Куликовская битва (53692)

Посмотреть архив целиком

После страшного нашествия орд Батыя на Северо-восточную Русь в 1237 – 1238 гг. прошло почти полтора века. Трудно даже представить масштабы «батыевского» разорения и опустошения земли Русской. В руинах и пепелищах лежали многие города и поселения. Оставшееся в живых население скрывалось в лесных и болотистых дебрях. Системе земледелия, созданной неимоверными усилиями древнерусских землепашцев, был нанесен страшный урон. Перед монголо-татарским нашествием Северо-Восточная Русь благодаря переходу от подсечно-огневой системы земледелия к паровой и трехпольной находилась в стадии хозяйственного расцвета.

После принятия Золотой Ордой в 1312 г. единой религии – ислама над Русью нависла еще большая опасность. Объединение разноплеменной массы кочевников под флагом единой религиозной идеологии призвано было придать Орде новую силу. С этого времени Русь действительно находилась под угрозой не только экономического, но и духовного порабощения. Однако затяжные политические и династические кризисы начали подтачивать и разрушать, казалось бы, незыблемый монолит. Такие кризисы особенно обострились в Орде после смерти Менгу-Тимура в 1281 г.

Несмотря на все страшные невзгоды, русские земледельцы создавали материальную основу для своего освобождения от монголо-татарского гнета. И, наконец, пришло время, когда объединенные полки Северо-Восточной Руси под предводительством великого князя московского Дмитрия Ивановича вышли на Куликово поле. Они бросали вызов монголо-татарскому владычеству и вступали в открытый бой с Ордой.

Растущая мощь Северо-Восточной Руси была продемонстрирована уже в 1378 г., когда на реке Воже великий князь московский разбил крупный монголо-татарский отряд. Весной 1380 г., перейдя «великую» Волгу, Мамай со своими ордами вторгся в восточноевропейские степи. Он дошел до Дона и стал кочевать в районе его левого притока реки Воронеж, намереваясь ближе к осени идти на Русь.

В это время по всем русским землям были разосланы гонцы с призывом «собирать всех людей в войско». В степь посылается первая разведка – сторожевая застава во главе с испытанными, закаленными в битвах витязями. Главная задача их была: добыть «язык». «Дикая» степь как бы поглотила витязей, и не было от них вестей. Тревога росла, вслед был послан второй сторожевой отряд, который встретил в пути возвращающихся разведчиков, которые вели с собой ордынского языка. Пленный поведал, что Мамай непременно двинется на Русь, но что он не торопиться, поджидая Ягайло Литовского и Олега Рязанского, а также осени, когда крестьяне соберут урожай.

Получив передышку, князь энергично занялся формированием русского войска. Был разослан новый приказ о сборе в Коломне 15 августа, где каждому полку будет назначен воевода. Восхищение москвичей вызвали блестяще снаряженные доблестные белозерские полки во главе с князьями Федором Семеновичем, Семеном Михайловичем, Андреем Кемским, Глебом Каргопольским и другими. Подошли дружины ярославских князей Андрея Ярославского и Романа Прозоровского, Льва Курбского, Дмитрия Ростовского. К ним присоединились устюжские полки и многие иные войска со своими князьями и воеводами. 18 августа Дмитрий Иванович побывал в Троицком монастыре и получил благословение игумена Сергия Радонежского на битву с Ордой. По просьбе великого князя московский Сергий посылает с ним на битву двух своих иноков – Пересвета и Ослябу.

27 августа войско вышло из Москвы в Коломну по трем дорогам, так как нельзя было вместиться на одно. На следующий день в Коломне состоялся общевойсковой смотр, на котором каждому полку был назначен воевода. Выйдя из Коломны, русские войска дошли до устья реки Лопасни (приток Оки) и остановились. Здесь к Дмитрию Ивановичу присоединился его воевода Тимофей Валуевич с большим дополнительным войском из Москвы.

Великий князь делает свой первый шаг, он строит южный оборонительный рубеж Руси против кочевников, так называемый Берег. Тем самым он разрушил единство, противостоящее ему, приведя в замешательство Ягайло Литовского и Олега Рязанского. Вклинившись между их войсками, он осложнил их переговоры и совместные действия. 1 сентября великий московский князь пришел на место. Именуемое «Березуй», примерно 25 – 30 км не доходя Дона. Здесь к нему присоединились литовские князья, перешедшие на сторону Москвы: Андрей Ольгердович Полоцкий с псковским войском и Дмитрий Ольгердович с переяславскими дружинами. Объединение сил русского воинства, которому предстояло выйти на Куликово поле, было завершено.

В разведку к верховьям Дона был отправлен еще один сторожевой отряд во главе с Семеном Меликом. 5 сентября разведка вернулась и привела нового языка – знатного ордынца. Пленный рассказал, что Мамай с бесчисленными ордами стоит на «Кузьмине гати», поджидает союзников и ничего не знает о приближение русского войска.

Дмитрий Иванович вскоре приказывает перейти через Дон, а по дороге он приказывает мостить мосты и искать броды. Для переправки огромного тяжелого обоза, а не для переправки воинов. Переправа началась, вероятно, еще 6 сентября и продолжалась на следующий день. Она, скорее всего, проходила в 2 км ниже устья Непрядвы, в районе деревни Татинки.

