22





План:


1. Введение.

2.Торговый Дом «И.Я. Чурин и К».

3. Торговый Дом « В.Ф. Плюснин и К».

4. Торговый Дом « Пьянков с Братьями».

5. Торговый Дом « Кунст и Альберс».

6. Заключение.



































Введение.

В современных условиях, когда общество ищет возможные пути выхода из кризиса, опыт наших предков просто необходим. В этой связи, безусловно, необходим материал об отечественных предпринимателях на Амуре в дореволюционный период. В своей работе я попытаюсь воссоздать картину формирования и деятельности крупной буржуазии и купечества на Дальнем Востоке во второй половине XIX века и начале ХХ века.

По словам современника, к концу 50-х годов XIX века Амурский край являлся «самым интересным предметом», на который были обращены взоры русских, а в особенности сибиряков. А активная торгово-промышленная жизнь на далёкой реке была конкретным проявлением этого интереса.

«Фундамент» был заложен Российско-Американской компанией, дела которой в середине XIX века шли к закату. Главным опорным пунктом в её деятельности на русско-тихоокеанском побережье был порт-пост Николаевск. Здесь проживал главный содержатель имущества компании николаевский купец II гильдии Андрей Степанович Буоров. Он, поставляя охотникам-аборигенам припасы, скупал по Амуру и на Сахалине пушнину, организовал частную добычу угля на острове. Хотя предпринимательство на Амуре не являлось ведущим для компании, благодаря ей в местной торгово-промышленной жизни прочно утвердились такие принципы как монополизм, бесконтрольность и злоупотребление возможностями неэквивалентного обмена, опора на широкую государственную поддержку.

Городское население в соответствии с «Правилами для поселения русских и иностранцев в Амурской и Приморской областях восточной Сибири» (1861)получило право на ведение торговли на неограниченную сумму, освобождалось от платежа различных пошлин, государственных повинностей и военного постоя. Купечество не должно было платить гильдейских пошлин при записи в ту же гильдию, что была на прежнем месте жительства (это положение действовало до 1886 года). Сохраняя в течение почти четверти века льготы для купечества, правительство в определённой мере способствовало формированию местной буржуазии.

К середине XIX века принципиально изменилась ситуация в Сибирской чаеторговле. Это обусловилось тем, что сибирские чаеторговцы, также как и торговцы мехами, поддержали идею освоения амурского пути в Великий Океан и в 1859 году были посланы три коммерческих агента по Амуру в Николаевск, а затем в Шанхай и Японию для изучения возможности рынка. После чего Военный губернатор приморской области 2 августа 1860 года посчитал ввоз чая через Николаевск полезным и необходимым. Для реализации этой идеи было создано «Кяхтинско-Амурское товарищество», которое должно было снабжать чаем население Амурского бассейна и частично Забайкалья.

Экстенсивное развитие товарно-денежных отношений и перемещение сибирских капиталов на Амур имело положительные стороны. Практически вся буржуазия создавалась из слоя бывших приказчиков и служащих, создавших различными путями значительные капиталы и осевших на постоянное место жительства на Амуре. Приказчиками и доверенными крупных сибирских фирм, развозившими на лодках и баржах товары по Амуру и его притокам, начинали многие, в дальнейшем известные, дальневосточные купцы. Дмитрий Есипов, первый николаевский купец – первогильдиец, был доверенным верхнеудинского купца А. Курбатова, пользовавшегося особым расположением графа Муравьёва. А в Российско-Американской компании приказчиками служили такие известные купцы как, Рафаилов, Расторгуев, М. И. Чардымов.

Юг Дальнего Востока России в силу географического положения являлся районом, где буржуазные производственные отношения возникли под воздействием не только отечественного, но и иностранного капиталов. Богатейшие и неосвоенные земли располагались в непосредственной близости от Китая, чей рынок был желанным для англичан, немцев, американцев и предпринимателей других стран. Проникновение их на Амур обеспечивало, во-первых, высокие прибыли при практически полном отсутствии конкуренции, во-вторых, открывало перспективу транзитной торговли. В значительной степени этому способствовало положение «порто-франко», или беспошлинной торговли, которое с середины 50-х годов фактически существовало, а в 1862 году было юридически оформлено в амурском регионе. В рапорте Путятина великому князю Константину Николаевичу ещё в 1857 году отмечалось, что некоторым из американских купцов в Николаевске в несколько месяцев удалось сделать обороты на 50 тыс. руб. серебром.

Одним из первых на Нижнем Амуре обосновался гражданин Северо-Американских Соединённых Штатов Д.К. де-Фриз. В 1858 году он подал прошение генерал-губернатору Восточной Сибири с просьбой о разрешении поселиться на берегу Амура «с целью занятия сельским хозяйством, торговлей и могущими быть сопряженными с этим фабриками и мануфактурами». Граф Муравьёв в резолюции определил в качестве главного условия оседлости смену подданства, поскольку никаких руководящих документов о поселении иностранцев в Приамурье ещё не было. Намерения де-Фриза были серьёзны, и он в июне 1859 года принял присягу. Впоследствии николаевский II гильдии купец де-Фриз вёл активные торговые операции на Амуре и в Приамурье, занимался пароходством. В 1897 году он возвратился в Северную Америку.

Следует отметить, что иностранные капиталисты, получившие по правилам о заселении края право на занятие торгово-промышленными операциями в регионе на основании общих для переселенцев льгот, оказались в более выгодном положении, чем российские предприниматели. Дело в том, что освобождение от уплаты гильдейских пошлин получали лишь те купцы, которые уже состояли в гильдии на прежнем месте жительства. Они вносили лишь незначительную плату в городскую казну с объявленного капитала. Большинство же отечественных торговцев были выходцами из мещан и крестьян и должны были платить пошлины за гильдейские документы. Статистика показывает, что на 1861-1862 года по Николаевску было выдано иностранцам 15 купеческих документов. Из них 12 человек записались в I гильдию, а русским торговцам было выдано 32 документа, из них 1 – в I гильдию, четыре во II гильдию, остальные в третью. Таким образом, льгота, введенная царской администрацией для привлечения купечества, на деле оказалась более выгодна для иностранных предпринимателей.

