Культурно-бытовой облик учащихся начальной и средней школы XIX начала ХХ веков (I)

Посмотреть архив целиком

Московский университет культуры и искусств


Кафедра музееведения











Культурно-бытовой облик учащихся общеобразовательной начальной и средней школы в XIX – начале XX века








Курсовая работа студентки

II курса, группы 280

И.Л. Максименко




Научный руководитель:

профессор

Л.В. Беловинский














Москва - 2003

Оглавление:


I. Введение. Цели и задачи. Обзор источников и литературы 3

II. 13

1. Типы школ 13

2. Социальный состав 24

3. Программы 32

4. Воспитание 43

4.1. Ученик – Учитель 44

4.2. Ученик - Ученик 55

4.2.1. Старший ученик – младший ученик 55

4.2.2. Сверстники 58

5. Быт 63

5.1. Форма 63

5.2. Распорядок дня 67

5.3. Учеба 72

5.4. Перемена. Свободное время 76

5.5. Торжественные акты 79

5.6. Экзамены 82

6. Внеклассные интересы 89

6.1. Увлечения 89

6.2. Круг чтения 94

III. Заключение 102

Источники и литература 104


I. Введение. Цели и задачи. Обзор источников и литературы


Тема данной курсовой работы посвящена ученикам, получавшим начальное и среднее образование в школах в рамках общеобразовательной программы. Тема ограничена периодом XIX и начала XX века, начиная с 1803/04 годов – времени коренной перестройки всей образовательной системы, и кончая 1917 года, когда школы вошли в качественно новую фазу своего развития (в 1918 году была образована единая трудовая школа). Тема актуальна потому, что в наше время получает распространение миф, будто бы в XIX – начале XX века те поколения высокообразованной интеллигенции, прошедших через школьное образование, формировались именно благодаря совершенству системы образования, и в частности существовавшего в то время в гимназиях принципа классицизма. Особенно популярны сегодня гимназии и лицеи. Поэтому цель данной работы – раскрыть культурно-бытовой облик учащихся общеобразовательной начальной и средней школы в XIX – начале XX века. В культурно-бытовой облик входит культура учащихся и их повседневный быт, и, что характерно практически только для них (так как личность их из-за возрастной специфики находится в постоянном развитии) – и воспитание учащихся. Поэтому для реализации цели данной работы поставлены следующие задачи:

  1. выявить факторы формирования культурно-бытового облика учащихся – типы школ и находящиеся от них в тесной зависимости их программы и социальный состав учащихся;

  2. рассмотреть, как воспитание влияло на учащегося (рассматривается влияние взрослых - учителя, директора, воспитателя, надзирателя, - и соучеников – как сверстников, так и разновозрастных);

  3. всесторонне раскрыть повседневный быт учащегося (внешний облик, распорядок дня, уроки, перемены, праздники, экзамены), отдельно выделив внеклассные интересы учащихся (чтение и увлечения).


В работе были использованы несколько типов источников. Для описания культурно-бытового облика были использованы, среди прочего, законодательные акты: уставы учебных заведений за 18041, 18282, 18643, 18711 и 18722 годы, высочайше утверждённый устав Петербургского коммерческого училища (28 июня 1841г.)3 и высочайший рескрипт министру народного просвещения А.С.Шишкову о запрещении принимать в университеты и гимназии крепостных (19 августа 1827г.)4. Именно они создавали ту образовательную систему, в которой формировался культурно-бытовой облик учащихся. Одни уставы (и рескрипт Шишкову) были взяты из официального сборника законодательных актов – Полного собрания законов Российской империи; другие – из официальных публикаций ведомственного журнала Министерства народного образования.

Кроме того, были взяты документальные источники из сборника, составленного работниками архивов Санкт-Петербурга и систематизированного по тому вопросу, который необходим для написания этой курсовой работы,«Начальное и среднее образование в Санкт-Петербурге. XIX- начало XX века». В сборник были включены почти все документы, необходимые как для негативной, так и позитивной оценки образовательной системы в Санкт-Петербурге (и в стране вообще). Из этих документов были использованы: отрывки из журнала заседания педагогического комитета (22 октября 1864 г.)5, из циркулярного письма попечителя Петербургского учебного округа М.Н. Мусина-Пушкина директорам гимназий об обязательном введении литературных бесед для учащихся (30 ноября 1845г.)6, уведомление попечителя учреждений ведомства имп. Марии принца П.Г. Ольденбургского статс-секретарю А.Л. Гофману о количестве и социальном составе воспитанников Петербургского коммерческого училища (9 марта 1850г.)7.

К материалам государственного делопроизводства относятся и отрывки из журналов Педагогического совета Новочеркасской гимназии за 18838 и 18849 годы, «Правила относительно соблюдения порядка и приличий учениками Новочеркасской гимназии»1, выдержка из годового отчёта директора попечителю Харьковского учебного округа за 1883 г., включенные в сборник о Платовской гимназии2. Документы подобраны для характеристики учебной постановки в гимназии, отношений между учениками и учителями, зачастую очень враждебных. Документы подчеркивает антипедагогичность методов школы с одной стороны, и распущенность самих учащихся с другой.

