История развития Московского водопровода (referat)

Посмотреть архив целиком

История развития Московского водопровода

Хотя путь первого московского водопровода и пролегал через Самотеку, а также Трубную площадь, эти старинные названия никак с ним не связаны. Трубная площадь названа так по водостоку – «трубе», проложенной в стене Белого города. Через эту «трубу» до 1817 года текла Неглинка, пока ее не заключили в подземный коллектор. Название местности Самотека (от которого получили имена площадь, бульвар и переулки) тоже связано с Неглинкой, а точнее – с образованным в ее русле с помощью запруды так называемым Самотецким прудом, засыпанным только в 1879 году.

Итак, от водоприемного бассейна на Трубной площади вода по чугунным трубам доставлялась к водоразборным колодцам. При этом на площади была построена ротонда, а качали воду ручной помпой. Понятно, что в жилые дома воду тогда не подводили.

Появление водопровода стало для города огромным событием. Журнал «Вестник Европы» в декабре 1804 г. восторженно писал: «Сия вода, чистая и прозрачная, эта первая после воздуха потребность жизни, проведена в столицу из Мытищинских колодцев; доставляется в нее каменными трубами… через овраги и глубокие долины, которые могли бы остановить бег ея…»

Строительство и эксплуатация такого сложного технического объекта, как водопровод, дало толчок развитию отечественной гидравлической науки. Уже в конце XVIII века появляется ряд серьезных работ по гидравлике. Например, сочинение Алексея Колмакова с типичным для того времени названием «Карманная книжка для вычисления количества воды, вытекающей через трубы, отверстия или по желобам; также и силы, с какою они ударяют, стремясь с данною скоростью; с приложением правил для вычисления трений, производимых в махинах».

Конечно же, время не щадило бауэровский водопровод. Кирпичная галерея с годами в некоторых местах просела и обветшала, кое-где даже обвалилась, разрушались и начали гнить деревянные основания каналов. Из-за трещин в водопровод начала попадать грязь, по дороге терялось много чистой мытищинской воды. Естественно, встал вопрос о реконструкции и совершенствовании сооружения. В 1828 г. император Николай I поручил разработать данный проект инженер-полковнику Н.И. Янишу, занимавшему должность начальника Управления путей сообщения России.

За 7 лет московская команда под руководством петербуржца Яниша полностью «подправила и улучшила» водопровод. Кирпичная галерея была отремонтирована, а в селе Алексеевском построена насосная станция с двумя паровыми машинами в 24 лошадиные силы и четырьмя паровыми котлами. Машины работали поочередно. От Алексеевской водокачки до Сухаревой башни был проложен чугунный водовод. Во втором ярусе башни был установлен чугунный же резервуар вместимостью около 5 тыс. ведер, куда перекачивали мытищинскую воду два насоса, приводимые в движение паровыми машинами. Так знаменитая Сухарева башня, с петровских времен приковывавшая к себе внимание москвичей, превратилась в водонапорную и выполняла эту функцию целое столетие.

От Сухаревой башни вода по трубам направлялась к пяти фонтанам. Сначала были построены Шереметевский фонтан на Сухаревской площади и Никольский – на Лубянской, чуть позднее Петровский – на Театральной площади, Воскресенский – у входа в Александровский сад и Варварский – у Варварских ворот Китай-города.

Почти все фонтаны на трассе водопровода имели хозяйственное назначение. Устроенные при водоразборных бассейнах, они служили источником питьевой воды для населения. Жители близлежащих домов разносили воду просто в ведрах, тем, кто жил далеко, воду доставляли в бочках, погруженных на телеги. Водовозы трудились в столице до начала XX века, работая на окраинах, куда водопровод в те времена еще не доходил.

Старых московских водовозов можно видеть на фотографиях позапрошлого века, нередко – на картинах русских художников. Причем некоторые водовозы впрягались в тележку вместо лошадей сами. На известной картине В.Перова «Тройка» двое мальчишек и девочка тянут от Трубной площади, где был водоразборный фонтан, вверх по зимнему Рождественскому бульвару санки с наполненной водой бочкой. Страшно. Между тем, профессия водовоза была достаточно престижной и прибыльной, а вода влетала москвичам, как говорится, в копеечку. В конце XIX века в Первопрестольной трудилось около 6–6,5 тыс. конных водовозов и почти 3 тыс. водоносов с санками и тележками. Городская управа выпускала специальные акцизные марки, водовозы покупали их и расплачивались ими за воду с будочником, сидевшим у фонтанов. Воду брали из бассейнов при помощи черпаков с длинными ручками.

Два фонтана тех времен сохранились до наших дней: Петровский, украшавший площадь перед зданием Большого театра, а ныне стоящий за памятником Карлу Марксу в сквере напротив, и Никольский, ранее находившийся на Лубянской площади на месте памятника Дзержинскому и перенесенный к зданию президиума Академии наук в Нескучном саду. Оба фонтана – работы русского скульптора И.П.Витали.

В середине XIX века Мытищинский водопровод снова был реконструирован: кирпичную галерею заменили чугунным трубопроводом, на насосных станциях появились современные паровые машины, были сооружены новые водоразборы – 26 фонтанов, бассейнов и водоразборных колонок. Руководил работами замечательный русский инженер, опытный строитель А.И.Дельвиг (двоюродный брат приятеля Пушкина). Под его руководством строились и перестраивались водопроводы в Москве, Нижнем Новгороде и Санкт-Петербурге, он же – автор первого русского «Руководства к устройству водопроводов».