Методы, которыми пользовались дальневосточные предприниматели, соответствовали эпохе первоначального накопления и имели довольно широкий диапазон: от «фарта» до грабежа. Этому способствовали условия формирования товарно-денежных отношений и рынка на Дальнем Востоке. Первое место занимала неэквивалентная пушная торговля, фактически спаивание, ограбление и закабаление промысловиков. В 60-70 года преобладала торговля «вразвоз» на баржах или лодках по реке. Центрами такой торговли были города-посты Благовещенск, Николаевск, Софийск, Мариинск, селения Хабаровка, Михайловское, казачья станица Казакевича и др. Правда, не во всех из них в эти годы были специальные помещения для магазинов. Большинство купцов торговали с барж и пароходов. В крупнейшем центре – городе Благовещенске – в 1864 году насчитывалось 68 торгово-промышленных заведений, из них 5 магазинов , 6 лавок на базарной площади, 48 мелочных лавок, 4 лавки со спиртами, 2 гостиницы, 1 харчевня и 2 бани. В Хабаровке в 1862 году был один магазин, принадлежавший «Амурской компании», 5 лавок русских и иностранных купцов, несколько мелочных лавок, принадлежащих китайским торговцам и торговля с барж на берегу Амура. Представление об основных грузопотоках первых лет освоения Амура дают материалы николаевской городской полиции. Единственный груз, который в значительных количествах шёл вверх и вниз по реке – это меха. Через Иркутск амурские и сахалинские соболя шли в Европейскую часть страны, через Николаевск отправлялись на мировой рынок. Из Европейской России и Сибири через Забайкалье вниз по Амуру везли продовольствие, прежде всего муку, скот, ткани, одежду, обувь, свечи и т.п. товары для внутреннего потребления; кожи, шерсть, солёное мясо для вывоза за границу. Через николаевский порт морем ввозились, главным образом на иностранных судах, ткани, сахар, чай, табак, вина, фрукты и др. товары, в том числе отечественного производства.

Процесс колонизации окраины создал спрос на промышленные изделия и продовольствие, а постепенное развитие капитализма в сельском хозяйстве стимулировало рост её «товарности». Дальневосточный регион превращался в рынок сбыта промышленной продукции и источником сырья для Европейской России и иностранных государств: Германия, Япония, Англия, Америка и др. Главными центрами торговой деятельности были города Благовещенск, Хабаровск и Николаевск, оборот предприятий которых в 1900 году составил 17,5 млн. рублей.

Условия освоения далёкой окраины и влияние сибирских старо-купеческих монополий способствовали утверждению универсальных форм торговли. В магазинах крупнейших местных торговцев можно было приобрести товары самого разного назначения: от продовольствия, книг и одежды, до сельскохозяйственного инвентаря и машин. Современник писал об этом: «То, что на западе явилось продуктом новейшего развития – лавка-дворец, в котором имеется всё: хлеб, мясо, обувь, одежда, мебель и железо, то здесь выросло на девственной почве, почти не тронутой человеком земли». Абсолютное большинство товаров приобреталось за пределами Дальнего Востока – в Центральной России или за границей. Товары закупались оптовиками на Нижегородской ярмарке, в Москве, Одессе, Лондоне, Гамбурге, Сан-Франциско и других городах и морем доставлялись на Дальний Восток. Необходимость годовых закупок товаров заставляла торговцев-оптовиков прибегать к кредиту, условия которого у российских кредиторов составляли 12% годовых. Кроме того, 11-12% годовых брали транспортно-страховые компании за доставку грузов на далекую окраину. Как видно, торговое предпринимательство на Амуре было делом хлопотным, дорогим и получение прибылей гарантировалось при использовании методов первоначального накопления, прежде всего, неэквивалентной торговли.

Торговый Дом «И.Я. Чурин и К»


Крупнейшей русской универсальной фирмой Дальнего Востока являлся торговый дом «И.Я. Чурин К», действовавший в крае с 1868 года. Его учредитель Иван Яковлевич Чурин (1832-30 апреля 1895) начал свою коммерческую деятельность в 1857 году в пределах Приамурского края в торгово-промышленной организации иркутских купцов. А в 1867 году, пригласив к участию энергичных деятелей, братьев Николая и Василия Бабинцевых, учредил товарищество под фирмой «И.Я.Чурин и К», открыв своё собственное дело сперва в городе Николаевске, а позже, с ростом населения Дальнего Востока, и в городах Благовещенске, Владивостоке, Хабаровске, Никольск-Уссурийске, Черниговке и других.

Поставки товаров торговому дому осуществляли текстильщики Москвы, такие как С. Морозов, Гортон, предприниматели Одессы, Ярославля, Ростова-на-Дону, Симбирска, Тюмени, Томска и др. В Европейской России закупался сахар, бакалея, ткани, галантерея, керосин, табак, в Сибири - рукавицы, тёплая одежда, обувь, масло, мёд. Реализуя преимущественно отечественные товары, компания имела связи с иностранными торговцами. По данным официальной статистики торговый оборот фирмы Чурина в Благовещенске в 1890году выразился в следующих цифрах: привезено товаров на 2 млн. рублей, продано на 1,250 млн. рублей.

Кроме того, фирма владела целым рядом промышленных предприятий, как в Благовещенске, так и в других городах Дальнего Востока, вкладывала капиталы в золотодобывающую промышленность и развитие транспорта. По мнению Приамурского генерал-губернатора С. Духовского, компания являлась наиболее надёжным и крупным представителем русского торгового дела на Амуре.

