Подготовка Германии к войне с СССР (CBRR0952)

Посмотреть архив целиком

Подготовка Германии к войне с СССР. К непосредственнй подготовке нападения на Советский Союз германское командо- ванне приступило в конце июля 1940 г. Конечную цель агрессии Гитлер определил следующим образом: «Уничтожить жизненную силу России. Не должно остаться никаких политических образо­ваний, способных к возрождению». А 18 декабря 1940 г. он уже утверждает план войны против СССР, получивший название «Барбаросса». Стратегической основой плана была идея «молние­носной войны». Предполагалось нанести поражение Советскому Союзу в ходе одной кратковременной кампании и закончить войну к осени 1941 г. Такая уверенность гитлеровского командо­вания объяснялась предшествовавшими успехами в Западной Ев­ропе. Фашистская Германия оккупировала Норвегию за 63 дня, Францию - за 44 дня, Польшу - за 35 дней, Бельгию - за 19 дней, Голландию - за 5 дней, Данию - за 1 день.

Для достижения целей намечалось нанести мощный удар по основным силам Красной Армии, сосредоточенным в западных районах страны, уничтожить их и, стремительно продвигаясь в глубь Советского Союза, занять в короткие сроки его важнейшие политические и экономические центры. Особое значение отводи­лось захвату Москвы. Конечная цель операции, указывалось в плане,- «отгородиться от Советской России по линии Архангельск - Волга», и тогда, как рассчитывали германские стратеги, территория рейха становилась бы недосягаемой для налетов советской авиации.

У гитлеровского командования не вызывало сомнений, что вы­полнение этого плана должно привести к полному поражению Советского Союза в войне и созданию условий для вторжения немецких войск на Британские острова, захвата английских ко­лоний на Ближнем и Среднем Востоке, прорыва в Индию.

Еще до развязывания войны в Европе Германия обладала вы­сокоразвитой промышленностью. А полностью подчинив экономи­ку захваченных стран и поставив под контроль экономику своих европейских союзников. Германия значительно увеличила свой военно-экономический потенциал. Были накоплены большие за­пасы меди, цинка, свинца, нефти. Резко увеличилось производство вооружений, различной боевой техники. Укрепились вооруженные силы, общая численность которых к июню 1941 г. составляла 7254 тыс. человек. Причем ставка делалась не на количественное, а на качественное превосходство. Немецкие дивизии, полностью укомплектованные и оснащенные современным вооружением, по­лучили опыт боев в Европе. Офицерский корпус вермахта, воспи­танный на вековых традициях, отличался хорошей профессио­нальной подготовкой. Германский солдат был дисциплинирован, упорен в выполнении поставленных боевых задач. Личный состав армии подвергался мощной пропагандистской обработке. Немцам постоянно внушалась мысль, что они «высшая раса», которой «сам бог повелел господствовать» над другими народами. Восхвалялись «непревзойденное могуществ» германских вооруженных сил и их «непобедимость».

Напутствуя своих генералов перед предстоящей войной с Советским Союзом, Гитлер в конце марта 1941 г. отмечал, что эта «война будет резко отличаться от войны на Западе. На Востоке жестокость является благом на будущее. Командиры должны пойти на жертвы и преодолеть свои колебания».

Готовность Советского Союза к отражению агрессии. Опас­ность империалистической агрессии, особенно усилившаяся, когда к власти в Германии пришел фашизм, вынудила партию и правительство укреплять обороноспособность страны.

В годы предвоенных пятилеток вводились в строй все новые и новые промышленные предприятия, причем значительная их часть на востоке страны. Это позволило в годы войны развернуть здесь большое военное производство.

Резко возросли ассигнования на военные нужды. В 1939 г. они составили 25,6%, в 1940 г.-32,6%, в 1941 г.-43,4% общего государственного бюджета. Быстрыми темпами развивалось про­изводство танков, самолетов, кораблей, боеприпасов. Начался массовый выпуск новых типов боевых скоростных истребителей и бомбардировщиков (МИГ-3, ЯК-1, ЛАГГ-3, По-2, Ил-2), тяже­лых танков КВ и средних - Т-34, завершилось конструирование первых образцов реактивных установок. Отечественное судостро­ение было переориентировано на выпуск легких надводных кораблей и подводных лодок.

Однако, к сожалению, значительная часть этой новой техники поступила к советским воинам не к лету 1941 г., а позднее, за что многие из них заплатили жизнью. Немалую роль здесь сыграли репрессии в отношении руководителей промышленности, конструк- , торов военной техники, инженеров.

Однако существенной слабостью Красной Армии была ставшая следствием массовых репрессий 1937-1939 гг. низкая профессио­нальная подготовка кадров командиров. К началу войны только 7% командиров вооруженных сил имели высшее военное образо­вание, а 37% не прошли даже полного курса в средних военно- учебных заведениях. Начальник германского генштаба Гальдер записал в мае 1941 г. в своем дневнике: «Русский офицерский корпус исключительно плох. Он производит худшее впечатление, чем в 1933 году. России потребуется 20 лет, пока она достигнет прежней высоты». Тяжелую школу современной войны командным кадрам нашей армии пришлось проходить на ее полях.

Массовые репрессии командного состава породили и другие негативные явления: с одной стороны-излишнюю робость у части оставшихся командиров, а с другой - излишнее рвение, устремление решить задачу любыми средствами. Военная доктрина, которой руководствовалось командование Красной Армии, носила ярко выраженный наступательный характер. Главным стал лозунг - «Разгромить врага малой кровью на его территории». Любые высказывания о возможности длительных оборонительных действий квалифицировались как действия врагов народа.

