Иван Грозный (53422)

Посмотреть архив целиком



План.

1. Введение ……………………………..……………. 2


2. Первый этап царствования

Детство ……..……………………………………… 2

Венчание на царство ……………………………….. 3

Период прекрасного правления

Иоанна (1550-1560гг.) ………………………………..5

3. Второй этап царствования

Перемены в царе, опричнина …………………………7


4. Заключительный этап царствования ……………13


5. Заключение ……………………………………….14




















Иван Грозный в изображении

В.О.Ключевского и Н.М.Карамзина



Введение.


Иван Грозный является, той исторической фигурой, которая до сих пор притягивает к себе взоры ученых, исследователей, людей интересующихся историей. Много трудно-понимаемых фактов имеется в этом царствовании, возникновение которых объясняют не всегда одинаково различные исследователи.

В этой работе Я постараюсь раскрыть изображение Иоанна, как царя и человека, В.О.Ключевским и Н.М.Карамзиным. Показать как они объясняют сложность характера Иоанна, причины тех или иных действий, какую дают оценку историческому значению царствования.


Первый этап царствования.


Детство.

Царь Иван родился в 1530 г. От природы он получил ум бойкий и гибкий, вдумчивый и немного насмешливый, настоящий великорусский, московский ум. Но обстоятельства, среди которых протекало детcтво Ивана, рано испортили этот ум, дали ему неестественное, болезненное развитие. Иван рано осиротел на четвертом году лишился отца, а на восьмом потерял и мать. Никогда Россия не имела столь малалетнего властителя. После смерти отца Ивана Васильевича, власть находилась в руках его матери Елены и нескольких бояр, которые имели наиболее сильное влияние на ум правительницы. Вскоре Елена умирает, и Иван остается совсем один среди чужих без отцовского призора и материнского привета. Таким образом Иван с детства видел себя среди чужих людей. В душе его рано и глубоко врезалось и на всю жизнь сохранялось чувство сиротства, брошенности, одиночества, о чем он твердил при всяком случае: «родственники мои не заботились обо мне». Отсюда его робость, ставшая основной чертой его


характера. Как все люди, выросшие среди чужих. Иван рано усвоил себе привычку ходить оглядываясь и прислушиваясь. Это развило в нем подозрительность, которая с летами превратилась в глубокое недоверие к людям. В детстве ему часто приходилось испытывать равнодушие и пренебре- жение со стороны окружающих. Он сам вспоминал после, как его c младшим братом Юрием в детстве стесняли во всем, держали как убогих людей, плохо кормили и одевали, ни в чем воли не давали, все заставляли делать насильно и не по возрасту. Но в обстановке, в какой шло его детство, он не всегда мог тотчас и прямо обнаружить чувство досады или злости, сорвать сердце. Эта необходимость сдерживаться, дуться в рукав, глотать слезы питала в нем раздражительность и затаенное, молчаливое озлобление против людей, злость со стиснутыми зубами.

Безобразные сцены боярского своеволия и насилий, среди которых рос Иван, были первыми политическими его впечатле- ниями. Они превратили его робость в нервную пугливость, из которой с летами развилась наклонность преувеличивать опасность, образовалось то, что называется страхом с вели- кими глазами. Вечно тревожный и подозрительный, Иван рано привык думать что он окружен только врагами. Это заставало его постоянно держаться настороже; мысль, что вот-вот из-за угла на него бросится недруг, стала привычным, ежеминутным его ожиданием. Всего сильнее в нем работал инстинкт самосохранения. Все усилия его бойкого ума были обращены на разработку этого грубого чувства.

Я думаю, вполне ясно вырисовывается картина, о том что детство Иоанна протекало в неестественной, ненормальной обстановке, которая неспособствовала уровновешенному , здоровому развитию ребенка. В детстве в душе Иоанна были заложены тяжелые болезни, получившие развитие и обострение, в силу сложившихся обстоятельств, в дальнейшем. Эти болезни давали о себе знать всякий раз при развитии тех или иных ситуаций.






Венчание на царство.


Как все люди, слишком рано начавшие борьбу за сущеcтвование, Иван быстро рос и преждевременно вырос. В 17 – 20 лет, при выходе из детства, он уже поражал окру- жающих непомерным количеством пережитых впечатлений и передуманных мыслей. Иван рано и много, стал думать своей тревожной мыслью о том, что он государь московский и всея Руси. Ивана учили грамоте, заставляя твердить часослов и псалтырь с бесконечным повторением задов, прежде пройденного. Здесь он встречал строки о царе и царстве, о помазаннике божием. Вообще необходимо отметить, одним из любимейших занятий Ивана Грозного было чтение, это был начитаннейший москвич 16 в. Недаром современники называли его «словесной мудрости ритором».