В 1869 году основатель фирмы И.Я.Чурин принял сотрудником А.В.Касьянова. Александр Васильевич Касьянов – тоже уроженец города Иркутска, обладал пытливым природным умом, поразительной энергией и трудоспособностью и хорошо сознавал экономические интересы России. А.В.Касьянов вложил все свои силы в развитие фирмы, видя в этом не столько средство накопления богатства, сколько почву для приложения своих сил в большом российском предприятии, столь необходимом для экономического и культурного развития Манчжурии, Приамурского края и всего дальневосточного региона. Вскоре А.В.Касьянов стал главным пайщиком и был избран компаньоном-распорядителем, каковым и остался до самой смерти. А.В.Касьянов умер в Харбине в 1925 году.

Благодаря энергии , чрезвычайной преданности делу и работоспособности всех участников товарищества, предприятие успешно развивалось и в 1880 году было учреждено «полное товарищество» под фирмой «Торговый дом И.Я.Чурин и К». Впоследствии вступили в предприятие в качестве «полных товарищей» В.А.Левашев и И.И.Мамонтов.

Кроме разнообразной коммерческой деятельности Торговый дом бурно развивал и промышленно-заводскую. Так, по Владивостоку и Благовещенску были построены фабрики тёртых красок, а в Благовещенске –мыловаренный завод, спичечная фабрика, типо- и литография, оборудованная новейшими машинами и первоклассный винокуренный завод. Общее количество русских и иностранных фирм, поставляющих Торговому дому свои товары, было более пятисот, и годовые обороты Торгового дома достигли до революции 35 миллионов рублей.

В 1917 году Торговый дом все свои предприятия в России обратил в паевое товарищество под длинным названием «Торгово-Промышленное Товарищество на паях. Преемники И.Я.Чурин и К – А.В.Касьянов и К».

После строительства КВЖД Иван Яковлевич Чурин открывает свои отделения в Манчжурии: в Порт-Артуре, Харбине, Инькоу и Имяньпо. Я хочу рассказать о самом интересном из отделений - о Харбинском.

Универсальные магазины фирмы «И.Я. Чурин и К» в Харбине были расположены в Новом городе, на Пристани и в Модягоу. В течение многих десятилетий «Чурин» был своего рода ориентиром в Харбине, хорошо известным любому жителю города, русскому или китайцу.

В то же время, все предприятия в Манчжурии, в том числе и в Харбине, были выделены в самостоятельное дело исключительно в пределах Китая с сохранением лишь прежнего наименования.

Экономический кризис после мировой и гражданской войн негативно отразился на делах фирмы в Манчжурии. Сказывалось и отсутствие в Харбине его главного руководителя А.В.Косьянова, которому удалось переехать из Москвы в Харбин лишь в 1922 году. С его приездом дела фирмы стали быстро оживляться. В дело были влиты запасные капиталы, были быстро восстановлены коммерческие связи с американскими и европейскими промышленными центрами и налажен беспрерывный приток товаров высокого качества, отвечающих потребностям населения Манчжурии. Торговый дом являлся самым крупным поставщиком для КВЖД.

Были открыты дополнительные универсальные магазины в г. Манчжурии и позже в г. Мукдене(Шэньяне) и Гирине.

После смерти А.В.Касьянова компаньоном-распорядителем был избран его старший сын, Н.А.Касьянов. В Харбине в 1927 году было три крупных «чуринских» универсальных магазина: в Новом городе, на Пристани и в Модягоу и действовало несколько собственных заводов и фабрик: папиросная и гильзовая, чайная, парфюмерная, колбасная, лаков и красок, водочный завод и винные подвалы, мыловаренный, уксусный, кожевенный заводы.

Универсальные магазины фирмы Чурина учитывали практически весь спрос населения Харбина и были приспособлены к удовлетворению самых разнообразных потребностей покупателей. Магазины имели отделы: мануфактурный, модно-галантерейный, парфюмерии, дамского и мужского платья и шляп, обувной, бакалейный, винно-гастрономический, москательный, скобяной, технико-строительный, посудо-хозяйственный, золотых и серебряных изделий, фотопринадлежностей, книжный, писчебумажный и игрушечно-музыкальный. С 1926 года был открыт в Харбине оптовый отдел Чурина, оперирующий более чем тридцатью представительствами первоклассных фабрик и заводов.

Большее значение для развития региона имело открытие в 1927 году сельскохозяйственного отдела, продававшего тракторы, плуги, бороны и другую сельскохозяйственную технику ведущих фирм США и Европы. Только в одном Харбине в это время аппарат предприятия «И.Я.Чурин и К» насчитывал более 500 служащих и рабочих, в Харбине же помещалась и главная контора фирмы. Административный аппарат и продавцы в основном подбирались из русских.

Работа в магазинах и на предприятиях фирмы Чурина считалась престижной и хорошо оплачивалась. Неудивительно, что многие русские трудились там по несколько десятков лет. При довольно сложной системе обслуживания покупателей: продавец-касса-экспедиция(выдачи покупки) в магазинах практически никогда не было очередей. Скорость обслуживания покупателей без применения каких-либо технических средств была просто фантастической. Проявление невнимания к покупателям, а тем более грубость или конфликты с ними не могли иметь место в магазинах Чурина в Харбине.

В Харбине у универсального магазина Чурина, расположенного в Новом городе, на углу большого проспекта и Новоторговой улицы, вокруг здания, с его всегда красочным оформлёнными витринами, были сплошные скамейки, на которых в тёплое время года любили отдыхать и беседовать русские харбинцы. Оба русских кладбища в Харбине были расположены дальше, за магазином Чурина по Большому проспекту, с правой его стороны располагалось «Старое Кладбище». В Харбине поэтому бытовало выражение «унести за Чурина», что означало похоронить человека. Чурин сопровождал харбинцев от рождения – от соски, первых игрушек и до последнего пути.

С 1953 года Правительство СССР безвозмездно передало свои права на фирму Чурина правительству Китайской Народной Республики.

