Политико-правовые воззрения Вольтера (54022)

Посмотреть архив целиком

15



МИНИСТЕРСТВО ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ И ТОРГОВЛИ РФ

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КОММЕРЦИИ

ЮЖНО – САХАЛИНСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ)








КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

ПО ДИСЦИПЛИНЕ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ И ПРАВОВЫХ УЧЕНИЙ.

НА ТЕМУ: ПОЛИТИКО–ПРАВОВЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ

ВОЛЬТЕРА.























г. Южно – Сахалинск

2002 г.






БИБЛИОГРАФИЯ.


1. Антология мировой политической мысли. В 5-ти томах. Т. 1. Зарубежная политическая мысль: истоки и эволюция. М., «Мысль». 1997.

2. Вольтер. Философские истории. М., Пб., 1868.

3. Вольтер. Избранные произведения. М., 1947.

4. Всеобщая история государства и права. Под ред. Черниловского З.М. Высшая школа, М., 1983.

5. Библиотека. Журнал. 1994. № 6. Е. Николаева. «Просвещённый разум требует». К 300-летию со дня рождения Вольтера.

6. Даниленко В.Н. Политические партии и буржуазные государства. М., Юрид. Литература. 1984.

7. История политических и правовых учений. Домаркссистский период. Под ред. Проф. О.Э. Лейста. М., Юрид. Литература., 1991.

8. История политических и правовых учений. Учебник. Под ред. Проф. В.С. Нерсесянца. Инфра. М – Кодекс, М., 1995.

9. История политических учений. Под ред. С.Ф. Кечекьяна. Юр. Литература, М., 1960.

10. История государства и права зарубежных стран. Учебник. Под ред. Жидкова О.А. и Крашенинникова Н.А. Норма – Инфра, М., 1999.

11. Ленин В.И. Полное собрание сочинений.

12. Мировая энциклопедия биографий. В 12 томах. Т. 2., Мир книги, М., 2002.

13. Маркс К., Энгельс Ф. Собрание сочинений.

14. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. М., 1973.























П Л А Н Р Е Ф Е Р А Т А:



  1. ВВЕДЕНИЕ.


  1. Идейная борьба во Франции XVIII века.


  1. Биография Вольтера – Франсуа – Мари.


  1. Политическая программа Вольтера.


  1. «О феноменах природы». Отрывок из «Философских сочинений» Вольтера.


  1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ.


Список используемой литературы.

































  1. ВВЕДЕНИЕ.


Политическая идеология буржуазии, направленная против феодально–абсолютистских порядков, складывалась уже за несколько десятилетий до французской революции XVIII века. Программные требования буржуазии и многие лозунги революции были сформулированы задолго до событий 1789 – 1794 гг. К тому же идеологи французской буржуазии имели перед собой английские теории, английские и американские конституционные акты, которые они использовали при разработке своих политических учений.

Политическая мысль идеологов французской буржуазии XVIII в., выступая под знаменем Просвещения, которое несёт гибель средневековому суеверию, мракобесию и привилегиям феодальных угнетателей, начинает с острой, беспощадной критики феодальной церкви, феодальной монархии и всех феодальных учреждений.

Просвещение и создаваемая им в обществе идейно – нравственная атмосфера оказали значительное влияние на содержание, способы и направление развития науки о государстве и праве, образуя один из самых значимых для неё духовных факторов.

Вот почему при изучении истории политико-юридической мысли столь необходимо, по-моему мнению, хорошо представлять себе сущность и облик Просвещения.

Честь одного из главных вдохновителей и признанных лидеров европейского Просвещения по справедливости принадлежит Вольтеру – великому французскому мыслителю и литератору.

Именно поэтому тема, «Политико–правовые воззрения Вольтера», кажется мне актуальной и поэтому выбрана мною.

В своей работе я обращусь к началу развития политической мысли эпохи Просвещения, вкратце рассмотрю биографию Вольтера, его влияние на развитие общественно – политической мысли, а также приведу некоторые отрывки из его произведения «Философские сочинения».

К сожалению Вольтер не оставил никаких сочинений по политико – юридической мысли и поэтому я обращусь к различным учебникам по истории политических и правовых учений, а также к его произведению «Философские истории».









