­вому приказанию Военно-революцион­ного комитета. 2) Никакие приказы и распоряжения, не исходящие от Во­енно-революционного комитета или не скрепленные его подписью, исполне­нию не подлежат»31.

В Московском ВРК активную работу проводили большевики А.С. Ведерни­ков, Г.А. Усиевич, П.Г. Смидович, А.Я. Аросев и др. А.С. Ведерников командовал московской Красной гвар­дией. В районах города—Пресненском, Замоскворецком, Басманном, Бутыр­ском, Городском, Железнодорожном, Благуше-Лефортовском, Рогожском, Сущевско-Марьинском, Симоновском, Сокольническо-Богородском, Хамовни-ческо-Дорогомиловском — мобилиза­цию революционных сил осуществляли местные ВРК. Среди вожаков восста­ния в районах были А.А. Алешин, П.П. Щербаков, Р.С. Землячка, И.В. Русаков, Е.М. Маленков, П.Г. Добрынин, П.К. Штернберг, А.С. Савельев, О.А. Баренцева, Т.Ф. Людвинская, Д.И. Ефремов. Около 30 000 красногвардейцев и ре­волюционных солдат вступили в борьбу за Советскую власть.

В различных концах огромного горо­да с двухмиллионным населением, рас­кинувшегося на 233 кв. км, развертыва­лись упорные бои. Особенно острые схватки происходили в районе улиц Остоженки и Пречистенки, где находился штаб Московского воен­ного округа, у Никитских ворот, на Страстной площади (ныне Пушкин­ская), у гостиницы «Метрополь» и здания городской думы. Успешно дей­ствовал в районе Остоженки отряд под командой А.А. Померанцева. Красно­гвардейский отряд Замоскворецкого трамвайного парка под руководством секретаря партийной ячейки П.Л. Апакова создал импровизированные «бро­непоезда» из грузовых вагонов, обло­женных листами железа и мешками с песком.

У рабочих не хватало оружия. Прав­да, еще до начала вооруженной борьбы на отдельных предприятиях рабочие сами стали производить ручные гранаты и бомбы. Но этого было недоста­точно. Многие красногвардейцы оста­вались безоружными. 28 октября (10 ноября) рабочий-красногвардеец М.Н. Маркин обнаружил на железно­дорожных путях в Сокольниках не­сколько вагонов, в которых оказалось 40 000 винтовок. Немедленно была ор­ганизована их переброска в районы. Эти винтовки восполнили недостаток оружия.

Немало славных сыновей и дочерей Москвы пали смертью храбрых в раз­вернувшихся боях. Трудящиеся Москвы свято хранят память о моло­дом бесстрашном красногвардейском командире Петре Добрынине, смертель­но раненном в бою у Зачатьевского монастыря; о смелой и скромной де­вушке, одной из руководительниц рабо­чей молодежи Москвы, Люсик Лисиновой и многих других героях борьбы за власть Советов.

Ожесточенное сопротивление контр­революционных сил не испугало московских рабочих. Большевики Москвы, несмотря на колебания от­дельных членов руководства, успешно мобилизовали силы Красной гвардии и революционных солдат, подняли массы на разгром контрреволюции. На по­мощь москвичам из Петрограда по ука­занию В.И. Ленина были направлены отряды красногвардейцев и балтийских матросов. В Москву прибыли красно­гвардейцы и солдаты из других рабо­чих центров — Владимира, Иваново-Вознесенска, Шуи, Твери, Коврова, из подмосковных городов—Мытищ, Сер­пухова, Подольска и др.

2(15) ноября «Комитет общественной безопасности» капитулировал. Ранним утром 3(16) ноября революционные сол­даты и красногвардейцы вступили в Кремль.

«... Враги народа, поднявшие воору­женную руку против революции, разби­ты наголову, — говорилось в манифесте Московского военно-революционного комитета, опубликованном 4(17) нояб­ря. — Они сдались и обезоружены. Ценою крови мужественных борцов — солдат и рабочих —была достигнута победа. В Москве отныне утверждается народная власть—власть Советов рабо­чих и солдатских депутатов.

Московская победа закрепляет все­мирно-историческую победу петербург­ского пролетариата и гарнизона. Под грохот мировой войны в столице Рос­сии центральная государственная власть перешла в руки Всероссийского съезда Советов. Это — власть самого народа: рабочих, солдат, крестьян. Это — власть мира и свободы. Это — власть, которая уже предложила мир, передала землю крестьянам... Верхов­ный полномочный орган всей россий­ской демократии выдвинул ее. И вся­кий, кто поднимет против нее воору­женную руку, будет сметен революци­онным народом. Слава павшим в вели­кой борьбе! Да будет их дело—делом живущих!»32

Установление Советской власти в Москве стало одним из решающих со­бытий Великого Октября. В Москве полновластным хозяином города стал Московский Совет. Старая дума была распущена.