Сколько же воинов собралось под русскими стягами перед Куликовской битвой? Древние письменные источники донесли до нас противоречивые сведения: от явно преувеличенной цифры 400 тыс. до 150 тыс. бойцов. Вероятно, более реальное количество войска указал А. Н. Татищев, исчислив его примерно 60 тыс. человек. К такому мнению склоняется большинство современных военных историков, определяющих общее количество русского войска в 50 – 60 тыс. ратников. Ордынские полки, видимо, насчитывали 80 – 90 тыс. воинов.

На Куликово поле вышли полки почти всех княжеств Северо-Восточной Руси. Однако из-за междоусобиц здесь не было дружины Олега Рязанского, Святослава Смоленского, Михаила Тверского и нижегородского князя Дмитрия Константиновича. 7 сентября в шестом часу после восхода солнца вернулся из очередного дозора Семен Мелик со своей дружиной. По пятам за ним гнались ордынские разъезды. Вдруг они резко осадили коней, и увидели русскую армию готовящеюся к битве. И только теперь, до начала битвы Мамай узнал о близости объединенной русской рати. Уже 7 сентября Дмитрий Иванович с князьями и воеводами начали расставлять войска на Куликовом поле. Они уже хорошо ориентировались на местности и строили русские войска с учетом рельефа местности. Решение было верным. В туманной мгле утра следующего дня русские не успели бы продуманно расставить свои полки.

8 сентября 1380 г. чутко дремавшие воины скорее почувствовали, чем увидели, что небо понемногу стало светлеть – плотный туман окутывал Куликово поле.

С этого момента письменные источники дают нам редкую возможность проследить с точностью до часа волнующие события приближающегося сражения. Начало дня Руси отмечалось восходом солнца. В тот день солнце поднялось в 5 часов 30 минут. Еще перед рассветом сторожевые сообщили о приближении ордынцев. Но и без того «слышан бысть топот конский и шум великий».

Дмитрий Иванович с воеводами в последний раз объехал войско. Затем он вернулся под свой великокняжеский стяг с изображением «Спаса нерукотворного». Здесь великий князь снял с себя одежду и, возложив ее на любезного своего Михаила Александровича и, посадив его на коня, повелел ему на свое место под большим знаменем. Сам же решил сражаться как простой воин в передовых частях. Примерно в это же время была организованна засада: двоюродный брат Дмитрия Ивановича князь Владимир Андреевич и Дмитрий Боброк с отборными дружинами направились «вверх по Дону» в Зеленую Дубраву, где и затаились почти до самого конца битвы.

Построение русского войска на Поле характеризуется следующим образом. Среди историков преобладает мнение об участии в битве пяти основных полков, расположенных в три линии. В первой стояли Сторожевой и передовой полки, возглавлявшиеся братьями Дмитрием и Василием Всеволодовичами. Здесь также находились боярин Николай Васильевич Вельяминов с коломенцами и Семен Мелик со сторожевым отрядом.

Во второй, главной, линии русского войска располагались Большой полк и полки Правой и Левой руки. Большой полк образовывали владимирские и суздальские дружины во главе с Глебом Брянским и тысяцким великого Князя Тимофеем Васильевичем. В полк правой руки входили северские и псковские войска под предводительством Андрея и Дмитрия Ольгердовичей. Полк Левой руки возглавляли белозерские князья со своими и ярославскими дружинами. Последний рубеж образовали: Засадный полк за левым флангом и, вероятно, общий резерв, расположенный за Большим полком.

Почвенно-растительная карта Куликова поля, характеризуется ландшафтом района в эпоху сражения, показывает, что ширина наиболее удобного для битвы места достигала четырех километров. При этом имеется в виду отрезок между верховьем балки Смолки и средним течением речки Нижний Дубик. Располагаясь севернее, русские войска должны все же полностью перекрыть участок более или менее открытого поля шириной не менее 6 км. Ведь неглубокие и малозалесненные отроги балок в этом районе не могли быть серьезным препятствием для фаланговых прорывов ордынцев.

К третьему часу после восхода солнца (7 часов 30 минут) туман начал редеть. Раздались команды, и русское войско «неспешно» двинулось вперед, навстречу врагу. Сквозь редеющую пелену тумана выглянуло солнце, осветившее ряды русских полков. Свидетельство летописца: «и было то воинство светлым», ярко блестели доспехи богатырей, белели светлые одежды, которые по традиции на Руси одевали люди в торжественные, а иногда и в трагические моменты своей жизни. Навстречу им, с южной стороны Поля медленно вползала темная туча ордынского войска. Главная сила его – в страшной мощи первого, ошеломляющего удара, наносимого массированной атакой конницы. В этот момент она осыпает противника тучами стрел, нанося ему большой урон.

Для наступательных действий ордынской конницы были типичны мощные фланговые охваты, прорыв в тыл противника. Но все эти испытанные приемы оказались малоэффективны на Куликовом поле. Здесь негде было развернуться коннице. Русские полки образовали глубоко эшелонированную позицию и навязали орде прямой бой, в котором получили преимущество. Это, конечно, не означает, что уже до сражения был ясен его исход в пользу русских. Обладая исключительной подвижностью, ордынцы обычно держали в своих руках инициативу, постоянно перегруппировывая силы и меняя направления главных ударов.


Случайные файлы

Файл
rgr_5year.doc
121758.rtf
138227.rtf
117633.rtf
58334.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.