2. Идейная борьба во Франции XVIII века.


Идейная борьба во Франции XVIII в. служит классическим примером того, как в противоборстве с феодальным мировоззрением формировалось политическое создание буржуазии и нарождающегося пролетариата. В ходе этой борьбы наиболее отчётливо проявились общие закономерности и тенденции, определявшие развитие политической мысли в эпоху ранних буржуазных революций.

Причин тому было несколько.

Экономические причины, обусловившие остроту идейной борьбы в период подготовки и проведения Великой французской революции 1789 – 1794 гг., коренились в особенностях капиталистического развития страны. В отличие от Голландии и Англии, где победили первые буржуазные революции, разложение феодального строя во Франции проходило под воздействием процессов, связанных с образованием мировой системы капитализма. К началу XVIII в. Франция становится одним из крупнейших центров европейской торговли. Её промышленность, благодаря оживлённым связям ускоренными темпами. В то же время во Франции сохранялись многочисленные пережитки крепостнические отношения, которые препятствовали расширению капиталистического рынка. В середине XVIII в. Франция оказалась как бы между отжившим феодальным строем и набиравшим силу капитализмом.

Основной политической причиной обострения идейной борьбы накануне революции явилась сложившаяся во французском обществе расстановка классовых сил. Восходящей буржуазии противостояла абсолютная монархия, которая достигла зенита своего могущества. Для завоевания политической власти буржуазия была вынуждена объединяться с народными массами. Во Франции, писал К. Маркс, анализируя итоги восстания 1789 г., «буржуазия в союзе с народом боролась против монархии, дворянства и господствующей церкви».

Просветительство как идейное движение представляет собой закономерную ступень в развитии буржуазной идеологии. Возникновение просветительных концепций свидетельствует о том, что окрепшую буржуазию уже не могут удовлетворить религиозные лозунги, что она полна решимости искоренить остатки теологического мировоззрения. Движение просветителей возникает на ранних этапах идеологической подготовки перехода к буржуазному строю, когда в стране ещё не сложилась революционная ситуация. Просветительские учения выражались интересы тех слоёв буржуазии, которые надеялись осуществить назревшие преобразования с помощью распространения знаний и постепенных реформ. По мере нарастания кризиса феодального строя в просветительстве всё более обозначалось революционно – демократическое направление. Общая характеристика буржуазных просветителей XVIII в. дана В.И. Лениным которой говориться, что для всех просветителей характерны горячая вражда к крепостному праву, идеалы свободы и самоуправления, защита интересов народных масс, а также искренняя вера в то, что ликвидация феодализма принесёт с собой всеобщее благоденствие.

Интересы нарождающегося пролетариата выражал утопический социализм, представители которого продолжали разработку проблем государства и права, основанного на общественной собственности.

Общепризнанным лидером французского Просвещения был выдающийся писатель и философ Вольтер (псевдоним, настоящее имя – Франсуа – Мари Аруэ, 1694 – 1778 гг.). В историю общественной мысли он вошёл как страстный обличитель католической церкви, религиозного фанатизма и мракобесия.



































  1. Биография Вольтера Франсуа – Мари.


Родился в Париже в семье нотариуса. Его отец настаивал на том, чтобы он изучал законы в Гааге, однако Вольтер воспротивился этому, намереваясь посвятить себя литературной деятельности. Его полемическая натура не могла оставаться незамеченной и хотя содействовала его вхождению в высшие слои общества в качестве придворного литератора, но не помогла Вольтеру избежать проблем столкновения с законом. В 1717 г. за вольнодумные стихи был заключён в Бастилию. После вторичного заключения был выслан из Франции.

С 1726 – 1729 гг. жил в Лондоне. Возвратившись на родину в 1733 г., опубликовал «Философские письма», в которых обличал царившие во Франции феодальные порядки, религиозную нетерпимость и мракобесие. Стремясь использовать незаурядный талант Вольтера в интересах монархии, королевский двор пытался привлечь его в круг своего влияния. В результате Вольтер был назначен королевским историографом (1745 г.), в 1746 г. он был избран во Французскую академию и был назначен «кавалером, допускаемым в королевскую опочивальню», но уже через 2 года был изгнан из Версаля за своё высокомерие.

