История Финляндии в послевоенный период (53515)

Посмотреть архив целиком

14



Отношения с СССР: от «линии Маннергейма» к «линии Паасикиви»


Тяжелым было положение, в котором оказалась Финляндия после выхода из второй мировой войны, большими жертвами заплатил финский народ за авантюризм и недальновидность своих правителей. 86 тыс. финнов погибло в годы войн против СССР; в упадок пришли промышленность, сельское хозяйство, транспорт.

Стране предстояло выплатить значительные репарации (около 300 млн. долл.) в качестве возмещения ущерба, нанесенного Советскому Союзу действиями финских войск на его территории.

Сложные экономические, социальные и многие другие проблемы предстояло решить Финляндии в послевоенные годы. Но главная задача, от которой в определяющей степени зависело решение и всех других проблем, вставала в области внешней политики. «... Самым важным для нас,— подчеркивал Ю. К. Паасикиви, занявший пост премьер-министра в ноябре 1944 года,—является определение и укрепление нашего внешнеполитического положения».

Соглашение о перемирии, подписанное в Москве 19 сентября 1944 г., определяя положение Финляндии как побежденной страны, не лишало ее при этом государственной независимости, права проводить самостоятельную внешнюю политику. В Финляндии, в отличие от других стран, воевавших на стороне Германии, не был введен режим оккупации, поскольку Советский Союз счел возможным не воспользоваться этим правом победителя.

Прибывшие в Хельсинки после заключения перемирия Союзная контрольная комиссия во главе с А. А. Ждановым (в нее входили советские и английские представители) выполняла лишь ту роль, которая на нее была возложена: следить за точным и своевременным выполнением Финляндией условий перемирия, .одновременно осуществляя и некоторые дипломатические функции для поддержания связен между правительствами СССР и Великобритании, с одной стороны, и правительством Финляндии—с другой.

Анализируя влияние соглашения о перемирии на будущее Финляндии, Ю. К. Паасикиви подчеркивал: «Мы с удовлетворением констатируем, что Советский Союз, как и его союзники, признает само собой разумеющимся фактом государственную самостоятельность Финляндии и право ее народа на самоопределение». Он особо отметил, что соглашение обеспечивает «предпосылки для существования Финляндии в качестве свободной страны в мировой системе, целью которой является обеспечение мира после этой войны».

Вновь, как и в первые годы независимости, перед страной встал вопрос о выборе внешнеполитического пути. Разумеется, с учетом коренных изменений, происшедших в Европе и на международной арене в целом после второй мировой войны, укрепления экономического, политического и военного могущества СССР, его возросшего влияния на ход мирового развития, наконец, уроков проигранных Финляндией войн против СССР не могло быть и речи о возврате к политике противостояния 30-х годов. Существовали, как позднее отмечал У. К. Кекконен, лишь две альтернативы: либо внести некоторые коррективы в прежний курс, отвергающий сближение с Советским Союзом и ориентирующийся на Запад, и фактически продолжать его, либо произвести коренной пересмотр всей политики, придав ей новое направление и содержание. Вокруг этих принципиально различных подходов к послевоенной внешней. политике и развернулась борьба в Финляндии в 1944— 1947 годах.

В стране продолжали действовать влиятельные силы, рассматривавшие положение, сложившееся после заключения соглашения о перемирии, как временное, как своего рода переходный период, после которого возобладают прежние внешнеполитические ориентиры. Хотя реакционные круги утратили монопольное положение в государстве, они еще сохраняли политическую боеспособность, продолжали занимать преобладающие позиции в государственном аппарате, армии, средствах массовой информации. Правые деятели и группировки во главе с коалиционной партией, в которую перешла основная часть членов распущенной по соглашению о перемирии профашистской партии «Патриотическое национальное движение» (ИКЛ) и ряд других партий в своих планах делали ставку на конфликт между Советским Союзом и западными державами, который позволил бы Финляндии вернуться к прежней политике. Выражением наиболее крайних настроений явилось создание тайных складов оружия. К деятельности раскрытой весной 1945 года подпольной организации, руководившей сбором •оружия, оказались причастными около 6 тыс. человек, в том числе ряд высших военных чинов.

Перемены во внутриполитической жизни Финляндии, условия для которых были Созданы соглашением о перемирии, дали демократическим силам впервые в истории страны возможность сказать свое .слово и в вопросах внешней политики.