Из статистических сводок были использованы данные о социальном составе учащихся из приложений к докладам Министра народного просвещения за 18693 и 1870 год4, опубликованным в журнале этого ведомства. Конечно, государственная статистика должна вызывать сомнения, но вряд ли Министру нужно было особенно завышать или занижать данные, так что для характеристики динамики состава учащихся они подходят. Были использованы и статистические сводки заведующего врачебно-санитарной частью учебных заведений Министерства народного просвещения о количестве самоубийств и покушений на самоубийства среди учащихся в 1913 году5. Хотя данные и тут могут быть занижены, но можно увидеть тенденцию из-за чего учащиеся чаще всего кончали жизнь самоубийством.

В курсовой работе использованы также и воспоминания бывших учащихся начальных и средних школ. При этом, если только у мемуаристов не было цели приукрасить или, наоборот, раскритиковать свои учебные заведения в угоду собственным политическим взглядам, то эти воспоминания (особенно у аполитичной интеллигенции, купцов и т.д.) отличаются более или менее высокой степенью объективности. Другая специфика этого источника – большой срок, прошедший между школьными годами и их описанием, и в результате многие детали мемуаристами просто забывались.

Среди таких источников были использованы мемуары известного писателя Сергея Тимофеевича Аксакова, политические взгляды которого были весьма умеренны, он не преследовал в своих книгах обличительных целей. Он учился в 1800-1805 гг. в Казанской гимназии, о чём довольно подробно и пишет в своих «Воспоминаниях»6.

В воронежской губернской гимназии учился в 1837-1844 годах будущий крупнейший фольклорист XIX века Алексей Николаевич Афанасьев. Об этих годах А. Афанасьев написал даже отдельные воспоминания7, отличающиеся довольно резкой критикой российской образовательной системы. Они также были использованы в курсовой работе.

Археограф и историк Петр Иванович Бартенев, по своим взглядам близкий к славянофилам, в 1841-1847 гг. был рязанским пансионером. Об этом он, в частности, вспоминает в своём сочинении1, правда, очень кратко, конспективно.

Были использованы воспоминания и Петра Дмитриевича Боборыкина –драматурга, театрального и литературного критика, писателя, имевшего в своем творчестве тенденцию к аполитичности, объективному освещению событий, либерализму. Он учился в Нижегородской гимназии в конце 40-х-начале 50-х годов, довольно подробное описание этого есть в его «Воспоминаниях» 2.

В официальном издании сборника, посвященном столетию Киевской первой гимназии, помещены воспоминания её прежних учеников, которые, впрочем, практически не скрывают недостатков тогдашней образовательной системы. Александр Иванович Рубец (историк музыки, профессор Петербургской консерватории), описывает 1853-56 года3, а воспоминания Николая Андреевича Бунге (ставшего химиком, профессором Киевского университета) и Николая Платоновича Забугина (к 1911 году – управляющий Киевскими отделениями Государственного Дворянского Банка) посвящены 1856-1861 годам4.

Выдающийся художник Николай Николаевич Ге учился в этой же гимназии, но в его воспоминаниях (в которых не чувствуется ни стремления приукрасить свою учебу, ни желания отметить только плохие её стороны) отражены сороковые годы девятнадцатого века5.

Врач, ученый и писатель с прогрессивной демократической тенденцией, Викентий Викентьевич Вересаев (Смидович)6 учился в тульской гимназии в 1875-1884гг. В курсовой работе были использованы небольшие отрывки из его воспоминаний, посвященные этим годам.

Очень кратко в своих «Воспоминаниях»7 Сергей Юльевич Витте, известный государственный деятель, описывает своё обучение в качестве вольнослушателя в Тифлисской гимназии в начале 60-х годов.

В курсовой работе использованы также «Записки человека»8 Алексея Дмитриевича Галахова – литератора, педагога, мемуариста. В его мемуарах можно найти описание уездного училища и гимназии в Рязани в 1816-1822 годах. О них он вспоминает с благодарностью, хотя и не скрывая их недостатков.

Будущий профессор-микробиолог Алексей Дмитриевич Греков сначала был учеником приходской школы (1881-1882 гг.), а затем Платовской гимназии (1882-1892 гг.) в Новочеркасске. Его весьма обширные воспоминания об этом, где он не обходит критикой ни учебные заведения, ни их учеников, помещены в сборнике, посвященном Платовской гимназии1. Во втором выпуске этого сборника, уже не столь критичном, помещены не менее обширные воспоминания об этой гимназии доктора филологических наук Александра Владимировича Позднеева. Он начал обучение здесь в 1902 году, а в 1910 окончил с золотой медалью2.


Случайные файлы

Файл
46449.rtf
58717.rtf
findipl.doc
Cerk.doc
referat_standart.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.