Конституционная монархия в Англии (53640)

Посмотреть архив целиком

Конституционная монархия в Англии.

Личная власть представителя индепендентов по сво­ей сути и форме не могла обеспечить долговременные инте­ресы буржуазно-дворянской верхушки, значительно укре­пившей свои позиции в ходе революции. Поскольку глав­ным противником буржуазии и джентри стала теперь не королевская власть, а движение низов, смерть Кромвеля ускорила соглашение этих слоев с феодальной аристокра­тией в целях возвращения к "законной власти". Это нашло свое выражение в реставрации в 1660 г. монархии Стюар­тов. Потеряв надежду на активизацию роялистского подполья в Ан­глии, а также на военное вторжение в Англию армий «дружествен­ных» держав Европы, Карл в переговорах с Монком оказался более чем сговорчивым. По замыслу правящей группировки джентри и бур­жуазии, эта монархия должна была быть конституционной и гарантировать незыблемость главных завоеваний рево­люции. 14 мая 1660 г. была опубликована «Бредская де­кларация», в которой Карл обещал помилование участникам граж­данской войны на стороне парламента (за исключением «царе­убийц»—лиц, причастных к казни Карла I); признавал отмену так называемого рыцарского держания, т. е. превращение феодальной собственности лендлордов почти в полную буржуазную собственность, а также результаты распродажи земель делинквентов; наконец, была обещана веротерпимость. Этот минимум завоеваний вполне устраивал буржуазию и новое дворянство. И как следствие одним из первых актов вновь собравшегося парламента — Конвента — было официальное обращение к Карлу Стюарту с приглашением вернуться в Англию. 26 мая 1660 г. Карл торжественно въехал в Уайтхолл и стал Карлом II, а Англия — монархией. Однако это была уже не прежняя монархия, в которой власть короля считалась «властью Божией милостью», это была монархия «милостью парламента». Однако новая расстановка поли­тических сил в стране способствовала усилению феодаль­ной реакции. Участники революции преследовались, орга­низации пресвитериан и индепендентов были ликвидирова­ны. В то же время восстанавливались англиканская цер­ковь, Тайный совет и другие дореволюционные органы го­сударства (за исключением наиболее ненавистных Звездной палаты и Высокой комиссии), а также старый порядок их формирования.

Стремление Карла II и его преемника Якова II восста­новить абсолютизм, а также симпатии монархов к католи­цизму вызвали широкое недовольство в стране. Реставра­ция лишь ускорила распад традиционных форм, восстанов­ление которых было заведомо обречено на неудачу.

Парламент, как и раньше, стал ареной политического противоборства сторонников короля и оппозиции. В это время в парламенте складываются две политические группиров­ки. Представители придворной аристократии и часть джен­три, ориентирующаяся на Стюартов, а также духовенство составили партию "тори". Оппозиция — купцы, финансовая буржуазия и верхушка джентри, обогатившаяся в ходе ре­волюции, которых поддерживала промышленная буржуа­зия, — образовала партию "вигов". Обе группировки были еще не оформлены в организационном отношении; и виги, и тори в последующем прошли через целый ряд партийных размежевании и переходов части их членов из одной груп­пировки в другую. Тем не менее их политические взаимоот­ношения наложили значительный отпечаток на дальнейшее развитие страны.

Определенным успехом оппозиции в борьбе с проявле­ниями королевского произвола стало принятие Акта о луч­шем обеспечении свободы подданного и о предупреждении заточений за морями (Habeas Corpus Act) 1679 г. Закон был призван ограничить возможности тайной расправы короля со сторонниками оппозиции, но приобрел более общее значение. Он упростил и упорядочил процеду­ру получения судебного приказа о предварительной дос­тавке арестованного лица в суд для решения вопроса о пре­бывании под стражей. Любой подданный, задержанный за "уголовное или считаемое уголовным" деяние (исключая го­сударственную измену и тяжкое уголовное преступление), имел право лично или через представителей обратиться в суд с письменной просьбой выдать приказ " Habeas Corpus ", адресованный должностному лицу (шерифу, тюремщику), в ведении которого находился арестованный. Получив при­каз " Habeas Corpus ", шериф или тюремщик были обязаны в установленный законом срок доставить заключенного в суд с указанием истинных причин ареста. После рассмотрения копии предписания об аресте и выяснения мотивов задер­жания судье предписывалось освободить арестованного под денежный залог и поручительство с обязанностью явиться в суд в ближайшую сессию для рассмотрения дела, по су­ществу. Исключение составляли случаи, когда лицо было арестовано в законном порядке за деяния, при которых по закону оно не могло быть взято на поруки. Кроме того, если лицо было арестовано за государственную измену или тяж­кое уголовное преступление, " Habeas Corpus " не выдавался. В этом случае действовала особая процедура подачи пети­ции о разборе дела и освобождении на поруки.

Лицо, освобожденное по приказу " Habeas Corpus ", нельзя было вновь заключить в тюрьму и арестовать до суда за то же преступление. Запрещалось также переводить задер­жанного из одной тюрьмы в другую и содержать без суда и следствия в тюрьмах заморских владений Англии.

