73












План стр.


Введение

Глава I:

Идейные взгляды Н. Махно и их воплощение в жизнь. 3

Глава II:

Армия Махно в гражданской войне. 10

Глава III:

Методические рекомендации по использованию

материалов дипломной работы в преподавании истории. 27

Заключение 62

Примечания к главам 66

Список литературы 71













Введение

Актуальность темы. В последнее десятилетие в нашей стране сформировалось новое методологическое и концептуальное переосмысление целого ряда исторических проблем. Это относится и к острым, дискуссионным проблемам истории Гражданской войны, которые получили новое видение, другую оценку.

Процесс стены принципиальных подходов к проблемам истории Гражданской войны разрушил старые представления и стереотипы о ней и о героях войны. И если ранее противники большевиков и советской власти были представлены как контрреволюционеры, «враги народа», а поэтому, понятно, не являлись предметом специального изучения, то, сегодня, наоборот, интерес к истории красного движения в Гражданской войне сильно снизился, а интерес к белому движению возрос.

Значительно расширилась портретная галерея деятелей Гражданской войны. Одним из них был Нестор Иванович Махно, жизнь и деятельность которого, практически не была предметом специального научного изучения. Поэтому мы решили, по мере возможности, восполнить этот пробел.

Нестор Махно – одна из противоречивых личностей революционного движения XX века, один из руководителей борьбы крестьянских масс за землю и волю. Краеугольным камнем идейных взглядов Нестора Махно был кропоткинский анархо – коммунизм.

Личность самого Махно – сложная, яркая и сильная, как и все движение, - также привлекала к себе внимание, вызывая в одних простое любопытство и недоразумение, в других - тупое негодование и бессмысленный страх, в третьих - непримиримую ненависть, а в четвертых – беззаветную любовь.

Дело в том, что Махно не вписывается в привычное противостояние красного и трехцветного знамен, которое определяет в наше время ось политических симпатий. Он сражался и против красных, и против белых, и против желто-голубых, и потому политическим наследникам сил, противостоящих Махно, выгодно представить его движение принадлежащим лишь прошлому.

В рядах революционного народного движения – махновщины – находились представители практически всех национальностей, вероисповеданий, политических партий, преследующих самые противоположные цели. Он воевал со всеми властями и режимами, какие только были во время Гражданской войны и иностранной военной интервенции. К сожалению, до сих пор в нашей литературе нет более или менее объективного исследования по этой проблеме. Поэтому из всего многообразия материала о Несторе Махно, мы выделяем, на наш взгляд, основные: это формирование идейных взглядов Махно и его деятельность на фронтах Гражданской войны, которые представляют особый научный интерес.

Уровень научной разработки. К литературе о Махно и махновском движении следует подходить с величайшей осмотрительностью, так как эта тема побуждает браться за перо многих «повествователей», толкает всякого рода соображениями, ничего общего не имеющими ни с подлинным знанием дела, ни с живым стремлением поделиться этим знанием, беспристрастно изложить и осветить предмет, зафиксировать и предоставить в распоряжение историка точный материал. Одних заставляет хвататься за перо политический расчет: потребность оправдать и укрепить свою позицию, втоптав в грязь и оклеветав враждебное движение и его деятелей. Других поощряет – легенда, создавшаяся вокруг движения, сенсационность темы, острый интерес к ней со стороны «широкой публики».

Так нагромождаются «материалы», способные внести в представление людей лишь бесконечную путаницу и отнять у него всякую возможность дойти до правды.

Границы объективности советской историографии демонстрирует книга М. Кубанина «Махновщина»1. Это, пожалуй, наиболее фундаментальное исследование махновского движения. Интересный материал, который Кубанин почерпнул из труднодоступных до сих пор архивов, помогает решить немало загадок движения. Но работа Кубанина несет на себе ярко выраженную печать социального заказа – книга полна подтасовок и даже сейчас, когда многие мифы развеяны, нуждается в серьезных комментариях.

В книге «Мемуары белогвардейца» Н. В. Герасименко «Батька Махно»2, представлено махновское движение как кучка бандитов. Малейшее сравнение с архивными документами доказывает, что Н. В. Герасименко не имел никакого представления о движении и писал о нем понаслышке.

Есть и третья анархистская традиция в историографии махновского движения. Это, прежде всего книга «История махновского движения»3, «Воспоминания»4 Нестора Махно и других участников событий. Недостаток этой традиции очевиден – она слишком апогетична. Не марксистская историография за рубежом не очень жаловала движение своим вниманием, но все же здесь вышло несколько исследований, наиболее серьезным из которых является, видимо, книга М. Маллета « Нестор Махно в Гражданской войне в России,»5 вышедшая в Оксфорде в 1982 году.

Возвращение к теме махновского движения в современной литературе характеризуется, прежде всего, стремлением «большой прессы» представить махновщину как «русский бунт, бессмысленный и беспощадный». Сам Махно выглядит здесь человеком политически неграмотным и наивным.

К новейшим историографическим исследованиям о Гражданской войне следует отнести работу Г. А. Бордюгова, А. И. Ушакова, В. Ю. Чуракова «Белое дело: идеология, основы, режимы власти.»6 В этап коллективной монографии авторы сделали обзор предыдущих исследований по теме Гражданская война по трем направлениям: эмигрантское, западное, советское и прослеживают изменения в подходах и оценках Белого дела и его руководителей. Здесь же изложены характеристики новых тенденций, разрушивших привычные стереотипы в исследованиях проблем Гражданской войны и ее деятелей.

К этому же типу литературы отнесем книгу В. И. Голдина «Россия в Гражданской войне. Очерки новейших историографии».7 В восьми главах своего труда А. И. Голдин подробно и конкретно анализирует основные направления исследований по истории Гражданской войны, всю существующую литературу о белом движении и ее руководителях.

Определенный интерес для нашей работы представляет работа Н. Н. Рутыча.8 В ней собраны биографические данные всех высших чинов белого движения и Вооруженных сил Юга России.

Махновское движение нашло отражение в общих работах по истории Гражданской войны.9 Историография советского периода, как правило, замалчивала жизнь и деятельность Махно или выдавала его как «оборотня» гражданской войны, который принес стране больше зла, чем добра.

В последних о гражданской войне, на основе большого архивного материала, изложен новый взгляд на Нестора Махно и его движение. Не верной оказалась выдвинутая К. Е. Ворошиловым и ставшая стереотипом схема о « сталинском плане разгрома Деникина». Без военных действий Махно против Деникина, вряд – ли была бы победа над Деникиным.10

В исторической литературе военные операции гражданской войны изложены довольно детально и основательно. Указаны фронты, названы объекты и места сражений, вплоть для часов, в течение которых шел бой. Но здесь есть, на наш взгляд существенный недостаток – односторонность освещения, когда все боевые действия рассматриваются только с точки зрения побед и героизма либо «красных» или «белых» или армии Махно. Особенно в последнее время явно виден уклон в сторону восхваления белой армии и её генералов. Хотя признаем, что это был, действительно, сильный и серьезный противник.

Сегодня в России издан так называемый Архив русской революции. Сюда вошли книги, статьи, дневники эмигрантов и бывших руководителей белого движения: А.И.Деникина11, П.Н.Врангеля12, Н.Махно13, С.Мамонтова14 и других15. Наибольшую ценность представляет книга самого Н. Махно «Воспоминания», которая позволяет взглянуть на действия Махно в оценке самого автора.

Выделим избранные произведения в 16-ти томах « Белое дело»16 один том этой работы излагает проблему народного сопротивления коммунистическому режиму, где есть отдельные сюжеты действий армии Н.Махно.17

Из публицистики отметим статью М. Левина «Гражданская война в России: движущие силы и наследие»,18 В. Шишкина, В. Федюка и других.20 Особую ценность для нашей работы представляет статья, опубликованная в журнале «Дружба народов» под названием «Воспоминания и документы: Штрихи к портрету Нестора Махно».21 В «Литературной газете» опубликована обширная и содержательная статья В. Голованова «Батько Махно или «оборотень» гражданской войны»22

Изучая становление, развитие и укрепление идейных взглядов Н. Махно мы обратились к работам П. Гейдмана,23 Д. Гугонякина,24 А. Якимовича и других.25

В книгах Д.Голинкова,26 А.С.Грачева27 и других излагаются отдельные аспекты действий Махно против большевиков и Советской власти.

Таким образом, гражданская война, красное и белое движение, его руководители, спустя десятилетия, видятся в новом свете, оцениваются совершенно с других, чем было ранее, позиций. На основе изучения документов, нами предпринята попытка с новых позиций исторического мышления, объективно и правдиво изложить малоисследованную тему истории гражданской войны.

Актуальность и научная новизна темы, ее недостаточная разработанность определили хронологические рамки, предмет, цель и задачи исследования.

Хронологические рамки работы. Мы придерживаемся принятого большинством историков мнения о времени начала и окончания гражданской войны в России. Это февраль 1917 года – конец 1920 года. В дипломной работе освещается деятельность Махно именно в этот период. Кроме того, такой подход отвечает раскрытию общей цели и конкретных задач исследования.

Источник исследования. Это прежде всего документы, воспоминания, мемуары и другая литература. Ценным источником является сборник «Гражданская война в документах и воспоминаниях»28, а также «История Отечества в документах»29, «Переписка на исторические темы»30 и документальная работа Шевцукова31. В них мы находим документы, извлеченные из различного рода центральных и местных архивов: приказы командования красного и белого движения, программы белого движения, в частности, декларация Махно, письма белых генералов, стенограммы речей, особенно Л. Д. Троцкого, где он изложил позицию большевиков по отношению к Махно и его движения, доклады полевых штабов, телеграммы, воззвания, листовки, прокламации.

В книге Шевцукова выделен специальный документальный раздел: «Ф. К. Миронов, Н. И. Махно, А. С, Антонов – враги казачества и крестьян». За изложением материала следует примечание, где приводятся подлинные архивные и опубликованные документы.

Наиболее полно историю махновского движения отразили работы П. Аршинова и М. Маллета32.

Из многочисленной мемуарной литературы выделим воспоминания самого Нестора Махно33. Здесь же отметим, что многие мемуары отличаются большим своеобразием и субъективностью. Это, на наш взгляд, требует тщательного источниковедческого их анализа и сопоставления с другими источниками. С этой целью нами изучались мемуары не только бывших царских генералов, но и командиров Красной Армии34.

Достоверной документальный материал о военных руководителях периода Гражданской войны предоставляет нам альманах «Белая гвардия»35. В этом издании публикуются документы об истории гражданской войны. Уже опубликовано около 1500 документов, на 600 страниц. Альманах вернул в российскую историю, наряду с бывшими царскими генералами, и имя Нестора Махно. Альманах состоит из нескольких разделов, где публикуются статьи, дневники, воспоминания, история воинских частей, боевые действия. Достоинством альманаха является и то, что большую площадь журнал предоставляет публикации исторических портретов видных людей периода Гражданской войны.

Таким образом, перечисленные источники разные по содержанию по форме написания, датированные различными периодами гражданской войны, являются как бы живыми свидетелями народной трагедии.

Комплексный подход к ним, критический анализ, сопоставление и сравнительный анализ, позволяют объективно, правдиво, с позиции новой точки зрения на гражданскую войну, раскрыть подлинную историческую роль Н. Махно и его движения в период гражданской войны.

Считаем, важным отказаться от ее «красно – белого» изображения, увидеть в ней борьбу различных социальных сил, мотивов, интересов.

Предметом исследования данной работы является личность Нестора Махно и махновское движение, то есть отношение движения к различным враждебным силам – к контрреволюции, к большевизму и различные моменты героической борьбы махновщины с этими силами.

Цель исследования. Изучить новые взгляды, суждения, оценки, выводы отечественных историков о Несторе Махно и махновском движении и дать объективное, основанное на фактах, изложение позиций и действий движения в гражданской войне, в соответствии с той ролью, которую оно играло в историческом процессе.

Эта цель конкретизируется в следующих задачах:

  1. Высказать свою точку зрения относительно личности Нестора Ивановича Махно.

  2. Конкретно рассмотреть наиболее значимые политические взгляды и убеждения Нестора Махно.

  3. Изучить причины, сущность и последствия махновского движения.

  4. Определить роль и значение махновского движения в гражданской войне.

  5. Обрисовать общую картину взаимодействия армии Махно с красным и белым движением.

  6. Вскрыть причины поражения махновского движения и его последствия.

Методологические принципы работы. Реализация задач, поставленных в дипломе, обусловила обратиться к общеметодологическим принципам историзма и объективности. Материал анализировался и излагается с позиции материалистического взгляда на историю.

Структурно-функциональный анализ документов способствовал комплексному пониманию явлений гражданской войны. Системный метод позволил отразить специфику и особенности махновского движения, связанного, в основу с идейными взглядами Нестора Махно.

Изучение конфликтных фактов по принципу их соотношения, с применением сравнительного анализа, с учетом сходства и различия источников.

Все это позволило комплексно изучить проблему и осуществить правдивый взвешенный подход при изложении материала.

Практическая значимость. Считаем, что дипломная работа в какой-то мере дополнит историю махновщины и гражданской войны, так как нами использовалась новейшая литература по проблеме, а также опубликованные, но еще не введенные в научный аппарат научные документы. Кроме того, оценка излагаемых событий дается с позиций нового видения махновщины, при этом автор не придерживается какой-либо идеологической догмы.

Материала дипломной работы, полагаем, будут представлять интерес для учителей, студентов, школьников, одним словом всех кто интересуется историей махновщины и гражданской войны.

Фактически материал может быть использован при проведении занятий в институте, уроков истории в школе, внеклассных мероприятий, при разработке спецкурсов, написания рефератов и дипломных работ.

Апробация работы. По проблемам махновского движения были подготовлены и представлены для обсуждения доклады, рефераты и сообщения. Все они обсуждались на семинарах, на занятиях по спецкурсу, при проведении уроков и внеклассных мероприятий в школе в период педагогической практики. Кроме того, был подготовлен специальный доклад на тему: «Махно в гражданской войне», с которым выступил в этом году на научной студенческой конференции в нашем институте. По теме «Махно и махновщина» мною были выполнены курсовые работы, которые получили высокую оценку.














Глава I. Идейные взгляды Н. Махно и их воплощение в жизнь.


Махно Нестор Иванович – крестьянин, родившийся 27 октября 1889 года и выросший в селе Гуляй Поле Александровского уезда Екатеринославской губернии, сын бедной крестьянской семьи. На одиннадцатом месяце жизни он лишился отца, оставшись вместе с четырьмя маленькими братьями, на руках матери. Детство подростка, рано ставшего сиротой, было трудным. Вот что он писал много лет спустя: «Отец мой – бывший крепостной помещика Мабельского, жившего в одном из своих имений в деревне Шигаревой, что в семи верстах от села Гуляйполе Александровского уезда Екатеринославской губернии. Большую часть своей жизни он прослужил у того же помещика то конюхом, то воловником. Ко времени моего рождения он оставил уже службу у помещика и поступил кучером к гуляй-польскому заводчику, богатому еврею Керперу. Отца своего я не помню, так как он умер, когда мне было только 11 месяцев. Пятеро нас братьев – сирот, мал, мала меньше, остались на руках несчастной матери, не имевшей ни кола, ни двора. Смутно припоминаю свое ранее детство, лишенное обычных для ребенка игр и веселья, омраченное сильной нуждой и лишениями, в каких пребывала наша семья, пока не поднялись на ноги мальчуганы и не стали сами на себя зарабатывать. На восьмом году мать отдала меня во вторую Гуляй польскую начальную школу. Школьные премудрости давались мне легко. Учился я хорошо. Учитель меня хвалил, а мать была довольна моими успехами».1

Скоро учебу пришлось бросить и начать работать. Мальчик сполна испытал на себе тяготы эксплуатации: «Летом я нанимался к богатым хуторянам пасти овец или телят. Во время молотьбы гонял у помещиков в арбах волов, получая по 25 копеек в день». К хозяевам он рано начал испытывать чувство ненависти. И но мстил как мог. Купец Тупиков, выгнавший Нестора из своего магазина, рассказывал потом односельчанам: «Это был настоящий хорек: молчаливый, замкнутый, сумрачно смотревший на всех недобрым взглядом необыкновенно блестящих глаз. Он одинаково злобно относился как к хозяину, так и к покупателям. За три месяца его пребывания в магазине, я обломил на его спине и голове совершенно без всякой пользы около сорока деревянных аршинов».2

Большую роль в формировании бунтарской натуры подростка сыграли рассказы старых гуляйпольцев о казачьей вольнице Запорожской Сечи, о легендарных походах украинских гетманов, воспоминания о которых передавались из поколения в поколение. В 1903 году «поднявшись и немного окрепнув»3, как он выразился, Махно поступил чернорабочим на чугунолитейный завод М. Керпера. На заводе существовал любительский театральный кружок, и Нестор, желая стать артистом и «смешить зрителей», поступил на это предприятие.

До шестнадцати лет он не соприкасался с политическим миром. Его революционные и социальные воззрения складывались в небольшом кругу односельчан, таких же пролетариев – крестьян, как он сам. Первая российская революция в считанные дни изменила жизнь провинциального Гуляй Поля. Энергичный и жаждущий деятельности Нестор не остался в стороне но жадно вслушивался в разговоры односельчан, которые они вели на базарах, улицах и предприятиях, впитывал без разбора и анализа диаметрально противоположные рассуждения и мнения, верил различным невероятным слухам, которые расползались по Гуляй Полю. Для усмирения беспорядков туда прибыли казаки и усиленные полицейские наряды. Были арестованы несколько социал – демократов, которые вели революционную пропаганду на селе.

Вскоре в Гуляй Поле развернула деятельность группа анархистов – коммунистов «Союз бедных хлеборобов» во главе с братьями Александром и Прокопием Семенютами и Вольдемаром Антони. Действовала она с 5 сентября 1906 года по 9 июля 1908 года. По воспоминаниям Антони, члены организации читали любую литературу, где встречались слова «революция» и «социализм», смутно понимая анархизм в трактовке П. Ж. Прудона, М. А. Бакунина, П. А. Кропоткина. Главной их целью являлись экспроприации, «безмотивные» расправы с полицией и чиновниками на селе. Крестьянство ассоциировало деформированный до уровня их понимания анархизм с былой запорожской вольницей3.

Махно попытался вступить в «Союз», но сначала получил отказ, так как его члены боялись, что отличавшийся непредсказуемыми действиями Махно может раскрыть организацию.

Но однажды он выследил анархистов и сказал, что или вы возьмете меня с собой или убейте на месте. Экспроприаторы взяли настырного юношу «на дело». Случилось это 10 октября 1906 года. Затем Махно принял участие в налете на дом торговца Брука, у которого взяли на нужды «голодающих» 151 рубль. Почти через месяц он с товарищами в масках ворвался к владельцу завода Крперу и, угрожая оружием, отобрал 400 рублей. Махно вызвался также изготовлять бомбы, для чего перешел работать в литейный цех.