Советская военная разведка, зарубежные антифашисты, 'по­могавшие нашей стране, настойчиво предупреждали о наступают щей угрозе. Точную дату нападения Германии на Советский Союз сообщил в Москву разведчик Р. Зорге. Разведке уда­лось установить основные направления предполагаемых наступле­ний немецко-фашистских армий. А на границе происходили для многих непонятные события. В пограничной полосе свободно разъезжали на автомашинах пере­одетые в штатскую одежду немецкие офицеры, получившие разрешение Советского правительства якобы на розыск могил за хороненных здесь немецких военнослужащих времен первой ми­ровой войны. Нередки были случаи нарушения немецкими само­летами советского воздушного пространства. Стрелять по ним было категорически запрещено. Был случай, когда советские солдаты на нашей территории задержали немецкий самолет, со­вершивший вынужденную посадку, оборудованный новейшей фо­тоаппаратурой. На пленки были засняты мосты и железнодо­рожные узлы на Киевском направлении. Обо всем этом было сообщено в Москву. Однако Наркомат обороны распорядился не- медленно отпустить экипаж с самолетом, дав в сопровождение Два наших истребителя.

Нападение Германии. Гитлер и его военное руководство не сомневались в быстрой победе. В первой половине 1941 г. на за­падном фронте никаких боевых действий фактически уже не ве­лось и гитлеровское командование получило возможность сосре­доточить против СССР большую часть своих сил, вооружения и боевой техники - до 5,5 млн. солдат и офицеров Германии, стран- сателлитов и союзников. 190 дивизий развернулись на всем про­тяжении от Баренцева до Черного моря. Их должны были под­держивать с воздуха четыре из пяти немецких воздушных флотов.

Согласно плану «Барбаросса» немецко-фашистские войска, го­товившиеся к наступлению, составляли три группы армий: «Се­вер», «Центр» и «Юг» - перед каждой из которых стояли свои особые задачи.

Группа армий «Север» наступала из Восточной Пруссии в направлении на Даугавпилс, Псков, Ленинград с целью уничто­жить советские войска в Прибалтике, захватить порты на Балтий­ском море.

Группа армий «Центр», наиболее оснащенная из всех трех, должна была нанести мощные удары на флангах советских войск (сконцентрированных в районе Белостока), соединиться в районе Минска и продолжить наступление через Смоленск на Москву.

Группа армий «Юг», уничтожив силы Красной Армии в Западной Украине и к западу от Днепра, должна была захва­тить Киев и продолжать наступление на Харьков, Донбасс и Крым.

Советские войска, сосредоточенные в западных приграничных округах, состояли из 170 дивизий и насчитывали около 2,7 млн. человек личного состава, 37,5 тыс. орудий и минометов, 1475 но­вых танков (КБ и Т-34), 1540 боевых самолетов новых типов, а также значительное количество легких танков и самолетов уста­ревших конструкций. Наши дивизии не были полностью уком­плектованы. Поэтому на основных направлениях противнику уда­лось обеспечить превосходство в 3-4 раза, а на направлениях главного удара - и более.

Гитлеровское военное руководство полагало, что под этими мощными ударами сопротивление Красной Армии будет быстро сломлено.

В ночь на 22 июня, когда у Советского командования уже не было сомнений, что возможно нападение Германии на нашу страну, в западные округа телеграфом была передана дирек­тива о приведении войск в боевую готовность. Приказ флоту был передан по телефону и получен на кораблях за один-два часа до начала войны. Однако директива запаздывала. И пока она передавалась через штабы, германские войска получили сигнал начать военные действия. На рассвете фашистская авиация нача- ла бомбардировку советских городов и населенных пунктов, за­тем открыла огонь артиллерия. Враг стремился уничтожить шта­бы, узлы связи, железнодорожные коммуникации, мосты. Не­мецкая авиация в первый же день войны разбомбила 66 советских аэродромов, уничтожив 1200 самолетов. В войну против СССР также вступили Италия, Румыния, Венгрия и Финляндия.

' Вот как вспоминал о первых днях войны один из участников боев: «Нападение врага застало нас непростительно врасплол. , Командиры в отпусках. Оружие в глубокой консервации на скла- ? дах. Техника разобрана. Баки самолетов на промывке... Враг был вооружен до зубов. Немцы с автоматами, а мы зачастую с учебными винтовками, и то одна на двоих... В отчаянье негодо­вал: «Где командование? Куда оно смотрит!..» Стиснув зубы, с болью в сердце мы отходили, отступали, теряли своих друзей, приносили многочисленные жертвы...» Не имея ясного представления о масштабах вторжения, нарком С. К. Тимошенко 22 июня в 7 часов 15 минут отдает директиву, согласно которой советским войскам всеми силами и средствами надлежало обрушиться на вражеские части и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу. При этом отмечалось, что «впредь до особого распоряжения наземным войскам границу не переходить». Но связь была нарушена. Генеральный штаб не получал достоверной информации о положении на фронтах. Более того, вечером того же 22 июня 1941 г. им была отдана еще одна директива с требованием перейти в решительное контрнаступление с целью перенести военные действия на территорию противника и разгромить его там. Это привело к попыткам организовать разрозненные удары по противнику на отдельных участках. На фронте развернулись крупные танковые сражения, которые оказались более выгодными противнику. С нашей стороны на ряде направлений участвовали только легкие танки со слабой броневой защитой и слабым вооружением, тогда как со стороны противника вели бой средние танки. Естественно, советские тан­кисты несли несравнимо большие потери. Нанесение по врагу сильных контрударов хотя и замедлило его продвижение, но выполнить поставленные задачи наши войска не могли.


Случайные файлы

Файл
60265.rtf
240-1319.DOC
157653.rtf
26196.rtf
174025.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.