Закон предусматривал ответственность должностных лиц, судей за неисполнение его предписаний: высокие штра­фы в пользу заключенного и освобождение от должности.

Акт 1679 г. наряду с Великой хартией приобрел значе­ние одного из основных конституционных документов Анг­лии, содержащих ряд принципов справедливого и демокра­тического правосудия: презумпции невиновности, соблюде­ния законности при задержании, быстрого и оперативного суда, совершаемого с "надлежащей судебной процедурой" и по месту совершения проступка. В то же время можно отметить и историческую ограниченность этого закона. Во-пер­вых, ущемлялись права лиц, обвиненных в тяжких уголов­ных преступлениях или соучастии в них. Во-вторых, для ос­вобождения на поруки до суда требовался денежный залог, сумма которого могла быть очень значительной. В-третьих, действие закона могло быть приостановлено парламентом, что впоследствии неоднократно происходило на практике.

Политика Стюартов, которая грозила обратным пере­распределением церковных земель, захваченных буржуа­зией и джентри, привела к кратковременному объедине­нию вигов и тори. Произошел дворцовый переворот 1688 г. с целью замены Якова II более "удобным" монархом. Этот переворот получил название "Славная революция". Она, по существу, завершила оформление компромисса между фак­тически господствующей в важных сферах жизни общест­ва буржуазией и официально правящей земельной аристо­кратией. Политическая власть в центре и на местах остава­лась в основном в руках знатных землевладельцев в обмен ,на гарантии соблюдения интересов финансовой верхушки буржуазии. Указанный компромисс заложил основы проч­ного консенсуса между ведущими политическими силами по основополагающим вопросам социально-политического развития страны, который стал важнейшей чертой англий­ской политической культуры в XIX и XX вв. Отныне разно­гласия между этими силами не должны были носить "прин­ципиального" характера, способного нарушить такое согла­шение и политическую стабильность в английском обществе.

Важнейшим политическим результатом такого компро­мисса стало утверждение в Англии конституционной мо­нархии, получившей закрепление в двух актах парламента:

Билле о правах 1689 г. и Акте об устроении 1701 г.

Билль о правах определил положение парламента в системе государственных органов. Утверждая верховенство парламента в области законодательной власти и финансо­вой политики, Билль провозгласил незаконным: 1) приоста­новление действия законов или их исполнения без согласия парламента; 2) взимание налогов и сборов в пользу короны без согласия парламента. Кроме того, содержать постоян­ную армию в мирное время дозволялось только с его санк­ции. Билль устанавливал свободу слова и прений в парла­менте, свободу выборов в парламент, право обращения под­данных с петицией к королю. Он содержал специальное указание о том, что парламент должен созываться достаточно час­то. Впоследствии это положение было уточнено, и срок пол­номочий парламента был определен сначала в 3 года, а за­тем — 7 лет.

Акт об устроении, именуемый также Законом о пре­столонаследии, устанавливал порядок престолонаследия и содержал дальнейшие уточнения прерогатив законодатель­ной и исполнительной власти. Лица, вступившие на англий­ский трон, обязаны были присоединиться к англиканской церкви. Дальнейшее ограничение королевской прерогативы выразилось в том, что судьи, назначаемые короной, могли оставаться на своих постах, "пока ведут себя хорошо", и отстранялись от должности только по представлению обеих палат парламента. Чтобы уменьшить влияние короны на деятельность палаты, запрещалось совмещение членства в палате общин с занятием должности королевского минист­ра (это положение было вскоре отменено). Акт предусмот­рел правило, согласно которому все акты исполнительной власти, помимо подписи короля, нуждались в подписи соот­ветствующих королевских министров (контрасигнатура), по совету и с согласия которых они приняты. Важным установ­лением было лишение короля права помилования своих ми­нистров, осужденных парламентом в порядке импичмента.

Таким образом, на рубеже XVII—XVIII вв. в Англии получили оформление важнейшие институты буржуазного государственного права: верховенство парламента в облас­ти законодательной власти, признание за парламентом ис­ключительного права вотировать бюджет и определять во­енный контингент, а также принцип несменяемости судей. Вместе с тем законодательство XVII—XVIII вв. не решило окончательно вопрос о взаимоотношениях властей. Дуализм власти продолжал сохраняться: не случайно государствен­ный строй Англии XVII—XVIII вв. обычно определяется как дуалистическая монархия. Королевская прерогатива не была по-прежнему законодательно определена. Король сохранял право абсолютного вето в отношении законопроектов, про­шедших через парламент, безраздельное право на форми­рование своего правительства и осуществление с его помо­щью своей политики. Представление о триедином парла­менте (король и две палаты) оставалось теоретически неиз­менным. Никакой ответственности перед парламентом ко­роль не нес, как не несли политической ответственности ни Правительство Его Величества, ни так называемый каби­нет, который выделился из Тайного совета в составе колле­гии из 5—7 наиболее важных министров-советников коро­ля.


Случайные файлы

Файл
169692.rtf
ref-20785.doc
60844.rtf
24472-1.rtf
56215.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.