Он не отличался дисциплинированностью. Владея пистолетом «бульдог», он применял его по собственному усмотрению. В конце 1906 года служащий земской больницы Михеев, приревновавший свою невесту, поведал Нестору о личной драме. Махно за небольшое вознаграждение стрелял в мнимого соперника Михеева, однако, будучи пьян, промахнулся. Дело получило огласку, и Махно арестовали за незаконное хранение оружия, но вскоре отпустили. Это был первый его арест. «Слава» о нем еще больше разнеслась по Гуляй Полю, а в полицейских протоколах появилась фамилия нового потенциального преступника. Из этой истории он не извлек уроков. Пятого октября 1907 года Нестор Махно был осужден за вооруженное нападение на стражников.

В ту пору Махно был мелкой сошкой в «Союзе». По этому выдать его властям или специально подставить под удар полиции не считалось у экспроприаторов большим грехом. И когда 19 октября 1907 года они совершили вооруженное нападение на почту в Гуляйполе, убив при этом почтальона и десятского, а потом началось следствие, фамилия Махно появилась в полицейских протоколах первой, при чем как самого активного участника. Не столько ради восстановления справедливости, а чтобы не завести следствие в тупик, судебный следователь заявил: «Махно участвовать в нападение на почту не мог, так как в это время содержался в Александровской тюрьме по постановлению моему от 5 октября 1907 года»4. Полиция решила даже выпустить его из под стражи под залог и 4 июля 1908 года Нестор Махно вышел на свободу. Он сразу же уехал в Екатеринослав восстанавливать связи с членами организации.

Однако дни ее были уже сочтены. Уездный исправник Караченцев видел в Махно опасного человека, которого не просто заставить свернуть с избранного пути. И 11 июля 1908 года он послал на имя екатеринославского губернатора раппорт, в котором говорилось: «Я, нахожу, что пребывание его, Махно, может повлечь за собой новые, более тяжелые преступления, не исключаю и убийства чинов полиции, почему покорно прошу разрешения Вашего Превосходительства об изменении принятой против Махно мары пресечения – замененного поручительства на личное содержание под стражей или же об аресте его до суда в порядке положения о государственной охране».

В том же месяце большинство членов «Союза бедных хлеборобов» было арестовано, Прокопий Семенюта погиб, и полиция разыскивала тех, кто оставался на свободе. 26 августа на станции Гуляйполе, во время стоянки поездов, курсировавших между Александровском и Екатеринославом был арестован Махно. Суд приговаривает его к повешению, измененному затем, ввиду его несовершеннолетия был заменен бессрочной каторгой. Всю каторгу Махно отбывал в Московской центральной пересыльной тюрьме.

Махно постарался использовать свое время на каторге в целях самообразования. Он изучил русскую грамматику, занимался математикой, русской литературой, историей культуры и политической экономикой. Каторга, собственно, была единственной школой, где Махно почерпнул исторические и политические знания послужившие ему огромным подспорьем в его революционной деятельности.

Воспоминания о бутырских днях жизни Махно оставил Аршинов: «В обстановке каторги, - писал духовный наставник Нестора, - он ничем особенным не отличался от других, жил, как и все прочие, носил кандалы, сидел по карцерам, выходил на проверку. Единственное, что обращало на него внимание, - это его неугомонность. Он вечно был в спорах, в расспросах и бомбардировал тюрьму своими записками. Писать на политические и революционные темы у него было страстью. Кроме этого, сидя в тюрьме, он любил писать стихотворения и в этой области достиг большего успеха, чем в прозе».5

С собратьями по несчастью Нестор держался отчужденно, за что и обрел кличку «Скромный». На каторге Махно подорвал свое здоровье. Упорный, он не мог примириться с полным бесправием личности, которому подвергался каждый осужденный на каторгу, он всегда спорил с тюремным начальством и очень часто сидел за это по холодным карцерам, нажив себе, таким образом, туберкулез легких. За «недоброжелательное поведение» он в течение девяти лет, до последнего дня заключения, пробыл закованным по рукам и ногам, пока, наконец, восстанием московского пролетариата не был освобожден второго марта 1917 года наряду с остальными политическими заключенными.

Как известно, после свержения царизма к политике потянулось «неслыханно громадное количество » людей; «гигантская мелкобуржуазная волна» подняла на своем гребне множество представителей различных партий. В этой ситуации Махно не остался в стороне и, выйдя из тюрьмы, тотчас отбыл в Гуляйполе. О том, что 23 марта 1917 года домой из Москвы вернулся каторжник Махно, стало известно мгновенно. В глазах односельчан он был человеком, пострадавшим за крестьянские идеалы, Махно олицетворял в их глазах борца за народное счастье.

Махно устроился маляром на завод «Богатырь». Рядом с ним работали еще не стряхнувшие с себя груз деревенских традиций селяне. В Гуляйполе тогда не было сил, способных взять власть в свои руки, объединив всех трудящихся. Поэтому на первое место в новых органах власти вышли офицеры дислоцировавшегося там 8 –го Сибирского полка. В лице Махно они вскоре встретили серьезного соперника. Он сколотил из бывших экспроприаторов и рвавшейся в революцию молодежи отряд «Черная гвардия».6

Взгляды Махно и его группы анархо – коммунистов в это время еще очень расплывчаты. Сам лидер движения не получил систематического образования – не только анархистского, но и общего. Анархистскую теорию он знал в пересказах Андрея Семенюты (лидера группы анархо – коммунистов в 1906 – 1908 г.г.) и Петра Аршинова – своего товарища по каторге. Группа анархо – коммунистов находилась под общим для того времени влиянием идей П. А. Кропоткина, понимаемых крайне абстрактно и упрощенно. В прочем, слабое знание идей Кропоткина облегчило Махно самостоятельный идейный поиск и, в конечном счете, привлекло его к собственной системе взглядов.

Победу Октябрьской революции Махно воспринял благосклонно, как и подавляющее большинство крестьян, интересы которых он защищал. Как раз тогда он вел борьбу со сторонниками Центральной Рады, в которой увидел серьезного соперника. В конце 1917 года он сотрудничал с небезызвестной анархисткой М. Никифоровой, которая во главе своего отряда громила местные органы власти, наводила «порядок» по своему усмотрению. Если Аршинов преподнес Махно уроки теории анархизма, то Никифорова практического воплощения их в жизнь в обстановке революции и гражданской войны. Махно принимал участие в разоружении казаков, возвращавшихся с фронта на Дон, где концентрировались силы контрреволюции под командованием атамана Коледина и именно тогда заключил союз с Советской властью. Вначале 1918 года Махно пригласил одного из командиров красных войск, сражавшихся с контрреволюцией на Юге, А. М. Беленкевича, в Гуляйполе. Рассказав о положении дел в Гуляйполе, Махно склонил его на свою сторону. Тот далее заявил, что «Гуляйполе – это маленький красный Петроград» и дал Нестору три тысячи винтовок, шесть пушек, одиннадцать вагонов патронов и снарядов.7

Прежде всего, Гуляй польских анархо – коммунистов отличал от основных анархистов крестьянский прагматизм. Выступая против самого принципа государственности, анархо – коммунисты повели упорную борьбу за власть. Им удалось создать руководимый анархистами крестьянский совет, который парализовал орган Временного правительства – Общественный комитет, захватил все его секции и фактически превратился в высший орган власти в районе – Гуляй польский Совет. Председателем комитета крестьянского совета был избран Нестор Махно.

«Действуя в общественном комитете по наказу крестьянского союза, мы добились от общественного комитета сперва взятия земельного отдела под непосредственное мое руководство. Это был момент, когда при помощи крестьян из союза и самого Общественного комитета, а так же и с согласия группы анархистов коммунистов я стал фактически идейным руководителем всего Общественного комитета».8

В качестве председателя Совета, он собрал всех помещиков и собственников района, отобрал у них документы о количестве находившихся в них владений земли и инвентаря, и произвел точный учет имущества. Затем он сделал доклад – сначала на собрании волостного совета, а потом на районном съезде. В своем докладе он предложил, чтобы помещики и кулаки пользовались землей наравне с трудовым крестьянством. Районный съезд, по его предложению постановил: оставить кулакам и помещикам по трудовой норме земли, а также живого и мертвого инвентаря.

Система власти анархо – коммунистов опиралась на разветвленную сеть массовых организаций, которые поддерживали политику Махно – профсоюзы, заводские комитеты, комитет батраков, сходы – собрания. Последние представляли собой своего рода постоянно действующий референдум, который позволял населению держать под контролем своих анархистских лидеров. Сходы – собрания были основой формирования Совета, который по инициативе Махно избирался по принципу делегирования. Делегаты посылались в совет от относительно компактных групп населения, что облегчало их связь с избирателями.

Но как только вставал вопрос о более широкой координации общественных усилий, Махно выступил против системы делегирования. Многоступенчатому делегированию представителей нижестоящих организаций в вышестоящие органы Махно предпочитал съезды низовых Советов. Поэтому он выступил против представительства на губернском съезде только делегатов от уезда, «заявив свой протест против того, что губернский съезд не собирает непосредственно с мест крестьянских и рабочих делегатов»… Если бы на губернские съезды действительно собирались представители всех местных Советов, это сделало бы съезды громоздкими и неработоспособными.9

Рост влияния Гуляйпольского Совета в регионе ставил перед его лидерами новые задачи – пора было решать земельную проблему. Зачастившие в мае в Гуляйполе делегации окрестных и далеких сел задавали, прежде всего, один вопрос: как быть с землей?

Этот вопрос перед трудовым крестьянством стоял очень остро, потому что земельные секции при Общественном комитете по указанию центра особо настаивали перед крестьянами, чтобы последние до будущего решения Учредительным собранием вопроса о земельной собственности платили арендную плату за землю помещикам по уговору с последними. Крестьяне же, наоборот, считали, что с началом революции, в которой они наполовину освободились политически, кончилось рабство и эксплуатация их труда.

«Перейдем к Общественному комитету и разберемся в том, что мы, делегаты то Крестьянского союза, пользуясь авторитетностью в данном районе - сделали.

Первое – это то, что, овладев функциями земельного отдела, мы постарались, чтобы продовольственный отдел тоже представил из себя отдельную единицу. А далее, когда одно время я фактически овладел всем Общественным комитетом, я и ряд других товарищей из Общественного комитета настояли, чтобы милиция была упразднена, и когда по случаю нажима из центра нам это не удалось, то провели лишение прав милиции самостоятельных арестов и обысков и этим свели ее роль на разносчиков пакетов от Общественного комитета по району. Далее, я созвал всех помещиков и кулаков и отобрал у них все бумажные сделки о приобретении ими земли в собственность. По этим документам земельный отдел произвел точный учет всему земельному богатству, каким располагали помещики и кулаки в своей праздной жизни. Организовали при совете рабочих и крестьянских депутатов комитет батраков и создали батрацкое движение против помещиков и кулаков, живущих их трудом.

Установили фактический контроль батраков над помещичьими и кулацкими имениями и хуторами, подготовляя батраков к присоединению к крестьянам и совместному действию в деле экспроприации всего богатства одиночек и провозглашению его общим достоянием трудящихся.

После всего этого я лично уже не интересовался Общественным комитетом как единицей, через которую в рамках существующего порядка можно было еще, что – ни будь легально сделать полезного для поддержания роста революции среди тружеников подневольной деревни»…10

В ряде мест стали проявляться попытки организовать общественную жизнь коммунально. Несмотря на враждебное отношение крестьян к казенным коммунам, во многих местах гуляйпольского района возникли крестьянские коммуны с названием «трудовая» и «свободная». Так, при селе Покровском была первая свободная покровская коммуна имени Розы Люксембург. Коммуна эта была создана местным беднейшим крестьянством. Вначале в нее входило несколько десятков человек, а потом до трехсот и более. Она была построена на безвластных началах. Со своим развитием и ростом она начала оказывать большое влияние на местное крестьянство. Коммунистическая власть пробовала, было вмешаться во внутреннюю жизнь коммуны, но не была допущена туда. Коммуна определенно назвала себя свободной, трудовой, чуждой всякой власти.

В ряде других мест Гуляйпольского района так же возникли коммуны бедняков. Работа махновцев проявилась здесь лишь постольку, поскольку махновцы вообще вели в районе пропаганду свободных коммун.11

Это были действительно трудовые коммуны крестьян, выросших на труде и ценящих свое и чужое трудолюбие. Коммуны основывались на принципах товарищества и братства. Организационные работы поручались одному, двум товарищам, которые, выполнив их, трудились потом наравне с остальными членами коммуны.

Однако ростки свободного коммунизма далеко не составляли всего общественно – хозяйственного строительства крестьян. Наоборот – эти ростки только пробивались. Независимо от этого, политическая обстановка требовала от крестьян общих усилий и общего напряжения в другой, смежной области. Необходимо было достигнуть единения не только в пределах того или иного села, но и в пределах целых уездов и губерний, входящих в состав освободившегося района. Необходимо было достигнуть и решения вопросов, общих для всего района. Для этого необходимо было создание соответствующих органов. И крестьяне не замедлили создать их. Районные съезды крестьян, рабочих и повстанцев стали такими органами. Этих съездов за время свободы района состоялось три. На них крестьянство успело сплотиться, осмотреться вокруг, определить стоявшие перед ним хозяйственные и политические задачи. На первом же районном съезде, проходившем 23 января 1919 года в селе Большая Михайловка, крестьяне обратили главное свое внимание на опасность петлюровщины и деникинщины.12

Второй районный съезд крестьян, рабочих и повстанцев собрался через три недели после первого; именно 12 февраля 1919 года в селе Гуляйполе. На этом съезде всесторонне был обсужден вопрос об опасности, надвигавшейся на свободный район со стороны контрреволюции Деникина. В виду этого второй съезд постановил организовать добровольную уравнительную мобилизацию по району за десять лет. «Уравнительная» в этой мобилизации означала то, что крестьяне разных сел и волостей брали на себя обязанность поддерживать армию Махно бойцами на равных приблизительно основаниях.

Для общего руководства борьбой с петлюровцами и деникинцами, а также для задач внутренней общественной связи, информации и отчета, для проведения в жизнь разнообразных постановлений съездов на втором съезде был создан Районный Военно-революционный Совет крестьян, рабочих и повстанцев. В него вошли представители 32 волостей Екатеринославской и Таврической губерний и от повстанческих частей. Он охватывал всю местность свободного района, ведал, по поручению съездов, всеми делами общественно – политического и военного характера и являлся как бы высшим органом всего движения. Но он ни в не меньшей степени не был органом власти. Он получил только исполнительную функцию. Роль его – выполнять наказы и постановления съездов крестьян. В любую минуту он мог быть распущен тем же съездом, то есть прекратить свое существование.

С образованием Районного Совета общественная деятельность в районе пошла интенсивнее. Во всех селах поднимались и решались вопросы, общие для всего района. Главными вопросами были: военный, продовольственный и вопрос местного самоуправления. Мы уже говорили о военных мерах, предпринятых крестьянами на втором съезде. Продовольственный вопрос в полном масштабе – для всего населения района – пока не решался. Решение его в таком объеме предполагалась на четвертом районном съезде крестьян, рабочих, повстанцев и красноармейцев, созывавшегося на 15 июня 1919 года, но объявлен советской властью вне закона. Что же касается армии Махно, то содержание ее крестьянство брало на себя. В Гуляйполе был организован центральный отдел снабжения армии, куда с разных концов доставлялись продовольствие и фураж, направляемые затем оттуда на фронт.13

В отношении органов общественного управления крестьяне и рабочие всего района держались идеи Вольных Трудовых Советов. В отличие от политических советов большевиков и прочих социалистов, вольные советы крестьян и рабочих должны были быть органами общественно - экономического самоуправления. Каждый такой совет являлся исполнителем воли местных тружеников и их организаций. Между собою советы вступали в необходимую связь, образуя высшее – в хозяйственном и территориальном отношении – органы народного самоуправления. Однако, повсеместная боевая обстановка района крайне затрудняла создание этих органов, и в своем чистом виде организация их ни разу не была доведена до конца.

Махно понимал, что его главная опора – это крестьянство. Крестьянам нужна была земля, и они ее получили в августе 1917 года. Так он ликвидировал местное помещичье хозяйство еще до Октябрьской революции, и гуляй польские крестьяне всегда потом считали, что землю им дал именно Махно.

Но Махно не был доволен достигнутым результатом. «Однако, несмотря на очевидное самосознание тружеников, самосознание, открывавшее им путь к полной духовной и материальной свободе, которую трудящиеся стремились обрести за какую угодно цену своей кровью, почувствовать ее в себе, под собой и вокруг себя, чтобы выявить свои социальные силы на пути к безвластному обществу, - я говорю, несмотря на весь этот могучий, сильно проявляющийся трудящимися принцип уничтожения частной собственности на землю и заводы, провозглашенный Гуляйпольским Комитетом защиты революции и подтвержденный районным съездом трудящихся, провести практически и полностью в жизни не удалось.

Трудящиеся Гуляйпольского района в своем дерзании стать полными хозяевами свободы и счастья в жизни на сей раз ограничились лишь тем, что за аренду помещикам не платили денег, взяли землю в ведение земельных комитетов, а над живым и мёртвым инвентарём до весны поставили своих сторожей в лице заведующих, чтобы помещики не распродали его. Да удержали за собой контроль над производством»…14

То есть, аграрная программа движения предполагала ликвидацию собственности помещиков и кулаков «на землю и на те роскошные усадьбы, которые своим трудом не могут обслужить. Однако за помещиками и кулаками сохранялось право хозяйствования, но только своим трудом.