Главное, что читал он особенно внимательно, было духовного содержания; везде находил он и отмечал одни и те же мысли и образы, которые отвечали его настроению, вторили его собственным думам. Так рано зародилось в голове Ивана политическое размышление. Кажется, это занятие шло втихомолку, тайком от окружающих, которые долго не догадывались, в какую сторону направлена встревоженная мысль молодого государя, и, вероятно, не одобрили бы его усидчивого внимания книгам, если бы догадались. Вот почему они так удивились, когда в 1546 г. шестнадцатиле- тний Иван вдруг заговорил с ними о том, что он задумал жениться, но прежде женитьбы он хочет исполнить древний обряд предков, венчаться на царство. Иоанн велел митропо- литу и боярам готовиться к сему великому торжеству, как бы утверждающему печатию веры святый союз между государем и народом. Между тем знатные сановники, окольничие, дьяки объезжали Россию, чтобы видеть всех девиц благоро- дных и представить лучших невест государю: он избрал из них юную Анастасию. Личные достоинства невесты оправды- вали сей выбор.

Примечательным в этих событиях является то, что Иван Грозный был первый из московских государей, который узрел и живо почувствовал в себе царя в настоящем библейском смысле, помазанника божия. Это было для него политическим откровением, и с той поры его царственное я сделалось для него предметом набожного ноклонения.


Период прекрасного правления Иоанна (1550-1560гг.).

По природе и воспитанию Иоанн был лишен устойчивого нравственного равновесия и при малейшем житейском затруднении охотно склонялся в дурную сторону. Ни набожность Иоаннова, ни искренняя любовь к супруге не могли укротить его пылкой, беспокойной души, стремительной в движениях

гнева, приученной к шумной праздности, к забавам неблаго- чинным. Он любил показывать себя царем, но не в делах мудрого правления, а в наказаниях, в необузданности прихо- тей; играл, так сказать, милостями и опалами; умножая число любимцев, еще более умножал число отверженных; своево- льствовал, что бы доказывать свою независимость, и еще зависел от вельмож, ибо не трудился в устроении царства и не знал, что государь, истинно незавиеимый, есть только государь добродетельный. Никогда Россия не управлялась хуже: Глкнские, подобно Шуйским, делали что хотели именем юноши государя; наслаждались почестями; богатством и равнодушно видели неверность частных властителей; треболи от них раболепства, а не справедливости.

Характеры сильные требуют сильного потрясения, чтобы свергнуть с себя иго злых страстей и с живою ревностию устремиться на путь добродетели, для исправления Иоаннова надлежало сгореть Москве! Нельзя, по сказанию современ- ников, ни описать, ни вообразить сего бедствия, люди с опаленными волосами, с черными лицами бродили, как тени, среди ужасов обширного пепелища: искали детей, родителей, остатков имения; не находили и выли, как дикие звери. Царь с вельможами удалился в село Воробьево, как бы для того, чтобы и не слыхать и. не видать народного отчаяния. В сие ужасное время, кокгда юный царь трепетал в Воробъевском дворце своем, а добродетельная Анастасия молилась, явился там какой-то удивительнью муж, именем Сильвестр, саном иерей, родом из Новагорода, приблизился к Иоанну с подъятым, угрожающим перстом, с видом пророка, и гласом убедитсльным повестил ему, что суд бо- жий гремит над главою царя легкомысленного и злострастного, что огнь небесный испепелил Москву. Раскрыв святое писание, сей муж указал Иоанну правила, данные вседержителем сонму царей земных; заклинал его быть ревностным исполнителем сих уставов; предотавил ему даже какие-то страшные видения, потряс душу и сердце, овладел воображением, умом юноши и произвел чудо: Иоанн сделался иным человеком; обливаясь слезами раскаяния; простер: десницу к наставнику "вдохновенному, требовал от него силы быть добродетельным и приял оную. Смиренный иерей, не требуя ни высокого имени, ни чести, ни богатства, стал у трона, чтобы утверждать, ободрять юного венценосца на пути исправления, заключив тесный союз с одним из любимцев Иоанновых, Алексеем Федорови- чем Адашевым, прекрасным молодым человеком, коего опи-сывают земным ангелом: имея нежную, чистую душу, нравы благие, разум приятный, любовь к добру, он искал Иоанновой милости не для своих личных выгод, а для пользы отечества, и царь нашел в нем редкое сокровище, друга, необходимо нужного самодержцу, чтобы лучше знать людей, состояние государства, истинные потребности оного. Сильвестр возбудил в царе желание блага: Адашев облегчил царю способы благотворения.


Случайные файлы

Файл
19260-1.rtf
1760.rtf
work.doc
77010.rtf
MENEDJ2.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.