Итальянский и немецкий фашизм (53580)

Посмотреть архив целиком

16



Итальянский и немецкий фашизм, 2003

СОДЕРЖАНИЕ



ВВЕДЕНИЕ 3

Глава 1. Итальянский фашизм. 4

Глава 2. Немецкий фашизм 9

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 14

Список литературы: 15




















ВВЕДЕНИЕ


28 октября 1922 года итальянский король поручил Муссолини формирование правительства. Через неделю в Петрограде открылся IV конгресс Коммунистиче­ского Интернационала. Ведущий деятель конгресса Карл Радек комментировал успех Муссолини после его «похода на Рим» сле­дующими словами: «В победе фашизма я вижу не только механи­ческую победу фашистского оружия, а величайшее поражение социализма и коммунизма после начала эпохи мировой револю­ции». Радек обратился к делегатам конгресса со следующим на­стоятельным предупреждением: «Если наши товарищи в Италии, если социал-демократическая партия Италии не поймет оснований этой победы фашизма и причин нашего поражения, то нам пред­стоит встретиться с длительным господством фашизма»1.

Председатель Коммунистического Интернационала Зиновьев исходил из еще более пессимистической оценки положения: «Мы должны уяснить себе, что происшедшее в Италии — не местное явление. Нам неизбежно придется столкнуться с такими же явле­ниями и в других странах, хотя, может быть, и в других формах. Вероятно, мы не можем избежать такого периода более или менее фашистских переворотов во всей Центральной и Средней Евро­пе»2.

Через одиннадцать лет эти пророческие предсказания Радека и Зиновьева должны будут исполниться. В Германии пришел к вла­сти Гитлер, во многих других странах Европы возникли сильные фашистские партии. Захват власти итальянским фашизмом 28 октября 1922 года и немецким национал-социализмом 30 января 1933 года можно и в самом деле рассматривать как «величайшие поражения» социализма и коммунизма.

Рассмотрим историю развития фашизма в Италии и Германии.















Глава 1. Итальянский фашизм.


Раньше, чем в других странах Европы фашизм утвердился в Италии. Здесь он и зародился. Возникновение и рост итальянского фашизма были определены и обу­словлены специфическими экономическими, социальными и поли­тическими проблемами, возникшими уже в 19-м столетии и обост­ренными течением и исходом Первой мировой войны.

Среди больших европейских держав-победительниц Италия была более всех истощена первой мировой войной. Промышленность, финансы, сельское хозяйство находились в отчаянном положении. Нигде не было такой безработицы и нищеты.

Первые фашистские организации возникают в Италии вскоре, по окончании мировой войны.

Хотя Италия испытала в Первой мировой войне ряд тяжких поражений, она была одной из держав-победителей. Италия получила Южный Тироль и Истрию с Триестом, но ей пришлось отказаться в пользу Югославии от далматинского побережья, так­же входившего в ее требования, тогда как Фиуме (Риска) был объ­явлен вольным городом. Общественное мнение Ита­лии возмущенно реагировало на такое решение союзников и на предполагаемую нестойкость итальянского правительства.
Перед лицом этих националистических эмоций итальянское правительство не решилось энергично вмешаться, когда итальянские войска под предводительством поэта Габриеле Д'Аннунцио не выполнили приказа об отходе и 12 сентября 1919 года своевольно оккупировали город Фиуме. В течение 16 месяцев Д'Аннунцио, присвоивший себе титул «начальника», хозяйничал в городе, развив уже тогда все элементы политиче­ского стиля фашистской Италии. Сюда относятся массовые шест­вия и парады его сторонников в черных рубашках под знаменами с изображением мертвой головы, воинственные песни, приветст­вие по древнеримскому образцу и эмоциональные диалоги толпы с ее вождем Д'Аннунцио.
Организация фронтовиков «Боевые отряды» («Fasci di combattimento»), основанная Муссолини в Милане 23 марта 1919 года, при­няла политический стиль Д'Аннунцио за образец. 7 ноября 1921 года Муссолини сумел объединить свое движение в не особенно крепкую партию (Национальную фа­шистскую партию, НПФ, Partito Nazionale Fascista) и за поразительно короткое время организовать мас­совое движение, которое уже в начале 1921 года насчитывало почти 200 000 членов.
Это зависело и от личности самого Муссолини, и от пропагандируемой им идеологии, содержавшей, наряду с национа­листическими, также некоторые социалистические элементы. Идеология и военизированный внешний облик нового движения привлекали, наряду с националистами и бывшими социалистами, главным образом участников войны и молодых людей, видевших в этом необычном движении, столь решительно отвергавшем все прежние партии и намеревавшемся их заменить, единственную еще неиспытанную политическую силу, от которой они ожидали радикального решении не только национальных, но и своих личных проблем. Чем более неопределенно и даже противоречиво звучали требования фашистского движения, тем более они производили эффект.
Еще действеннее, чем программа фашистов, была их политиче­ская тактика, по существу продолжавшая мировую войну граж­данской войной. Представители и исполнители ее предприятий, чаще всего завершавшихся насилиями, были «squadri» («отряды» - итал.), отряды, состоявшие из учеников и студентов, а также бывших солдат итальянских элитных и штурмовых подразделений, arditiотважные, дерзкие» - итал.).