В октябре 1944 года была создана массовая общественно-политическая организация — Демократического союза народа Финляндии (ДСНФ),,в которую вошли КПФ и левые социал-демократы, а также ряд демократических организаций бывших фронтовиков, прогрессивной интеллигенции и др. Уже на первых парламентских выборах в марте 1945 года блок КПФ—ДСНФ, выдвинувший широкую программу, перестройки внешней политики страны, получил свыше 400 тыс. голосов (24%) и 49 (из 200) мандатов в парламенте.

Использовав позитивные перемены, которые начали происходить в профсоюзном движении, находившемся в предвоенные и военные годы под влиянием правых социал-демократов, коммунисты добились в 1945 году соглашения о сотрудничестве с Центральным объединением профсоюзов Финляндии (ЦОПФ). В соглашении подчеркивалось, что «вся деятельность ЦОПФ должна основываться на борьбе против сил войны, фашизма и реакции». Эта платформа во многом способствовала тому, что вскоре количество членов ЦОПФ выросло до 350 тыс.

Осознание необходимости решительного разрыва с политикой прошлого постепенно, хотя и с немалым трудом, пробивало себе дорогу и в других партиях. Еще в последние годы войны ряд представителей СДПФ, Шведской народной партии, а также Аграрного союза, вошедших в так называемую «мирную оппозицию», выступили за пересмотр внешней политики страны. После окончания войны они вьючились в активную борьбу за новую внешнеполитическую линию. Видные социал-демократы М. Пеккала, Я. Кето, К. Виик, К. Сундстрем и др., не встретив поддержки в руководстве своей партии, были вынуждены выйти из СДПФ и продолжить свою деятельность в рамках Демократического союза народа Финляндии. Что же касается официальной линии СДПФ, то потребовалось еще немало лет, прежде чем удалось добиться ее коренного изменения.

Особо, следует отметить те активные позиции, которые уже тогда занимал в вопросе .о новой внешней политике У. К. Кекконен. Будучи одним из видных деятелей Аграрного союза (хотя он и не входил в состав его руководства), Кекконен возглавил борьбу за пересмотр внешнеполитических установок этой партии, которая в годы войны оказывала полную поддержку антисоветскому курсу правящих кругов. Кекконену принадлежит главная заслуга в том, что впоследствии, после напряженной внутренней борьбы, Аграрный союз (позднее Партия центра) сыграл значительную роль в становлении и упрочении нового курса послевоенной внешней политики Финляндии.

Идеи, которые Кекконен пропагандировал внутри своей партии, имели и более широкое, общенациональное значение, способствовали формированию в Финляндии принципиально нового подхода к коренным вопросам внешней политики.

Поддерживая в годы войны взгляды «мирной оппозиции», У. К. Кекконен еще в сентябре 1943 года направил Памятную записку президенту Р. Рюти, в которой подчеркивал, что «соседняя с нами страна, а именно Советский Союз, останется великой европейской державой», и предлагал незамедлительно начать переговоры с СССР о мире. В своем выступлении в шведском парламенте 7 декабря 1943 г. Кекконен отметил: «Национальные интересы Финляндии не позволяют ей связывать себя с политической Линией, направленной против Советского Союза, или даже Думать о такой линии... Если урегулирование между Финляндией и Советским Союзом будет строиться на основе справедливости и Финляндия сохранит свою внешнюю и внутреннюю независимость, то финский народ будет поддерживать корректные и безупречные добрососедские отношения».

Через неделю после подписания соглашения о перемирии с СССР Кекконен, говоря о новом политическом пути, у начала которого стоит Финляндия, заявил: «Мы должны исходить из того факта, что Финляндия и Россия были и будут соседями.:. Наши национальные интересы требуют создания взаимного доверия в отношениях между нашими странами.... Создание хороших отношений с ведущей европейской державой не только наш единственно возможный выбор, это в то же время правильная политика и с точки зрения наших национальных интересов».

Таким образом, как отмечалось выше, формирование нового курса внешней политики Финляндии складывалось в условиях активной борьбы демократических, прогрессивных сил страны во главе с К.ПФ; важный вклад в дело становления новой внешнеполитической линии внес и ряд реалистически мыслящих и патриотически настроенных деятелей. Вместе с тем первое десятилетие послевоенной финляндской внешней политики было связано прежде всего с именем и деятельностью Ю. К. Паасикиви. «Линией Паасикиви» стали называть официальный курс страны в этот период, который и положил начало «второй республике». Название «вторая республика», не являющееся, впрочем, официальным, должно было подчеркнуть переход Финляндии на новые внешнеполитические позиции.

