Послесталинская национальная политика СССР (Bokova)

Посмотреть архив целиком

Министерство общего профессионального образования РФ

Уссурийский государственный педагогический институт






Кафедра социально -

экономических наук.

Тема: ПОСЛЕСТАЛИНСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА СССР.

(1953-1985)









реферат студента 212 группы

физико-математического

факультета Боковой Анны

научный руководитель

Куцый В. Ю. доцент,

кандидат исторических наук.









Уссурийск 1999 г.












































ПЛАН.

1. Введение.

2. Национальная политика в эру Хрущева и Брежнева.

3. Нации и национальные языки в СССР.

4. Стратегия языковой денационализации.

5. Колонизация и русификация как рычаги денационализации.

6. Конституция СССР и национальный вопрос.

7. Вывод.


Сегодня, когда еще продолжается война в Чечне (впрочем, если кому-то это нравится больше, можно называть её и установлением конститу­ционного порядка), после развала СССР, после многочисленных междуусо­биц на территории бывшего государства "рабочих и крестьян" невольно возникает желание заглянуть в недалекое прошлое и попытаться разоб­раться, чем вызваны последние события, реальными историческими причи­нами, или же просто амбициями бывших партаппаратчиков, пытающихся раз­делить на всех пирог власти.

Почему в "недалекое прошлое"? причин несколько. Я прекрасно отдаю себе отчет в том, что национальный вопрос в России возник не в конце 20 века. И даже не в начале его. Безусловно, эта проблема существует ровно столько сколько существует Российская Империя, СССР, РФ. Надеюсь быть правильно понятым: речь сейчас идет не о политическом аспекте го­сударства, а о его территориальном аспекте. Но по вопросам дореволюци­онной национальной политики все ясно - российские цари открыто про­возглашали свою великорусскую политику. Гораздо сложнее послереволюци­онный период. Но политике Ленина и Сталина в национальном вопросе уде­лено достаточно много внимания и человек думающий легко может отделить зерна от плевел. Однако на следующий период нашей истории не так часто обращают внимание в контексте национального вопроса. Я имею ввиду правление Хрущевва и Брежнева. Почему я объединяю этих несколько раз­личных по своим делам генсеков? Для большей полноты картины, потому что рассматривая их в отдельности, невозможно уловить характерные чер­ты государственно-правовой политики в национальном вопросе. Кроме то­го, теряются причинно-следственные связи.

Что же касается источников для данной работы, то наиболее инте­ресным мне представляется Конституция СССР 1977 года. Ей я посвятил отдельный пункт своей работы. Другие источники - книга Сергея Хрущева "Никита Хрущев: Кризисы и ракеты."; Н.Верт "История советского госу­дарства"; Дж. Хоскинг "История Советского Союза" достаточно известны и комментировать их не представляется необходимым. Нужно правда отме­тить, что Хоскинг допускает некоторые неточности, мелкие и незначи­тельные, я бы сказал неудивительные для западного человека. Но их кор­ректировку взял на себя переводчик, поэтому это источник достаточно хороший. Отдельно необходимо оговорить еще один источник. Он попал ко мне в руки совершенно случайно уже тогда, когда значительная часть этой работы была написана в черновике. Это монография А. Авторханова по национальному вопросу "Империя Кремля. Советский тип колониализма."

Я считаю, что его выводы носят спекулятивный характер, придают его ра­боте оттенок скандальности и сенсации. Видимо коньюктура западного ли­тературного рынка такова, что нормальные и серьезные исследования не проходят на ура. Не смотря на все это, работа его представляет значи­тельный интерес, более того, выводы его, если убрать из них некоторую претенциозность, вполне логичны и правильны по сути дела. В реферате также используются и другие источники,но они случайны и изучение их не носило систематического характера в отличие от выше перечисленных. В частности это БСЭ, ПСС Ленина и другие. Цитаты из них используются как справочный материал по некоторым интересующим вопросам.


НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА В ЭПОХУ ХРУЩЕВА И БРЕЖНЕВА.

"Сталин был холодный, скурпулезный и терпеливый калькулятор в по­литике, который знал не только границы своих возможностей, но и природу объекта, на который направлена его политика. Политик среди уголовников и уголовник среди политиков, Сталин нашел в синтезе поли­тики с уголовщиной тот универсальный и магический рецепт, при помощи которого он действовал как в общей, так и в национальной политике, В его богатой уголовно-политической карьере нет ни одной предпринятой им политической акции, в которой он потерпел бы поражение. Даже став неограниченным диктато­ром, он не позволял себе не эмоциональных взрывов, ни импровизирован­ных решений. Как новые решения, так и пересмотр уже принятых, подго­товлялись с расчетом на абсолютный успех.

Во всем этом его преемник Хрущев был антиподом своего предшест­венника.