Правительство и полиция не только не мешало фашистам, но даже поощряло их. Фашизм получает могущественных покровителей в лице Всеобщей конфедерации промышленников и помещичьих союзов.

Вечером 27 октября 1921 года Муссолини отдал приказ собравшимся в Неаполе «скуадри» начать поход на Рим. Хотя чернорубашечники были вовсе не вооружены или недостаточно вооружены, полиция и военные опять не вмешивались.

Правительство имело все возможности быстро и окончательно пресечь путч: достаточно было открыть стрельбу «на четверть часа»» как предлагал королю генерал Бадольо. Но король и его камарилья приняли иное решение: глава партии «шакал» Муссолини был назначен пре­мьер-министром Италии.

28 октября 1921 года Муссолини стал главой правительства, но его положение казалось крайне шатким. Из 535 депутатов парла­мента лишь 35 принадлежали к Национальной фашистской партии, к которой, впрочем, с начала 1923 года присоединилась Националистическая партия. Муссолини пришлось пойти на коалицию, в которую вошли, кроме уже упомя­нутых националистов, также либералы, демократы и «пополари» (popolariпопулисты, итал.— «народная партия»).
Парламент­ские союзники фашизма проявили готовность принять (8 ноября 1923 года) так называемый «закон Ачербо» (legge Acerbo). По это­му закону любая партия, набравшая на выборах наибольшее число голосов, но не менее 25%, получала две трети мест в парламенте. На выборах 5 апреля 1924 года фашисты вместе с либералами, выступавшими общим списком с ними, получили почти две трети всех мест и теперь бесспорно гос­подствовали в парламенте. Впрочем, этот успех на выборах был достигнут прежде всего с помощью террористических мер и благо­даря финансовой поддержке со стороны промышленного объеди­нения «Конфиндустрия».

Власть Муссолини основывалась, с одной стороны, на поручен­ной ему королем должности главы правительства (capo del governo), а с другой — на подчиненной ему как «вождю фашизма» (duce del fascismo) единой фашистской партии с ее милицией и многочис­ленными зависящими от нее организациями.

2 октября 1925 года были учреждены фашистские корпорации, соединявшие работодателей и работников, что положило конец свободе профсоюзного движения. В стране создавались 22 корпорации (по отраслям промышленности). В составе каждой из них находился представитель фашистских профсоюзов, предпринимательских союзов, фашистской партии. Председателем каждой из 22 корпораций стал “сам” Муссолини; он же возглавил министерство корпораций. Закон предоставил корпорациям определение условий труда (рабочее время, заработная плата) и разрешение трудовых споров (забастовки запрещались и подавлялись).

Установление корпоративного строя позволило Муссолини разделаться с парламентом, с тем, что от него осталось. Вместо него была создана “палата фашистских организаций и корпораций”. Члены ее назначались Муссолини.

За этим в начале ноября 1925 года последовали «высшие фашистские законы», расширившие власть главы правительства за счет парламента, который был отныне полностью подчинен исполнительной власти.

Дальнейшими законами были распущены городские собрания де­путатов, отменена свобода собраний и объединений, свобода печа­ти и были уволены политически неблагонадежные служащие.