Торговый Дом «В.Ф. Плюснин и К»


Следующей фирмой, о которой мне хочется рассказать – это фирма «В.Ф. Плюснин и К». Первым из предков, имя которого дошло до нас, - Нестор Плюснин, был казаком и шёл в первых рядах завоевателей Сибири. Отстав от других, он остановился в окрестностях Байкала. Он, а затем и его потомки прочно осели на реке Итанце, где потом выросло село Батурино. В четвёртом поколении Плюснины обратились в свободных крестьян. Относительной чертой Плюсниных была общественная деятельность и любовь к церковностроительству. Всегда, будучи самыми исправными и достаточными среди односельчан, они все до одного несли общественную службу и личными трудами и сбором денег помогали сооружению церквей.

Андрей Фёдорович Плюснин родился 14 августа 1827 года, вырос в деревне. Обучался сначала у дьячка, а затем у ссыльного декабристы И.Ф. Шинхова. До 31 года он занимался хлебопашеством, охотой, рыболовством и извозом. В 1857 году был взят верхнеудинским купцом И.П. Фроловым со специальным намерением отправить его на Амур вслед за экспедицией Муравьёва в качестве приказчика и надёжного человека на сплавной барже. По пути во время остановок случалось нападать на следы отрядов полковника Облеухова, погибших при возвращении с Амура в 1856 году. Так, однажды, при остановке на ночлег, Андрей Фёдорович наткнулся на целый ряд скелетов и ружей небольшого отряда, погибшего с голоду или замёршего. 13 июля баржа остановилось в Кизи (Мариинское) – пункт её назначения. В тот же день умер главный распорядитель экспедиции Фролов, брат хозяина, и Андрей Фёдорович должен был принять на себя его обязанности.

Наняв помещение, он открыл торговлю, как на деньги, так и на меновую – на соболей, за которых тогда платили от 2,5 рублей до 4,5 рублей. Жалование Андрей Фёдорович получил в первый год 100 рублей, за второй 120 рублей и в третий было предложено 200 рублей на хозяйской квартире.

Не согласившись на это жалование 10 мая Андрей Фёдорович сдал лавку новому доверенному и в конце мая уехал в Николаевск «искать счастья». В Николаевске, благодаря уже составленной репутации дельного торговца, Андрей Фёдорович купил в кредит (за неимением денег) товаров с потерпевших аварию судов Амурской компании на 5000 рублей и у немецких фирм 6800 рублей. Продав часть товара, он купил баркас за 375 рублей и, наняв четырёх рабочих, тронулся вверх по Амуру. 18 августа 1860 года он остановился в Хабаровке, где открыл торговлю сначала на баркасе, а потом в доме, купленном им в виде сруба за 250 рублей от поселенца Кудрявцева. В Хабаровке в это время стояла часть 13-го батальона, и были лавки Амурской компании и М.И.Чардымова. Андрей Фёдорович не столько торговал, сколько разъезжал по стойбищам и обменивал товары на пушнину. К первому июня 1861 года было выручено 22 тысячи рублей и оставалось товаров на 5 тысяч. Осенью 1862 года он вместе с партией солдат, отслуживших на Амуре, поехал в Иркутск продавать «мягкое золото». Сделки были очень прибыльными, так как пушнина, особенно соболь, ценилась там в пять – восемь раз дороже, чем в Приамурье. Он закупил большую партию товара, навестил родных в селе Батурино и уговорил брата Василия перебраться на Амур.

В 1864 году Андрей Фёдорович купил 117 десятин земли на берегу Пензенского Залива, в 15 верстах от Хабаровки. На этой земле делались опыты хлебосеяния, дававшие хорошие результаты, но дороговизна рабочих рук сделала невозможным эту затею. На ней же производился выпас скота.

В 1870 году единственная в Хабаровке церковь Марии Магдалины пришла в ветхость. Идя на встречу духовным потребностям населения, Андрей Фёдорович за собственный счёт построил церковь во имя Святого Иннокентия, а в селе Батурино (на своей родине) из таких же побуждений построил школу и дал 500 рублей на пособия.

В 1872 году был приобретён участок земли в Камень Рыболове на озере Ханка, и открыта там торговля, где управляющим был назначен Василий Фёдорович.

В 1873 году, при проезде Великого Князя Алексея Александровича, Плюснин имел честь принимать его Высочество в своём доме и пожертвовал обществу участок земли с домом для открытия первой в Хабаровске школы имени Великого Князя.

В 1876 году, когда капитал уже возрос до 100 тысяч рублей, был выписан из Америки заднеколёсный пароход «Русский». И 28 июля А.Ф. отправился по Сунгари в пределы Приамурского Китая. Там он продавал различные товары и покупал хлеб. Распродав большую часть товара и загрузив весь трюм хлебом, «Русский» благополучно вернулся в Хабаровск.

В 1878 году Андрей Фёдорович купил долю в винокуренном заводе, бывший Макеевским. Завод этот был устроен владельцем в расчёте на безакцизную продажу спирта, которая ему была разрешена. Но впоследствии с него был затребован акциз за всё время его работы. Это подорвало его дело, и разорившийся владелец вынужден был продавать завод на уплату акциза, Андрей Фёдорович купил за 20000 рублей одну треть предприятия.

В 1879 году Андрей Фёдорович заложил церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы, но достроить её не успел. Заложив фундамент и заготовив кирпич, Андрей Фёдорович Плюснин слёг и уже больше не вставал. Кирпич был продан, а фундамент вывезен на постройку военного собрания. В течение 16 лет Андрей Фёдорович состоял церковным старостой (1864-1880).

В том же 1879 году был открыт золотой прииск около Игнашиной по речке Омутной, но это дело не пошло. Так как золото оказалось мелкое и пластичное, а приборы не совершенны, то оно смывалось водой, оставляя лишь незначительную часть, не покрывавшую расходов. В 1881 году Василий Фёдорович бросил это дело, потеряв на нём до 40000 рублей, а Андрей Фёдорович затратил на это дело свыше 60000 рублей; причём исследована была вся прибрежная полоса Амура от устья Уссури до Мариинска. Андрей Фёдорович скончался 21 июня 1880 года на 54-ом году жизни. Так как он был бездетным, он оставил большую часть своего состояния, около 250000 рублей, брату Василию Фёдоровичу.