Паасикиви не только сформулировал и официально провозгласил основные принципы новой внешней политики. На протяжении. 12 лет он руководил претворением этих принципов в жизнь, проводил большую работу, направленную на то, чтобы новый курс был не только правительственной, но и общенациональной политикой. К осени 1944 года, когда перед Финляндией встала задача обеспечения государственной независимости путем проведения нового самостоятельного внешнеполитического курса, Паасикиви был одним из наиболее авторитетных и влиятельных государственных деятелей, одним из немногих видных политиков, которые не только не были причастны к антисоветской линии 30-х годов, но и довольно последовательно еще в предвоенные годы выступали против этой линии как противоречащей национальным интересам страны. К этому времени Паасикиви обладал также большим опытом ведения международных дел, переговоров с Советским Союзом.

Тем самым открывался новый этап во внешней политике Финляндии, которую к середине 50-х годов стали называть «линией Паасикиви — Кекконена».

За 25 лет пребывания У. К. Кекконена на посту главы финляндского государства (он преизбирался президентом в 1962, 1968, 1973 и 1978 гг.) внешнеполитический курс Финляндии окончательно сформировался и упрочился как подлинно национальная, самостоятельная политика, направленная на продвижение вперед дела мира, разрядки и сотрудничества между народами. «Линия Паасикиви—Кекконена» получила широкую международную, известность и признание. Финляндия нашла свой дуть, .обрела свое место в современном сложном мире.

Объективные потребности международной жизни и самой Финляндии с течением времени существенно раздвинули рамки понятия «линия Паасикиви—Кекконена», дополнили ее содержание новыми направлениями, обусловили появление некоторых новых форм осуществления внешней политики.

Вторая половина 50—начало 60-х годов характеризовались дальнейшим упрочением советско-финляндских отношении. В ходе состоявшихся в этот-период визитов президента У. К. Кекконена в Советский Союз (1958, 1959, 1960, 1961 гг.), а также визитов в Финляндию советских -руководителей подчеркивалось намерение обеих стран твердо следовать курсом, определенным Договором о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, взаимодействовать в интересах мира и безопасности в Европе. На стабильной и взаимовыгодной основе развивались торгово-экономические отношения. В аренду Финляндии в 1962 году была передана советская часть Сайменского канала, имеющего важное экономическое значение для страны.

Упрочение советско-финляндских отношений создавало предпосылки для активизации деятельности Финляндии и на других направлениях международной политики. В новогодней речи 1 января 1961 г. президент Кекконен поставил вопрос так: «Нашей задачей на международной арене является укрепление предпосылок мира везде, где мы можем хотя бы в какой-то степени этому способствовать... Не настало ли время, когда Финляндия могла бы использовать... свое особое положение на благо себе и другим, чтобы обеспечить мир для себя, а также помочь строить мосты между Западом и Востоком?.. Возможно, что перед нами встает новая национальная задача в условиях, когда человечество нуждается в мире и взаимопонимании». При этом финское внешнеполитическое руководство по-прежнему придавало важное значение тому, чтобы не оказаться втянутым в противоречия между Востоком и Западом, чтобы позиция и деятельность Финляндии не были использованы империалистическими кругами в ущерб делу мира и международной безопасности. Так, представители Финляндии не поддержали попыток западных стран использовать обсуждение в 1957 году так называемого «венгерского вопроса» в ООН для нагнетания «холодной войны» против СССР и воздержались на сессии Генеральной Ассамблеи при голосовании проекта соответствующей резолюции.

Роль Финляндии в укреплении мира


С середины 60-х годов происходит дальнейшая активизация Финляндии в международных делах. Констатировав упрочение внешнеполитических позиций своей страны в результате последовательного курса на расширение дружбы и сотрудничества с Советским Союзом, а также признание, которое внешняя политика Финляндии получила на международной арене, президент У. К. Кекконен в январе 1967 года заявил: «Наша задача заключается в том, чтобы проводить такую внешнюю политику, которая дала бы нам возможность активно участвовать во всех сферах международной деятельности, которые связаны с Финляндией, и с помощью политических средств обеспечивать наши права и оберегать нашу независимость».