“Чрезвычайные законы” следовали один на другим:

  • они запретили профессиональные союзы (за исключением огосударственных фашистских) и политические партии (за исключением одной фашистской);

  • они восстановили смертную казнь за “политические преступления”;

  • они вводили чрезвычайную юстицию (трибуналы) и административную (внеусадебную) высылку;

  • коммунистическая партия была объявлена вне закона;

  • органы местного самоуправления упразднялись: на их место встали назначенные правительством чиновники (подеста).

Всякое новое усиление террора провоцировалось обыкновенно каким-нибудь «покушением», «заговором» и т.п. В ноябре 1926 года за попытку совершить покушение на жизнь Муссолини был убит на месте 15-летний мальчик. Тотчас последовала волна арестов, смертных приговоров и т. д.

В начале 1928 года был установлен новый избирательный закон, по которому «большой фашистский совет» составлял перед выборами единый список кандидатов, а избиратели могли только принять или отвергнуть его в целом. Таким образом парламентская система в Италии была окончательно заменена диктатурой.

Власть и влияние монархии, армии и церкви в значительной степени сохранились. Они вообще не были отождествлены с фа­шизмом, но были, несомненно, его союзниками.

Считалось, Муссолини отвечает перед королем, так даже писалось в законах, но никто и не верил и меньше всего король. Какие бы то ни было упоминания об ответственности дуче не рекомендовались. За этим следила жандармерия.

Католическая цер­ковь получила по Латеранскому договору, заключенному в феврале 1929 года, даже больше власти и влияния, чем прежде. Наряду со значительными государственными дотациями она выговорила себе далеко идущие права вмешательства и контроля в области воспи­тания и семейной жизни.

 Следует отметить основные черты итальянского фашизма.

Прежде других определилась тенденция «вождизма», единоличной диктатуры. Уже закон 1925 года “О полномочиях главы правительства” делал премьер-министра неответственным, не зависящим от парламента. Его коллеги по министерству, его министры превратились в простых помощников, ответственных перед своим главой; они назначались и смещались по воле последнего.

В течение многих лет (до 1936 года) Муссолини занимал 7 министерских постов одновременно. Закон 1926 года “О праве исполнительной власти издавать юридические нормы” предоставил “исполнительной власти“, то есть тому же главе правительства, право на издание “декретов - законов”. При этом никакой грани между «законами», оставшимися компетенцией парламента, и «декретами-законами» проведено не было.

Вторая быстро выявившаяся тенденция касалась фашистской партии: она стала составной частью государственного аппарата. Партийные съезды были отменены, равно как и всякие формы партийного «самоуправления».

Большой совет фашистской партии состоял из чиновников по должности и по назначению. Председателем совета являлся глава правительства. Совет ведал конституционными вопросами, обсуждал важнейшие законопроекты, от него исходили назначе­ния на ответственные посты.

Устав партии утверждался королевским декретом; официальный руководитель партии («секретарь») назначался королем по представлению главы правительства. Провинциальные организации партии руководились назначенными сверху секретарями: состоявшие при них директории имели совещательные функции, но даже членов этих директорий назначали указом главы правительства.

Третья тенденция может быть определена словом террор. Фашистский режим не может иначе держаться, кроме как средствами массового подавления, кровавыми расправами. Соответственно с этим определяется значение полиции, точнее тех многих полицейских служб, которые были созданы при режиме Муссолини.

Помимо общей полиции существовали: “организация охраны от антифашистских преступлений” (ОВРА), “особая служба политических расследований”, “ добровольная милиция национальной безопасности”

Противники режима находились под наблюдением специ­альной тайной полиции; вновь учрежденные специальные суды приговаривали их к длительным срокам заключения или к интер­нированию на отдаленные острова. Для осуждения не требовалось никаких иных мотивов, кроме подозрения в “политической неблагонадежности”.

Национальные меньшинства были также подвергнуты тяжелым притеснениям; но евреев, кото­рых в Италии было очень мало, сначала не трогали. Лишь в 1937-1938 годах, в процессе сотрудничества с национал-социалистской Германией, начали осуществлять антисемитские акции, подпавшие под осуждение нюрнбергских законов. Итальянские фашисты, в рядах которых, во всяком случае в раннем периоде, были также лица еврейского происхождения, не убили ни одного еврея. Пропо­ведуемый Муссолини «расизм» не имел биологической окраски.

