Историческая школа Германии (53462)

Посмотреть архив целиком

Министерство Высшего Образования Российской Федерации

Санкт-Петербургский Государственный Политехнический Университет

Факультет Экономики и менеджмента

Кафедра Мировой экономики











Реферат

по истории экономических учений

Тема: «Историческая школа

Германии

(Ф. Лист, Л. Рошер, Б. Гильдебранд, К. Книс)».

























Санкт-Петербург

2002

Оглавление



  1. Оглавление 2

  2. Введение 3

  3. Фридрих Лист — экономист-геополитик 6

  4. Немецкая историческая школа 12

  5. Происхождение и развитие исторической школы 14

  6. Критические идеи исторической школы 18

  7. Заключение 23

  8. Список использованной литературы 27












































Введение


Германия, в отличие от Англии и Франции, в рассматриваемый период (середина XIX века) была экономически менее развитой страной, разделенной на мелкие государства вплоть до 70-х годов XIX века. Поэтому развитие экономической науки в Германии имеет свои особенности. Немецкая политическая экономия формировалась под влиянием английских и французских теорий, в частности учений Мальтуса и Бастиа.

Немецкая политическая экономия не приняла идеи единства экономической теории для различных стран, но ввела национальную политэкономию.


Историческое направление в политической экономии пыталось наметить третий путь между крайностями экономического либерализма и утопического социализма. Сторонники этого направления отвергли революцию и не ставили под сомнение частную собственность. Однако они считали недостаточным представление о человеке как об эгоистичном Homo economicus, заинтересованном только в личной выгоде, не принимали формулу «laissez faire» и придавали большое значение национальным историческим и географическим особенностям, "чувству общности" и экономической роли государства.

Выдвинутые исторической школой идеи заполняют всю вторую половину XIX века. Наибольшего расцвета они достигают в тече­ние последней четверти его. Но дата их происхождения восходит выше. Она может быть отнесена приблизительно ко времени появ­ления в 1843 году маленькой книги Рошера "Краткие основы курса по­литической экономии с точки зрения исторического метода". Что­бы понять идеи школы, надо обратиться к этой эпохе, ибо оправда­ние и объяснение критики исторической школы находятся в тог­дашнем состоянии политической экономии.

У последователей Ж.Б. Сэя и Рикардо политическая экономия все более и более принимала абстрактный характер. У некоторых из них она сводится к незначительному количеству теоретических положений, сформулированных наподобие геометрических тео­рем и относящихся главным образом к международной торговле, фиксации нормы прибыли, заработной платы и ренты. Если даже признать точность этих теорем, то все-таки они далеко не достаточ­ны для объяснения всего разнообразия экономических феноменов или для руководства в новых практических проблемах, которые эволюция промышленности ежедневно ставит перед государствен­ными людьми. Однако ближайшие ученики Рикардо и Сэя в Анг­лии и на континенте - Мак-Куллох, Сениор, Шторх, Рау, Гарнье, Росси - продолжают создавать их, ничего значительно не прибав­ляя к ним. Таким образом, политическая экономия застыла в их руках, превратившись в груду тусклых доктрин, связь которых с конкретной экономической жизнью все более и более ускользает от взора, по мере того как удаляешься от родины их. Можно было бы, правда, сделать исключение для Стюарта Милля. Но его "Основа­ния" датируются 1848 годом, а историческая школа тогда уже существо­вала. Со времени Адама Смита, книга которого столь разностороння и привлекательна, политическая экономия, кажется, страдает, по выражению Шмоллера, чем-то вроде анемии.

Такое впечатление было очень хорошо выражено в статье Ар­нольда Тойнби о старой политической экономии. «Логическое ис­кусство, - пишет он, - становится достоверным изображением действительного мира. Не то, чтобы Рикардо, благонадежный и до­брый человек, при исследовании сам сознательно желал или пред­полагал, что мир его "Начал" был миром, в котором он жил; а то, что он бессознательно привык рассматривать законы, правильные только для общества, созданного им в его кабинете в видах научно­го анализа, применимыми к сложной общественной жизни, буше­вавшей вокруг него. Это смешение было усилено некоторыми из его последователей и сделалось еще более значительным в плохо осведомленных популярных книжках, излагавших его доктрины». Другими словами, существует все более обозначающийся разлад между экономической теорией и конкретной действительностью. И этот разлад растет ежедневно по мере того, как преобразуется промышленность, выдвигая непредвиденные проблемы, пробуж­дая к жизни новые социальные классы и, наконец, перекидываясь на страны, экономические условия которых иногда отличны от тех, которые в Англии и Франции вызывали основателей на раз­мышления.