Махно поддерживает связи с екатеринославскими анархистами, о которых он, впрочем, был невысокого мнения. «Я два месяца следил за нашими анархическими журналами и газетами и не видел в них ни тени стремления анархистов создать мощную организацию, чтобы, овладев психологией трудовых масс, выявить свои организаторские способности в развитии и защите начинающейся революции. Я видел своё, дорогое, родное движение за эти месяцы по-старому раздробленным на разного рода группировки»…15 Стереотип анархии как хаоса, свободы без границ, даже за счёт других людей, оказывает влияние анархистское движение. К нему прибивается множество людей, понимающих анархизм как дезорганизованность. Иногда это направление, не имеющее ничего общего с классическим анархизмом, начинает доминировать в движении. Объясняется это просто – вульгарный анархизм шумлив, не тратит времени на кропотливую организационную работу, зато вполне соответствует представлениям обывателя об анархии, и обыватель готов видеть именно в этом в этом течении истинное лицо анархизма. Махно писал о вульгарных анархистах: шестьдесят- семьдесят процентов товарищей, называющих себя анархистами, увлеклись по городам захватов барских особняков и ничегонеделанием среди крестьянства. Их путь – сложный путь».16

Негативное отношение к городским анархистам перекинулось у Махно на его отношение к городским анархистам перекинулось у Махно на его отношение к рабочим. Ссылаясь на опыт своего района, он любил повторять: «Главную роль в революции играли крестьяне, рабочие же в своей массе в этот момент почти все время занимали выжидательную позицию». Сам Махно был не прочь вмешаться в дела города, демонстрируя активность крестьянства. Он говорил: «Без тесного сотрудничества с крестьянством властолюбивому и заражающемуся поневоле его властолюбием пролетариату самому не построить новой свободной общественной жизни».17

Особенно резко властолюбие города и чужеродность городских классов крестьянству усилила теория диктатуры пролетариата. Махно резко выступает против тех, кто поддержал эту диктатуру: «Видимо, эти безответственные крикуны… и не думали о том, что созданием этой диктатуры они разбивают единство своего классового трудового организма на пользу не революции, а врагам ее».18

«Трудящиеся говорили: мы считаем большевиков и левых социалистов – революционеров революционерами за их активную деятельность в революции. Мы приветствуем их как стойких борцов. Но мы опасаемся их как властников, ибо они, восторжествовав за счет наших сил над буржуазией и поддержавшими ее в ее стремлениях разбить революцию правыми социалистическими группировками, сразу выдвинули свою власть, от которой попахивает властью вообще, которая веками нас душит, властью, которая что-то мало видно, чтобы стремилась использовать свое торжество для водворение в жизнь идеи трудящихся самоуправляться у себя на местах без приказа и указа начальников. Везде учреждаются комиссариаты. И комиссары эти больше с полицейским лицом, чем с лицом равного брата, стремящегося нам объяснить, как лучше было бы устаиваться нам самим самостоятельно, без окриков начальников, которые жили на нашей шее до сих пор и не принесли нам ничего, кроме вреда. А раз этого стремления со стороны революционной власти не видно сейчас, раз вместо него учреждаются полицейские институты, из которых вместо совета сыплются окрики начальства, то в будущее его совсем не увидишь. В будущем этот приказ для каждого инакомыслящего и не в такт приказу ступающего по освобожденной земле явится смертью и разрушением его свободы и независимой жизни, к которой мы стремимся…»19

С точки зрения Махно, раскол сил трудящихся классов – тяжелейший грех перед революцией. Главную причину этого раскола он видит в эгоизме политических партий, вернее, их лидеров: «Нет партий… нет политических организаций, а есть кучки шарлатанов, которые во имя личных выгод и острых ощущений на путях достижения своих целей уничтожают трудовой народ», - напишет Махно в эмиграции об ощущениях 1918 года.20

Но весной – летом 1918 года неприятие партии еще не выражалось в столь радикальной форме. Махно ищет пути к преодолению трещины, которая наметилась между революционными силами. С этой точки зрения любопытно содержание беседы между Махно, Свердловым и Лениным, которая состоялась в Кремле в июне 1918 года. По описанию Махно, беседа со Свердловым началась с обсуждения поражения советской власти на Украине. Свердлов видел причину в контрреволюционности украинского крестьянства, Махно – в оторванности Красной гвардии от крестьянства. Махно пытается убедить Свердлова в том, что причины холодного отношения крестьян к большевикам следует искать не в недостатках крестьян, а в самой большевистской политике.

В тоже время оппоненты сходятся в принципиальных вопросах, не замечая, что под одними и теми же формулировками они могут понимать совершенно различные вещи: «Да какой же вы анархист – коммунист, товарищ, когда вы признаете организацию трудовых масс и руководство ими в борьбе с властью капитала?! Для меня это совсем не понятно! – воскликнул Свердлов. – Анархизм, - сказал я ему, - идеал слишком реальный, чтобы не понимать современности и тех событий, в которых так или иначе участие его носителей заметно, чтобы не учесть того, куда ему нужно направить свои действия и с помощью каких средств». Свою мысль Махно подкрепляет опытом анархистского движения на Украине.21

В разговоре со Свердловым и Лениным Махно излагает им от имени крестьянства свое видение принципов советской власти: «Власть Советов на местах – это по-крестьянски значит, что вся власть и во всем должна отождествляются непосредственно со знанием и волей самих трудящихся, что сельские, волостные и носит районные Советы есть не более, не менее, как единицы революционного группирования и хозяйственного самоуправления на пути жизни и борьбы трудящихся с буржуазией»…22

Ленин не без основания заметил, что такой взгляд на вещи анархичен. Завязалась дискуссия об анархизме, во время которой Ленин, по утверждению Махно, сказал: «Большинство анархистов думают и пишут о будущем, не понимая настоящего: это и разделяет нас, коммунистов, с ними… в настоящем они беспочвенны, жалки, исключительно потому, что они в силу своей бессознательной фанатичности реально не имеют с этим будущим связи».23

Это высказывание серьезно задело Махно, он парировал: «Ваших большевиков в деревнях совсем почти нет, если есть, то их влияние там совсем ничтожно. Ведь почти все сельскохозяйственные коммуны на селе были созданы по инициативе анархо - коммунистов».23

Описание этого диалога в мемуарах Махно достаточно правдоподобно. Воспоминания Махно позволяют нам выделить фундаментальные расхождения между ними и вождями большевизма, равно как и понять, на чем основывался их непорочный союз. Оперируя данными и теми же понятиями – «контрреволюция», «буржуазия», «пролетариат», - они наполняют их совершенно различным содержанием. Отсюда и ощущение предательства, возникшее при их разрыве, и невозможность для них союза с общим врагом – белыми.

Махно предлагает следующее государственно-общественное устройство: «Такой строй я мыслил только в форме вольного советского строя, при котором вся страна покрывается местными совершенно свободными и самостоятельными социально – общественными самоуправлениями тружеников».24

Но этого не достаточно. Необходимо разрушить государственное право на решение общих дел, подчинив органы координации общинам – советам: «Через свои районные, областные и общенациональные съезды, эти местные, хозяйственные и общественные органы самоуправления устанавливают общую схему порядка и трудовой взаимности между собой. Создают учетно-статистическое, распределительное и посредническое федеральное бюро, вокруг которого тесно объединяются и при помощи которого в интересах всей страны, всего ее свободного трудового народа, согласовывают на поприще всестороннего социально – общественного строительства свою работу».25

Как видим, здесь есть много общего с традиционными социально – демократическими моделями – и общественное регулирование экономики, и планирование. Но есть в этих построениях и то, что принципиально отличает концепцию Махно от всего спектра политических учений государственнического направления: система власти (именно власти, ибо серьезный анархизм не предлагает немедленного безвластия) базируется на местном самоуправлении и вырастает из него снизу вверх через съезды Советов – таково ключевое звено в концепции Махно

Махно и Аршинов в мае 1919 года писали: «Наша трудовая община будет иметь свою полноту власти у самой себя и свою волю, свои хозяйственные и иные соображения, будет проводить через свои органы, которые она сама создает, но которые не наделяет никакой властью, а только лишь определенными поручениями».26

С их точки зрения власть должна быть децентрализована и в территориальном, и в отраслевом отношениях. Объединения трудящихся, как сельские так и городские, могут создавать органы с четкой задачей. Эти органы не имеют права присваивать себе дополнительные полномочия и объединяются в единую систему исполнительной власти. Связь между ними осуществляется через всесильное самоуправление трудящихся – съезды Советов.

В построениях Махно бросается в глаза нарочитое нежелание регламентировать черты будущего общества. Не в пример многим социальным утопиям прошлого, Махно считает, что общины-советы сами определяют конкретные формы своего существования. Но принципы им определены достаточно четко.

Согласование различных мнений и интересов в масштабах всего района происходило на съездах Советов крестьян, рабочих и фронтовиков. В 1919 году таких съездов было три. Их резолюции, принятые после жарких дискуссий, созвучны идеям лидеров движения: «В нашей повстанческой борьбе нам нужна единая братская семья рабочих и крестьян, защищающая землю, правду и волю. Второй районный съезд фронтовиков настойчиво призывает товарищей крестьян и рабочих, чтобы самим на местах без насильственных указов и приказов, вопреки насильникам и притеснителям всего мира строить новое свободное общество без властителей панов, без подчиненных рабов, без богачей, и без бедняков.» Резко высказывались делегаты съезда против «дармоедов чиновников», которые являются источником «насильственных указок.»27

Мощная антибюрократическая направленность движения не давала разрастись его собственной бюрократии. Наибольший аппарат имел штаб Махно, занимающийся даже культурно-просветительской работой, но вся его гражданская и военная деятельность находилась под контролем исполнительного органа съезда – Военно-революционного совета. Очевидно, что гарантом сложившейся системы власти была повстанческая армия, призванная ограждать общественные структуры от насильственного вмешательства и из вне и изнутри.

Взаимоотношения с центральной Советской властью представляют собой наиболее драматичную сторону истории движения. Основу сотрудничества этих двух сил составляли не только прагматические интересы, но и взаимооценка, общность понимания некоторых вопросов революции.

Первоначально обе стороны надеялись на то, что союзник осознает «свои ошибки» и перейдет на платформу оппонента. Если большевистское руководство возлагало в этом надежды на комплекс воспитательных и реорганизационных мероприятий, то Махно скорее на логику революционного процесса, на сближение авангарда революции с позицией широких трудовых масс, в том числе и крестьянских: «… В этих зеленых, толстых и сочных стебельках растет великая, не подлежащая цифровой оценке помощь революции. Нужно только, чтобы революционные власти поумнели и отказались от многого в своих действиях; иначе ведь население пойдет против революции; иначе население, трудовое население не найдет в завоеваниях революции полного удовлетворения и одним только отказом оказать революции добровольную помощь нанесет ей удар несравненно более сильный, чем какие бы то ни было вооруженные отряды калединской, корниловской или иной контрреволюции.»28

Но ни та, ни другая сторона не собиралась «поумнеть». Все более очевидным становилось различие самих подходов сторон к решению социально-политических проблем. В ход пошли классовые оценки. Большевики обвиняли в «мелкобуржуазности» любую оппозицию, возникающую в революционном лагере. Не составило исключения и махновское движение. В свою очередь и теоретики махновского движения осуждали многое в действиях большевиков.

Хотя эти взгляды были полностью сформулированы уже после революции, сами подходы наметились несомненно переломной войной 1919 года, как мы увидим во многих махновских документах.

Петр Аршинов отмечает нарастание командных тенденций в революции: «В ряде городов профсоюзы и фабрично-заводские комитеты приступили к перенятию предприятий и товаров в свое ведение, к удалению предпринимателей, к самостоятельному проведению тарифов и так далее. Но все эти шаги встретили противодействие со стороны уже ставшей государственной коммунистической партии.»29 Аршинов пытается проникнуть в психологию коммунистов, в логику, которая движет их действиями: «Период разрушения, преодоления сил капиталистического режима закончилось, начался период коммунистического строительства, возведения пролетарского здания. По этому революция может идти теперь только через органы государства. Продолжение же прежнего состояния страны, когда рабочие продолжают командовать с улицы, с фабрик и заводов, а крестьяне совсем не видят новой власти, пытаясь наладить свою жизнь независимо от нее, носит в себе опасные последствия, может дезорганизовать государственную роль партии».30 И так, с точки зрения Махно и Аршинова, стремление коммунистов поставить революционные процессы под тотальный контроль государства вызваны их партийным эгоизмом, за которым маячит классовый эгоизм «новой буржуазии». А отсюда вывод: чтобы революция развивалась не сверху вниз, а снизу вверх, чтобы трудящиеся сами, без опеки сверху создавали новые формы жизни, чуждые эксплуатации, необходима принципиально беспартийная система. Это, конечно, не значит, что партии следует запретить. Махновский район был одним из самых многопартийных. «Беспартийная» система предполагает состояние, при котором партии и общественные движения имеют одинаковые возможности влиять на систему власти, но ни одна организация не имеет возможности захватить власть в масштабах страны.

Критика партийности звучит в размышлениях Махно: «Революционные партии при всех своих потугах, подчас колоссальных и достойных уважения, не могут вместить в рамки своих партийных доктрин ширь и глубину жизни трудящихся». В борьбе за власть политические партии стравливают рабочих и крестьян, которые «бросаются в объятия какой-либо из этих политических партий, и этим, распылив свой трудовой фронт, обессиливают свою классовую мощь…»31

Такой взгляд на революционный процесс диктовал стратегию махновского движения – союз со всеми силами, стоящими на платформе советской власти, и растворение в этом союзе партийных разногласий. Махно считал, что борьбу с подчинением Советов бюрократическому аппарату целесообразно вести изнутри единого революционного фронта. Но для этого сотрудничество с другими революционными силами должно быть равноправным. Особенно раздражала лидеров движения ситуация, при которой «многомиллионное крестьянство любой губернии, положенное на чашку политических весов, будет перетянуто любым губкомом партии.»32 Бывших рабочих Махно и Аршинова, почему–то не убеждали рассуждения о том, что пролетариат, в силу самих условий производства приученный беспрекословно подчиняться вышестоящему начальнику, более сознателен, чем привыкший самостоятельно хозяйствовать крестьянин. Махновцы требовали полного равенства в правах всех нуждающихся.

Как видим, Махно чуждо стремление к дезорганизации, хаосу, которые частенько приписывают анархистам. Но предложенная крестьянским вождем модель общественного устройства, несомненно, принадлежит к примерам анархистской мысли – властью «вышестоящие» органы наделяются по соглашению «нижестоящих» на съезде последних. Так же устанавливаются и правовые нормы, - это не спущенный сверху закон, а договор самостоятельных самоуправлений.

Таким образом, еще в юношеские годы Нестор Махно примкнул к анархистскому движению, придерживался взглядов анархо - коммунизма, «апостолом» которого был П.А. Кропоткин.

Краеугольным камнем идейных взглядов Нестора Махно была формула П. Кропоткина: безгосударственный коммунизм, основанный на полном равенстве, взаимопомощи и солидарности всех людей человеческого рода. Единственное средство в достижении этой цели он видел в освобождении народа от угнетения путем совершения революции и уничтожения государства. На практике же Махно придерживался анархического принципа «разрывать и углублять дух бунтарства и разрушения». Эти идеи Нестора Махно ревностно и настойчиво пропагандировал и постоянно внедрял в сознание революционных крестьянских масс, которые в то же время принимали и считали свои эти идеи. Путем пропаганды и агитации этих идей ему удалось объединить вокруг себя значительные массы крестьян, создать Революционную Повстанческую армию, которая участвовала в боях гражданской войны.

Нестор Махно, будучи революционером, защищал право человека на жизнь и свободу, одновременно, по своим анархическим взглядам, был утвержден, что насилие правящее в мире можно победить только насилием, что он, и делал в годы гражданской войны.


















Глава II. Армия Махно в гражданской войне.


После падения режима гетмана Скопацкого на Украине начинает действовать три основные, крайне отличные друг от друга общественные силы – петлюровщина, большевизм и махновщина. Каждая из них, с течением времени, вступила в непримиримо враждебные отношения с двумя другими.

В октябре и ноябре 1918 года отряды Махно повели повсеместное наступление на гетманскую контрреволюцию. К этому времени войска австрогерманцев под влиянием происшедших на их родине политических событий были достаточно разложены. Этим воспользовался Махно. Он вступил в договорные, нейтральные отношения с некоторыми гостями, вооружаясь за их счет, остальные с боями вытеснял из района. Войск гетмана в районе не было. Государственная варта при виде необычайного роста повстанческой армии. Но гетман еще держался в Киеве. Тогда Махно двинулся со своими частями к северу занял узловые станции Чаплино, Гришино, Синельниково, дошел до Павлограда и свернул затем на запад в сторону Екатеринослава. В этом районе, но столкнулся с Петропавловскими властями.

Петлюровцы, захватившие власть в целом ряде городов, считали себя подлинными хозяевами страны. Из множества крестьянских отрядов они сформировали свое войско, затем объявили повсеместную мобилизацию в целях создания регулярной государственной армии. Махновское движение Петлюра надеялся втянуть в сферу своего влияния и руководства. Они послали Махно ряд политических вопросов: о том, как но смотрит на петлюровщину и на ее власть, как представляет себе политическое устройство Украины, не находит ли он желательным и полезным работать совместно в деле создания независимой Украины. Ответ Махно и его штаба был краток. Петлюровщина, по их мнению, есть движение украинской национальной буржуазии, с которой им, крестьянам не по пути. Украина должна быть построена на принципе труда и независимости крестьян и рабочих от всякой политической власти. Не объединение, а лишь борьба может быть международным движением махновщиной и буржуазным движением петлюровщиной.

В скоре после этого Махно идет на Екатеринослав для изгнания от туда петлюровской власти. У последней там были значительные военные силы. Кроме того, защищенные Днепром, петлюровцы могли оказаться неуязвимыми в этом городе. Отряды Махно стали в Нижне-Днепровске. Там же находился и городской комитет коммунистов-большевиков, располагавший местными вооруженными силами. Личность Махно в это время известна по всему округу, как личность заслуженного революционера и талантливого военного руководителя. Комитет коммунистов-большевиков предложил ему взять на себя командование их рабочими и партийными отрядами. Это предложение Махно принял.

«Как часто с ними бывало раньше и впоследствии, он прибег к военной хитрости. Нагрузив состав поезда своими войсками, он пустил его, подвидом рабочего поезда, через днепропетровский мост прямо в город. Риск был огромный. Узнай петлюровцы про эту хитрость за несколько минут до остановки поезда, они могли бы его уничтожить. Поезд въехал прямо на городской вокзал, где революционные войска неожиданно выгрузились, заняли станцию и ближайшую часть города. В самом городе произошло ожесточенное сражение, окончившееся поражением петлюровцев. Однако через несколько дней вследствие недостаточной бдительности гарнизона Махновцев город пришлось вновь сдать петлюровцам, подошедшим новым силам со стороны Запорожья. При отступлении, в Нижне-Днепровске, на Махно дважды производилось покушение. Оба раза подброшенные бомбы не разрывались. Армия махновцев отступила в район Синельникова. С этого момента на северо-западной границе махновского района создался фронт между махновцами и петлюровцами. Однако войска петлюровцев, состоявшие в большинстве из крестьян-повстанцев и насильно мобилизованных, стали быстро разлагаться при соприкосновении с махновцами. И в сором времени фронт был ликвидирован. Громадные пространства были освобождены от всяких властей и войск.»1

Но на район уже надвигалась с севера – армия большевиков, с юго-востока – армия генерала Деникина.