Василий Фёдорович родился 30 декабря 1834 года. Он так же испытывал в детстве всю тяжесть крестьянской жизни, в 10 лет был отправлен на службу к купцу Игумному в Кяхте. Из-за недоразумения он попал горничным мальчиком, к мещанину Молчанову, от которого через год его забрали обратно. В 18 лет его взяли на военную службу, а в 21 год вернулся домой.

В 1863 году по приглашению Андрея Фёдоровича был отправлен в пост Камень-Рыболов, где открыл отделение и торговал там, получая жалование 200 рублей в год. Приехав по вызову Андрея Фёдоровича в Хабаровку, он присутствовал при его смерти и остался его наследником и преемником в торговом деле.

Дело это было довольно разбросано и состояло из двух отделений торговли в Хабаровске, одного в Камень-Рыболове, золотых приисков в Игнашиной, участие в винокуренном заводе в Благовещенске, скотопромышленного дела, промыслового рыболовства и соболиного дела.

Василий Фёдорович был человеком совершенно иного склада, не обладавший железной волей и решительностью брата, чрезвычайно острожный и ещё не успевший войти в курс всего дела. Он стал прислушиваться к мнению окружающих и его помощников. Эти лица употребили во зло оказанное им доверие и уговорили Василия Фёдоровича командировать одного из них - Русанова за покупкой товаров в Москву (только что открывшийся рынок покупки товаров для Амура).

До этого времени в Москве продавались только одни соболя, для такой цели служил особый капитал 60000 рублей. На эти деньги приобреталось в Москве банковое серебро, ходившее по курсу от одного рубля до 1рубля 40 копеек за рубль или немецкие слитки серебра 0,999 пробы. На серебро покупались соболя и продавались в Москве. Товары же покупались исключительно в Сибири, в Иркутске или в Верхнеудинске. Только немецкая и американская фирмы привозили товар на пароходах и парусниках из Гамбурга и Сан-Франциско. Благодаря учреждению Добровольного флота оказалось возможным возить товар морем из России. Русанов снабжённый этими полномочиями, пользуясь прочной репутацией фирмы, закупил в Москве товаров на огромную сумму, закредитовавшись на 150000 рублей, более чем этого было необходимо. Товар был куплен без всяких расчётов, в три дорого, отправка из Одессы была задержана до июля, и в Хабаровске товар был получен только 30 сентября. Такая операция сразу подорвала дело, непосредственный убыток от покупки равнялся 70000 рублей. Разбирательство с Русановым, длившееся 12 лет, обошлось столько же. Пришлось два раза делать распродажу, потерять соболиный капитал, бросить приисковое дело, скотопромышленность, рыбные промыслы, продать участие в винокуренном деле, продать заимку и сжать дело до пределов возможного.

Поправление дела потребовало не менее 12 лет упорного труда и чрезвычайной расчётливости. Главное – доброе имя и незапятнанная репутация фирмы были спасены. Русанов, Михайлов и Новосельцев, взяв в Москве кредит и купив партию товаров в компанию, открыли свою торговлю, бросив Василия Фёдоровича сводить его расчёты по собственному усмотрению.

Эта первая и жестокая неудача наложила отпечаток на характер Василия Фёдоровича, сделавшегося мнительным и осторожным. Торговые операции сократились на три четверти. Товары выписывались под его личным сдерживающим влиянием, и дело поправлялось медленно до 1895 года, когда продажа паев Амурской компании ввела в дело снова крупный капитал. Сокращение торговли оставляло у Василия Фёдоровича достаточно свободного времени, которое он посвятил общественной деятельности. Ещё во время пребывания его в Камень-Рыболове в конце 70-х годов по случаю предполагавшейся войны с Китаем и вследствие недостатка военной обороны края ему было предложено организовать милицию из крестьян, заселявших побережье озера Ханка, что и было исполнено им по мере возможности. К счастью война не состоялась, и вскоре милиция была распущена.

По приезду в Хабаровку, которая впоследствии переименовалась в город, он с 1881 по 1898 года состоял неизменным членом комиссии по благоустройству города, заменявшей тогда городскую думу, а затем был дважды избран городской главой, но отказался. С 1888 по 1908 года состоял церковным старостой сначала Иннокентьевской церкви, а затем Успенского собора. Сама постройка этого собора прошла при его деятельности: он заведовал всей хозяйственной, кассовой, материальной и отчётной стороной дела. В 1904-1905 годах ему удалось завершить эту постройку сооружением колокольни на капитал, собранный уже из доходов в соборе. В 1884 году один из немецких купцов, торговавших во Владивостоке, В.П. Кернер, не выдержав конкуренции, прекратил торговлю и открыл комиссионную контору в Гамбурге. Через него фирма начала там покупать заграничные товары в числе первых русских фирм и в 2-3 года могли понизить цены на многие товары от 20% до 60%, продавая их с достаточной прибылью. Это обстоятельство послужило началом развития ввоза иностранных товаров, русскими фирмами и причиной сокращения операций многих старых немецких фирм, державшихся только баснословными барышами.

В 1899 году Василий Фёдорович соорудил лесопильный завод, а в 1904 году основал фабрику папиросных гильз. Завод обслуживал исключительно город. Начав распиливать с 3000 брёвен, завод довёл это число до 15000.

Гильзовая фабрика, оборудованная с двумя машинами, расширилась до 32 и постепенно доводила до высокой степени совершенство производства, не уступая фабрикам Европейской России, но сбыт рос медленно вследствие чрезмерной конкуренции. Имея возможность производить 3200 ящиков гильз (по 10000 штук) в год фабрика имела возможность продать пока не более 1000 ящиков.

В 1900 году начата постройка большого магазина на углу Муравьёва-Амурского и Инженерной улиц, и в 1902 году в этот дом перенесена торговля. Торговый оборот, не превышавший в 1855-1899 годах двухсот тысяч рублей, возрос до миллиона рублей. Хабаровка, переименованная при генерал- губернаторе Духовском в Хабаровск, росла, рос и сбыт товаров. Но как это условие, так и только что минувшая война, вызвали наплыв товаров и торговцев, превышающие потребности города. Появились аферисты, систематически производящие распродажи, основанные на неполных платежах. Нормальные условия торговли уступили место случаю и изворотливости, и в 1906 году торговое дело было продано с большой рассрочкой торговому дому Тифонтай.