В этот период начинает формироваться одно из главных направлений современной внешней политики Финляндии — активное содействие решению проблем обеспечения мира в Европе, что впоследствии во многом предопределило ту конструктивную роль, которую Финляндия сыграла в 70-х годах в становлении процессов разрядки на европейском континенте, в созыве и успешном проведении Совещания по безопасности и сотрудничеству в Eвpoпe.

Развивая концепцию безопасности своей страны с учетом положений договора 1948 года, президент У. К. Кекконен особо подчеркивал, что Финляндия может оставаться вне конфликтов только при условии, если в Европе будет сохранен мир. В периоды обострений международной обстановки 1960-х годов Кекконен неоднократно подчеркивал серьезную озабоченность по этому поводу. Правительство и демократическая общественность Финляндии поддержали позицию президента, хотя в правых кругах страны, так же как и на Западе, выступления Кекконена были расценены как «отход от политики нейтралитета».

Целям укрепления безопасности в Европе служили и действия Финляндии, направленные на продвижение идеи об объявлении Севера Европы безъядерной зоной, возросшую актуальность которой не раз подчеркивал в эти годы У. К. Кекконен. В ноябре 1965 года президент Финляндии выдвинул новое предложение, направленное на изъятие Северной Европы из сферы возможных военных .конфликтов, предложив Норвегии договориться о запрещении военных действий в районе финляндско-норвежской границы.

В условиях ряда позитивных перемен, наметившихся в Европе и мире в конце 60-х годов (укрепление сотрудничества между СССР и Францией, некоторые сдвиги в советско-западногерманских отношениях, установление определенного взаимопонимания между СССР и США в вопросах ограничения вооружений), президент Кекконен все больше приходил к выводу о том, что Финляндия может и должна внести свой вклад в, развитие процессов разрядки на европейском континенте. В мае 1969 года правительство Финляндии направило правительствам всех европейских государств, а также США и Канады памятную записку, в которой предложило свои услуги по организации в Хельсинки общеевропейского Совещания по безопасности и сотрудничеству, идея которого была выдвинута в будапештском (1969 г.) обращении государств — участников Варшавского Договора.

Как важное событие с точки зрения укрепления международного престижа Финляндии была воспринята договоренность между правительствами СССР и США о начале в Хельсинки в ноябре 1969 года советско-американских переговоров об ограничении стратегических наступательных и оборонительных вооружений, которые в 1970—1972 годах были продолжены попеременно в Вене и Хельсинки (и завершены в Женеве). Позднее в Хельсинки проводились советско-американские консультации по вопросам, связанным с ограничением международной торговли оружием, а также касающимся противоспутниковых систем.

Продолжала постепенно расширяться сфера деятельности Финляндии в ООН. Финские представители активно выражали уверенность, что дружественные и добрососедские отношения между Советским Союзом и Финляндией, являющиеся плодом совместных усилии народов и государственных руководителей обеих стран, получат дальнейшее развитие на благо советского и финляндского народов, в интересах прочного мира и международной безопасности.

И действительно, уже первые годы пребывания М. Койвисто на посту президента Финляндии подтвердили преемственность и последовательность .внешнеполитической линии страны, сложившейся в послевоенные десятилетия.

С конструктивных, взвешенных позиций Финляндия продолжала в это время выступать по многим вопросам обеспечения мира и разрядки; прекращения гонки вооружений, предотвращения угрозы ядерной войны. Первостепенной задаче — задаче устранения угрозы ядерной войны - была посвящена речь президента Койвисто на XXXVIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН. «Нет ничего важнее предотвращения ядерной воины»,— заявил финляндский президент. Делегация Финляндии поддержала предложение, направленное на недопущение милитаризации космоса и замораживание ядерных вооружений; проголосовала за резолюцию, призывающую ядерные державы взять на себя обязательство не применять первым ядерное оружие.

Одним из приоритетных направлений внешнеполитической деятельности Финляндии в это время остается содействие развитию общеевропейского процесса, начатого Совещанием по безопасности и сотрудничеству в Европе. Финская дипломатия в 1981—1983 годах активно и умело действовала в пользу результативного завершения мадридской встречи (одного из этапов процесса европейского разоружения), сыграв важную роль в разработке проекта ее итогового Документа. Внешнеполитическое руководство Финляндии продолжало держать в центре внимания проблемы сохранения мира и безопасности на Севере Европы, подчеркивая, что актуальность идеи У. К. Кекконена об объявлении этого района безъядерной зоной не только полностью сохраняется, но и возрастает в условиях нынешнего обострения международной обстановки. Финляндское правительство высказалось в поддержку предложения Швеции, выдвинутого в 1983 году, о создании в Центральной Европе зоны, свободной от ядерного оружия.