Первыми пришли деникинцы. Еще в период борьбы махновцев с гетманом и, в особенности в первые дни его низвержения, с Дона и Кубани просочились на Украину отдельные отряды генерала Шкуро, и подошли к Пологам и Гуляйполю. естественно армия повстанцев-махновцев повернула в эту сторону. К этому времени он состояла из нескольких полков пехоты и кавалерии, прекрасно организованных. Пехота в армии махновцев представляла собой исключительное, своеобразное явление. Вся она подобно коннице, передвигалась на лошадях, но не верхом, а в легких рессорных экипажах называемых на юге Украины «тачанками». Эта пехота двигалась обыкновенно быстро рысью вместе с конницей, делая в среднем по 60-70 верст в день.

Деникин, рассчитывая на запутанную украинскую обстановку, на борьбу петлюровской директории с большевиками, надеялся без особого труда занять большую часть Украины. Но он неожиданно наткнулся на упорную, хорошо организованную армию махновцев. После нескольких боев деникинские отряды стали отступать обратно в направлении Дона и Азовского моря. В короткий срок все пространство от Полог и до моря было освобождено от них. Махновские части заняли ряд важных узловых станций и города Бердянск и Мариуполь. Начиная с января 1919 года, здесь был создан первый противоденикинский фронт, - фронт, на котором махновская армия в течение шести месяцев сдерживала деникинцев. Он растянулся затем на сто с лишним верст, от Мариуполя по направлению на восток и северо-восток.

Борьба на этом фронте приняла упорный, ожесточенный характер. Деникинцы, подражая махновцам, стали прибегать к партизанскому способу действий. Отдельными конными отрядами они врывались в глубокий тыл района наносили ряд ударов, исчезали и вновь неожиданно появлялись уже в другом месте. От этих набегов страдало исключительно трудовое население. Ему мстили за поддержку махновской армии, за не сочувствие деникинцам. Страдало от этих набегов так же еврейское население. Евреев, отряды Деникина громили при каждом своем набеге, стараясь искусственно вызвать антисемитское движение, которое бы создало благоприятную почву для вторжения их на Украину. В этих набегах особенно проявил себя генерал Шкуро. Однако, в течение четырех с лишним месяцев деникинцы, несмотря на отборный состав войск и ожесточенность нападений, не смогли осилить махновцев. Очень часто генералу Шкуро приходилось попадать под такие удары повстанческих полков, что лишь отступление на 80-120 верст к Таганрогу и Ростову спасало его от полной катастрофы. У стен Таганрога махновцы были в это время не более пяти раз. Ожесточение и ненависть деникинских офицеров в отношении махновцев принимали невероятные формы. «Пленных махновцев они подвергали различным истязаниям, рвали снарядами, и были случаи, когда сжигали их на листах раскаленного железа».2

Большевики пришли в район махновщины значительно позже деникинцев. Махновцы уже к тому времени уже вытеснили деникинцев из своего района и провели линию фронта восточнее Мариуполя. Лишь после этого в Синельниково пришла первая дивизия большевиков во главе с Дыбенко. Сам Махно и махновщина были для большевиков неизвестностью. До этого в коммунистической прессе о Махно писали как об отважном революционере, многообещающем в будущем. Его борьба, сначала с гетманом Скоропадским, затем с Петлюрой и Деникиным, заранее расположила в его пользу видных вождей большевизма. В духе этих восхвалений произошла первая встреча большевистского военного командования с Махно в марте 1919 года. Ему немедленно было предложено войти со своими отрядами в Красную армию в целях одоления Деникина общими силами.

Махно и штаб повстанческой армии прекрасно видели, что приход к ним коммунистической власти несет с собой новую угрозу свободному району; что это – вестник гражданской войны с другого конца. Но этой войны ни Махно, ни штаб армии не хотели. Главным образом принималось во внимание то, что с Дона и Кубани шла организовавшаяся откровенная контрреволюция, с которой мог быть только один разговор – разговор оружием. У повстанцев была надежда, что борьба с большевиками ограничится идейной властью. В этом случае они были абсолютно спокойны за свой район, так как сила революционных идей, революционное чутье и недоверчивость крестьян к посторонним явились бы лучшими защитниками района. Общее мнение руководителей махновщины было то, что все свои силы надо направить против монархической контрреволюции, и уже после ее ликвидации обратиться к идейным расхождениям с большевиками. В таком смысле состоялось объединение армии махновцев с Красной армией.

С февраля 1919 года махновские отряды вливаются в части Заднепровской Советской дивизии, позднее в части 2 Украинской Красной армии как отдельная бригада с выборным командованием и внутренней самостоятельностью. Повстанческая армия вошла в состав Красной армии на следующих основаниях:

а). внутренний распорядок ее остается прежний;

б). она принимает политических комиссаров, назначаемых коммунистической властью;

в). она подчиняется высшему командованию Красной армии лишь в оперативном отношении;

г). армия с противоденикинского фронта никуда не уводится;

д). армия получает военное снаряжение и содержание наравне с частями Красной армии;

е). армия продолжает называться Революционно Повстанческой, сохраняя при себе черные знамена.3

Советское строительство в украинском селе шло в условиях разрухи и голода в городах. На селе Совет Народных Комиссаров Украины и руководство КП (б)У допустили ряд ошибок, которые на долго определили аграрную политику и подрывали основы союза трудящихся города и деревни. «Руководитель СНХ УССР Э.И. Квиринг и нарком земледелия В.Н.Мещеряков уклонились от выполнения установок по земельному вопросу, изложенных в Манифесте Советского правительства Украины о конфискации и уравнительном распределении помещичьих земель из 14,5 млн. дес. конфискованных земель только 5 млн. дес. было передано середнякам и беднякам, остальная часть перешла колхозам и государственным хозяйствам. На юге Украины крупные товарно-зерновые помещичьи хозяйства, составляющие основу производства хлеба, были превращены в колхозы и совхозы. Эти меры восстановили против Советской власти часть крестьянства, не получившего ожидаемой земли. Не смотря на то, что В.И.Ленин неоднократно указывал на недопустимость принудительного отчуждения земли и нарушения добровольности создания колхозов и требовал исправления ошибок, до февраля 1920 года на Украине этого сделано не было. Кроме того, Наркомпрод Украины установил для всей ее территории одинаковый показатель для определения кулацких хозяйств, и эти меры, направленные против кулачества, задевали интересы середняков, поскольку на юге Украины на одно хозяйство середняка приходилось 7-10 десятин земли, в то время как на севере Украины – 4 десятины».4

1 апреля 1919 года на Украине была введена продразверстка. Она велась без учета классовой структуры села, неимущие слои не были заинтересованы в оказании содействия продотрядам. В организации продовольственной политики были совершены серьезные ошибки. Часто продразверстка проводилась бесконтрольно, изъятие хлеба превышали допустимые нормы. В.И.Межлаук в телеграмме В.И.Ленину категорически возражал против попыток некоторых продработников рассматривать «Украину как обетованную страну, откуда можно многое черпать без учета».

Кроме того, заявив на III съезде КП(б)У о недопустимости всяких политических соглашений с демократическими и социалистическими партиями и группами, большевики обрекли себя на одиночество в борьбе с реакцией. В январе 1919 года Л.Д.Троцкий писал, что на Украине «… на голову анархистов, левых эссеров и просто уголовных искателей приключений сразу опустилась тяжелая рука революционных репрессий». Он призвал руководство ударами «железной метлы» «загнать их в такие щели, из которых им лучше никогда не выходить».45

В эти условиях в феврале 1919 года на Втором съезде махновцев и делегатов крестьян контролируемого ими района, махновцы потребовали автономии района и своих отрядов в решении внутренних вопросов, независимости местных «вольных Советов», созданы на беспартийных, бесклассовых началах. На съезде был организован Военно-революционный Совет, «совмещающий функции парламента и совещательного органа», определяющий политику и идеологию движения. Съезд потребовал недопущения чекистских организаций и руководителей – «назначенцев» от центральной власти в район, выдвинул условия выборности руководства местным населением. В Харьков от имени съезда была направлена делегация с целью добиваться от правительства независимости района. В то же время съезд утвердил резолюцию о необходимости единства всех революционных сил и дал отповедь сторонникам разрыва с Советской властью.

В апреле 1919 года состоялся Третий съезд махновцев и представителей крестьянства от 72 волостей юга Украины. На съезде была подвергнута острой критике земельная и продовольственная политика Советской власти на Украине. Были приняты резолюции против большевизации Советов, «комиссародержавия», против Чрезвычайных комиссий. Несмотря на экстремистские, анархистские лозунги, и этот съезд высказался за политику «единого фронта» с большевиками и указал, что свержение Советской власти или мятеж против нее приведет к торжеству реакции.

Ошибки большевиков в аграрной, продовольственной политике, конфронтация с мелкобуржуазной демократией помогали враждебным Советской власти элементам провоцировать крестьянские мятежи. В апреле 1919 года на Украине как следствие обострившихся классовых противоречий, экономических неурядиц и ошибки руководства они вспыхнули в сельской местности и среди солдат Украинской Красной армии, которая в основном состояла из бывших партизанских и повстанческих частей. Мятежи Атаманов Зеленого, Кацюры, Струка, Соколовского, Ангела продолжались до августа 1919 года, когда Украина была захвачена белогвардейцами и петлюровцами. Общим требованием мятежников различной политической окраски было изменение аграрной и продовольственной политики.

На съездах махновцев были приняты резолюции, призывающие к строительства анархистского общества на основе надклассовых анархических организаций – вольных Советов, «рабочих союзов крестьянских общин». Политическая борьба за центральную власть объявлялась обманом народа и не совместимым с анархизмом действием. Критика ошибок Советской власти весной 1919 года не имела целью подготовку мятежа, а была лишь проявлением недовольства крестьянских масс политикой «военного коммунизма» и установлением командно-административной централизованной системы управления. Старый анархистский лозунг «Врозь идти, вместе бить», характерен и для отношения махновцев к пролетарской партии весной 1919 года.

Нестору Махно приходилось сдерживать недовольство и открытую враждебность к коммунистам, которая наблюдалась у отдельных повстанцев его крестьянской армии. Он выступил против враждебности к коммунистам, сдерживал наиболее ретивых анархистов из Конфедерации анархистских организаций Украины «Набат». Махно категорически отказался давать деньги на борьбу против большевиков известной анархистке Марусе Никифоровой.

В то же время политика, «единого фронта», за которую ратовали махновцы, не означала, что они готовы поступиться своими интересами. Махновское движение в поисках, «своего» пути в революции скатывалась на позиции «третьей силы», заявляя о временном союзе с «государственниками» - большевиками «из тактических соображений», что разладом в лагере революционных или не помогать реакции.

Двойственная социальная природа мелкой буржуазии выражались в колебании середняков, интересам которых не отвечала политика «военного коммунизма». В условиях противоборства реакции и революции середняк, зная об опасности восстановления помещичьего землевладения, выдерживался от выступлений против Советской власти, однако под тяжестью продразверстки и различных повинностей произошло «… превращение этой мелкобуржуазной силы в анархический элемент, который выражает свои требования в волнении».

Некоторые экстремисты из анархистских групп призывали готовиться к «третьей» революции (не учитывалась революция 1905-1907 г.г.), которая, по их мнению, разрушит социалистическое государство и приведет к безвластию.

Махновцы в период 1918 – первой половины 1919 года, признавая с оговорками Советскую власть как единственную силу способную сокрушить реакцию, выражали середняцкие настроения и в зависимости от усиления или ослабления давления властей поддерживали пролетариат, пытаясь, не входя в военный конфликт, добиваться от власти уступок с помощью требований съездов, сходов, посылки делегаций с требованием в центр. Такая позиция отличала махновцев от мелкобуржуазной контрреволюции, которая в лице атамана Григорьева призывала уничтожать коммунистов и воплощала свои лозунги на практике.

И хотя, как пишет В.А.Антонов-Овсиенко, махновское движение было «серьезным и резко заостренным против петлюровцев и деникинцев и поначалу стремилось ограничить кулацкое влияние на селе, оно страдало от недостаточно развитой идеологии и от неосознанности своего места в событиях, которые его к трагической развязке».6

С апреля 1919 года в отношениях между Нестором Махно и его штабом, с одной стороны, и с командованием Красной армии и РВС Республики – с другой – утверждается обстановка взаимного недоверия, перерастающего во вражду. Вызвано это было не только сопротивлением махновцев политике «военного коммунизма», но и дальнейшим развитием и утверждением анархистской идеологии в махновском движении Анархисты - «набатовцы» Эмигранты (И.Готман), А.Барон, Я.Алый и другие возглавили махновский культпросветотдел и редакции махновских газет; В.Волин (В.Эйхенбаум) во второй половине 1919 года возглавлял махновский Военно-революционный Совет. Лидеры Конфедерации «Набат» пытались объединить различные течения – анархизм-коммунизм, анархизм-синдикатизм и анархизм-индивиндуализм – на основе отрицания переходной стадии от капитализма к анархическому коммунизму и требовали от своих единомышленников закладывать основы анархии, создавая не контролируемые государством экономические, синдикалистические организации, кооперативы, заводские комитеты, коммуны для постепенного захвата ими средств производства. Они утверждали, что на Украине, благодаря широкому повстанческому движению, сложились все условия для первой анархической революции, которая начнет всемирную анархическую революцию. С апреля 1919 года «набатовцы» отказались от всякого сотрудничества и «компромиссов» с Советской властью, постепенно сползали на антибольшевистские позиции и толкали на них махновцев.

В центральные органы Советской власти и командование приходили противоречивые сведения о состоянии дел в махновской бригаде, и Гуляй Польском районе. Бюро Украинской Советской прессы сообщало о хорошей дисциплине у махновцев, о том, что у них отмечается отсутствие бандитизма, нежелание отступать перед добровольцами и «дружественное отношение» к населению. Политком и политинструктор Заднепровской дивизии, докладывая о состоянии махновских частей, отмечает, что политработники принимаются в махновские части и ведут там работу, что у махновцев замечаются «порывы в бой с неприятелем», хорошая дисциплина и расположение к Советской власти. Они отметили, что, благодаря авторитету «батьки» Махно, «популярность которого невероятна», его отряды быстро растут за счет добровольцев.

Однако, наряду с положительными отзывами, было много донесений о царивших в рядах махновцев антибольшевистских настроениях и «хулиганстве». Высшая военная инспекция РККА во главе с ее председателем Н.И.Подвойским советовали переформировать махновскую бригаду, отстранить от должности Махно и передать его и командиров суду. Член Реввоенсовета Г.Я.Сокольников в телеграмме В.И.Ленину и Х.Г. Раковскому (Председателю СНК УССР) сообщал, что «… Махно ведет решительную, открытую борьбу против коммунистов», грабит население, и предлагал, воспользовавшись военными неудачами махновцев «убрать Махно».7

Сложно сейчас определить точность тех или иных утверждений, однако есть факты, свидетельствующие о том, что весной 1919 года махновцы не собирались поднимать мятеж. Так, ни в махновских газетах, ни в воззваниях весны 1919 года нет призывов к немедленному мятежу и вооруженной борьбы против Советской власти; напротив, в них утверждается необходимость военного союза «левых сил». Взаимоотношения Махно и центра ухудшались и в связи с тем, что в 1919-1920 г.г. на Украине остро стоял вопрос о злоупотреблениях ЧК. Во всех крестьянских мятежах того времени присутствовал лозунг разгрома ЧК. В июне 1919 года В.И.Ленин писал М.И.Лацкису (председателю Всеукраинского ЧК): «Каменев говорит – и заявляет, что несколько виднейших чекистов подтверждают, что на Украине Чека принесли тьму зла, будучи созданы слишком рано и впустив в себя массу примазавшихся. Надо построже проверить состав, - надеюсь, Дзержинский отсюда Вам в этом поможет. Надо подтянуть, во что бы то ни стало чекистов, и выгнать примазавшихся. При удобной оказии сообщите мне подробнее о чистке состава Чека на Украине, об итогах работы».9

В махновской печати было много высказываний против чрезвычайных комиссий на Украине и призывов к их ликвидации. От слов махновцы перешли к делу. Они упразднили Мариупольское и Бердянское уездные ЧК, отряд Бердянского ЧК отправили на фронт.9

В апреле 1919 года А.Е.Скачко (командующий 2-й Украинской Красной Армией, куда входила махновская бригада) в телеграмме командующему Украинским фронтом сообщал, что «… местные ЧК ведут усиленную компанию против махновцев»; в то время, когда махновцы сражаются на фронте, в тылу их преследуют за одну принадлежность к махновскому движению. Скачко подчеркивал, что «… глупыми, бестолковыми выходками мелкие чрезвычайки определенно провоцируют махновские войска и население на бунт против Советской власти».10 О ненужной работе в «области чрезвычаек» сообщал и политкомиссар Заднепровской дивизии. Большевистская газета «Звезда» (Екатеринослав) в мае 1919 года указывала на то, что местные, южно-украинские ЧК «… далеки от совершенства и идеала» и «не выдерживают критики с точки зрения революционного правосознания и социализма». Газета указывала на «всеобъемлющую компетенцию» и «бесконечные права» ЧК, в частности на право внесудебной расправы, и предлагала реорганизовать ЧК и подчинить их ревтрибуналам.11

С конца апреля 1919 года в советской печати начали появляться обвинения по адресу Н.И. Махно. В газете «Известия» (Харьков) была напечатана статья, в которой говорилось об антисоветском характере махновского движения и призывалось положить ему предел. Появились подобные статьи и в других изданиях. В.А. Антонов-Овсиенко, понимая, что конфронтация с махновцами может привести к тяжелым последствиям, в телеграмме правительству УССР требует «… немедленно прекратить газетную травлю махновцев носящую провокационный характер».12

Клубок противоречий, скопившийся к июню 1919 года, грозил обратиться трагедией. Против Махно было выдвинуто обвинение в том, что его отряды задерживали эшелоны с углем и хлебом, идущие из Донбасса в центр России. Действительно это имело место. В мае 1919 года в связи с обострением отношений с махновцами и центральным военным командованием махновская бригада после перевода ее из подчинения Украинскому фронту в подчинение Южному фронту фактически перестала получать от командования провиант, боеприпасы, амуницию. Снабженческий саботаж поставил махновцев в очень тяжелое положение. Хотя по военному союзу между Красной армией и махновцами командование обязалось снабжать всем необходимым махновскую бригаду, с мая 1919 года это не делалось. Махновцы пытались путем задержки некоторых эшелонов и требований о налаживании товарообмена «выбить» у командования амуницию и боеприпасы.

Однако цифры о задержке эшелонов были резко завышены. Следует учесть так же, что в феврале 1919 года махновцы передали в дар Москвы и Петрограда 90 вагонов трофейной муки. В дальнейшем многие эшелоны беспрепятственно проходили в центр России через махновский район.