В 1907 году была приобретена заимка наследников Кредовича при впадении Красной речки в Уссури, площадь в 216 десятин, на которой пока производится сельскохозяйственные опыты пригородного характера.

В том же году Василий Фёдорович принял участие в Акционерном обществе электрической энергии в размере 10000 рублей, а в 1913 году это участие увеличилось до 22000 или 44/200 паев.

В общественной деятельности следует отметить следующее; в 1895 году Василий Фёдорович ездил в Москву и Петербург в качестве представителя города совместно с М.П. Щербиной для присутствия при священной коронации Императора Николая II и для возложения венка на гробницу Александра третьего. В 1898 году Василий Фёдорович пожертвовал городу 25000 рублей на учреждение городского его имени банка. С 1897 по 1899 год состоял членом учётного комитета отделения Государственного Банка, а с открытием городского банка вступил в него директором и оставил эту службу по болезни в 1908 году.18 июня 1901 года избран почётным гражданином города Хабаровска, а 24 апреля присвоено звание потомственного гражданина. Долгое время состоял директором тюремного комитета Красного Креста. Василий Фёдорович имел бронзовою медаль в память Крымской войны, четыре золотых медали, ордена Станислава и Анны третьей степени и медаль в память святого коронования.

2 января 1909 года после долгой и изнурительной болезни, Василий Фёдорович Плюснин скончался в вагоне поезда на пути из Петербурга после операции. После смерти Василия Фёдоровича фирма и состояние, достигшее миллиона рублей, досталось двум сыновьям Александру и Петру Васильевичам.

Александр Васильевич (1864 –1921гг.) учился в классической гимназии в Иркутске, оттуда после пожара 1879 года, уничтожившего три четверти города, был отправлен в Москву. Пробыв год в частной гимназии Креймана и год в реальном училище Фидлера, в 1881 году оставил ученье, не кончив курса, и приехал домой вместе с Русановым, где вступил в дело в возрасте 17 лет. Сначала он подметал полы, изучал продажу товаров, их приёмку, расценку, а затем ему поручили более сложные дела, такие как покупка товаров в России и заграницей, управление магазинами в Камень-Рыболове и Хабаровске, ведение главной конторы. В последние годы жизни отца перенял управление лесопильным заводом и гильзовой фабрикой, которые были созданы по его инициативе и под его руководством.

Пётр Васильевич (1868-1937гг.) учился в классической гимназии во Владивостоке, которую также не окончил вследствие затяжной болезни отца, вступил в дело в 1887 году и также прошёл торговую школу, управляя главным магазином до его продажи и главной конторой до смерти отца.

Третий сын Василия Фёдоровича Иван утонул в 1896 году, катаясь на шлюпке, четвёртый Василий (1877-1942гг.) – от наследства отказался ещё при жизни отца и после его смерти, получив выдел, в делах фирмы участия не принимал. Василий успешно окончил Иркутскую гимназию и поступил в Московское высшее техническое училище, но учёбу не закончил. В 1900 году он посетил Хамовники, где познакомился с графом Л.Н.Толстым, примкнул к его учению. Василий пришёл к убеждению, что все люди равны, в обществе не должно быть богатых и бедных. Оставил училище и начал самостоятельную трудовую жизнь.

5 мая 1903 года он из Москвы пешком отправился в Крым. В Крыму разыскал толстовскую общину и примкнул к ней. Укрепившись духом и телом, Василий Васильевич заработал деньги физическим трудом, приехал в Москву и вновь посетил Л.Н.Толстого, чтобы получить напутствие перед отъездом на родину. В 1904 году он возвратился в Хабаровск.

С помощью единоверцев Василий Плюснин построил себе дом, занимался огородничеством, давал частные уроки по математике, тем и жил. В Хабаровске открыл дешёвую вегетарианскую столовую, бесплатную народную библиотеку. Летом 1917 года на земле Краснореченской заимки В.В.Плюснин организовал трудовую сельскохозяйственную артель, в которой бывший учитель выпасал коров.

Торговый Дом «Пьянков с Братьями»


Торговый Дом «Пьянков с Братьями» основан в 1894 году. В 1876 году один из братьев Пьянковых, Михаил Павлинович, приезжает на Дальний Восток и поступает служить к Тетюкову и Сапожникову в город Николаевск на Амуре. Через год входит к ним в компанию, а через три года после приезда на Дальний Восток начинает вести дела самостоятельно во Владивостоке, Хабаровске и Никольск – Уссурийске. В 1881 году Михаил Пьянков выписал к себе брата Владимира и оставил его вести дела во Владивостоке, в 1889 году выписал брата Иннокентия, служившего на винокуренном заводе в Иркутске, и поручил ему заведовать делами в Благовещенске.

1 июля 1894 году все три брата образовали бесконечное полное товарищество, под фирмой Торговый Дом «Михаил Пьянков с Братьями» с капиталом в 150000 рублей из них каждому брату принадлежало поровну. Все братья были обязаны в делах Торгового Дома принимать личное участие. Один из них был распорядителем дел Торгового Дома, а два другие брата заведовали делами в своих районах.

Как в первые годы, так и в последующие главным, на что было обращено внимание, был Павлиновский винокуренный завод, построенный в 1892 году на речке Супутинке, в двадцати верстах от Никольск-Уссурийского и в 120 верстах от города Владивостока. Стоимость завода с подвалом и солодовней составляла 180000 рублей, а 1913 году возросла до 400000 рублей. При заводе имелась мельница, кирпичный завод для надобностей завода и лесопильня. Русских рабочих рук в крае было мало, и ценились они дорого, поэтому рабочими на заводе были китайцы, пришлые переселенцы и запасные нижних чинов. В первые годы на заводе работало 30 человек, а в 1912-1913 годах – 125 человек, из них 51 человек русские. Освещался завод электричеством, отоплялся дровами, водой снабжался с реки Супутинки.