Можно было ослабить этот разлад между действительностью и теорией двумя способами: или с помощью анализа воссоздать но­вую, более гармоничную и доступную теорию - этим путем пойдут с 1870 года Менгер, Джевонс и Вальрас; или прибегнуть к еще более решительным мерам, отбросить всякую абстрактную теорию и сде­лать изображение действительности единственным предметом на­уки - этот путь был избран с самого начала, и по нему пошла исто­рическая школа.

Правда, еще до основания исторической школы некоторые пи­сатели указывали на опасность, которой грозило науке злоупотреб­ление абстракциями. Сисмонди, сам историк, смотрел на полити­ческую экономию как на "моральную" науку, где "все связано". Он хотел, чтобы экономические феномены изучались в той социаль­ной и политической среде, в которой они возникают. Он критико­вал общие теоремы Рикардо и приветствовал тщательное наблю­дение над фактами.

Еще с большей силой обрушивался на классических экономи­стов Лист. Его упреки не останавливались на Рикардо, они добира­лись до самого Смита. Пользуясь историей как орудием доказа­тельства и принимая "национальность" за базу своей системы, он подчинил всю торговую политику тому принципу "относительно­сти", на котором так настаивала историческая школа.

Наконец, сами социалисты, особенно же сенсимонисты, вся си­стема которых есть лишь пространная философия истории, пока­зали своей критикой частной собственности невозможность обособ­ления экономических феноменов от социальных и юридических институтов.

Но ни один из этих авторов не делал смелых попыток к отыска­нию в истории и наблюдении средства для постройки всей полити­ческой экономии. В такой именно попытке кроется оригиналь­ность немецкой исторической школы.

У исторической школы была двоякая задача: положительная и критическая в одно и то же время. В критической части своей рабо­ты она подвергала вдумчивому обсуждению, всегда увлекательно­му, но иногда неправильному, принципы и методы прежних эко­номистов. В своей положительной части она открыла перед поли­тической экономией новые горизонты, расширила область ее на­блюдений и круг интересующих ее проблем.

Но если относительно легко изложить критические идеи шко­лы, сформулированные в многочисленных книгах и статьях и об­щие почти всем входящим в нее писателям, то, наоборот, довольно трудно точно обозначить основные концепции, вдохновляющие ее на положительную работу. Действительно, эти концепции таятся в скрытом состоянии в работах ее главных представителей, но нигде определенно не сформулированы. Всякий раз, как экономисты исторической школы принимались определять их, они делали все в неявных и часто противоречивых положениях (некоторые из них учеников сами ныне признают это); не говоря уже о том, что они неодинаково сформулированы у различных авторов, относящих себя к числу приверженцев исторического метода. Во избежание утомительных повторений и бесчисленных дискуссий изложение начнется с краткого обозрения внешнего развития исторической школы, затем вся совокупность ее критической работы и, наконец, выявление ее положительных концепций о природе и предмете политической экономии.





























Фридрих Лист — экономист-геополитик


Первым, кто стал широко использовать исторические примеры как политэкономические аргументы, акцентируя при этом значение политико-правовых и социокультурных институтов для экономиче­ского развития, был Фридрих Лист (1789-1846). Энергичный общественный деятель, предприниматель, одним из первых оценивший значение железных дорог и сам проектировавший их, запальчивый кри­тик идей Смита и Сэя, провозгласил, что «наука не имеет права не признавать природу национальных отношений».

«Космополити­ческой экономии» Смита и его франко- и германоязычных эпигонов Лист противопоставил национальную экономию, призванную содействовать "промышленному воспитанию", подъёму производительных сил нации на основе "воспитательного протекционизма". Свобода торговли может быть взаимовыгодна лишь для тех стран, достигших "нормальной" ступени экономической развития, каковой Лист считал "торгово-мануфактурно-земледельческое состояние" нации.


Случайные файлы

Файл
74630-1.rtf
71533.rtf
10480-1.rtf
5290-1.rtf
титул.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.