Позднее Л.Д. Троцкий в своем приказе о разгроме махновцев, мотивируя их измену, выдал секреты снабжения махновской бригады. Так, Троцкий обвиняет махновцев в том, что они захватывали «… продовольствие, обмундирование, боевые припасы… где попало…», совсем забывая, что за снабжение частей Красной армии отвечает командование. В том же приказе Троцкий обвиняет махновцев в том, что они «… отказываются отпускать уголь и хлеб иначе как в обмен на разные припасы».13 Из всего следует, что снабженческая блокада махновской бригады, державшей важный участок фронта подорвала боеспособность махновских частей и создала экономические трудности для советского тыла.

Троцкий в донесении от 22 мая 1919 года в Москву и Харьков предлагал с помощью большого отряда из чекистов, балтийских матросов и рабочих разгромить махновцев и вывезти хлеб и уголь из района, утверждая, что только ликвидировав махновщину, возможно, осуществить наступление на Ростов, хотя махновская бригада приковывала к себе значительные силы белогвардейцев, ведя с ними бои. В.И.Ленин в телеграмме СНК Украины, предупреждая поспешные и жестокие меры в отношении махновцев, указывал, что отношения с махновцами по поводу вывоза угля и хлеба из Мариуполя должны решаться не силой, а налаживанием товарообмена.

Приезд Антонова-Овсиенко и Каменева в Гуляй Поле можно рассматривать как тщательную разведку большевиков перед их нападением на район. В это время было принято несколько попыток убить Махно. Словом, всякий новый день говорил о том, что спор об идейном влиянии в украинской революции большевики не сегодня - завтра будут решать оружием. Мятеж Григорьева неожиданно заставил их внешне и на некоторое время изменить свое отношение к махновщине.14

В первых числах мая 1919 года командир 6-й дивизии 3-й Красной Украинской армии Н.А. Григорьев поднял антисоветский мятеж. Внезапность выступления позволила мятежникам захватить Центральную Украину с городами Екатеринослав, Елисаветград, Черкассы, Кременчуг, Николаев, Херсон. В выпущенном мятежниками «Универсале» (воззвании) лозунги антисемитизма и украинского национализма соседствовали с требованиями отмены продразведки, ликвидации колхозов, свободы торговли. Григорьевцев поддержали некоторые другие советские воинские части – матросский экипаж в Николаеве, Черноморский полк в Екатеринославе.

Во время григорьевского мятежа у советского командования возникли опасения, связанные с возможностью поддержки григорьевцев махновцами. 12 мая 1919 года Махно был предъявлен ультиматум с требованием немедленно выпустить воззвание против мятежников и сообщить расположение своих частей. Не выполнение этого приказа грозило объявлением Махно вне закона. Махновский штаб выполняет эти требования и издает прокламацию «Кто такой Григорьев», которая объявляет атамана Григорьева врагом революции. В прокламации говорилось о необходимости держать фронт против белогвардейцев и том, что повстанцам не надо обращать внимание «… на распри Григорьева с большевиками за политическую власть». Против мятежников в последствии был выслан махновский Крымский полк.

Троцкий и его единомышленники поспешили воспользоваться подходящей ситуацией для обвинения и разгрома махновского движения. В телеграмме Раковскому Троцкий предлагает «… после сокрушения главных григорьевских сил» ликвидировать махновское движение. «Задача сводится к тому, - утверждал он, - чтобы использовать эффект григорьевского бандитизма, подтянув достаточно надежные части расколоть Махно. В целях, устранив верхушку, подтянуть внизу».15 Эту задача должна была выполнить группа войск под командованием К.Е. Ворошилова.

Григорьев – бывший царский офицер. Накануне свержения гетмана он находился в рядах петлюровцев. В дни разложения петлюровской армии Григорьев со всеми своими частями перешел на сторону большевиков. В херсонской губернии сыграл значительную роль в ликвидации петлюровской власти. Занял Одессу. Затем до последнего времени держал фронт в направлении Бессарабии. В мае 1919 года Григорьев открыл фронт. Махновцам пришлось предпринять самые энергичные меры, чтобы сохранить фронт. Григорьевская авантюра очень быстро пошла на спад. Григорьев остался с отрядом в несколько тысяч человек, укрепившись в Александрийском уезде Херсонской губернии. Лишь только опасность со стороны Григорьева миновала, началась прежняя агитация большевиков против махновщины. Доставка патронов и необходимого снаряжения, ежедневно расходуемых на фронте, прекратилась совсем. И это в такое время, когда деникинцы неимоверно усилились на фронте полками кубанских пастухов и кавказскими формированиями.

В то время, когда повстанческие войска гибли под напором казачьих лавин, большевики несколькими полками вторглись в повстанческие села, хватали и казнили на местах отдельных повстанческих работников, разрушали коммуны района или аналогичные организации. Решающую роль в этом походе сыграл Троцкий. Он, грозивший «железной метлой» всему анархизму в России, издает целый ряд приказов, направленных против махновщины. Политика Троцкого в отношении махновщины была выражена им приблизительно в следующей форме: лучше отдать всю Украину Деникину, чем допустить дальнейшее развитие махновщины. Большевики сняли несколько своих полков с гришинского участка фронта, чем открыли свободный проход деникинцам в Гуляй Польский район. Деникинцы ворвались в район не со стороны повстанческого фронта, а с левого фланга, где стояли красноармейские части. Вследствие этого армия махновцев, державшая линию Мариуполь – Кутейниково – Таганрог, оказалась обойденной деникинцами.

Шестого июня деникинцы заняли Гуляйполе, уничтожив сформированный крестьянами села полк. Махно со штабом армии и небольшим отрядом при одной батарее отступил на железнодорожную станцию Гуляйполе, выбил из нее деникинцев и занял село. Однако подошедшие новые силы казаков заставили его вновь покинуть село.

Большевики, выпустившие против махновцев ряд приказов, первые дни держались с махновцами внешне лояльно. Это была тактика, имевшая целью захватить руководителей махновщины. Седьмого июня они прислали в распоряжение Махно бронепоезд. Восьмого июня на станцию Гяйчур прибыло несколько эшелонов красных войск; прибыл военный комиссар Межлаук, Ворошилов и другие. Был установлен контакт между красным и повстанческим командованием. Межлаук, Ворошилов находились на одном бронепоезде с Махно, совместно руководя военными действиями. Но в то же время у Ворошилова был приказ Троцкого схватить Махно, всех ответственных руководителей махновщины, разоружить повстанческие части, сопротивляющхся расстрелять. Махно был вовремя предупрежден и сообразил, что ему делать. Свой уход с поста командующего повстанческим фронтом он считал наиболее здоровым выходом.

Тем временем, повстанческие части, бывшие за Мариуполем, отступали к Пологам и Александровску. К ним неожиданно перебросился Махно, вырвавшись из заговора большевиков. Начальник штаба армии махновцев Озеров, члены штаба Михалев-Павленко, Буробыча и несколько человек из Совета были вслед за этим схвачены и казнены. Положение для Махно создалось крайне затруднительное. Он должен был или совсем уйти от своих частей, или призвать их на борьбу с большевиками. Но последнее, ввиду решающего наступления Деникина, казалось ему невозможным. Махно обратился к повстанческим войскам с широким воззванием, в котором осветил создавшееся положение, заявил о своем уходе с командного поста и просил повстанцев держать фронт против деникинцев, не смотря на то, что они временно будут находиться под командованием большевистских штабов. Махно после этого с небольшим кавалерийским отрядом скрылся. Повстанческие же полки, переименованные в красные, под командованием своих прежних командиров – Калашникова, Куриленко, Клейна, Дерменджи и других – продолжали вести бой с деникинцами, задерживая их наступление на Александровск и Екатеринослав.

Екатеринослав пал в конце июня. Затем пал и Харьков. Большевики занялись не наступлением и даже не обороной, а исключительно эвакуацией. И вот тогда, когда всюду стало ясно, что большевики бросают Украину, стремясь лишь вывезти из нее как можно больше мужского населения и железнодорожного подвижного состава. Махно счел момент подходящим, чтобы взять в свои руки инициативу борьбы против контрреволюции. И действовать в качестве самостоятельной революционной силы и против Деникина, и против большевиков. В ряды повстанцев, оставшихся временно под красным командованием, был дан пароль свергать красных командиров и группироваться под общим командованием Махно. Переворот был организован бывшими в рядах Красной армии махновскими командирами – Калашниковым, Дерменджи и Будаповым. Соединение произошло за станцией Помощная, в местечке Добровеличкове, Херсонской губернии, в начале августа 1919 года. Район Помощной, Елисаветрограда и Вознесенска был первым опорным пунктом, где Махно остановился и стал приводить в порядок стекавшиеся к нему с разных сторон боевые части. Здесь были сформированы четыре бригады пехотных и кавалерийских войск, отдельный артиллерийский дивизион и пулеметный полк – всего около 15000 бойцов. Отдельная конная сотня в 150-200 сабель, находившаяся всегда с Махно, не входила в это число войск. Этими силами махновцы перешли в наступление на деникинцев. Столкновение приняло ожесточенный характер. Несколько раз деникинцев отбрасывали на 50-80 верст обратно к востоку. В боях они отдали три бронепоезда махновцам, среди которых был огромный – «Непобедимый». Но подкрепленные свежими силами, они вновь оттесняли махновцев к западу. На их стороне был значительный численный перевес и превосходство в вооружении. Между тем, в армии махновцев почти не было патронов. Из трех наступлений на деникинцев два приходилось делать исключительно с целью отбить у них патроны. Кроме того, махновцам приходилось действовать и против большевистской группы, отступавшей из Одессы на Север. По этому район Елисаветград – Помощная – Вознесенск им пришлось бросить и отступать дальше.

Отступление шло с непрерывными боями. Группа деникинцев, преследовавшая Махно, отличалась крайним упорством и настойчивостью. В нее входили офицерские полки: Первый Симферопольский и Второй Лабинский. С середины августа 1919 года эта группа начала сильно теснить Махно, стремясь охватить его с нескольких сторон. Во второй половине августа к этой группе деникинцев, теснивших Махно с востока, прибавилась вторая группа, шедшая со стороны Одессы и Вознесенска. Тогда повстанческая армия бросила железнодорожный район, взорвав предварительно все свои бронепоезда. Отступление шло проселочными дорогами. Это отступление, сопровождаемое ежедневными боями. продолжалось более месяца, пока армия махновцев не подошла к городу Умани, занятому войсками петлюровцев. В это время армия махновцев имела 8000 раненых бойцов, составлявших огромный обоз, который тормозил ее передвижение и боевые операции. После всестороннего обсуждения вопроса было решено предложить петлюровцам военный нейтралитет. Тем временем из Умани в лагерь махновцев прибыла петлюровская делегация. Петлюровцы, находясь в войне с Деникиным, не желали иметь второго фронта и хотели избежать военных столкновений с махновцами. Обе стороны обязались хранить в отношении друг друга строгий военный нейтралитет, не считаясь с политическим направлением каждой стороны. Петлюровцы, кроме того, взялись принять и разместить по больницам всех раненых махновцев.

Конечно, и Махно, и все остальные в армии видели, что нейтралитет это фикция: что не сегодня-завтра можно ожидать союза петлюровцев с деникинцами и их совместного нападения на махновцев. Но для Махно важно было выиграть одну или две недели времени. Фактически же отношение махновцев к петлюровцам осталось прежним.16

Подозрения махновцев вскоре подтвердились. По соглашению с петлюровцами, армия махновцев могла занимать территорию 10 квадратных верст в районе села Текуче, близ Умани. С севера и запада находились петлюровцы; с востока и юга были деникинцы. Через несколько дней были получены сведения о том. что петлюровцы ведут переговоры с деникинским командованием об условиях окружения и разгрома Махно совместными силами. В то же время – 24-25 сентября – в тылу у махновцев, с западной стороны, оказалось около 4-5 деникинских полков. Они могли попасть туда, лишь пойдя местность, занятую петлюровцами. Вечером 25 сентября махновцы оказались окруженными деникинскими полками со всех сторон. Умань была так же занята ими. Решалась судьба всей армии повстанцев-махновцев.

С 25 на 26 сентября махновские части, державшие все время курс на запад, вдруг повернули все свои силы на восток и пошли в лоб главным силам деникинской группы. 25 сентября, вечером под селом Крутенькое произошло сражение первой бригады махновской армии с частями деникинцев. Последние отступили, стремясь прочнее расположиться и завлечь противника, но махновцы их не преследовали. Этим была обманута бдительность деникинцев. Между тем, ночью, все части махновцев, стоявшие в нескольких селах снялись и двинулись на восток – на врага, расположившегося главными силами под селом Перегоновкой, занятым махновцами.

Между тремя и четырьмя часами утра завязалось сражение. Оно шло беспрерывно, развиваясь и усиливаясь. К восьми часам утра оно достигло высочайшего напряжения. Сам Махно со своей сотней пошел в обход противнику. К девяти часам утра махновцы начали отступать. Бой шел уже на окраине села. Деникинцы с разных мест подтянули остальные свои силы и теснили махновцев. Члены штаба повстанческой армии пошли в цепь. Настал критический момент, когда, казалось, что сражение проиграно, а значит все кончено. Исход боя решил внезапно появившийся Махно. Уже в тот момент, когда махновцы волной стали отступать и бой шел на окраине села, Махно со своей сотней врезался в тыл неприятеля. Пошел ожесточенный рукопашный бой и как не стоек был Первый офицерский Симферопольский полк, но он был сбит и обращен в бегство. За этим полком бросились другие полки. И, наконец, все деникинские части обратились в бегство к реке Синюхе, стремясь переправиться через нее и закрепиться на другом берегу.

Преследование длилось 12-15 верст. В самый важный момент, когда деникинцы добрались до реки, их настигла махновская кавалерия. Несколько сот их погибло в реке. Большая же часть успела переправиться, но была перехвачена Махно. Стоявший по ту сторону реки штаб деникинцев и запасный полк то же были захвачены. Из всех частей удалось спастись немногим. Первый офицерский Симферопольский полк и другие полки были вырублены полностью. Это событие явилось только неотвратимым следствием единоборств деникинской армии с махновцами. Будь малейший промах со стороны Махно, – та же участь постигла бы революционную повстанческую армию.

Движение армии назад к Днепру шло очень быстро. На другой день, после разгрома деникинцев, под Перегоновкой Махно находился более чем за сто верст от места боя. И еще через день махновцы заняли Долинекую, Кривой Рог и подошли к Никополю. А 29 сентября был захвачен Кичкасский мост через Днепр и занят город Александровск. За Александровском последовали Пологи, Гуляй Поле, Бердянск, Мелитополь и Мариуполь. В неделю-полторы весь юг Украины был очищен от войск и властей Деникина.

Освобождение махновцами юга Украины, главным образом приазовского района, поставило под угрозу всю компанию Деникина. Дело в том, что в районе Мариуполь-Волноваха находилась основная база снабжения деникнской армии. При взятии Бердянска и Мариуполя там оказалось огромное количество снарядов. В Волновахе находились целые ярусы снарядов. И хотя она еще не была взята, однако уже не могла обслуживать армии Деникина, так как железнодорожная магистраль всего района находилась в руках махновцев. Тыловые части, обслуживающие этот район, были уничтожены. Таким образом, вся эта гигантская артиллерийская база попала в круг махновцев, и, начиная с этого времени, уже не могла послать ни одного снаряда ни на северный, ни на какой-либо другой фронт.17

Деникинцы наспех выслали против Махно части, стоявшие в резерве под Таганрогом; но и эти части были разбиты. Махновцы устремились в глубь донецкого бассейна, взяли Екатеринослав. Тогда деникинцы поняли, что центр борьбы с севера перенесся на юг, что на юге будет решена судьба их дела.

В связи с таким положением дел деникинцы сняли с северного фронта свои лучшие кавалерийские части – Мамонтова и Шкуро. благодаря свежим силам и множеству автоброневиков деникинцы начали вытеснять махновские части из отдельных мест: Бердянска, Мариуполя и Гуляй Поля. Но это означала только то, что Махно занимал Синельноково, Павлоград, Екатеринослав и ряд других мест. В течение октября-ноября борьба вновь приняла ожесточенный характер, и в ней частям Деникина вновь было нанесено несколько огромных поражений. Больше всего досталось кавказским частям. И в конце ноября они самовольно бросают армию Деникина и возвращаются к себе на Кавказ. Так начался общий распад деникинской армии.

В борьбе с махновщиной на юге России деникинцы потерпели полное поражение, и этим был предрешен исход всего их похода на русскую революцию.

Не будь Уманского прорыва и последовавшего и последовавшего за ним разгрома тыла, артиллерийской базы и всего снаряжения деникинцев, последние, вероятно вошли бы в Москву приблизительно в декабре 1919 года. Бой красных с деникинцами под Орлом имел малое значение. В своей основе отступление войск Деникина на юг началось уже раньше – именно в связи с разгромом тыла. Все последующие военные операции их имели целью провести, по возможности, безболезненное отступление и вывезти имущество.

Уничтожение деникинской контрреволюции осенью 1919 года являлась одной из главных задач махновщины в русской революции. Эту задачу махновцы выполнили полностью. Но задача эта не исчерпывала всей исторической миссии, возложенной на махновцев русской революцией в этот период. Освобожденная от Деникина страна нуждалась в немедленной охране по всей территории. Без этой охраны страна и революционные возможности, которые перед ней открылись с уничтожением деникинщины, могли быть каждый день раздавлены государственными армиями большевиков, спешно устремившихся на Украину за отступающим Деникиным.

Знамена махновщины поднимались по всей Украине. Не хватало необходимых организационных шагов, чтобы всю многочисленную, рассредоточенную в разных местах Украины боевую силу слить в одну мощную революционно-народную армию. которая стала бы надежным стражем на подступах к революционной территории.

Однако увлечение победы и доля беззаботности помешали махновцам создать вовремя такую силу. По этому с первых же дней прихода на Украину Красной армии махновцев вынуждены были сосредоточиться в тесном Гуляй Польском районе.

В декабре в район Екатеринослава и Александровска пришло несколько дивизий красных войск. А чуть позже на имя командующего махновской армией пришел, приказ реввоенсовета 14-й Красной армии, предписывающий направить повстанческую армию на польский фронт. Реввоенсовет армии махновцев ответил, что находит приказ 14-й армии неуместным и провокационным.

В середине января 1920 года Махно и бойцы его армии именем всеукраинского ревкома были вновь объявлены вне закона, как отказавшиеся идти на польский фронт. Между махновцами и коммунистической властью пошла ожесточенная борьба. Во избежание братания красноармейцем с махновцами, они направили на махновцев латышскую стрелковую дивизию и группу китайцев – части, наименее разбирающиеся в русской революции и слепо подчинявшиеся властям.