В 1750 – 1753 гг. Вольтер по приглашению прусского «просвещённого» монарха Фридриха II жил в Пруссии. Покинув её, поселился в Швейцарии и занялся литературно – политической деятельностью, стал активно сотрудничать с энциклопедистами, выступать против Руссо и атеистов и превратил свой замок Ферне в пристанище для передовой интеллигенции, не прекращая при этом литературной деятельности.

В своих публикациях он резко выступал против клерикализма и феодальных порядков. В католической Церкви видел опору феодального деспотизма, называл её «гидрой фанатизма», разоблачал пороки католического духовенства, мужественно защищал жертвы церковной реакции.

В 60-е гг. наряду с просвещённой монархией Вольтер выдвигал идеал республики как наиболее разумной формы государственного устройства.

Влияние Вольтера на развитие общественно – политической мысли было огромным. Его почитали как некоронованного короля Европы. Термин «вольтерианец» стал нарицательным. Вольтер пользовался большой известностью в России. Однако Екатерина II, в течение ряда лет переписавшаяся с философом, после Французской революции издала указ, запрещавший издание его сочинений. Тем не менее прогрессивные круги российского общества сохранили верность своим симпатиям к Вольтеру, который в своём творчестве не раз обращался к историческому опыту России. В 1746 г. он был избран почётным членом Российской Академии наук. В 1778 г., незадолго до своей смерти, он был триумфально принят в Париже, где присутствовал в «Комеди Франсез» на постановке своей трагедии «Ирина».

  1. Политическая программа Вольтера.


Мировоззрение Вольтера окончательно сложилось в Англии, где он несколько лет провёл в изгнании. Он не оставил после себя специальных политико – юридических трудов, подобно тем, что создали до него, например, Г. Гроцкий, Т. Гоббс, Дж. Локк или его современники Ш. Монтескье и Ж. –Ж. Руссо. Взгляды на политику, государство, право и закон вкраплены в самые разные произведения писателя, соседствуют в них с рассуждениями на иные темы. Остро критический настрой, осмеяние и отрицание социальных, юридических и идеологических устоев тогдашнего феодального общества ярко отличает эти вольтеровские взгляды. Другое выразительное отличие – пронизывающий их дух свободы, гуманизма, терпимости.

Вольтер энергично выступал против католической церкви, против злодеяний духовенства, мракобесия и фанатизма. Он смело и настойчиво требовал отмены несправедливых приговоров, вынесенных церковными судами, добиваясь реабилитации невинно осужденных жертв церковного изуверства.

Вольтер рассматривал католическую церковь как главный тормоз всякого прогресса. Он разоблачил и высмеивал догматы церкви, жалкую схоластику, которую духовенство преподносило народу.

В своём отношении к католической церкви Вольтер был непримирим. Каждое слово его было проникнуто боевым духом. В борьбе с католической церковью он выдвинул лозунг «Раздавите гадину», призывая всех сражаться с «чудовищем», которое терзает Францию.

Католическое духовенство для Вольтера – это «фанатики и шарлатаны, которые слишком святы, чтобы работать». Религия, с точки зрения Вольтера, - это грандиозный обман с корыстными целями, и христианство не составляет исключения. Вольтер характеризует католичество как «сеть самых пошлых обманов, сочинённых ловкими людьми».

Вольтер разоблачает в своих произведениях суеверия, которыми наполнена библия. Его язык становится язвительным и исполненным сарказма, гнева и ненависти, когда он говорит о католической церкви и католической религии.

Вольтер считал, что все бедствия существующего общества происходят от отсутствия просвещения, от невежества, которое поддерживается церковью. Он призывал к борьбе за науку и прогресс, надеясь, что «союз королей и философов» расчистит почву для развития человеческого общества.

Надо, однако, знать и помнить, что, относясь крайне враждебно к католической церкви, к католицизму, мужественно сражаясь с ними, Вольтер отнюдь не отвергает религию и религиозность как таковые. Крылатыми стали его слова: «Если бы Бога не существовало, его следовало бы выдумать». Не смотря на антиклерикальный настрой, он всё же учитывал значение религии как средства удержания масс в повиновении и считал необходимым создание особой рациональной религии в качестве узды для народа.