В первый год завод перерабатывал 500 пудов зерна в сутки, а в 1912-1913 годах – 260000 пудов. Винокурение производилось исключительно из хлеба, а также гаоляна, кукурузы и даже гречки. Зерно покупали у русских крестьян, казаков, корейцев, китайцев – цена зависела от урожая, так в 1894 году пуд кукурузы стоил 1 рубль. В 1912-1913 годах партия маньчжурского гаоляна (240000 пудов ) обошлась в 86 копеек за пуд, ячмень манжурский с доставкой обошёлся в 1рубль 5 копеек за пуд, а местный ячмень в 95 копеек за пуд. Пшеница снималась со своего имения и обошлась в 1 рубль за пуд. Самой выгодной культурой в винокурении в 1894-1895 годах был гаолян, 1 пуд гаоляна давал 43,8-44,5 градусов, 1 пуд кукурузы – 43-44 градусов, 1 пуд местной пшеницы – 37-38 градусов. А в 1912-1913 годах 1 пуд гаоляна давал 44-45 градусов, 1 пуд кукурузы – 45-47,5 градусов, 1 пуд гречихи – 47 –47,5 градусов, а 1 пуд пшеницы до 48 градусов.

Для утилизации барды приобретался скот, который при правильном кормлении бардою, хорошем помещении и уходе, через 2-3 месяца прибавлял в весе 4-8 пудов.

Спирт в бочках на лошадях и на автомобилях , поднимающих 6 бочек со спиртом, направлялся в город Никольск-Уссурийск, откуда поступал в склады, а затем к покупателям Приморской и Амурской областей.

Первый год работы Торгового Дома выразился в следующих цифрах: рабочих 200 человек, служащих 120 человек, вознаграждение тем и другим 132933 рубля за год, общий оборот фирмы составил 2660000 рублей, доход казне, городам и сельским обществам 563169 рублей.

В следующие годы Торговый Дом усиленно увеличивал свою деятельность, расширяя её. Организовывались промышленные предприятия: Уссурийский стекольный завод при разъезде Кипарисов, паровая вальцовая мельница в Хабаровске. Расширялась торговля винными и бакалейными товарами, заводилась книжная торговля в Никольск-Уссурийске и Хабаровске, обращалось усиленное внимание на развитие сельского хозяйства, скотоводства в имении Павлиновка, там же построили конный

завод.

Имение Павлиновка находилось в 20 верстах от города Никольск-Уссурийска. Павлиновка лежит в долине реки Супутинки, вокруг горы, покрытые дубом, лесным ильмом, орехом и т.д. В окрестностях леса в изобилии были такие звери как изюбр, коза, кабарга, медведь, барс, барсук, белки, волки и пр. В 15 верстах от имения не раз натыкались на тигра.

Чтобы соединить Павлиновку с населёнными пунктами, Торговый Дом построил ряд дорог: две в город Никольск, в сёла Ново-Хотунич, Крослевец и Раздольное. А с городом Никольском имение соединилось телефоном. В Павлиновке освещение было электрическое. Для служащих и рабочих имелись школа, больница, лавка и библиотека. Школой заведовала учительница, окончившая 8 классов гимназии, получала она 50 рублей в месяц при готовой квартире, освещении и отоплении. В школе училось 25 детей, из них 7 корейцев.

В имении выращивали ячмень, кукурузу, овёс, яровую пшеницу, картофель. Занимались коневодством, скотоводством, разведением коз, овец, птицы. Содержание одной головы скота обходилось в 12 рублей в месяц. Кормление, доение и уход были поставлены по датской системе. Корова давала в день около пуда молока. К 1 июля 1913 года в имении была 21 голова скота, 172 лошади, из которых большая часть чистокровные и полукровные.

Уссурийский стекольный завод, основанный в октябре 1910 года, выпускал сначала исключительно водочную посуду, в год до 2 миллионов штук. Оборот завода в 1912 году составил 136000 рублей, было выпущено 2100000 штук водочной посуды, пивной 800000 штук, винной посуды 50000 штук, аптекарской 50000 штук. В 1912-1913 году кроме водочной посуды выпускали уже и банки различных сортов, уксусную, клюквенную, чернильную, минеральную и др. посуду. Планировался выпуск оконных стёкл и хрусталя. Сырьё для завода – песчаник, известковый камень и огнеупорная глина было местное, а химические материалы выписывались из-за границы. Завод имел свои склады во всех крупных городах Приморской и Амурской области, на острове Сахалин. Паровая мельница, основанная в Хабаровске «Тифонтаем и К» с 1 сентября 1912 года взята в аренду, а с 1 мая 1913 года перешла в полную собственность Торгового Дома.

Корпус мельницы каменный, пятиэтажный. Освещение электрическое от своей электростанции, служащих при мельницы 10 человек, рабочих 33 человека из них 8 русских и 25 китайцев. Русский рабочий получал 35 рублей в месяц, китаец – 80 копеек в день. Мельница молола зерно, купленное в Манчжурии и в Уссурийском крае. Мельница вырабатывала муку 0, I, II, III, IV,V сорта, манную крупу и отруби. При мельнице в специальном приспособленном корпусе была макаронная фабрика.

В Торговом Доме была винная, бакалейная и книжная торговли. Бакалейный магазин существовал в Хабаровске с 1888 года и в 1912-1913 годах его оборот составил 434800 рублей.

Два книжных магазина в Хабаровске и Никольск-Уссурийске постоянно обращали особое внимание на удовлетворение потребности в книгах как отдельных лиц, так и различных учащихся этого края. В Хабаровске книжный магазин был открыт в начале века и его оборот в 1913 году выразился в 80000 рублей. Товара выписано из Центральной России на 25000 рублей, а из государств Западной Европы на 15000 рублей. Книжный магазин обслуживал 160 школ Хабаровского и Иманского районов.