В ходе Октябрьского восстания, как отмечал Н.А. Бер­дяев, «... именно ортодоксальному, тоталитарному марк­сизму удалось совершить революцию, в которой Россия перескочила через стадию капиталистического развития, которая представлялась неизбежной первым русским марксистам. И это оказалось согласным с русскими тра­дициями и инстинктами народа»33.

Заключение.

Итак, были ли неизбежна большевистская революцюя и гражданская война? Февраль дал народам России шанс мирного развития по пути реформ, но по многим причинам: нежелание и неспособность Временного правительства и стоявших за ним классов решать задачи буржуазно-демократической революции, отказ Петроградского совета и партий, составлявших большиство в нем, от фактически взятой государственной власти, наконец, отсутствие каких-либо традиций политической демократии во всех слоях общества и навязчивая вера в насилие как путь к решению всех проблем — этот шанс так и остался нереализован. Последующий ход событий представлял собой порочный круг, в котором нерешенность глубинных проблем общества — вопросов о мире и о земле делала невозможным развитие нормального политического процесса и сохранение гражданского мира на основе компромиссов между классами. После июньских событий диктатура стала неизбежной: либо Ленин, либо правая военная диктатура, что на тот момент означало Корнилов. Первый путь оказался трагической утопией. К чему вел последний можно увидеть в том числе на примере такой страны, как довоенный Китай. Главный урок событий 1917 года для современной России заключается, на мой взгляд, в необходимости проведения давно назревших реформ на основе компромиссов и коалиций, отказ от насилия в политике. Первые шаги к этому сделаны. Но только первые...


Список использованной литературы

  1. Аврех А.Я. Раскол фракции октябристов в IV Думе // История СССР, №4, 1978.

  2. Аврех А.Я. Распад третьеиюньской системы – М.: 1984.

  3. Блок А. А. Статьи 1907 – 1921. – Л.: 1936.

  4. Вишняк М. Падение русского абсолютизма // Современные записки, Т. 18 – Париж, 1924.

  5. Врангель Н. Воспоминания: От крепостного права до большевиков – Берлин, 1924.

  6. Вырубова-Танеева А. Царская семья во время революции // Февральская революция: Мемуары / Составитель С.А. Алексеев – Л., 1925.

  7. Горбачев А. Х. Мемуары.

  8. Зуев М.Н. История России с древнейших времен до конца XX века: Для школьников старших классов и поступающих в вузы. – 2-е изд., испр. И доп. – М.: Дрофа, 2000, с. 510-532

  9. Ильин И. А. Почему сокрушился в России монархический строй? – Журнал «Социологические исследования», №4, 1992.

  10. Ленин В. И. Сборник произведений для учащихся средних школ. – М.,1978.

  11. Ленин В.И. Сборник произведений для учащихся средних школ. – М., 1978.

  12. Маклаков В. Некоторые дополнения к воспоминаниям Пуришкевича и кн. Юсупова об убийстве Распутина // Современные записки, Т. 34 – Париж, 1928.

  13. Милюков П.Н. Воспоминания. Т. 2.

  14. Милявский И. Л. Падение двуглавого орла. – М.: 1962.

  15. Москва: Иллюстрированная история. В 2-х т. Т. 1. С древнейших времен до 1917 г. / Пашутко В.Т., Корецкий В.И., Преображенский А.А. и др.; Отв. ред. Пашутко В.Т.–М.: Мысль, 1985–ил., карт. – с. 471-473

  16. Москва: Иллюстрированная история. В 2-х т. Т. 2. С 1917 г. до наших дней / Поляков Ю.А., Полетаев В.Е., Самсонов А.М., Корнаковский И.Л.; Отв. ред. Поляков Ю.А.–М.: Мысль, 1986–ил., карт. – с. 15-35

  17. Наше Отечество. Ч. I / Кулешов С. В., Волобуев О. В., Пивовар Е. И. и др. – М.: ТЕРРА, 1991.

  18. Нольде Б.Э. В.Д. Набоков в 1917 г. // Архив русской революции, Т. 7 – Берлин, 1922.

  19. Нольде Б.Э. Из истории русской катастрофы // Современные записки, Т. 30 – Париж, 1927.

  20. Орлов А.С., Георгиев В.А., Полунов А.Ю., Терещенко Ю.Я. Основы курса истории России: Учебное пособие. – М.: Простор, 2001

  21. Русская история. Экспресс-курс. От Рюрика до Николая. – Санкт-Петербург, 1996.