Неотъемлемым свойством фашистской диктатуры является внешняя экспансия. Муссолини заявлял претензии на то, чтобы “возродить Римскую империю”.

Фашистская Италия требовала себе некоторые французские земли (Савойя, Ницца, Корсика), претендовала на Мальту, пыталась захватить остров Корфу, надеялась установить господство над Австрией (до союза с гитлеровской Германией), готовилась к захвату Восточной Африки.

В осуществление этой программы, удалось захватить слабую, отсталую Абиссинию (1936 г.), оккупировать Албанию (1938г.)

В июне 1940 года Италия - партнер Германии и Японии по антикоминтерновскому пакту - объявила войну Франции и Англии. Спустя некоторое время она напала на Грецию. Итальянская фашистская пресса наполнилась обещаниями скорой великой афро-европейской Римской империи. Конец был совсем не таким.




Глава 2. Немец­кий фашизм


«Немец­кий фашизм», при всех общих чертах, значительно отличается от «первоначального», итальянского фашизма — отличается своими причинами, структурой и, не в последнюю очередь, своими послед­ствиями.

Подобно итальянской фашистской партии, Национал-социалист­ская рабочая партия Германии (Nationalsozialistische Deutsche Arbeiterpartei, НСДАП) также возникла в условиях экономического и общественного кризиса послевоенных лет. Впрочем, она выросла в массовую партию лишь в годы мирового экономического кризиса. Муссолини пришел к власти всего лишь через три года после осно­вания своей партии, но ему понадобилось для ее развития и укреп­ления еще шесть лет; между тем Гитлер смог захватить власть лишь через 13 лет, но затем, пользуясь этой властью, сумел в течение шести месяцев устранить все враждебные ему или соперничавшие с ним силы. Таким образом, история роста НСДАП существенно отличается от развития фашистской партии в Италии. Несомнен­но, это объясняется разными условиями, в которых находились эти партии.

Три обстоятельства способствовали установлению фашистской диктатуры в Германии:

а) монополистическая буржуазия нашла в ней желанный выход из острой политической ситуации, созданной экономическим кризисом;

б) мелим буржуазия и некоторые слои крестьянства видели в демагогических обещание гитлеровской партии осуществление надежд на смягчение экономических трудностей, вызванных ростом монополий и усугубленных кризисом;

в) рабочий класс Германии - и это едва ли не главное оказался расколотым и поэтому разоруженным: коммунистическая партия была недостаточно сильна, чтобы остановить фашизм помимо и против социал-демократии.

В 1929 году разразился экономический кризис. Уровень промышленной продукции понизился почти наполовину, а безработных стало 9 млн. человек. Народные массы переходили на сторону компартии. На выборах 1930 года она получила 4,5 млн. голосов - на 1 300 000 человек больше, чем в 1928 году.

Предвидя опасность фашистского переворота, Коммунистическая партия Германки предложила левым силам, особенно социал-демократам, объединиться в едином антинацистском фронте. Предложение было отвергнуто. Социал-демократические лидеры объявили, что не окажут сопротивления Гитлеру, если тот придет к власти «легальным путем» - соблюдение конституционной процедуры: выборы, поручение составить правительство и пр.

На выборах в рейхстаг, состоявшихся в августе 1932 года гитлеровцы получили 13 млн. голосов - далеко не большинство. Они пытались поправить дело в ноябре, но неожиданно, за какие-нибудь два-три месяца, потеряли 2 млн. избирателей. В то же время компартия завоевала 600 тыс. новых голосов. За нее голосовало 6 миллионов избирателей.

Результаты ноябрьских выборов были неожиданными для монополистических хозяев Германии. И хотя на выборах в рейхстаг 6 ноября 1932 года НСДАП потеряла 34 места и оказалась в кризисе, который мог бы привести к ее упадку, по инициативе руководящих деятелей германской крупной промышленности и сельского хозяйства и при поддержке некото­рых политиков из окружения президента фон Гинденбурга был свергнут рейхсканцлер фон Шлейхер и было образовано коалици­онное правительство во главе с Адольфом Гитлером.