Несмотря на многочисленность красных войск, Махно со своими частями всегда оказывался вне досягаемости. Действия большевиков в отношении махновцев носили все признаки террора. Беспрепятственно шли массовые казни крестьян.

В течение весны и лета 1920 года махновцам пришлось воевать не с отдельными красными частями, а в сущности со всем государственным аппаратом большевиков. Армии по этому не раз приходилось уклоняться от врага, отрываться от своего района и делать тысячеверстные рейды. Она вынуждена была отступать, то в Донецкую область, то в Харьковскую и Полтавскую губернии. Эти рейды были широко использованы в пропагандистских целях.

В течение лета 1920 года махновцы несколько раз начинали поход на Врангеля. Дважды они вступали в бой с его частями, но оба раза им ударяли в тыл красные войска. По всей Украине советские газеты писали о союзе Махно с Врангелем.

Врангель, действительно присылал к Махно посланца, но он был публично казнен, а сам этот случай освящен махновцами в их печати. А на совещании Совета революционных повстанцев и штаба армии было решено предложить коммунистам, в целях совместного разгрома Врангеля, прекратить взаимную борьбу. От имени совета повстанческой армии еще в июле и августе 1920 года были посланы телеграммы соответствующего содержания в Харьков и Москву. Ответа не было. Коммунисты вели прежнюю войну с махновцами. Но в сентябре, когда эвакуировался Екатеринослав, когда Врангель занял Бердянск, Александровск, Гуляй Поле, Синельниково, в Старобельск, где стояли махновцы, приехала полномочная делегация от ЦК партии коммунистов, во главе с Ивановым, для переговоров о совместных действиях против Врангеля. переговоры состоялись там же в Старобельске, где были выбраны предварительные условия военно-политического соглашения с советской властью.

Долгое время советская власть под разными предлогами оттягивала публикацию этого соглашения. Но махновцы поставили вопрос остро: пока соглашение не будет опубликовано, армия махновцев не может действовать на основании этого соглашения. И лишь после такого напора со стороны махновцев советская власть опубликовала текст соглашения, но не весь сразу, а по частям: сначала вторую часть, по политическому вопросу. В связи с этим смысл соглашения был затемнен и верно понят очень не многими. Что же касается четвертого пункта политического соглашения, то большевики не опубликовали его, заявив, что он требует особого обсуждения и совещания с Москвой.

После этого, с 15 октября, махновская армия пошла на Врангеля. Боевым участником ее был район – Синельниково, Александровск, Пологи, Бердянск, и направление – Перекоп. При первых же боях в районе Пологи - Орехов, была разбита большая группа врангелевцев, во главе с генералом Дроздовым, при чем взято в плен около 4 тысяч врангелевских солдат. Через три недели этот район был полностью освобожден от войск Врангеля. В начале ноября махновцы совместно с красными войсками были уже под Перекопом.

Роль махновцев в очищении Крыма от врангелевцев была следующая. В то время, когда под самым Перекопом стояли красные части, махновцы, согласно оперативному приказу взяли левее Перекопа на 25-30 верст и стали переправляться через Сиваш. Первой пошла конница под руководством Марченко – Гуляй Польского крестьянина – анархиста, затем – пулеметный полк под руководством Кожина. Переправа шла под ураганным обстрелом со стороны противника и стоила больших жертв. В числе многих других командир Фома Кожин был в первом же бою тяжело ранен. Однако упорство и смелость наступавших обратили врангелевцев в бегство. Тогда, Семен Каретник, командующий Крымской армией махновцев, направил все части прямо на Симферополь, который был взят ими. Одновременно с этим, красными частями был занят Перекоп. Несомненно, что зашедшие через Сиваш в глубь Крыма махновцы способствовали его нападению, заставив врангелевцев броситься в глубокий тыл полуострова, чтобы не оказаться зажатыми со всех сторон в Перекопских ущельях.

Никто среди махновцев не верил в продолжительность и прочность соглашения с большевиками. На основании прошлого, каждый ожидал, что они непременно придумают повод для нового похода на махновщину. Но в виду политической обстановки полагали, что соглашение это продлиться три-четыре месяца. А это имело бы большее значение для широкой пропагандистской работы в районе.

В разгроме Врангеля махновцы увидели начало конца соглашения. 26 ноября большевики предательски напали на махновское командование и махновские войска в Крыму, на Гуляй Поле, захватили махновское правительство в Харькове, разгромили и арестовали там же всех анархистов, а также анархистов и анархические организации по всей Украине.

Советская власть не замедлила объяснить свои действия: махновцы и анархисты якобы готовили восстание против советской власти. Лозунгом этого восстания должен был будто бы служить четвертый пункт политического соглашения советской власти с махновцам, который выглядел следующим образом: «… повстанческая армия махновцев выдвигает четвертый пункт политического соглашения, а именно: организация в районе действий махновской армии местным рабоче-крестьянским населением вольных органов экономического и политического самоуправления, их автономия и федеративная (договорная) связь с государственными органами советских республик».18 А кроме того было выдвинуто обвинение Махно по ряду «контрреволюционных» действий.

В Крыму были захвачены и убиты все члены полевого штаба махновцев и командующий Крымской махновской армией Семен Каретник. Командир конницы Марченко, окруженный было частями 4-й Красной армии, пробивался через ряд заслонов и заграждений на перекопе и к 7 декабря, двигаясь день и ночь, добрался до группы Махно. Но вместо могучей конницы в 1500 человек, вернулся небольшой отряд в 250 человек, все что осталось от махновской армии в Крыму. Соединение произошло в греческом местечке Кременчик. А в то время Фрунзе разворачивал против Махно части трех армий, в том числе двух конных. Почти весь южный фронт обрушился на повстанцев. Но небольшой отряд махновцев по пути обрастал, потерявшими было связь друг с другом партизанскими частями. Присоединялись и красноармейцы разбитых махновцами частей. В начале декабря у Махно было уже 2500 тысячи бойцов.

После нескольких неудачных попыток окружить Махно, огромная масса красных армий прижала его на конец к Азовскому побережью в районе Андреевки. Однако Фрунзе не учел совершенно уникальных возможностей махновской армии. Н.Ефимов пишет: «Махновец… за время партизанской борьбы, а может быть так же в силу своих социальных условий, развил в себе индивидуальные свойства, махновец, всюду чувствует себя самостоятельным. Даже в бою его любимый строй – лава, где представляется отдельному бойцу максимум самостоятельности. Развитие в махновце свойств индивидуального бойца дает ему возможность не терять голову в опасные минуты…»19 Махно мог, объяснив задачу, распустить свою армию на все четыре стороны в полной уверенности, что она соберется в указанном пункте в тылу противника и ударит по нему. К тому же махновская армия целиком могла передвигаться на конях и тачанках, развивая скорость до 80 верст в день.

Все это помогло махновцам выйти из подготовленной Фрунзе западни: «Небольшие группы махновцев уже в это время, во время боя обходили наши части и проскальзывали на северо-восток… Махновцы приблизились к деревне, открыли в темноте беспорядочную стрельбу, чем произвели удачную панику среди красноармейских частей и заставили их разбежаться».20

Погрузившись на тачанки, махновцы вышли на оперативный простор, громя встречные красные части, которые представить себе не могли, что противник сможет вырваться. При этом красноармейская пехота дралась нехотя. Махновская армия снова разрослась до 10-15 тысяч человек.

Не способность победить махновцев военным путем толкнула большевиков наращиванию террора. 5 декабря армиям Южного фронта был отдан приказ проводить поголовные обыски, расстреливать не сдавших оружие крестьян, накладывать контрибуции на села, в черте которых производились нападения на красные части. Чтобы не подвергать излишней опасности односельчан, Махно в декабре переходит Днепр и углубляется в правобережную Украину.

Переход на правобережье серьезно ослабил махновцев – здесь их не знали, местность была незнакомой, симпатии крестьянства склонились на сторону петлюровцев, с которыми у махновцев были прохладные отношения. В то же время против махновцев выдвигались части кавдивизий. В районе реки Горный Тикич завязывались кровавые бои. Махновцы передвигались так стремительно, что сумели застать врасплох командира одной из дивизий Л.Пархоменко – он был убит на месте. Но противостоять натиску превосходящих сил противника на чужой территории махновцы не могли. Понеся большие потери у Горный Тикича, Махновцы уходят на север форсируют Днепр у Канева. Затем следует рейд через Полтавскую Черниговскую губернии и дальше до Беловодска. В середине февраля Махно поворачивает в родные места. Им теперь владеет новая идея – распространять движение в ширь, постепенно вовлекая все новые и новые земли, создавая повсюду опорные базы. Только так можно было разорвать кольцо красных армий вокруг его армии на колесах. Первая попытка разослать отряды в разные стороны успехом не увенчалась. Но в начале марта Махно посылает колонны на Дон, Воронеж, Харьков. Сам он с небольшой мобильной группой объезжал многочисленные очаги восстания, появляясь то на Дону, то на Полтавщине. Крестьянство более обширной зоны, чем коренной махновский район, привыкала к батьке и все больше поддерживала его.

Именно в это время власть большевиков висела на волоске. Крестьянские восстания охватили всю страну, бастовали рабочие Питера, восстал Кронштадт. И все требовали ликвидации режима, в последствии известно как «военный коммунизм», причем ликвидация вместе с однопартийной диктатурой большевиков. Требования прекращения продразверстки, свободы торговли, ликвидации компзамов были глубоко реалистичны, что показало ближайшее будущее. В марте 1921 года большевики пошли на серьезные уступки крестьянству ради главного – сохранения своей монополии на власть. Процесс введения новой эксполитической политики растянулся на весну-лето 1921 года. Учитывая все это, можно сказать, что у махновцев и других крестьянских армий были в то время шансы на успех.

Но именно в этот момент Махно не смог перестроить свою стратегию. Распылив силы на создание новых повстанческих зон, он не сумел вовремя сосредоточить большие силы для решающего наступления. Неудача в решающем столкновении 13 марта 1921 года привела к тому, что весь апрель махновцы укрепляли повстанческие очаги на севере и востоке, но не предпринимали широкомасштабного наступления. К маю Махно отправился и сконцентрировал на Полтавщине около 2000 бойцов под командованием Кожина и Куриленко. Было решено идти на Харьков. Для этого столь скромных сил, конечно, было недостаточно. Повстанческое движение расширяло район своих действий, но не смогло сконцентрироваться для решающих ударов. Новые партизанские отряды Полтавщины и Черниговщины были слабо связаны с Махно, хотя и восстали под его лозунгами. Они еще не восприняли махновскую дисциплину и вполне отвечали общепринятому представлению аморфности крестьянского движения. От старых махновских кадров, в большинстве своем разосланных для организации новых очагов, остались только эти 2000.

Не смотря на частые успехи в боях с Первой конной армией, махновцам не удалось пробиться к Харькову. Его ударная группа застряла на Полтавщине. В это время крестьянам стало ясно, что НЭП – это всерьез и надолго. Ряды махновских отрядов таяли. В конце июня в боях на Суле Фрунзе нанес махновской ударной группе серьезное поражение. К этому времени добровольно сдались красным почти три тысячи махновцев. Движение таяло на глазах.

Но Махно не собирался сдаваться в плен. С небольшим отрядом в несколько десятков человек он прорывается через всю Украину к Румынской границе. Несколько кавалерийских дивизий пытаются найти этот отряд, но 28 августа 1921 года он переправился через Днестр в Бессарабию. Гражданская война была окончена.

Таким образом, одной из сил, воевавших как против красных, так и против белых было революционное крестьянское движение под руководством Нестора Махно, которое он объявил третьей силой гражданской войны. Анархистские идеи, пропагандируемые Нестором Махно и его единомышленников среди крестьянских масс, попадали на благоприятную почву и находили отклик у крестьянства. Таким путем ему удалось привлечь на свою сторону значительные массы крестьянства и создать Революционную Повстанческую Армию.

Армия Нестора Махно на первом этапе вошла в союз с большевиками. Вместе с Красной армией воевала против войск Деникина, освобождала Украину от белых.

Но недоверие и отрицательное отношение большевиков к идейным взглядам Махно, оттолкнуло его от красного движения, он порвал с большевиками и вступив с ними в противоборство на фронтах, гражданской войны. Как противоречив сам анархизм, таким противоречивым оказался и Нестор Махно. Придерживаясь кропоткинской идее о том, что анархический коммунизм можно притворить в жизнь сразу же после разрушения старых порядков, Махно не раз предпринимал скоропалительные, не взвешенные и противоречивые поступки.

В августе 1920 года он вновь вернулся к большевикам, заключил с командованием Красной армии соглашение. С красными громил армию Врангеля. Помог Красной армии освободить Крым.

Однако, сыграть роль «буфера», между красным и белым движением Нестору Махно не удалось. Он скатывался то в одну, то в другую сторону. Причиной этого были его идейные взгляды и колебания между красными и белыми среднего крестьянства страны. Слиться с большевиками Нестор Махно не мог, так как они не признавали анархистскую идею: без государственности, отрицание диктатуры пролетариата, а что касается белого движения, так они вообще не признавали социалистических идей и такого выбора устройства государства.

В махновском анархо – движение нашел воплощение протест, населения районов тяготеющих к западу, против жестокого самодержавного государства, привлекательность идеи Нестора Махно о свободе равенстве и братстве обеспечивало его поддержкой крестьянства.






































Глава III. Гражданская война в России.

Методический аспект.


Новая концепция общественно – политического развития страны требует новых подходов к изучению истории в России, в частности, преподаванию его в школе. Вариативность программ и учебников обернулась отсутствием единых критериев, определяющих подходы к разработке учебных программ, учебно-методический комплекс. Образовавшихся после крушения марксистско-ленинской методологии вакуум пытается заменить цивилизационными, кутьторологическими, социологическими, стадиальными и другими подходами, каждый из которых акцентирует внимание лишь на отдельных сторонах исторического процесса. Часто смена методологических походов приводит к простой смене знаков в оценке прошлого.

Наиболее важным здесь является становление новых программ обучения истории. В еженедельном приложении к газете «Первое сентября» История № 8, 2000 года, опубликована концепция исторического образования в общеобразовательных учреждениях Российской Федерации. Авторы этой программы обозначили основные цели, задачи, функции исторического образования и принципиальные подходы к его обновлению. Существенным признается многоаспектное, многоплановое рассмотрение истории и выработка единых подходов к преподаванию истории в школе.

Составители новых учебников и учебных программ рассматривают гражданскую войну, как братоубийственную, как трагедию всего русского народа.

Появление новых работ, которые ставят совершенно новые вопросы или по-новому отвечают на старые, отсутствие наглядных пособий затрудняют работу учителя. Кроме того, в сознании учащихся часто существуют стереотипы, сформировавшиеся под влиянием литературы, кино, песен, посвященных гражданской войне.

Таким образом, изучение материала, связанного с гражданской войной, одна из самых сложных проблем, возникающая в преподавании курса истории России. Занятие, посвященное теме «Гражданская война» необходимо проводить в форме урока-дискуссии, как наиболее подходящей для раскрытия проблемы.

Это занятие проводится после изучения всех основных вопросов темы: «Россия в годы гражданской войны». Урок- дискуссия строится на использовании документальных источников. занятие проводится в течение одного-двух часов.



Задачи урока:

  • на основе повторения и обобщения ранее изученного материала и в ходе знакомства с новыми фактами воссоздать картину противостояния социальных и политических сил в годы гражданской войны;

  • сформировать у учащихся представление о многогранности исторического процесса;

  • способствовать становлению умения оценивать исторические явления;

  • развивать умение высказывать свою точку зрения, вести аргументированный разговор, делать выводы на основе анализа документа.

Оборудование урока:

  • карта «Гражданская война и иностранная интервенция»;

  • портреты лидеров Белого движения, Красной армии и Нестора Махно;

  • плакат «В гражданской войне всякая победа есть поражение» (Лукан, римский поэт 39 г. до н. э.- 65 г. н. э.).

Тема урока объявляется школьникам за ранее; занятию предшествует подготовительная работа. Ученикам предлагается подобрать такие документальные источники, которые помогли бы аргументировать свои взгляды на проблему противостояния в гражданской войне.

Описанный ниже урок проводится в XI классе.

Ход урока.

  1. Вступление.

Учитель: Поэт М. Волошин в 1919 году так рисует свое видение гражданской войны:

Одни идут освобождать

Москву и вновь сковать Россию,

Другие, разнуздав стихию,

Хотят весь мир пересоздать,

И там, и здесь между рядами

Звучит один и тот же глас:

«Кто не за нас – тот против нас.

Нет безразличных: правда с нами.»

Так определил противоборствующие стороны и их задачи в гражданской войне поэт. Мы же попытаемся найти свои ответы.

  1. Основная часть урока.

Далее учитель ставит перед учащимися ряд проблем. Школьники, использующие полученные ранее знания, а также домашние заготовки (выписки из документов), высказывают свои суждения.

Учитель предлагает школьникам охарактеризовать цели и задачи борьбы противоборствующих в гражданской войне сторон и на основе этого дать определение гражданской войне.

Ученики выступают с подготовленными дома докладами.


Свидетелем великого распада

Мы видели безумья целых рас

Крушенья царств, косматые светила

Прообразы последнего суда…


В этих строках поэт Максимилиан Волошин, принадлежавший к поколению, которое пережило и «Илиады войны», и «Апокалипсисы революций», выразил весь ужас социальной катастрофы. Как важно сегодня, когда наше общество готово порой подойти к роковой черте, понять свое прошлое. Немыслимо допустить подобную катастрофу еще раз.

Гражданская война – это, пожалуй, самая страшная из войн, уже хотя бы потому, что борьба идет между гражданами одного государства, когда в буквальном смысле брат восстает против брата. Основным средством решения политических вопросов становится голая сила, и победитель по праву сильного побеждает свой порядок на территории всей страны.

Гражданская война возникла тогда, когда возможностью для диалога и поиска согласия между разными частями общества или исчерпаны, или упущены. Единая системы власти не существует, но каждая политическая сила заявляет свои претензии на власть и стремится военными методами доказать свое право выступать от имени народа. В то же время не одна из этих сил не способна самостоятельно контролировать ситуацию полностью.

Гражданская война бушевала в России с 1917 по 1920 год. Гражданская война, на редкость кровавая и разрушительная, унесла, по подсчетам российских историков 15-16 миллионов жизней. С оружием в руках решала вопрос – на какой основе развиваться России, вокруг какой идеи восстанавливать ее разрушенную государственность? Победить в такой войне могли лишь те силы, которые поведут за собой большинство, остановят распад систем жизнеобеспечения, наведут элементарный порядок и создадут хотя бы минимальные условия для жизни.

После этого вступления ученики делают доклад о белом движении.

Белая идея.