Сталин ликвидировал ленинский НЭП и непманов - и уцелел, Сталин ликвидировал свободное крестьянство, составлявшее 80 процентов населе­ния страны, - уцелел, Сталин ликвидировал ленинскую партию, организа­тора победы в Октябрьской революции и гражданской войне - уцелел. Но когда он подошел к проблеме ликвидации национальных республик и слия­нию нерусских народов с русским в одну коммунистическую нацию с одним общим русским языком, то тогда Сталин остановился, словно почуяв, что тут уж не уцелеет.

Хрущев решил: на что не осмелился Сталин, может отважиться он. По его поручению идеологический аппарат партии под руководством Суслова разработал целую комплексную программу денационализации нерусских на­ций СССР, чтобы подготовить их слияние с русской нацией. В программе этой нет элементов прямого насилия, да и названа она фарисейски и идиллически одновременно: "Расцвет и сближение наций". Но "расцвет" понимался как привитие нерусским народам русской культуры, а "сближе­ние" - как слияние. Стержень программы: превратить русский язык в род­ной язык всех нерусских народов - как предварительное условие создания единой коммунистической нации.

Методы и каналы руссификации предусматривались многообразные. Главные из них:

1. В связи со школьными реформами 1958 года был принят закон, согласно которому изучение национального языка и обучение на национальном языке в национальных школах считались делом доброволь­ным. От родителей зависело, в какую школу - русскую или национальную - отдать своих детей. Родители также решают, на каком языке в националь­ной школе должно вестись обучение - на русском или на родном языке. Разумеется, родители, думая об успешной карьере своих детей и хорошо зная, что дорога "наверх" идет через русскую школу, отдают своих детей туда.

2. В словарный фонд национальных языков намеренно щедро вносятся русские слова и русская терминология, несмотря на наличие в этих языках соответствующих эквивалентов. Даже русское новое словооб­разование в связи с развитием техники предлагается включить в нацио­нальный язык, хотя национальное словообразование сразу дало бы понять, о чем речь.

3. Массовая колонизация славянским населением Туркеста­на и Кавказа с установкой создания там славянского большинства в общем национальном составе республик.

Такая практика русификации нерусских языков началась еще при Ста­лине, но широко проводилась в эру Хрущева. Поэтому неудивительно, что,например, по данным специалистов, в тюрко-татарском словаре за 1958 год в два раза больше русских слов, чем это было в словаре 1929 года, а в узбекском словаре словаре зарегистрировано за тот же период 20 процентов слов русского происхождения."

Если в школах к литературе партия применяет прямые и открытые ме­тоды русификации, то существуют сферы, где она прибегает к косвенным и скрытым методам для достижения той же цели: 1. Массовая миграция сла­вянского, преимущественно русского населения в нерусские республики;

2. новостройки - заводы, фабрики, совхозы - в национальных республиках создаются со смешанным "интернациональным" контингентом рабочих из разных народов, чтобы они между собой вынуждены были говорить по-русс­ки;3. в армии нет национальных формирований не только из-за недоверия к националам, но еще для того, чтобы, смешивая национальных солдат с русскими, поставить их в условия необходимости изучения русского язы­ка; 4. места заключения(тюрьмы, лагеря, ссылки) тоже являлись и явля­ются школой "интернационального воспитания" наций на русском языке.

В 1959 году Хрущев захотел узнать, каких же успехов достигла по­литика "интернационализации" на русской основе за сорок с лишним лет существования советского государства. Была проведена впервые после

1926 года, всесоюзная перепись населения СССР, где специально был пос­тавлен вопрос о том, как велик процент среди нерусских, считающих русский язык своим родным языком. Успехи языковой политики языковой политики оказались скромными, если сравнить их с большими усилиями партии, с её неограниченной властью. Так, если по переписи 1926 года нерусских, признавших русский язык своим родным языком, было 6.6 мил­лиона человек, то в 1959 году их стало 10.2 миллиона. Языковая ассими­ляция чувствительно коснулась главным образом маленьких народов и на­родов, не имеющих своей территории . У более крупных народов её успехи незначительны. Если брать союзные республики, то только среди славянс­ких народов, живущих в городах со смешанным населением, число людей, считающих русский своим родным языком, составило в 1959 году от 10 до 15 процентов, среди балтийских народов и молдаван оно не доходило и до пяти процентов, в то время как во всех туркестанских республиках и Грузии этот процент не ниже двух, а в Азербайджане выше двух и т.д.На­ибольший успех языковой ассимиляции среди русских немцев(25 процен­тов), поляков(45 процентов), среди евреев(78 процентов)."


Случайные файлы

Файл
18183-1.rtf
13398.rtf
~1.DOC
159782.rtf
111606.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.