Сразу же после назначения Гитлера рейхсканцлером был рас­пущен рейхстаг и объявлены новые выборы. В последовавшей за этим избирательной борьбе национал-социалисты могли не только использовать пожертвования промышленников — излившиеся теперь мощным потоком — но и без стеснения эффективно исполь­зовать свою позицию силы. Для этого они располагали средствами — государственной властью и партийной армией, к тому же напо­ловину принявшей государственный характер. В Пруссии двумя приказами (11 и 22 февраля) 40000 штурмовиков и эсэсовцев были включены во вспомогательную полицию. 17 февраля Геринг потребовал от них безжалостно преследовать политических про­тивников, применяя огнестрельное оружие. В ночь поджога рейхс­тага (27 февраля 1933 года), в котором обвинили коммунистов, были арестованы тысячи коммунистических активистов по зара­нее составленным спискам. Днем позже эта беспримерная волна арестов была задним числом «легализована» так называемым «Распоряжением рейхспрезидента о защите народа и государства», вследствие чего потеряли силу важнейшие права, гарантирован­ные Веймарской конституцией. Тем самым члены КПГ были фак­тически поставлены вне закона, хотя их партия могла еще принять участие в выборах в рейхстаг 5 марта. Она получила 81 место, но 13 марта ее мандаты были аннулированы.

Государственная власть фашистской Германии сосредоточилась в правительстве, правительственная власть - в особе “фюрера”.

Уже закон 24 марта 1933 г. разрешал имперскому правительству, не испрашивая санкций парламента, надавать акты, которые «уклоняются от конституции».

Августовский закон 1934 года уничтожал должность президента, а его полномочия передавал “фюреру”, который одновременно оставался главой правительства и партии. Ни перед кем не ответственный, «фюрер» пребывал в этой роли пожизненно и мог назначить себе преемника.

Рейхстаг сохранялся, но только для парадных демонстраций. Иногда - в демагогических и внешнеполитических целях - гитлеровцы проводили «народные опросы». При этом заранее объявлялось, что всякий, кто воспользуется правом голосовать тайно, будет считаться «врагом народа».

Как и в Италия, в Германии были уничтожены органы местного самоуправления. Деление на земли, а соответственно с тем земельные ландтаги, упразднялось “во имя единства нации”. Управление областями поручалось чиновникам, которых назначало правительство.

Формально не отмененная Веймарская конституция прекратила свое действие.

Свойственные империализму процессы нашли в гитлеровском рейхе свое законченное выражение. Тесная и непосредственная связь существовала здесь между партией, государством, монополиями - экономическими гигантами типа “Фарбениндустри”, авто гиганта “Круппа” и др.

Законом 27 февраля 1934 года в Германии учреждались хозяйственные палаты - общеимперская и провинциальные. Во главе их были поставлены представители монополий. Палаты имели важные полномочия в деле регулирования экономической жизни.

Результаты сказались быстро: средняя продолжительность рабочего дня выросла с 8 до 10-12 часов тогда как реальная заработная плата составляла в 1935 году всего только 70% от зарплаты 1933 года. Соответственно с тем происходил рост прибылей монополий: доходы Стального треста, например, составляли 8.6 млн. марок в 1933 году и 27 млн. в 1940 году.

Используя правительственную власть, хозяйственные палаты проводили искусственное картелирование, в результате которого мелкие предприятия поглощались крупными. Крестьяне и торговцы, ремесленники и кустари, ожидавшие от фашизма экономических благ, были обмануты: ни земли, ни кредита, ни отсрочки долгов они не получили.

В стране развертывалась настоящая травля коммунистов. Начиная с 1933 года тысячи членов КПГ были брошены в тюрьмы и концентрационные лагеря. Коммунисты погибали в застенках и при “попытках к бегству”. Вскоре наступила очередь всех других партий, включая буржуазные. Право на существование получила одна только нацистская партия.

Профессиональные союзы трудящихся Германии были распущены, средства этих союзов конфискованы. Используя опыт Италии, гитлеровцы создали свои собственные «профсоюзы», в которые насильно загоняли людей.

Нацистская партия стала частью правительственной машины. Пребывание в рейхстаге и на государственной службе связывалось присягой на верность “национал социализму”

Центральные и местные органы фашистской партии имели правительственные функции. Решения съездов партии получали силу закона.

Партия имела особое устройство. Члены партии должны были беспрекословно подчиняться приказам местных “фюреров”, которых (как и в Италии) назначали сверху.