  1. Сразу же после прихода к власти большевиков началась консолидация антисоветских и антибольшевистских сил. Главная причина противостояния – неприятие советского выбора. Силы, выступившие против большевиков , еще не многочисленны. Здесь почти нет представителей низов. Генерал Л.Г. Корнилов, встречая прибывающих на Дон противников Советов, по воспоминаниям В.В. Шульгина, с досадой восклицал: «Это все офицеры, а где солдаты?»1 Антисоветские силы получившие название «Белое движение», состояли в основном из русских. Национальные районы были погружены в свои интересы – шла сложная борьба за обретение собственной судьбы, за укрепление молодой государственности там, где она уже возникла.

Кто представлял белое движение этого времени? Первое. Сторонники восстановления российского самодержавия в его классическом виде – единая и неделимая Россия в исторически сложившихся границах. Это были силы, обращенное в прошлое, они не хотели считаться с реальностью.

Вторая составляющая – офицерский корпус армии. В период мировой войны он существенно обновился, особенно низший и средний его слои. Если высшими чинами по прежнему оставались в основном дворяне, то средние и низшие составляли выходцы из мещан, крестьян и рабочих. Офицерство активно участвовало в гражданской войне: высшее и среднее – в стане противников советской власти, часть среднего и низшее – на стороне советской власти.

Именно офицеры составляли ядро боевых антисоветских сил, хотя взгляды их на будущее России были очень разными. Одни выступали за Учредительное собрание, другие – за восстановление на престоле Романовых, третьи – за военную диктатуру. Но монархические настроения, притом консервативного толка, преобладали. И хотя офицерство вроде бы держало дистанцию от политических группировок и политических лидеров, именно от него во многом зависела судьба антисоветских сил.

Третью силу белого движения составляло казачество. Оно веками формировалось как одна из существенных опор общественного устройства России.

Учитель: Почему же казаки, безусловные сторонники общины, коллективизма, не признали советской власти?

Большая часть требований, выдвигавшихся большевистскими лозунгами, для казаков уже давно была повседневностью. Землей они распоряжались сами, их обеспеченность земельными наделами была в 4-5 раз выше, чем в крестьянской общине в Центральной России. Коллективистская демократия для казачьих станиц составляла основу их жизни. Единственное, что в начале привлекло часть казаков под знамена советской власти, - лозунг мира, выхода России из войны. В остальном же советская власть для казачества была неприемлема, ибо самой идее уравнительность и антирыночность. И, наконец, еще одно звено белого движения – сторонники западного типа развития России. Здесь тон задавала либеральная интеллигенция, это – представители буржуазных партий, предприниматели, финансисты, прозападная интеллигенция. Для этой части противников большевизма идеалом служило правовое демократическое государство с парламентом и разделением властей, с рыночной экономикой и гражданскими правами.

Антибольшевистское движение получило название «Белое» по следующим причинам. Белый цвет – знак аристократии. Вспомним белые тоги римских патрициев «белая кость» - так говорят о родовитом дворянстве. Но в России белый цвет к тому же символизировал государственность. Личный царский штандарт был белым с золотом: на белом фоне золотой двуглавый орел.

Белое движение ориентированное либо на прошлое, либо на западный выбор, не могло длительно противостоять лозунгам советской власти, которые влекли за собой массы, не могло стать основой консолидации России. Большинство народа отвергало как прошлое с его нищетой, неграмотностью, деспотизмом, так часто западный, мало кому ведомый вариант. Белое движение было обречено с самого начала, поскольку не хотело всерьез считаться с интересами большинства.

Вторая группа учеников делает доклад о «красных».

Вокруг партии большевиков, которая, подчинив себе Советы, формировала свои властные структуры, сплачивались слои, составлявшие социальную базу новой системы. Оформлялись силы, которые принято называть «красными».

Это основная часть населения, обнищавшая в результате мировой войны и революции, - большая часть рабочего класса, беднейшее крестьянство, подавляющая часть армии – начала требовать жесткой власти, которая навела бы, наконец, порядок и обеспечило пусть минимальный, но гарантированный жизненный уровень. Именно эти массы в России были против собственности в любой ее форме. Они – за развитие коллективных форм труда и потребления, за социальную защиту со стороны государства, они – против рынка и за централизованное распределение материальных благ. И по мере все большего обнищания и распространения голода стремление к коллективизму и уравнительности возрастало в геометрической прогрессии.

Слои населения, при поддержке которых окрепла большевистская диктатура и проишлототальное огусударствлевание, трудно в этом обвинять. Не они были повинны в том, что в России скопилось такое количество нищеты. Не они были повинны в том, что Россия очень медленно и непоследовательно реформировалась. Не они быливиноваты в том, что ихинтересы не хотела понять и учесть элита общества даже перед лицом угрозы гражданской войны.

Однако завайте задумаемся: партия большевиков выступая в революции 1917 года от имени наибольшей части общества (итоги выборов в Учредительное собрание показали, что их поддержало около четверти населения), взяла власть в огромной, крайне сложной стране. Может быть, затем партия поднялась до осознания залдач, стоявших перед обществом, провела диалог с разными его слоями, чтобы с учетом их интересов решить проблемы социального компромисса и гражданского мира? Увы, нет, партябольшевиков, ее вожди не смогли подняться над узкопартийными интересами.Глядя на все лишь через призму марксистского социаллизма и мировой пролетарской революции, которую ожидали со дня на день, ни Ленин, ни Троцкий, ни Бухарин, ни другие лидеры и теоретики большевизма не в состоянии были трезво оценить сложившуюся в стране обстановку и действовать в интересах общества. Более того, очень долго их политика былаполитикой различных частей общества, а попросту говоря, - разжигания гражданской войны.

На путь террора большевиков привела логика борьбы, целью которой было удержание власти, овладение ситуацией во что бы то ни стало.

Далее учитель предлагает ученикам ответить на вопрос. Исчерпывается ли спектр социально-политических сил гражданской войны противостоянием «белых» и «красных»? И какую роль в этом играло крестьянство?

Ученики в результате дискуссии приходят к следующему.

Крестьяне восставали и против красных и против белых; местные правительства- национальные – региональные – создавали свои вооруженные силы; возникавшие национальные государственные образования вели борьбу и против «белых», и против«красных» и между собой; сталкивались убеждения и преубеждения, вековые традиции и новейшие идеи, которые едва появились, уже овладевали массами.

Учитель: Одной из таких сил воевавших и против «белых» и против «красных», было крестьянское движение под управлением Нестора Махно. Кака вы ужезнаете Крестьянская армия махно вместе с Красной армией освобождала юг Украины от деникина и Крым от Врангеля.

Третья нгруппа учеников делает доклад о крестьянском движении под руководством Махно.

Основная борьба шла между «белыми» и «красными». Но тылы обеих сторон были тоже театрами военных действий, часто достаточно значительных.

Социальную базу махновского движения также составляло главным образом русское население Украины, а именно – Харькова, Донбасса, Причерноморья, Северной Таврии. Махно – это ярчайший пример того, насколоко неприемлема была белая идея для народа, который в прочем чурался и большевизма. Махновцв внесли колоссальный вклад в разгром деникинцев, приняв дерзкий рейд по тылам деникинской армии. Большевики-подпольщики на местах, имея с махно общую цель – разгромить Деникина, сотрудничали с его армией. Более того, солдаты Красной армии нередко переходили к батьке Махно.

Из приказа наркомвоенмора РСФСР Л.Д. Троцкого от 6 июня 1919 года: «Всем военным частям и заградительным отрядам, высланным по моему распоряжению, а дал приказ ловить всех тех предателей, которые самовольно покидают свои части и перебегают к Махно, и передавать их Ревтребуналу, какдезертиров для суда по законам военного времени. Им кара может быть одна - расстрел».2 Однако к Махно продлолжали бежать. В районах подконтрольных махновцам, функционировали Советы, собирались съезды Советов.

Учитель: Давайте рассмотрим следующий документ.

Из резолюции 3-го районного съезда представителей съехавшихся 10 апреля 1918 года в Гуляй Поле.

Обсудив всесторонне, беспристрастно, без давления какой бы то нибыло политической партии вопросы по докладу с мест и по текущему моменту и принимая во внимание, что настоящее положение на Украине и в Великороссии власти политичнской партии «коммунистов-большевиков», не останавливающейся ни перед какими мерами для убеждения и закрепления за собой государственной власти, с центра вынужденной силой, проводящей свою преступную по отношению к социальной революции и трудящимся массам политику, съезд постановил :

«... Мы, съехавшиеся крестьяне, рабочие и повстанцы, еще раз горячо протестуем против насилия и заявляем, что такие приказы не пугают. И мы всегда готовы к защите своих народных прав.

... Протестуем против реакционных большевистских приемов, проводимых комиссарами и агентами чрезвычаек, расстреливающих рабочих, крестьян и повстанцев под всякими предлогами, что подтверждается имеющимися у нас данными.

... Чрезвычайные комиссии, предназанченные для борьбы с настоящей контрреволюцией и бандитизмом превратились в руках большевистской власти в оружие для подавления воли трудящихся и достигли размеров, в отдельных отрядах в несколько сот человек с оружием.

Требуем все эти вооруженные реальные силы отправить на фронт, распределив их по разным здоровым революционным частям, борющимся действительно с контррреволюцией.

Долой комиссародержавие! Долой чрезвычайки, современные охранки! Долой борьбу партий и политических групп за власть! Долой однобокие большевистские Советы! Да здравствуют свободно избранные Советы трудящихся, крестьян и рабочих!»3

Учитель: Таким образом, объединившись с красными для общей борьбы с Деникиным, Махно, тем не менее, никогда не забывал своих расхождений с ними и постоянно их подчеркивал. В телеграмме на имя Л.Каменева в мае 1919 года Нестор Махно писал: «Я и мой фронт, остающиеся неизменно верными рабоче-крестьянской революции, но не институту насилия в лице ваших комиссаров и чрезвычаек, творящих произвол над трудовым населением». За отказ подчиниться Красная армия начала боевые действия против недавнего своего союзника. Разгромлен окончательно Махно был лишь летом 1921 года.

В тот год Сергей Есенин рассказывал в одном письме: «Ехали мы от Тихорецкой на Пятигорск, вдруг слышим крики, выглядываем в окно, и что же? Видим, за паровозом что есть силы скачет маленький жеребенок. Так скачет, что нам стало ясно, что он почему-то вздумал обогнать его. Бежал он очень долго, но под конец стал уставать, и на какой-то станции его поймали. Эпизод для кого-нибудь не значительный, а для меня он говорит очень много. И этот маленький жеребенок был для меня наглядным дорогим образом вымирающей деревни и ликом Махно. Она и он в революции нашей страшно походят на этого жеребенка тягательством живой силы с железной».4

В знаменитых стихах (уже без упоминания имени батьки) это сказалось так:

Милый, милый, смешной дуралей,

Ну куда он, куда он гонится?

Неужели он не знает, что живых коней

Победила стальная конница?

Эта поэтическая эпитафия предвосхитила конец махновщины.

Почему же столь массовое движение не смогло одержать победу?

Ученики: У Махно не было своей серьезно проработанной программы, а преобладали взгляды анархистского толка. А в среде рабочих промышленных центров такие взгляды не были популярны. Партизанские методы борьбы не могли долго противостоять регулярной армии. Раздробленность, мозаичность движения, нереалистичность целей обрекли на поражение махновское движение с самого начала.

Далее звучат цитаты подобранные школьниками.

В.К. Винниченко (один из лидеров Центральной рады): «Нельзя с уверенностью сказать ничего даже о такой известной фигуре в повстанческом движении как Махно. Из рассказов одних из идейных анархистов, это был сознательный украинец, с романтическим укладом своего войска по образцу запорожского; по рассказам других – это просто бандит беспринципный антиукраинец».5

М Фрунзе: «В течение всей гражданской войны каждая сила которая пыталась быть нейтральной между борящимся пролетариатом и буржуазией, немедленно скатывались на ту или иную сторону. Всякая активная оппозиция советской власти, каким бы левым лозунгом она ни прикрывалась, неизбежно превращалась в помощь врагам советской власти. Типичным примером этого является Махно».6

В результате дискуссии и анализа документов ученики приходят к следующему.

Нельзя суть махновского движения трактовать упрощенно, как это делали до последнего времени, навешивая ярлыки – «кулаки», «мелкая буржуазия», «банда».

Суть намного глубже. Крестьянин, ремесленник, учитель илихозяин скромной лавки – все они в равной мере страдали от разгула страстей, вырвавшихся наружу в 1917 году. Наслушавшись лживых посулов, люди верили только «своим», у них искали защиты. Именно таким стал для миллионов жителей Украины батько Махно.

Учитель: Все, наверное, помнят слова уральского крестьянина из кинофильма о Чапаеве: «Белые приходят, грабят, красные приходят, грабят...» Верно, обирали «бедного крестьянина» кто угодно. А батько защищал их всех. Защищал, как умел, не очень-то считаясь с правовыми нормами. Народ кряхтел, терпя разудалых его хлопцев, но поддерживал. Вот почему белые так и не смогли с ним справиться, а красные одолели только после долгой и кровавой борьбы.

Да, был махно порой крут и жесток, но такова уже была та лютая эпоха. Личность Нестора Махно следует воспринимать по подлинным историческим материалам, а не по кинофильмам или популярным когда-то стихам Э. Багрицкого. И делать это надо через осмысление времени, в которое ему довелось жить и действовать.

Далее ученики цитируют высказывания современников о гражданской войне.

А.И. Деникин: «Огромная усталость от войн и смуты; всеобщая неудовлетворенность существующим положением; неизжившая еще рабья психология масс; инертность большинства и полная безграничного дерзания деятельность организованного сильной волей власть- пролетариату, земля- крестьянам, предприятия – рабочим и немедленный мир. Вот в широком сообщении основные причины того неожиданного и как-будто противного всему ходу исторического развития русского народного факта – восприятие им или вернее непротивление воззрению большевизма».7

В.И.Ленин: «... Гражданская война, которую нам навязал силой международный империализм, за два года причинила Российской Социалистической Федеративной Советской Республике неисчислимые тягости, наложила на крестьян и рабочих такое непосильное бремя, которое, казалось, часто, они не вынесут. Но вместе с тем, эта война своим грубым насильничанием, беспощадно грубым натиском превратившихся в зверей так называемых «наших союзников», которые грабили нас еще до начала социалистической революции, - эта война сделала чудо, превратив людей, уставших от войны и, казалось, не могущих перенести еще другую войну, победоносно кончают ее».8

III. Заключение.

Итак, гражданская война в России – это длившаяся 1917-1920 год вооруженная борьба между различными группами населеня, имевшего в своей основе глубокие национальные, и политические противоречия, прошедшая различные этапы и стадии при активном вмешательстве иностранных сил, принимавших различные формы: включая восстания, мятежи, различные столкновения, крупномасштабные военные операции с участием регулярных армий, действия вооруженных отрядов в тылу существовавших правительств и государственных образований, диверсионно-террористические акции. Но доминантой своего происходящего была борьба Республики Советов и ее Красной армии с белогвардейскими правительствами и их вооруженными силами- борьба «красных» и «белых». Эта борьба вылившаяся в противостояние регулярных войск фронтового масштаба, определяла, в конечном счете, исход гражданской войны.

Если семь лет страна находится в состоянии войны - непрерывно льется кровь, жертвы ежегодно составляют тысячи и тысячи, и брат восстает на брата, то сердца ожесточаются, души становятся безучастными к страданиям. Черная межа разделила не только классы, народы, сословия, но и друзей, соседей, сослуживцев, прошла даже через семьи. Сражались между собой и погибали сыновья одного народа, граждане одного государства: одни – искренне веря, что защищают родину; другие – глубоко убежденные в правоте идеи освобождения человечества; третьи- по принуждению.

Участники этой схватки – люди своего времени, с их страстями, с их верой и заблуждениями, ошибками и грехами, идеалисты и материалисты, коммунисты, монархисты и анархисты – герои и мученики той трагедии, имя которой Гражданская война в России.

В заключение хотелось бы привести слова Г.З.Иоффе: «Спустя много лет, обозревая свой мучительный, трагический путь, мы, кажется, вправе сказать: революционизм, революцоинные методы обновления общества XX века не оправдали себя и не могли оправдать, ибо основаны на идее насилия».9































Заключение.



Одной из противоречивых личностей революционного движения XX века личность Нестора Махно. В юношеские годы, примкнув к анархистскому движению, Нестор Махно разделял идеи анархо-коммунизма. Основными постулатами идейных установок Махно были безгосудаственный коммунизм, основанный на полном равенстве, взаимопомощи и солидарности всех людей человеческого рода. Отрицание государства как такового и диктатуры пролетариата, защита прав человека на жизнь и свободу. Единственным средством достижения своих идейных целей Нестор Махно считал революцию, которая сменяет старый строй и построит самоуправление народных Федераций.

Свои анархистские движения Махно ревностно пропагандировал и настойчиво внедрял в сознание революционных масс.1 Здесь они находили отклик и таким путем Нестор Махно объединил вокруг себя значительные крестьянские массы.

Махновское движение берет свое начало в 1918 году. Оно представляло собой революционно-освободительное движение крестьян против правительства «Украинской державы» гетмана Скоропадского, против белогвардейцев, реставрации политичьего землевладения и петлюровской национальной Директории.

Махновцы выступали за независимость от центра, не признавали советскую форму правления, опирались на исполкомы, которые считали беспартийными, независимыми от центра, выражающими интересы крестьянской массы, альтернативными диктатуре пролетариата.2

Система власти махновцев представляла собой разветвленную сеть массовых организаций, которые поддерживали политику Махно – профсоюзы, заводские коммитеты, коммитет батраков, сходы-собрания. Последние представляли собой своего рода постоянно действующий референдум. Который позволял населению держать под контролем своих анархистских лидеров.

Анархистская идеология, охватив махновское движение, привела повстанцев к неприятию любой власти, в том числе пролетарской.

Поэтому, большинство членов исполкомов органов местного самоуправления в махновском районе были анархисты и беспартийные.

В 1918 первой половине 1919 года махновское движение находилось в стадии эволюционного пути в поисках политического выбора.

Махновцы воевали как против красных, так и против белых, насчитывая к этому времени в своих рядах до 15 тысяч бойцов. Здесь было объединено большинство повстанческих отрядов, и они стали называться Революционной Повстанческой армией.

Движение под управлением Нестора Махно вначале стало союзником Красной армии и способствовало ее победам над войсками Деникина. Но недоверие и неприятие большевиками идейных взглядов Нестора Махно оттолкнуло его армию от красного движения. Он порвал с большевиками и выступил в противоборство.3

Это связано с тем, что идейная платформа Нестора Махно- анархизм был противоречив. Не свободным от этих противоречий оказался и сам Нестор Махно. Защищал идею свободы и равенства людей, а она не согласовалась с естественным ходом жизни. Ведь механизм равенства (в смысле уравниловки) не существует в природе, оно абиологично. Много противоречий в анархизме и его и у его представителей в представлениях о революции, ее действующих силах, послереволюционном устройстве общества и так далее. Все эти противоречия сказывались на действиях и поступках Нестора Махно.