Отношения со странами Запада


Вопрос об отношениях с Западом всегда придавал особую окраску послевоенной внешнеполитической дискуссии в Финляндии, накладывая свои отпечаток на позиции политических сил и деятелей, причастных или претендующих на причастность к определению основных направлений внешней политики страны. И речь шла главным образом не о развитии связей и сотрудничества с отдельными странами Запада. Вопрос с самого начала ставился, по существу, о главных - ориентирах внешнеполитического курса страны.

Как уже отмечалось, сразу же после окончания войны влиятельные круги в Финляндии прилагали немалые усилия для того, чтобы вовлечь страну в сферу политического и военного влияния Запада, придать курсу ее внешней политики одностороннюю, прозападную направленность. С целью добиться привязывания Финляндии к своей политике США предприняли в 1947 году ряд попыток склонить финнов к участию в «плане Маршалла». При рассмотрении этого вопроса в комиссии по иностранным делам финского парламента большинство ее членов высказалось за участие в Парижской конференции по «плану Маршалла». Однако правительство с учетом мнения президента Ю. К. Паасикиви отклонило приглашение на конференцию, сославшись на желание финнов оставаться в стороне от противоречий между великими державами.

Стремясь оказать воздействие на общественное мнение Финляндии, а в более широком плане — на ее внешнюю политику, пытаясь вбить клин в отношения с СССР, западные политики на протяжении многих лет оперировала своеобразным термином «финляндизация», выдвинутым в конце 60 — начале 70-х годов лидером западногерманских «ультра» Ф.-И. Штраусом. Под этим имелась в виду то, что сотрудничество с СССР сопряжено с «ограничением независимости», «утратой политической и экономической свободы действий».

Излагая принципиальный подход Финляндии к отношениям с Западом и отмечая стремление своей страны обеспечить собственные естественные интересы также на этом направлении, президент Кекконен подчеркивал, что национальные интересы Финляндии не позволяют ей быть форпостом Запада против Востока, подобно тому как она не является форпостом Востока против Запада. Кекконен никогда не противопоставлял друг другу эти два направления внешней политики Финляндии. Более того, отдавая приоритет отношениям дружбы и доверия с СССР, Кекконен поставил в прямую зависимость от них и развитие связей с Западом. В своей речи в Национальном клубе печати в Вашингтоне 17 октября 1961 г. он следующим образом сформулировал, по его выражению, «финский парадокс»: «Чем больше мы завоевываем доверие Советского Союза к Финляндии как к мирному соседу, тем лучше предпосылки для тесного сотрудничества с западными странами... Но мы знаем также по опыту, что если по какой-то причине подрывается взаимное доверие между Финляндией и Советским Союзом, то нам, исходя из своих интересов, приходится ограничивать деятельность на западном направлении».

70 — начало 80-х годов характеризовались в целом довольно активным развитием контактов Финляндии с ведущими странами Запада, и прежде всего расширением торгово-экономических, промышленных и научно-технических связей. На долю США, а также Англии, ФРГ и других стран Западной Европы—членов ЕЭС и ЕАСТ в 1983 году приходилось 58,6 % экспорта и 56,5 % импорта Финляндии.

Президент У. К. Кекконен дважды посетил с официальным визитом США (1970 и 1976 гг.), а также ФРГ. В Финляндии в 1980 году побывали президент Франции В. Жискар д'Эстэн и королева Великобритании Елизавета. В первые годы пребывания М. Койвисто на посту президента он совершил поездки в США (сентябрь 1983 г.), Францию (ноябрь 1983 г.) и Великобританию (ноябрь 1984 г.) Из наиболее значительных визитов западных деятелей в Финляндию следует отметить посещение этой страны вице-президентом США Дж. Бушем (июль 1983 г.) и заместителем федерального канцлера, министром иностранных дел ФРГ Г.-Д. Геншером (сентябрь 1983 г.).

В эти годы значительно вырос объем финляндско-американской торговли. Если в 1960 году товарооборот между двумя странами составлял всего 350 млн. финляндских марок, то в 1983 году он увеличился до 6,9 млрд. Только за период с 1970 по 1980 год объем взаимной торговли возрос в 5,4 раза. США являются в настоящее время крупнейшим внешнеторговым партнером Финляндии за пределами Европы. Развитие отношений Финляндии с другими ведущими державами Запада также характеризуется в первую очередь расширением торгово-экономических связей.