23 июня 1898 года умер основатель фирмы – Михаил Павлинович. 1912-1913 года, можно сказать, были завершающими в делах Торгового Дома. Общий оборот в эти года составил 12353147 рублей, а служащих и рабочих до 700 человек.

А в 1923 году все домовладения фирмы были конфискованы, так как вдова Михаила Павлиновича с сыновьями уехала за границу без надлежащего разрешения властей.





Торговый Дом «Кунст и Альберс».


В 1895 году в Хабаровске было открыто отделение Торгового дома «Кунст и Альберс». Просуществовало оно ровно 35 лет. Это была одна из крупнейших торговых фирм не только на Дальнем Востоке, но и в России. Основана она была немцами Густавом Кунстом и Густавом Альберсом, не в Германии, а на Дальнем Востоке, в России. Местом основания был город Владивосток, и произошло это в 1864 году, спустя всего 4 года после возникновения этого города. Уже через два года появилось первое отделение фирмы «Кунста и Альберса» в Посьете.

Учитывая полное отсутствие транспортных связей с центральной Россией, фирма производила закупки товаров в Шанхае, ограничиваясь лишь товарами первой необходимости. Всего один раз в году во Владивосток приходили парусные суда с казённым провиантом, торговых перевозок они не осуществляли. Развивая собственное дело, Кунст и Альберс прекрасно понимали, что дело должно быть прибыльным.

Вначале 1880-х годов из Одессы во Владивосток открываются регулярные рейсы пароходов Добровольного флота, фирма Кунста и Альберса сразу уловила преимущество и выгоду этого важного предприятия. В Одессе она открывает свою закупочную контору и налаживает тесные связи с другими торговыми фирмами-поставщиками крупных российских городов, а вскоре поваляются её закупочные конторы в таких городах, как Варшава, Петербург, Москва, Рига и других. Основным совладельцем Кунста и Альберса становится Адольф Васильевич Даттан, который вошёл в фирму в 1886 году полным товарищем. С этого времени фирма расширяет сферу своей деятельности по всему Дальнему Востоку, открывая филиалы и отделения во многих городах и населённых пунктах.

В 1887 году – в Славянке; в 1888 году – в Барабаше и в Никольск-Уссурийске;…в 1895 году в Хабаровске и в Благовещенске; в 1890 году в Харбине. Всего 30 магазинов.

Во всех своих отделениях фирма строила собственные торговые и складские здания, в большинстве случаев капитальные. Учитывая огромные объёмы перевозок, большое внимание уделяется устройству складских помещений. Практически при всех отделениях были построены хорошие склады, обеспечивающие хранение крупных запасов самых разнообразных продовольственных и промышленных товаров. Наличие огромного количества складов позволяло фирме проводить массовые закупки. Фирма, постоянно изучая спрос, всё время расширяла сферу услуг. Кроме основной конторы по оптово-розничной торговле, фирма открыла целый ряд других: комиссионно-транспортную, банкирскую, техническое бюро.

На приамурской выставке 1913 года в Хабаровске Торговый Дом «Кунст и Альберс» имел один из лучших павильонов. В павильоне было выставлено большое разнообразие товаров и услуг, которое поражало не только простых жителей, но и специалистов.

В филиалах и отделениях Торгового Дома «Кунст и Альберс» в 1913 году насчитывалось около полутора тысяч служащих. В деятельности фирмы далеко не последнее место отводилось заботе о своих работниках. Затрат на социальные нужды фирма не жалела. Так, для неженатых работников имелись жилые дома-общежития, они получали также ежедневное питание. Для всех служащих существовала касса взаимопомощи, которая регулярно пополнялась определённым процентом от чистой прибыли фирмы. Служащие фирмы пользовались собственной библиотекой, кегельбаном, больницей, баней и бильярдной. Магазинные мальчики, которые разносили товары по заказам, также имели определённые льготы. Они обучались бесплатно на специальных курсах, на средства фирмы их отправляли летом на отдых в лагеря.

В 1898 году не стало Кунста, а в 1910 году и Альберса, место которого занял его сын, доктор права Альфред Альберс. Он-то и принял на себя полное управление всеми делами фирмы на Дальнем Востоке.

С самого начала организации отделения фирмы в Хабаровске доверенный Кунста и Альберса А.В.Даттан купил в самом центре города земельный участок, принадлежавший ранее Тифонтаю, и в 1906 году построил на нём каменное торговое здание, а затем и жилые, и складские сооружения. Практически все эти здания сохранились до настоящего времени. Это прежде всего Торговый дом - ныне Центральный гастроном.



Заключение.


На примере деятельности отдельных торговых компаний Приамурского Края можно сделать вывод, что провинциальная Россия обладала талантливыми, широко мыслящими, компетентными людьми, которые все свои способности и обширные знания отдавали на решение социально-экономических проблем дальневосточной окраины. Обладая миллионным состоянием, ведя крупные дела, купечество было очень отзывчиво на общественные нужды и жертвовало крупные суммы на школы и другие общеполезные начинания. Только Михаил Пьянков в год жертвовал не менее 30000 рублей на благотворительные нужды, а в 1898 году он пожертвовал 50000 рублей на строительство Николаевского городского училища и устройство при нём бесплатной читальни, за что был избран почётным смотрителем этого учебного заведения. Кроме того в 1901 году на деньги Пьянковых было построено хабаровское Общественное собрание. На деньги Плюсниных был построен хабаровский Градоуспенский собор. Многие купцы входили в состав городского самоуправления. Первым городским старостой в мае 1880 года стал купец второй гильдии Иван Протодьяконов. Гласными городской думы Хабаровска были Василий и Александр Плюснины. А купец первой гильдии Александр Плюснин в 1914 году был избран городской головой.

Купечество и средняя буржуазия сыграли немаловажную роль в развитии экономики и культуры на Дальневосточной окраине России.
























Случайные файлы

Файл
31110.rtf
135765.rtf
35790.rtf
24307.rtf
10336-1.rtf