Ухватив идею П.Кропоткина о том, что анархический коммунизм можно претворить в жизнь сразу же после разрушения старых порядков, Нестор Махно подчас допускал забегание вперед, принимал скорополительные и взвешенные действия и поступки.

Сыграть роль «буфера» между красным и белым движением, роль «третьей силы» Нестора Махно все же не удалось. Он то и дело скатывался то в одну, то в другую сторону. В августе 1920 года он вновь вернулся к большевикам и вместе с Красной армией громил войска Врангеля в Крыму. Слиться с большевиками Нестор Махно не мог, так как они не признавали и не принимали анархизм, принимая его враждебным большевизму. Примкнуть целиком к белому движению Махно тоже не мог, так как монархисты вообще не признавали социалистических идей такого выбора.

Анализ документов4 позволяет нам говорить о том, что Нестор Махно, как прадставитель анархизма, все время шел рядом с социализмом и большевиками. Потому, что оба эти течения выступали за революционное свержение старого строя, за переход к новому государству, без частной собственности и эксплуатации. Нередко два этих течения переплетались, взаимодействовали, но затем все же расходились и сталкивались. Так было и Нестором Махно. Именно этими идейными истоками можно объяснить противоречивые действия самого Нестора Махно и его армии, воевавшего то с красными, то с белыми. И все же, справедливости ради, отметим, что Нестор Махно был ближек большевикам, большую часть гражданской войны воевал на стороне Красной армии, обеспечивал ей победу над Деникиным и Врангелем.

В махновском анарходвижении нашел воплощение протест населения западных районов против жестокого самодержавного гнета, за свободу и равенство. Здесь крестьянство поддерживало идеи самого Нестора Махно и, в восточных районах, где поддержало крестьянскую армию Махно, он потерпел поражение.

Политика «единого фронта», за которую выступали махновцы, не означала, что они готовы поступиться своими интересами.5 Махновское движение в поисках «своего» пути в революции скатывалась на позиции «третьей силы», заявляя о временном союзе с «государственниками – большевиками из тактических соображений», чтобы разладом в лагере революционных сил не помогать реакции.

Колебания настроений крестьянства приводили к попыткам организоваться в «третью силу» для защиты своих интересов в условиях всероссийской войны. Опора на середняка была политической линией махновского движения.

С конца 1920 года Нестор Махно лишился массовой поддержки со стороны крестьянства и его многочисленные отряды пополнялись за счет деклассированного элемента.

В августе 1921 года Нестор Махно потеряв всякую надежду на продолжение борьбы бежал в Румынию.

Трагедия махновского движения была порождена как экстремизмом, так и нетерпимостью большевиков и Красной армии, пошедших на конфронтвцию с Махно, на чем настаивал Троцкий, как и попытками анархистов столкнуть махновщину на «третий путь» в революции, оторвав его от союза с Красной армией.

На самом деле, перед Махно стояло не три, а два пути: отказавшись от анархистских идей, от автономии района, и отрядов, от возможности проводить свою политическую линию под руководством большевиков, защищать завоевания революции, или, последовательно остстаивая анархические идеи, вступить в конфликт с Советским государством, и, требуя свободы и равенства, стать по сути врагами нового общества. Объяалнние Махно вне закона толкнуло его на второй путь.6

По своим анархистским взглядам Нестор Махно выступал защитником прав человека, его жизни и свободы. Но на самом же деле расширял порочный круг насилия и жестокости, не ставя ни во что ценность человеческой жизни. И в тоже время будучи революцилнером был убежден, что насилие правящее в мире можно победить только насилием.

Таким образом, Нестор Махно – человек своего времени, со своими страстями, верой и заблуждениями, ошибками и просчетами, герой и мученик той трагедии, имя которой Гражданская война.









































Примечания к главам.

Введение.

1.Кубанин М. Махновщина. – М., 1997

2.Герасименко Н.В. Батько Махно.Мемуары белогвардейца.- М.,1998

3.Аршинов П.История махновского движения.-М..2000

4.Махно Н.И. Воспоминания.-М.,1992

5.Маллет М. Нестор Махно в Гражданской войне в России.-М.,1992

6.Бордюгов Г.А.,Ушаков А.И.,Чураков В.Ю. Белое дело: идеология,основы,режимы власти.Историографические очерки.-М.,1998.-320с.

7.Голдин В.И.Россия в Гражданской войне.Очерки новейшей историографии.-М.,2000.-276с.

8.Рутыч Н.Н.Биографический справочник высших чинов Доброволтческой армии и Вооружённых сил Юга России.-М.,1997

9.История Гражданской войны в СССР 1917-1922.-М.,1999979

Гражданская война и военная интервенция в СССР.Энциклопедия.-М.,1983

Гражданская война 1917 –1920.-М.,1985

10.Гражданская война 80 лет изучения.-М.,1999

11.ДеникинА.Ию.Очерки русской смуты.-М.,1998

12.Врангель П.Н.Записки.-М.,1995

13.МахноН.И.Воспоминания.-М.,1992

14.Мамантов С.Походы и кони.-М.,1996

15.Милюков П. Н.Воспоминания.-М.,1992

Шульгин В.В.Дни.1920.-М.,1989

16.Белое дело.Избранные произведения в 16 томах.-М.,1993-2000

17.Белое дело.Избранные произведения,т.2.Коммунистический режим и народное сопротивление в России.1917-1922.-М.,1997

18.ЛёвинМ.Гражданская война в России:движущие силы и наследие.//История и историки.-М.,1990.-375с.

19.Шишкин В.И.Дискусионные проблемй Октября и Гражданской войны.//Актуальные проблемы историисоветского общества.-М.,1998.-с.25

20.ФедюкВ.П.Деникинская диктатура и её крах.-М.,1990.-с.57

21.Воспоминания и документы:Штрихи к портрету Нестора Махно.//Дружба народов.-№6.-с.106-129.

22.Голованов В.Батько Махно или «оборетень» гражданской войны.//Литературная газета.-1989,8 февраля.

23.ГейдманП.Манифест анархистов-коммунистов.-М.,1995

24.Пронякин Д.Анархизм:исторические претензии и уроки истории.-М.,1995

25.Якимович А.Анархисты.//Родина.-1993.-№5-6.-с.70-110

26.ГолинковД.Л. Крушение антисоветского подполья в СССР.-М.,1986

27.Грачёв А.С.Тупики политического насилия.-М.,1982

28.Гражданская война в документах и воспоминаниях.-М.,1988

29.История Отечества в документах.-М.,1985

30.Переписки на исторические темы.-М.,1980

31.Шевацуков П.А. Страницы истории гражданской войны.-М.,1995

32.АршиновП.История махновского движения.-М.,2000

МаллетМ.Нестор Махно в Гражданской войне в России.-М.,1992

33.МахноН.И.Воспоминание.-М.,1992

34.Фрунзе М.Красная Армия на фронтах Гражданской войны.-М.,1976

Ворошилов К.Е.Конница в Гражданской войне.-М.-1958

35.Белая гвардия.Альманах.Специальный выпуск журнала «Посев».-М.,Вып.1.-1997.-98с.;вып.2.-1998.-104с.;вып.3.-1999.-120с.;вып.4.-2000.-180с.;вып.5.-2001.-180с.

Глава 1

1.Воспоминания и документы к портр. Нестора Махно.//Дружба народов.-1991.-№6.-с.106

2.Вонковинский В.Н.Нестор Иванович Махно//Вопросы истории.-1991.-№9-10.-с.39

3. Лобачёв В. Был ли батька Махно анархистом?// Наука и религия.-2001.-№11.-с.23

4. Семанов С. Батька Махно- настоящий , а не как в кино// Сельская новь.-1997.-№6.-с.31

5. Аршинов П. История махновского движения.- М.:ТЕРРА,1996.-с.38

6. Семанов С. Под чёрным знаменем : Жизнь и смерть Нестора Махно.- М.:Роман- газета.-1993.-№4.-с.73

7. Савченко В. А. Измена «батьки» Махно и «железная метла» Л. Д. Троцкого ( Причины и следствия махновского мятежа 1919 г.) // История СССР.- 1990.-№2.-с.76

8. Махно Н. И. Воспоминания .-М.-1992.-с.40

  1. Шубин Н. И. Махновское движение 1918 –1921// Дружба народов.-1993.-№3.-с.84

  2. Махно Н. И. Воспоминания.-М.-1992.-с..49

  3. Аршинов П. История махновского движения. М.:ТЕРРА,1996.-с.42

  4. Там же, с.45

  5. Там же , с.54

  6. Махно Н. И. Воспоминания.- М.-1992.-с.51

  7. Там же , с.53

  8. Там же ,с. 55

  9. Там же ,с. 56

  10. Там же ,с. 61

  11. Шубин А. Махновское движение 1919-1921 г.// Дружба народов.-1993.-№3.-с.86

  12. Махно Н. И. Воспоминания .-М. –1992.-с.64

  13. Там же, с. 66

  14. Там же ,с. 68

  15. Там же ,с. 69

  16. Там же ,с. 70

  17. Там же ,с. 72

  18. Там же ,с. 75

  19. Аршинов П. История махновского движения .-М.:ТЕРРА,1996.-с.76

  20. Там же, с. 78

  21. Там же, с.79

  22. Там же ,с. 82

  23. Там же, с. 85

  24. Махно Н. П, История махновского движения .-М.-1992.-с.78

  25. Там же, с.79

Глава 2

  1. Аршинов П. История махновского движения.-М.:ТЕРРА,1996.-с. 90

  2. Шубин А. Махновское движение 191888-1921 г.// Дружба народов .-1993.=№3.-с. 87

  3. Аршинов П. История махновского движения.-М.:ТЕРРА,1996.-с. 95

  4. Савченко В. Измена «батьки» Махно и «железная метла» Л. Д. Троцкого// История СССР.-1990.-№2.-с. 17

  5. Верба И. Гражданская война в России: перекрёсток мнений.// Школа.-1997.-№3.—с. 45

  6. Воспоминания и документы: Штрихи к портр. Нестора Махно// Дружба народовв.-1991.-№6.-с. 108

  7. Савченко В. Измена «батьки» Махно и «железная метла» Л. Д, Троцкого// История СССР.-1990.-№2.-с. 18

  8. Там же ,с. 20

  9. Там же ,с. 21

  10. Там же ,с. 25

  11. Там же ,с. 28

  12. Там же ,с. 30

  13. Там же ,с. 31

  14. Аршинов П. История махновского движения.-М.:ТЕРРА,1996.-с. 98

  15. Савченко В. Измена «батьки» Махно и «железная метла» Л. Д. Троцкого //История СССР.-1990.-№2.-с. 33

  16. Семанов С. Батька Махно- настоящий ,а не «как в кино»// Чудеса и приключения.-1997.-№6.-с. 31

  17. Коновалов В. Гражданская война в России ( 1917- 1922 г.) : мифы и реальность// Диаолг.-1998.-№9.-с. 73

  18. Аршинов П. История махновского движения.-М.: ТЕРРА,1996.-с. 105

  19. Гражданская война в документах и воспоминаниях.-М.-1998.-с. 70

  20. Фрунзе М. Красная армия на фронтах Гражданской войны.-М.-1958.-с. 112

Глава 3

  1. Верба И. Гражданская война в России: перекрёсток мнений // Школа.-1997.-№3.-с.44

  2. Савченко В. Измена «батьки» Махно и «железная метла» Л. Д. Троцкого// История СССР.-1990.-№2.-с. 35

  3. Аршинов П. История махновского движения.-М.: ТЕРРА,19966.—с. 113

  4. Семаков С. Н. Под чёрным знаменем: Жизнь и смерть Нестора Махно.-М.: Роман – газета,1993.-№4.-с. 75

  5. Коновалов В. Гражданская война в России( 1917 – 1922 г.): мифы и реальность// Диалог.-1998.-№9.-с. 72

  6. Фрунзе М. Красная армия на фронтах Гражданской войны.-М.-1998.-с. 130

  7. Деникин А. И. Очерки русской смуты.-М.-1999.-с. 67

  8. Гражданская война в документах и воспоминаниях.-М.-1998.-с. 125

  9. Поляков Ю. Бич истории: Гражданская война в контексте истории междоусобиц// Свод. мысль.-2001.-№1.-с. 79


Заключение

  1. Махно Н. И. Воспоминания .-М.-1992.-с. 86

  2. Аршинов П. История махновского движения .-М.:ТЕРРА,1996.-с. 117

  3. Кончинский О. Батька под колпаком ЧК// Родина .-2001.-№3.-с. 63

  4. Гражданская война в документах и воспоминаниях.-М.-1998.-с. 50

  5. Аршинов П. История махновского движения.-М.:ТЕРРА,1996.-с.93

  6. Савченко В. Измена «батьки» Махно и «железная метла» Л. Д. Троцкого// История СССР.—1990.-№2.-с.90










Список литературы.

  1. А был ли орден?// Родина.-№10.-с.37-40

  2. Анисимов Н. Л. Слуга анархии и порядка // Военно-исторический журнал.-1990.-№2.4.10.11;1991.-№11

  3. Анархисты// Родина.-1993.-№5-6.-с.70-76

  4. Аршинов П. История махновского движения .-М.:ТЕРРА,1996.-496с.

  5. Барсамов В.А. Анархистское движение в СССР// СПН.-1991.-№10.-с. 84-91

  6. Белое дело. Избранные произведения в 16 т.-М.-1993- 2000

  7. Белая гвардия. Альманах. Специальный выпуск журнала «Посев».-М.,вып.1.-1997.-98с.;вып.2.-1998.-104с.;вып.3.-1999.-120с.;вып.4-2000.-180с.;вып.5.-2001.-180с.

  8. Верба И. Гражданская война в России: перекрёсток мнений// Школа.-1997.-№3.-с. 44-48

  9. Волковинский В. Н, Нестор Иванович Махно// Вопросы истории.-1991.-№9-10.-с.38-58

  10. Врангель П. Н. Записки.-М.-1995

  11. Ворошилов К. Е. Конница в Гражданской войне.-М.-1958

  12. Воспоминания:[ Отр. из кн. «Русская революция на Украине. От марта 1917 по апрель 1918 г.» / Вступ. ст. и публ. В. Лаврова ] // Москва.-1991.-№5.-с. 126-138

  13. Герасименко Н. В. Батько Махно: Из воспоминаний белогвардейца.-М.:Совмест.-1990.-78с.

  14. Воспоминания и документы к портр. Нестора Махно// Дружба народов.-1991.-№6.-с.106-129

  15. Гейдман П. Манифест анархистов- коммунистов.-М.-1995

  16. Голинков Д. Л. Крушение антисоветского подполья в СССР.-М.-1986

  17. Голдин В. И. Россия в гражданской войне.Очерки новейшей историографии.-М.-2000.-276с.

  18. Голованов В. Батько Махно или «оборотень» гражданской войны// Литературная газета.-1989.8 фев.

  19. Грачёв А. С. Тупики политического насилия .-М.-1982

  20. Гражданская война в документах и воспоминаниях.-М.-1998

  21. Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия.-М.-1983.

  22. Гражданская война 1917- 1920.-М.-1985

  23. Гражданская война 80 лет изучения.-М.-1999

  24. Деникин А. И. Очерки русской смуты.-М.-1999

  25. Дайников Ю. Лёва Задов: бандит ? чекист ? разведчик ?// Сов. милиция.-1991.-№1.-с.82-87

  26. История Отечества в документах.-М.-1995

  27. Историография гражданской войны в России 1917-1922.-М.-1979

  28. Коновалов В. Гражданская война в России (1917-1922 г. ): мифы и реальность// Диалог.-1998.-№9.-с.72-76

  29. Коломинцев В. Анархизм- революционное идейное течение// История.-2000.-№39.-с.15-16

  30. Капчинский О. Батька под колпаком ЧК //Родина.-2001.-№3.-с. 62-63

  31. Кубанин М. Махновщина.М.-1997

  32. Лёвин М. Гражданская война в России : движущие силы и наследие// История и историки.-М.-1990.-с.375

  33. Лобачёв В. Был ли батька Махно анархистом?// Наука и религля.-2001.-№11.-с.22-24

  34. Махно Н. И. Воспоминания.-М.-1992

  35. Махно подлинный, а не «как в кино»// Чудеса и приключения.-1997.-№3.-с.14-17

  36. Маллет М. Нестор Махно В Гражданской войне в России.-М.-1992

  37. Маонтов С. Походы и кониии.-М.-1996

  38. Милюков П. Н. Воспоминания.-М.-1992

  39. Пропякин Д. Анархизм: Исторические претензии и уроки истории.-М.-1995

  40. Переписка на исторические темы.-М.-1990

  41. Поляков Ю. Бич истории: гражданская война в контексте истории междоусобиц// Свод. мысль.-2001.-№1.-с73-87

  42. Рутыч Н. Н. Биографический справочник высших чинов Добровольческой армии и Вооружённых сил Юга России.-М.-1979

  43. Семенникова Л. Гражданская война. За что воевали, кто победил?// Наука и жизнь.-1995.-№9,10

  44. Семаков С. Н. Батько Махно- настоящий, а ен «как в кино»// Сельская новь.-1997.-№6.-с.31-32

  45. Савеченко В. А. Измена «батьки» Махно и «железная метла» Л. Д. Троцкого ( Причины и следствия махновского мятежа 1919 г.)// История СССР.-1990.-№2.-с.5-90

  46. Семаков С. Н. Под чёрным знаменем: Жизнь и смерть Нестора Махно// Роман – газета.-1993.-№4.-с. 80

  47. Федюк В. П. Деникинская диктатура и её крах.-М.-1990.-с.57

  48. Фрунзе М. Красная армия на фронтах Гражданской войны .-М.-1958


  1. Шевоцуков П. А. Страницы истории Гражданской войны .-М.-1995

  2. Шишкин В. И. Дискуссионные проблемы Октября и Гражданской войны// Актуальные проблемы истории советского общества.-М.-1998.-с.25

  3. Шеметов А. И. Искупление: Повесть о П. Кропоткине.-М.-Политиздат.-1986.-429с.

  4. Шубин А. Махновское движение 1918-1922 годов// Дружба народов.-1993.-№3,4

  5. Шубин А. К безвластию через самоорганизацию трудящихся – лозунг русских анархистов// Наука и жизнь.-1991.-№5.-с. 34-43

  6. Якименко А. Анархисты// Родина.-1993.-№5-6.-с.70-110.
























Случайные файлы

Файл
avangard.doc
168232.rtf
10465-1.rtf
110375.rtf
95063.rtf