По мере развития и углубления процессов западноевропейской экономической интеграции, создания замкнутых экономико-политических группировок в Европе перед Финляндией вставали серьезные проблемы как экономического, так и внешнеполитического характера.

Одна из главных особенностей послевоенной экономики Финляндии — это огромное значение внешнего рынка и внешних источников доходов, что объясняется небольшой емкостью внутреннего рынка, ограниченностью сырьевых ресурсов, преобладанием узкоспециализированных предприятий и рядом других факторов. Достаточно отметить, что доходы от экспорта составляют примерно '/з валового национального продукта Финляндии; В промышленности, работающей на экспорт, занято свыше 300 тыс. финнов. Экономисты подсчитали, что в целом доходы каждого четвертого финна так или иначе связаны с экспортной деятельностью страны. Не менее значительна зависимость Финляндии от импорта. Доля импорта, отнесенная к стоимости ВНП, составила в 1982 году 27,5%, что существенно превышает среднеевропейские и среднескандинавские показатели. В целом же по стоимости товарооборота в расчете на душу населения Финляндия вместе с другими северными странами занимает одно из первых мест в мире, опережая по соответствующим показателям ведущие капиталистические страны, в том числе Англию, Францию, ФРГ. На долю Финляндии, являющейся одной из малых стран Европы с населением в 4,5 млн. человек, в конце 70-х годов, например, приходилось 0,7% всего мирового экспорта.

Проблемы, возникшие в связи с развитием интеграции в Западной Европе, носили для Финляндии не только экономический, но и внешнеполитический характер. Финское руководство не могло не учитывать, что составной частью интеграционных процессов с самого начала являлось стремление к укреплению политического сотрудничества стран-участниц, к созданию замкнутых торгово-политических объединений с наднациональными органами и институтами, ограничивающими национальный суверенитет и независимость входящих в них стран, затрудняющими проведение ими самостоятельной внешней политики.

Отказавшись от участия в «плане Маршалла», Финляндия не вступила и в Организацию европейского экономического сотрудничества (ОЕЭС), созданную в 1948 году (в нее вошли 17 стран—получателей американской помощи) и явившуюся одним из первых шагов в западноевропейской интеграции. Однако в 1957 году Финляндия и 11 стран-членов ОЕЭС подписали протокол об образовании так называемого «Хельсинкского клуба», предусматривавший снижение таможенных пошлин во взаимной торговле. К этому времени Финляндия уже была членом Генерального соглашения по тарифам и торговле, Международного банка реконструкции и развития, Международного валютного фонда. Финны проявили также интерес к планам создания «зоны свободной торговли» в составе всех стран — участниц ОЕЭС, которые обсуждались с 1956 года в рамках организации (эти планы остались нереализованными из-за разногласий, возникших между Англией и Францией). Одновременно они выдвинули идею развития экономического сотрудничества стран Северной Европы с Советским Союзом на многосторонней основе.

В 1957 году Франция, ФРГ, Италия, Голландия, Бельгия и Люксембург подписали договор об образовании Европейского экономического сообщества (ЕЭС) с далеко идущей программой экономической и политической интеграции. В противовес «Общему рынку» в 1959 году по инициативе Англии была создана Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ), куда вошли основные западноевропейские партнеры Финляндии, в том числе три Скандинавские страны—Дания, Норвегия и Швеция. Сразу же после создания ЕАСТ финляндское правительство заявило, что намерено наладить отношения с этой организацией, оговорив, однако, что «не может рассматривать вопрос о присоединении к соглашению, которое содержало бы какие-либо политические обязательства или предусматривало бы создание наднациональных органов».

15 марта 1961 г. Финляндия была принята в ЕАСТ в качестве ассоциированного члена. Соглашением, получившим название «ФинЕАСТ», предусматривалось, что торговые решения, касающиеся Финляндии, должны, в отличие от полных членов, приниматься не в совете ЕАСТ, а в специальном органе (позднее, однако, указанные решения фактически принимались советом ЕАСТ).

Участие Финляндии в «зоне свободной торговли» привело к значительному укреплению торговых связей с участника ми «семерки». Их доля в финляндской внешней торговле возросла с 34% в 1960 до 44% в 1970 году.