В конце XIX века в помощь существующим московским водопроводам было принято решение снова привлечь мытищинские ключи. Проектированием и строительством руководили инженеры Н.П.Зимин, Г.К. Дункер и А.П. Забаев. В 1892 г. было пробурено 50 скважин глубиной до 30 м, соединенных общей всасывающей трубой. Мытищинская вода подавалась в резервуары Крестовских водонапорных башен, а уже из них распределялась по всему городу.

Водонапорные башни, построенные по проекту архитектора М.К. Геппенера, были сооружены у Крестовской заставы и представляли собой два круглых в плане кирпичных сооружения высотой около 40 м и диаметром 20 м, связанных между собой ажурным мостиком. В верхнем ярусе находились резервуары для воды, на пяти нижних этажах жилые и служебные помещения, контрольная станция водомеров. В башни вода поступала с Алексеевской насосной станции, оттуда она направлялась самотеком в водопроводные магистрали, питавшие центральные районы города. Крестовские водонапорные башни располагались по обе стороны Крестовского путепровода и служили как бы сторожами при выезде из тогдашних границ Москвы. Они с честью служили городу, но к 1940 г. их, к огромному сожалению знатоков истории и архитектуры, снесли, как снесли еще раньше другую знаменитую башню – Сухареву.

Немало талантливых инженеров работали над совершенствованием водопровода в конце XIX – начале XX веков. Хочется особо упомянуть имя Н.П. Зимина, который в течение 25 лет (до 1902 г.) заведовал Московским водопроводом. Инженер-механик, закончивший Высшее техническое училище в Москве с золотой медалью (за сочинение по водоснабжению), он прошел путь от техника до заведующего Алексеевской насосной станцией, а затем – главного инженера Московского водопровода. Ему принадлежит одобренный Городской думой проект «Снабжение г. Москвы водою и охрана его от пожаров». Н.П. Зимин был инициатором проведения русских «водопроводных съездов», способствовавших серьезному обмену опытом среди инженеров. Большой интерес специалистов вызывали сделанные им на этих съездах доклады о противопожарных водопроводах, о фильтрации воды и т.д.

С Мытищинским водопроводом связано и имя крупного русского ученого, основоположника современной гидроаэродинамики Н.Е. Жуковского. В конце XIX века московские инженеры были озадачены непонятным явлением: на водопроводной сети Москвы систематически лопались магистральные трубы, что вызывало перерыв в работе водопровода и на длительный срок нарушало снабжение водой отдельных районов. Управление городским хозяйством создало специальную комиссию. Главный инженер Московского водопровода Н.П.Зимин пригласил к участию в ее работе своего учителя, профессора механики Московского высшего технического училища Николая Егоровича Жуковского, который и раньше помогал Московскому водопроводу в решении разного рода сложных вопросов. Жуковский установил одну из главных причин, вызывающих аварии: при быстром открывании и закрывании задвижек в трубах развивалось сильное ударное действие, возникал так называемый «гидравлический удар».

Однако эти выводы требовалось проверить экспериментальным путем. Для этой цели на Алексеевской водокачке соорудили большую опытную сеть водопроводных труб разного диаметра, которые можно было заставить работать при самых разных условиях. Здесь ученый провел свои ставшие потом знаменитыми опыты, блестяще подтвердившие его предположения: при «гидравлическом ударе» задвижка быстро закрывается, вода останавливается, давление внезапно возрастает, и это новое состояние с возросшим давлением распространяется по трубам с огромной скоростью (около 1000 м в секунду). При неблагоприятных условиях это и вызывает разрыв труб.

Установив причину аварий, Жуковский предложил и меры по их предотвращению, нашел способ определить место аварии, не выходя из помещения водокачки, не дожидаясь, чтобы вода выступила на мостовую.

В 1899 г. работа Жуковского «О гидравлическом ударе в водопроводных трубах» была напечатана в «Бюллетенях Политехнического общества», в 1901 г. – в трудах IV Русского водопроводного съезда, в 1904 г. появилась в одном из американских журналов, в 1907 г. была переведена на французский язык. Выводы и формулы Жуковского вошли в учебники по гидравлике и водопроводному делу.

С работами по проектированию и постройке Московского водопровода связано создание еще одного капитального труда Жуковского. «Теоретическое исследование о движении подпочвенных вод» (1889) – результат работ ученого, предпринятых им в районе Мытищ. К началу XX века Мытищинский водопровод достиг своей предельной мощности – 3,5 млн. ведер в сутки, но при населении города в 1,1 млн. человек с запросами его он все равно не справлялся. Вместе с тем было неясно, какова мощность водоносных слоев, из которых поступала вода в мытищинские ключи, хватит ли ее для нового водопровода. Для решения этого сложного технического вопроса Жуковский опять использовал экспериментальный метод. Он построил специальную опытную установку – модель песков, насыщенных водой. Наблюдая явления, происходящие в этой модели, он впервые в мире установил, что уровень стояния почвенных вод меняется с изменением барометрического давления, и колебания эти зависят от запасов воды.


Случайные файлы

Файл
145955.doc
85752.rtf
ref-17278.doc
texts_l5.doc
32830.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.