  22. Старинов Н. И. Хроника революции – М.: Мысль, 1991, электронное издание, http://zhurnal.lib.ru

  23. Энциклопедия Кирила и Мефодия, электронное издание, 2001

1 Ильин И. А. Почему сокрушился в России монархический строй?, стр. 70

2 Русская история. Экспресс курс. От Рюрика до Николая, стр. 98

3 Русская история. Экспресс курс. От Рюрика до Николая, стр. 98

4 Русская история. Экспресс курс. От Рюрика до Николая, стр. 98

5 Русская история. Экспресс курс. От Рюрика до Николая, стр. 98

6 Русская история. Экспресс курс. От Рюрика до Николая, стр. 98

7 Русская история. Экспресс курс. От Рюрика до Николая, стр. 98

8 Русская история. Экспресс курс. От Рюрика до Николая, стр. 98

9 Русская история. Экспресс курс. От Рюрика до Николая, стр. 100

10 Русская история. Экспресс курс. От Рюрика до Николая, стр. 100

11 Русская история. Экспресс курс. От Рюрика до Николая, стр. 100

12 Русская история. Экспресс курс. От Рюрика до Николая, стр. 104

13 Русская история. Экспресс курс. От Рюрика до Николая, стр. 104

14 Русская история. Экспресс курс. От Рюрика до Николая, стр. 106

15 Русская история. Экспресс курс. От Рюрика до Николая, стр. 106

16 Блок А. А. Статьи 1907-1921, стр. 152

17 Наше Отечество. Ч. I / Кулешов С. В., Волобуев О. В., Пивовар Е. И. и др. – М.: ТЕРРА, 1991, с. 350

18 Наше Отечество. Ч. I / Кулешов С. В., Волобуев О. В., Пивовар Е. И. и др. – М.: ТЕРРА, 1991, с. 351

19 Блок А. А. Статьи 1907-1921, стр. 226

20 Блок А. А. Статьи 1907-1921, стр. 228

21 Наше Отечество. Ч. I / Кулешов С. В., Волобуев О. В., Пивовар Е. И. и др. – М.: ТЕРРА, 1991, с. 355

22 Блок А. А. Статьи 1907-1921, стр. 192

23 Блок А. А. Статьи 1907-1921, стр. 193

24 Наше Отечество. Ч. I / Кулешов С. В., Волобуев О. В., Пивовар Е. И. и др. – М.: ТЕРРА, 1991, с. 364

В августе буржуазия, считавшая, что июльские дни не принесли ей полной победы, подготовила контрреволюционный заговор. Предполагалось осуществить военный мятеж, установить неприкрытую контррево­люционную диктатуру, организовать расправу с рево­люционными рабочими и солдатами. Роль главного душителя революции, военного диктатора была о I ве­дена Верховному главнокомандующему, генералу от инфантерии Л. Г. Корнилову. Для политическою сплочения контрреволюционных сил Временное прави­тельство созвало в Москве так называемое Государ­ственное совещание. В окруженный тройным кордо­ном надежных войск Большой театр со всей России съехались представители контрреволюции вроде Кор­нилова. донского атамана Каледина, капиталиста Рябушинского. кадетского лидера Милюкова и соглаша­телей—премьера Керенского, меньшевика Церетели. Трудовая Москва дала достойный отпор контрреволю­ции. По призыву большевиков рабочие города провели всеобщую однодневную политическую забастовку. 12 (25) августа остановились трамваи на улицах, сос­тавы на железнодорожных путях, замерли станки на заводах и фабриках, закрылись магазины и рестораны. В стачке участвовало более 400 000 человек. Москва оказалась не "тихой гаванью» для контрреволюции, а бурлящим центром революционного подъема


25 Наше Отечество. Ч. I / Кулешов С. В., Волобуев О. В., Пивовар Е. И. и др. – М.: ТЕРРА, 1991, с. 383

26 Наше Отечество. Ч. I / Кулешов С. В., Волобуев О. В., Пивовар Е. И. и др. – М.: ТЕРРА, 1991, с. 383

27 Старинов Н. И. Хроника революции – М.: Мысль, 1991, электронное издание, http://zhurnal.lib.ru

28 Энциклопедия Кирила и Мефодия, электронное издание, 2001

29 Старинов Н. И. Хроника революции – М.: Мысль, 1991, электронное издание, http://zhurnal.lib.ru

30 Москва: Иллюстрированная история. В 2-х т. Т. 2. С 1917 г. до наших дней / Поляков Ю.А., Полетаев В.Е., Самсонов А.М., Корнаковский И.Л.; Отв. ред. Поляков Ю.А.–М.: Мысль, 1986, с. 24

31 Москва: Иллюстрированная история. В 2-х т. Т. 2. С 1917 г. до наших дней / Поляков Ю.А., Полетаев В.Е., Самсонов А.М., Корнаковский И.Л.; Отв. ред. Поляков Ю.А.–М.: Мысль, 1986, с. 27

32 Москва: Иллюстрированная история. В 2-х т. Т. 2. С 1917 г. до наших дней / Поляков Ю.А., Полетаев В.Е., Самсонов А.М., Корнаковский И.Л.; Отв. ред. Поляков Ю.А.–М.: Мысль, 1986, с. 28, 30

33 Зуев М.Н. История России с древнейших времен до конца XX века: Для школьников старших классов и поступающих в вузы. – 2-е изд., испр. И доп. – М.: Дрофа, 2000, с. 541


Случайные файлы

Файл
12634.rtf
153792.rtf
8513-1.rtf
169271.rtf
140791.doc