Вольтер – сторонник рационалистической религии. Он признавал бога как некоторую первопричину мира (деизм) и считал, что это допущение не противоречит научной мысли, научному исследованию.

Как и многие другие мыслители своего времени, Вольтер пользовался для критики существующего строя учением о естественном праве. Естественные законы, с его точки зрения, - это законы разума, законы, которые даёт человечеству природа.

Под свободой Вольтер понимал также отсутствие всякого произвола: «Свобода состоит в том, чтобы зависеть только от законов». Вместе с тем это – свобода мысли, свобода печати, свобода совести.

Когда Вольтер говорил о равенстве, он имел в виде формальное равенство перед законом, то есть отмену феодальных привилегий и установление равной для всех гражданской правоспособности, но отнюдь не равенство общественного положения. «В нашем несчастном мире, - говорил он, не может быть, чтобы люди, живя в обществе, не разделялись бы на два класса, один класс богатых, другой - бедных».

В истории политических и правовых идей свобода и равенство нередко противопоставлялись друг другу. Вольтер подобного противопоставления избегает. Напротив. Завидным считал он положение, при котором свобода дополняется и подкрепляется равенством. «Быть свободным, иметь вокруг себя только равных, такова истинная жизнь, естественная жизнь человека».

Частную собственность Вольтер считал необходимым условием благоустроенного общества. Только собственники, по Вольтеру, должны наделяться политическими правами. Вольтер высказывался за «свободу труда», под которой он подразумевает не что иное, как право продавать свой труд тому, кто больше за него предложит, то есть по сути дела свободу капиталистической эксплуатации.

Вольтер предвосхищал буржуазные общественные порядки, которые должны были сменить крепостничество, тормозившее дальнейшее экономическое развитие Франции. «Нужны люди, - говорил Вольтер, - у которых бы не было ничего, кроме их рук и доброй воли… они будут продавать свой труд тому, кто больше всех заплатит, и это заменит им собственность».

Вольтер отражал позиции той части французской буржуазии, которая не претендовала на власть, а выдвигала лишь требования о реформах и гарантиях, готовая ограничиться программой «просвещённого» абсолютизма. Идеалом этих кругов была конституционная монархия, но они согласны были примириться с сохранением абсолютизма, требуя только, чтобы были устранены произвол королевской администрации и всевластие феодальной церкви, проведены реформы, которые расчистили бы почву для капиталистического развития.

Вольтер – сторонник «просвещённого» абсолютизма. Он считал, что «просвещённый» король, обладающий доброй волей, сможет осуществить всю намеченную им обширную программу реформ. «Самое счастливое время, когда государь – философ». Но лишь образованностью и мудростью не исчерпывается набор качеств, необходимых «просвещённому» монарху. Он должен быть также государем милостивым, внемлющим нуждам людей, своих поданных. «Добрый король есть лучший подарок, какой небо может дать земле». Нельзя не видеть, однако, симпатий Вольтера к английскому государственному строю, к конституционной монархии, которой, по мысли Вольтера, «просвещённый» абсолютизм должен был в результате реформ, без революции, уступить место.

Однако, первоначальной формой государства Вольтер считал не монархию, а республику. Монархия возникает позднее в результате завоевания и возвышения военного вождя.

Готовый мириться с монархией, если она будет «просвещённой» монархией, «просвещённым» абсолютизмом, Вольтер в своей политической программе считал главным реформы, которые были бы направлены на устранение основных феодальных институтов.

Прежде всего он требовал уничтожения привилегий духовенства, упразднения тех особых судов, которые свирепствовали во Франции, изъятия у церкви регистрации актов гражданского состояния с передачей её органам государства. Он проектировал перевод всего духовенства на жалование, превращение духовных в государственных чиновников.

Вольтер предлагал отменить феодальные повинности, лежавшие на крестьянах, уничтожить бесчисленные таможни, расположенные внутри Франции, на границах крупных феодальных владений. Он требовал единого права вместо бесчисленных кутюмов, то есть систем местного права, различных в каждой провинции.

