Наступление Юго-Западного фронта летом 1916 года (2617)

Посмотреть архив целиком


Наступление Юго-Западного фронта летом 1916 года.

(Брусиловский прорыв.)


К концу весны 1916 года обстановка на фронтах складывалась в общем и целом не в пользу Антанты. Великое отступление русских войск летом 1915 года дало немцам большие густонаселенные районы с сильно развитой промышленностью. К лету 1916 года война приобрела характер позиционной. Окопы копались глубиной до трех метров. Хорошо укрепленные блиндажи сохраняли пехоту от артиллерии. Именно здесь проявила себя тяжелая артиллерия, которую изначально готовили для штурма крепостей. На поверхности оставались только дежурные, вся остальная армия сидела под землей. Атака начиналась после артподготовки, но масштабы фортификационных работ сводили ее действие на нет. Проводимая таким образом Верденская операция шла уже с 21 февраля и не принесла никаких заметных результатов. Именно из-за этого в марте 1916 года в Шантийи генералы Антанты приняли решение начать совместное наступление. Имелось в виду, что русские будут доблестно умирать, отвлекая на себя войска Центральных держав, а Англия и Франция смогут, наконец, сделать что-нибудь и на своем фронте. Западным союзникам было уже мало и Экспедиционного корпуса воевавшего на их фронтах. На совещании в Ставке, которая находилась в Могилеве, произошедшем 1 апреля было решено, что главный удар нанесет Западный фронт. Командующим фронтом был генерал Эверт, которому решили дать отыграться за его поражение в Русско-японской войне. Как обычно политика взяла верх. Северному и Юго-Западному фронтам было приказано нанести вспомогательные удары. Но политика не закончилась на выборе главного действующего лица предстоящей трагедии. В мае немецко-австрийские войска нанесли сильное поражение итальянцам. В связи с этим руководство Антанты обратилось к Николаю II с просьбой ускорить начало наступления. Император решил не бросить друзей в беде и начать наступление на две недели раньше намеченного срока. Но командующий Юго-западным фронтом генерал Брусилов не терял времени даром. Назначенный на эту должность 17 марта он активно действовал. До начала наступления была произведена тщательная разведка позиций противника. Как и Суворов в свое время под Измаилом, он создал оборонительную полосу, похожую на полосу австро-германских укреплений и тренировал на ней солдат. Вообще Брусилов за свой короткий боевой опыт (1914-17) он показал себя еще одним Суворовым. Солдаты 8-й армии, которой он командовал до Юго-западного фронта, действительно любили своего генерала. Ведь чего стоит один приказ о разрешении ношения теплых вещей не положенных по уставу. И это когда в других частях, несмотря на сильный мороз, командиры всячески с этим боролись. А Галицийская битва, в которой 8-я армия несла минимальные потери, благодаря таланту генерала. Кроме суворовских тренировок Брусилов ввел и кое-что новое.

Накануне войны наилучшей формой маневра являлся обход одного или обоих флангов противника с целью его последующего окружения. Фронтальный удар отвергался, ибо вследствие возросшей силы огня обороняющейся стороны он сопровождался огромными потерями наступающих войск, а зачастую делался совсем невозможным. Практика войны опрокинула эту теорию. Образование сплошных позиционных фронтов исключило возможность решения победы на флангах обороняющегося. Приходилось прорывать его сильно укрепленные позиции путем нанесения фронтальных ударов. Для этого сосредотачивали крупные силы и средства на избранных участках и после сильной артиллерийской подготовки переходили в наступление.

А. А. Брусилов ясно видел недостатки указанного способа действий.

Брусилов приказал в каждой армии и некоторых корпусах выбрать по одному участку прорыва и немедленно преступить на них к земляным работам по сближению с противником. Удар должны были нанести не по одному, а по четырем направлениям. Таким образом, противник не мог узнать направления главного удара.

Помимо выработки плана фронтовой наступательной операции, в подготовительный период много внимания уделялось тщательной разведке обороны противника. А она была довольно мощной. Противник был уверен в прочности своего фронта. Любопытно признание офицера 70-й австро-венгерской дивизии, плененного в первый день наступления. На допросе он заявил: “Наши позиции неприступны, и прорвать их невозможно. А если бы это вам удалось, тогда нам не остается ничего другого, как соорудить грандиозных размеров чугунную доску, водрузить ее на линии наших позиций и написать: эти позиции были взяты русскими, завещаем всем—никогда и никому с ними не воевать”. Широким фронтом велись также работы по инженерному обеспечению атаки. Чтобы скрытно подвести войска как можно ближе к передовым линиям противника, создавались инженерные плацдармы. Они состояли из 6-8 параллельных траншей на расстоянии 70-100м. одна от другой. Траншеи соединялись ходами сообщения. На участках атаки русские настолько приблизили свои окопы к австрийским позициям, что отстояли от них всего на 200-300 шагов.

Операция готовилась в строжайшей тайне. О времени ее начала было известно лишь узкому кругу лиц.

К моменту начала наступления Юго-Западный фронт имел некоторое преимущество перед противником в живой силе (573 тысячи штыков против 448) и полевой артиллерии (1770 орудий против 1301). Однако в тяжелой артиллерии, так необходимой для разрушения построенных долговременных сооружений, наши войска проигрывали в три раза (168 орудий против 545). Брусилов принял решение сконцентрировать войска в местах наступления чтобы иметь превосходство в пехоте в 2-1,5 раза и 1,5-1,7 раза в артиллерии.