Президент У. К. Кекконен взял курс на то, чтобы четко разграничить торгово-экономические и политические аспекты урегулирования отношений с ЕЭС, выделив последние в особую группу проблем и поставив их на первое место. В результате процесс сближения с «Общим рынком» прошел несколько этапов и занял несколько лет.

Предоставляя правительству в октябре 1973 года полномочия на подписание соглашения с ЕЭС, президент Кекконен специально продиктовал для внесения в протокол ряд условий. Он отметил, что целью соглашения является чисто торговое решение, которое «сочеталось бы с нашей независимой политикой, было бы экономически сбалансированным, а также соответствовало бы всем нашим международным обязательствам».

Финляндия на рубеже веков


Распад СССР в начале 90-х годов и прекращение клиринговой торговли во многом усугубили экономический кризис, который начался в Финляндии в самом конце 80-х годов, поскольку финская экономика была в значительной мере ориентирована на СССР. В середине 80-х годов на нашу страну приходилось до 25 проц. финского экспорта. Одновременно произошли изменения и в политических отношениях между странами, поскольку их нормативно-правовая база в послевоенный период - Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи от 1948 года - прекратил свое существование. Вместе с ним исчезли и "особые отношения" между Финляндией и СССР. Ценой огромных усилий и напряжения в стране "тысяч озер" удалось, однако, преодолеть экономический спад и начать экономический рост.

Все эти события не привели к каким-либо перерывам в двусторонних отношениях, хотя в разное время им уделялось большее или меньшее внимание. В настоящее время, согласно недавнему опросу общественного мнения, большинство финнов считают, что отношения Финляндии и России все больше отходят на второй план и связано это прежде всего с тем, что Финляндия стала членом Европейского союза. Такого мнения придерживается около 66 проц населения Финляндии. 18 проц опрошенных считают, что значение отношений между двумя странами не уменьшилось. Около 6 проц. респондентов не имеют точного мнения по этому вопросу.

Этот опрос выявил поддержку населением Финляндии мнения бывшего президента Суоми Мауно Койвисто, который в своей последней книге "Русская идея" констатирует, что после вступления в ЕС отношениям с Россией в Финляндии уделяется меньше внимания.

Бывший президент заявил, что "очарование" европейскими делами может привести к тому, что отношения с Россией будут осуществляться через Брюссель. По его мнению, на практике это означает, что Финляндия отдалилась от своих соседей, в том числе и от других северных стран. По его мнению, Россия, в целом, является хорошим соседом для России.

В свою очередь нынешний президент Финляндии Тарья Халонен, комментируя в состояние финляндско-российских отношений, заявила, что "финляндско-российские отношения сейчас прекрасном состоянии, но я думаю, что мы могли бы гораздо больше пользоваться этими возможностями в сфере экономики, культуры и других".

Основные направления в политике Финляндии по отношению к России находятся в области торговли и практического сотрудничества, заявил глава внешнеполитического ведомства. Восточная граница Суоми - единственная совместная граница между ЕС и Россией, и это позволяет стране активно взаимодействовать на этом участке. В качестве примера можно привести сотрудничество приграничных регионов России и Финляндии.

Ярким примером развития добрососедских отношений между Финляндией и Россией является работа Межправительственной финляндско-российской комиссии по экономическому сотрудничеству, пятая сессия которой прошла в столице Финляндии в апреле. Комиссию возглавляют министр внешней торговли Финляндии Киммо Саси и министр экономического развития и торговли России Герман Греф.

Членство Финляндии в ЕС открыло новые горизонты для развития связей европейского сообщества с РФ. Привнесенный финнами в ЕС капитал добрососедства, финский экспертный потенциал по России существенно обогатили партнерство России и Евросоюза, содействовали закреплению его стратегического характера. Важнейшей чертой отношений двух соседних государств стали прямые связи между регионами, коммунами, фирмами, общественными организациями, простыми людьми, заявил дипломат. Принципиально важно, что эти контакты носят практический характер, связаны с углублением сотрудничества и решаются совместно. Хороший пример тому - предметный диалог об экологических последствиях строительства и эксплуатации российского нефтеналивного порта в Приморске.


Библиографический список


  1. Комиссаров Ю. «Линия Паасикиви – Кекконена»: история, современность, перспективы. – М., 1985.

  2. Юссила О., Хентиля С., Невакиви Ю. Политическая история Финляндии 1809-1995. - М., 1998.

  3. История Финляндии. Сборник статей. - Петрозаводск, 2000.