Вольтер отстаивал принцип соразмерности преступлений и наказаний. Выступая против чрезмерно суровых наказаний, он возмущался их бессмысленной жестокостью и решительно осуждал смертную казнь. Вместе с тем он указывал на необходимость принятия мер для предупреждения преступления. С огромной силой он выступал против продиктованных фанатизмом и суевериями преследований людей за богохульство, кощунство, колдовство, за несогласие с догматами веры. С негодованием говорит он о массовых истреблениях «еретиков», совершённых католической церковью.

Вольтер стоял также за реформу уголовного судопроизводства, высказываясь за отмену системы формальных доказательств и за широкое допущение защиты в процессе. Вольтер требовал реформировать юстицию, в частности отменить существующую в его время продажу судебных и иных должностей, которые составляли наследственное достояние частных лиц. Он добивался уничтожения инквизиции и пыток, которые продолжали ещё применяться во Франции.

Вольтер гневно бичевал бесчеловечные истребления мирного населения, нередко предпринимавшиеся тиранами в различные эпохи истории. Он видел в них «заговоры тиранов против народов». Вольтер был противником войн и надеялся, что они будут редким исключением, когда каждому станет ясно, что даже самые удачные войны могут приносить выгоды только небольшому числу лиц, и когда начавший войну из побуждений честолюбия будет рассматриваться как враг народов. Он клеймит позором безжалостное истребление европейцами туземцев в захваченных ими землях Нового Света.

Вольтер был убеждён в том, что политическая власть и руководство обществом должны оставаться в руках меньшинства. О массах он говорил свысока, обнаруживая полное неверие в силы и способности народа. Активность масс пугала Вольтера: «Когда чернь примется рассуждать, всё погибло».

Вольтер не хотел революционного переворота и все свои надежды возлагал на реформы сверху. Он не верил в быстрый и резкий поворот к лучшему и не считал возможным коренное улучшение общественных отношений в близком будущем.

Вольтер относится к тем мыслителям, которые первостепенное значение придают не формам управления государства, конкретным институтам и процедурам власти, а принципам, реализуемым с помощью этих институтов и процедур. Для него такими социально – политическими и правовыми принципами являлась свобода, собственность, законность, гуманность.



















5. О феноменах природы.

Сочинение члена лондонской, болонской, петербургской, берлинской и других академий наук.

Глава XXXVIII.

Тупое невежество и пагубные ошибки.

Существуют пороки управления, более заразные, чем чума, и неизбежно несущие с собой беды для Европы от одного её конца до другого. Какой–нибудь из государей затевает войну, и, веруя в то, что Бог – всегда с большими батальонами, он удваивает число своих войск; и вот его сначала разоряет надежда стать победителем; это разорение, бывавшее до того следствием войны, начинается у него раньше первого пушечного выстрела.

Сосед его принимает те же меры, дыбы оказать ему сопротивление; постепенно все государи – каждый в свой черёд – удваивают, таким образом, свои армии; сельские местности вдвойне разоряются; земледелец, выжатый дважды, неизбежно остаётся при половине своего скота, помогающего ему утучнять его землю, и при половине средств, предназначенных для её обработки. И так весь свет страдает от этого почти равнозначно, даже если преимущества обеих сторон равны.

Законы, касающиеся справедливого распределения благ, часто бывают подготовлены столь же скверно, как и ресурсы обременённого долгами правительства. Поскольку все люди обладают одними и теми же страстями, одной и той же приверженностью к свободе, поскольку почти каждый человек являет собой сочетание гордости, алчности, корысти, великой склонности к сладкой жизни и беспокойства, требующего активной деятельности, то не должны ли они все иметь одни и те же законы, подобно тому как в госпитале потчуют одинаковой хиной всех больных, страдающих перемежающейся лихорадкой?

На это обычно отвечают, что в достаточно цивилизованном госпитале каждая болезнь имеет своё специфическое лечение; однако это не относится к нашим правительствам: все народы больны нравственно, но нет даже двух режимов, кои подходили бы друг на друга.

Законы любого рода, предназначенные быть лекарством души, почти всюду составлены шарлатанами, лечащими нас полумерами; некоторые же из этих шарлатанов прописывают нам яды.