В непосредственном подчинении партийного центра находились палаческие «штурмовые отряды» (СА), охранные отряды (СС) и некоторые особые воинские части, укомплектованные фанатичными сторонниками Гитлера.

Особое мести в системе репрессивного аппарата заняла тельная полиция - гестапо, располагавшая огромным аппаратом, значительными средствами и неограниченными полномочиями.

Как и в Италии, мы видим здесь не одну полицию, а несколько. Гестапо подчиняется правительству. Штурмовики и эсэсовцы - партии. Одна полиция следила за другой, и ни одна не доверяла другой.

Наряду с политическими противниками системы, сопротивле­ние которых никогда не было полностью сломлено, мероприятия национал-социалистских террористических органов были прежде всего направлены против меньшинств. В первую очередь это каса­лось, конечно, евреев, которые стали жертвами клеветы, беспра­вия, были исключены из «национального сообщества», ограблены, подвергнуты преследованиям и в конце концов уничтожены. Пре­следование евреев национал-социалистами проводилось разными уч­реждениями, разными методами и оправдывалось разными моти­вами.
Самые заметные, хотя и не обязательно самые важные дейст­вия предпринимались при этом вполне открыто активистами пар­тии и подчиненных ей учреждений; они претендовали на выраже­ние «воли народа», не имея для этого оснований, так как большин­ство населения было пассивно:
  • бойкот еврейских торговцев, врачей и адвокатов, объявленный 1 апреля 1933 года,
  • сожжение в Берлине и в других университетских городах «антине­мецких сочинений» 10 мая 1933 года
  • «хрустальная ночь» - погром 9 ноября 1938 года, когда были разбиты стекла и разграблены еврейские магазины, а также разрушены почти все синагоги,— сверх того 26000 евреев было отправлено в концентрационные лагеря и был убит 91 человек еврейского происхождения.

Еще важнее этих и многих других безобразий, не только тер­пимых, но провоцируемых и проводимых национал-социалистами, были сотни антисемитских законов, постановлений и дополнений, опять-таки часто мотивируемых «волей народа», которую представ­ляли сами национал-социалисты.

С первых дней власти гитлеровцы стали готовиться к «большой войне», которая должна была обеспечить германской нации господство над всем миром.

Односторонне, при благожелательном отношении США, Англии и Фракции, Германия разрывает Версальский договор и создает колоссальную военную машину. В 1939 году Гитлер отдал приказ о начале военных действий против Польши. Вторая мировая война началась.


































ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Итак, государственный строй, политические режимы фашистской Италии и гитлеровской Германии обнаруживают больше сходства, чем различий. Недаром Муссолини признавал: ”Фашизм и национал-социализм есть два параллельных течения в истории”.

В сравнении режимов в Италии и Германии можно установить сущность фашизма.

Фашизм является плодом кризиса либеральной системы, который поражает в особенности мелкую буржуазию.

Фашизм приходит к власти благодаря союзу, тактическому и противоречивому, между крупными частными интересами и широкими секторами средних классов.

Фашизм у власти приводит к усилению капиталистических структур и ускоряет процесс экономической концентрации.

Эта эволюция сопровождается реструктуризацией социального организма благодаря обработке масс, созданию аппарата, физического и психологического террора, действиям всемогущего, национального вождя и засилья единственной партии, которая представляет собой самое эффективное орудие, с помощью которого старый правящий класс пытается морально компенсировать экономически ущемленную мелкую буржуазию.

Велика и роль личности в истории становления тоталитарных режимов, которые навязывают свою идеологию, концентрируют военное производство, развитие экономики за счет использования террора.















Список литературы:



  1. Белоусов Л.С. «Муссолини: диктатура и демагогия» Изд-во «Машиностроение». М., 1993

  2. Бессонов Б. Фашизм:идеология и практика. М. , 1985.

  3. Буханов В. «Гитлеровский «новый порядок» в Европе и его крах 1939-1945 гг.». Изд-во Уральского университета. Екатеринбург, 1994

  4. Випперман Вольфганг Европейский фашизм в сравнении. 1922-1982 / Пер. с нем. А. И. Федорова. Новосибирск: Сибирский хро­нограф, 2000

  5. Галактионов Ю. В. Германский фашизм как феномен первой половины XX века: отечественная историография 1945-90-х годов. - Кемерово: Кемеровский государственный университет, 1999