На рассвете 22 мая(4 июня) мощная артиллерийская канонада возвестила начало наступления Юго-Западного фронта. Огонь русской артиллерии был исключительно эффективным. Это явилось результатом тщательной подготовки операции. Наибольший успех был достигнут на направлении действий 8-ой армии. Корпуса ее ударной группировки к исходу 23-ого мая (5 июня) прорвали первую полосу обороны противника. В течение следующих двух дней они вели преследование противника. 25-ого мая (7-ого июня) 15-ая дивизия 8-ого корпуса захватила Луцк. Характеризуя обстановку того времени генерал-майор Н. Н. Стогов писал: “Разгром австрийцев на ковельском и владимир-волынском направлениях выявился во всей своей полноте. Массовые показания пленных рисуют безнадежную картину австрийского отступления: толпа безоружных австрийцев различных частей бежала в панике через Луцк, бросая все на своем пути. Многие пленные… показывали, что им приказано было для облегчения отступления бросать все, кроме оружия, но фактически они не редко бросали именно оружие раньше всего другого…”.

В течение первых трех дней наступления войска Юго-Западного фронта добились крупной победы. Неприятельские позиции оказались прорванными на фронте 70-80 км. и в глубину на 25-30 км. Такого успеха ни немцы, ни Франция с Англией не видели с 14-го года. Ко 2 июня была разгромлена 4-я австро-венгерская армия эрцгерцога Иосифа Фердинанда. Однако здесь закончились резервы, насчитывавшие 5 дивизий. Кроме того, на помощь австрийцам пришли немцы, которые всегда были более воинственной нацией, чем венгры. Наступление на луцком направлении было остановлено. Без поддержки Западного фронта, который еще и не сдвинул свои войска, и новых частей дальнейшее продвижение было не возможно.

Во многом успех операции был определен новой тактикой русских войск. Около Мазурских болот немцы наступали колонами. В 1915 году они все еще ходили в атаку плотными цепями, так, что полк в глубину занимал несколько сот метров. Теперь же русские применили волны цепей. Смысл такого построения сводился к следующему: рота из 4 взводов разбивалась на 2 части. Первой цепью шли три взвода. За ними шел один взвод, обеспечивающий огневое прикрытие. Кроме перебежек в цепи, как это делается сейчас, осуществлялись перебежки цепей. Перед окопами противника цепи сливались и вместе шли на штурм позиций. В батальонном порядке пулеметы и специально выделенная рота также осуществляли огневое прикрытие. Кроме того, русские войска восприняли урок Великого Отступления 1915 года. Начинала бой артиллерия. Здесь русскими был впервые применен огневой вал. За валом шли возродившиеся после Петра Великого гренадеры или "чистильщики окопов". Специально созданные команды занимали окопы тогда, когда огневой вал уходил в тыл противника. В это время противник еще сидел в блиндажах. Один солдат одной гранатой, таким образом, мог очистить от противника район, занимаемый ротой. Однако здесь требовался тонкий расчет. Поспешивший гренадер рисковал наткнуться на огонь собственной артиллерии, громящей колючую проволоку или загоняющий противника под землю. Тот же, кто не спешил, рисковал застать противника вылезшим из-под земли. В этом случае он оказывался один на один против достаточно большой компании разъяренных людей. Дело в том, что гренадеры действовали небольшими группами. На вооружении они имели пистолет и тесак (чаще всего—трофейный штык-нож). При таком вооружении и речи не могло идти о выкуривании роты из окопов.

Большую роль сыграла и реформа армии. В состав полков были введены дополнительные команды, увеличено количество пулеметов. Каждой команде давались свои знаки различия. К концу войны дело дошло до того, что унтер-офицер какой-нибудь команды какого-нибудь национального полка походил на новогоднюю елку по количеству нашивок и шевронов. Но все эти нововведения дали положительный результат. В ответ на применение в январе 1916 года против русских частей химических снарядов в полки были введены химические команды. На подступах к городу Станислав русские применили химические снаряды. Успех их применения обусловил развитие русской военной химической промышленности. Ежемесячно фронт начал получать 150 тысяч таких снарядов. Изменилась и экипировка солдат. Всем им были выданы противогазы и каски французского образца—“адриановки”. Эти каски еще долго продержались на головах наших воинов. С некоторыми видоизменениями они дожили до советско-финской войны.

Решение о передаче дополнительных сил Юго-Западному фронту было принято лишь 26 июня. К этому моменту немцы создали сильно укрепленный район и дальнейшее сражение в районе Луцка превратилось в еще одну бойню. Но подошедшие резервы сильно помогли на остальных участках. 9-я армия смогла к 31 июля занять всю Боковину и Южную Галицию. Но и тут дела не пошли на лад. 27 августа в войну вступила Румыния. В течении месяца она доблестно сражалась на стороне Антанты, но после того, как Австро-Венгрия предприняла контрнаступление, оставила практически всю свою территорию. Для оказания помощи бегущим румынам русское командование выделило 35 пехотных и 11 кавалерийских дивизий. Общая протяженность фронта увеличивалась за счет этого на 500-600 километров. Брусиловский же прорыв происходил на фронте 550 километров. Какую помощь оказали нам румыны можете прикинуть сами.


Случайные файлы

Файл
41463.rtf
22054-1.rtf
113051.rtf
69393.rtf
71974.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.