Если одна и та же болезнь охватила весь мир, если какой – нибудь баск испытывает столь же великую алчность, как некий китаец, ясно, что требуется один и тот же режим и для китайца, и для баска. Разница в климате не имеет в этом случае никакого значения. То, что справедливо в Бильбао, должно быть справедливым также в Пекине на том простом основании, что как на Атлантическом побережье, так и на берегах реки Инд прямоугольный треугольник является половиной квадрата, имеющего стороны, равновеликие его катетам. Истина всюду одна, законы же между собой расходятся; поэтому – то большинство законов не стоят ломаного гроша.

Какой – нибудь юрист, если он хоть немного философ, мне скажет: законы подобны правилам игры, и каждая нация играет различными шахматами. У одних король может сделать двухступенчатый ход, у других его передвигают лишь на одну клетку; здесь принята рокировка, там – нет. Однако во всех странах игроки подчиняются установленным там законом.

Я ему отвечаю: всё это хорошо, когда речь идёт лишь об игре. Я выручаю прибыль, помещая своё состояние в Голландии под два с половиной процента, тогда как во Франции я бы мог поместить те же деньги под пять. За одни и те же продукты в Англии пошлина выше, чем в Испании. Действительно, правила таких игр вполне произвольны. Однако существуют игры, в которых дело идёт о свободе, чести и жизни.

Тот, кто пожелал бы подсчитать несчастья, связанные с порочным правлением, вынужден был бы написать историю человечества. Из всего этого вытекает, что если люди ошибаются в физике, то они ещё больше делают ошибок в морали, и мы обречены на невежество и несчастье в жизни, которая – поскольку одно вытекает из другого, - если очень правильно подвести итог, не содержит и трёх лет, заполненных приятными ощущениями.

Как! – возразит нам какой – нибудь рутинёр. – Разве людям было лучше во времена готов, гуннов, вандалов, франков и великого западного раскола?

Я отвечу, что тогда нам было гораздо хуже. Но я утверждаю: люди, стоящие ныне во главе правительств, будучи гораздо более просвещёнными, нежели тогда, должны понимать позорность того, что общество не усовершенствовалось в соответствии с приобретёнными знаниями. Я утверждаю: все эти светочи до сих пор мерцают во мраке. Мы выходим на свет из глубокой ночи и питаем надежду на яркий день. […]1














6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Я считаю, что историческое место Вольтера как мыслителя определяется тем, что он наметил программу французского Просвещения, поставил ряд фундаментальных методологических проблем и заложил основы просветительской критики религии.

Социальные идеи Вольтера соответствовали интересам торгово – промышленной верхушки французской буржуазии.

По своему объективному значению его идеи имели революционный характер: они нацеливали прогрессивные силы общества на упразднение феодальных порядков и ниспровержение абсолютизма.

Вольтер принадлежал к числу идеологов, которые, не создав сколько – нибудь развитой политико – правовой теории, подготовили почву для последующего развития политико – правовых учений. Влияние вольтеровских идей в той или иной мере испытали все французские просветители.

Программа Вольтера – это программа окончательного уничтожения остатков феодальной раздробленности, крепостнических отношений, которые ещё сохранились во Франции, ликвидации режима бесправия и произвола, свойственных феодальной монархии.

Вольтер своей энергичной борьбой против деспотизма и мракобесия, своей острой критикой феодальных порядков сделал большой вклад в подготовку назревшего крушения феодального строя и победы буржуазной революции.

























Список используемой литературы:


  1. Антология мировой политической мысли. В 5-и томах. Т. 1. «Зарубежная политическая мысль: истоки и эволюция. М., «Мысль», 1997.


  1. История политических и правовых учений. Учебник. Под ред. В.С. Нерсесянца. Инфра. М-Кодекс, М., 1995.


  1. История политических и правовых учений. Домарксистский период. Под ред. Проф. Лейста О.Э., М., «Мысль», 1997.


  1. История политических учений. Под ред. Кечекьяна С.Ф. М., «Юридическая литература», 1960.


  1. Мировая энциклопедия биографий. В 12 томах. Т. 2, Мир книги, М., 2002.



1 Вольтер. Философские сочинения. М., 1988. стр. 468 – 471.


Случайные файлы

Файл
14458-1.rtf
9758-1.rtf
69182.rtf
144612.rtf
62330.rtf