Древнеиндийская сельская община (ref-20914)

Посмотреть архив целиком

12



Характерной чертой исторического развития Индии является то обстоятельство, что рабство, возникшее в недрах первобытно-общинного строя, не смогло развиться до античных форм. Основным фактором, тормозившим развитие рабовладельческих отношений, была сравнительно большая устойчивость индийской сельской общины, как формы экономической и социальной организации свободного населения.

Важной особенностью производственного процесса в древней Индии, особенностью, бывшей следствием специфических природных условий и низкого уровня развития техники, являлась настоятельная необходимость коллективных усилий организованных масс людей. Такие работы, как вырубка джунглей, осушение или орошение значительных земельных площадей, предохранение их от наводнения при помощи дамб, охрана от диких зверей,— всё это не могло успешно проводиться отдельной семьёй, даже если эта семья была большой, неразделённой.

Сельская община не была одинаковой по своей форме в различных частях страны. В наиболее отсталых районах, ещё мало затронутых развитием рабовладельческих отношений, община была родовой, с коллективной собственностью на средства производства, коллективным трудом и равным распределением продуктов.

В относительно более развитых рабовладельческих государствах земля и источники орошения и водоснабжения находились ещё во владении общины — коллективное владение этими необходимыми условиями производства являлось одним из важнейших устоев общины, — но коллективной обработки земли уже не было; во многих случаях пахотная земля периодически делилась между семьями полноправных общинников, а в нераздельном пользовании оставались пастбища, выгоны, пустоши и т. д.

Другой основой общины помимо коллективного владения землёй было непосредственное соединение земледелия с ремеслом, превращавшее общину в самодовлеющее экономическое целое. Почти весь продукт производился для непосредственного потребления самой общины, а не, на продажу. К тому же члены общины, как правило, ничего не покупали на стороне, поскольку каждое отдельное хозяйство удовлетворяло большинство своих нужд собственной продукцией, а для получения ремесленных изделий община содержала на свой счёт нескольких ремесленников — кузнеца, плотника, горшечника, серебряных дел мастера и некоторых других. Таким образом, каждая община была очень мало связана экономически с другими общинами и с городами, что значительно замедляло развитие товарно-денежных отношений в стране.

Община была не только самодовлеющей экономической единицей, но и общественным организмом, в значительной мере автономным в политическом отношении. Государственная администрация во внутренние дела общины почти не вмешивалась. У общины была своя сельская администрация, иногда выборная, но иногда и наследственная. Государственные повинности, которые община выполняла, накладывались не на каждого общинника в отдельности, а на всю общину в целом. Это в свою очередь тормозило разложение общины.

Существование общины в условиях рабовладельческих отношений не могло не сказаться и на ней самой. Община иногда имела в коллективной собственности рабов, занятых на различных грязных работах, на ремонте и очистке оросительных сооружений и т. д. Некоторые ремесленники, содержавшиеся за счёт всей общины, по-видимому, также были рабами.

Прочность индийской сельской общины была главной причиной, мешавшей широкому развитию рабовладельческих отношений в Индии. Кроме того, существование общины тормозило развитие частной собственности на основное средство производства — на землю. Поэтому для Индии на протяжении всей рабовладельческой эпохи была характерна государственная верховная собственность на землю. Эта форма собственности позволяла рабовладельческой знати с помощью государственного аппарата не только беспощадно эксплуатировать рабов, но и посредством налогов грабить свободное население Индии.

Ниже следует знаменитое описание сельских общин, данное Марксом.

"Первобытные мелкие индийские общины, сохранившиеся частью и до сих пор, покоятся на общинном владении землей, на непосредственном соединении земледелия с ремеслом и на упрочившемся разделении труда, которое при основании каждой новой общины дает готовый план и схему производства. Каждая такая община образует самодовлеющее производственное целое, область производства которого охватывает от 100 до нескольких тысяч акров. Главная масса продукта производится для непосредственного потребления самой общины, а не в качестве товара, и потому само производство не зависит от того разделения во всем индийском обществе, которое опосредствуется обменом товаров. Только избыток продукта превращается в товар, и притом в значительной своей части лишь в руках государства, к которому с незапамятных времен притекает определенное количество продукта в виде натуральной ренты. В различных частях Индии встречаются различные формы общин. В общинах наиболее простого типа обработка земли производится совместно, причем продукт разделяется между отдельными членами, тогда как прядением, ткачеством и т. д. занимается каждая семья самостоятельно как домашним побочным промыслом. Наряду с этой массой, занятой однородным трудом, мы находим: "главу" общины, соединяющего в одном лице судью, полицейского начальника и сборщика податей; бухгалтера, ведущего счет земледельческим операциям, кадастрирующего и регистрирующего все сюда относящееся; третьего чиновника, преследующего преступников, охраняющего иностранных путешественников и сопровождающего их от деревни до деревни; пограничника, охраняющего границы общины от посягательства соседних общин; надзирателя за водоемами, который распределяет из общественных водоемов воду, необходимую для орошения полей; брахмана, выполняющего функции религиозного культа; школьного учителя, на песке обучающего детей общины читать и писать; календарного брахмана, который в качестве астролога указывает время посева, жатвы и вообще благоприятное и неблагоприятное время для различных земледельческих работ; кузнеца и плотника, которые изготовляют и чинят все земледельческие орудия; горшечника, изготовляющего посуду для всей деревни; цирюльника; прачечника, моющего одежду; серебряных дел мастера и, в отдельных случаях, поэта, который в одних общинах существует вместо серебряных дел мастера, а в других – вместо школьного учителя. Эта дюжина лиц содержится на счет всей общины. Если население возрастает, на невозделанной земле основывается новая община по образцу старой. Механизм общины обнаруживает планомерное разделение труда, но мануфактурное разделение его немыслимо, так как рынок для кузнеца, плотника и т. д. остается неизменным, и в лучшем случае, в зависимости от величины деревень, встречаются, вместо одного, два-три кузнеца, горшечника и т. д. Закон, регулирующий разделение общинного труда, действует здесь с непреложной властью закона природы: каждый отдельный ремесленник, например кузнец и т. д., выполняет все относящиеся к его профессии операции строго установленным традиционным способом и, однако, совершенно самостоятельно, не признавая над собой никакого авторитета в пределах мастерской. Простота производственного механизма этих самодовлеющих общин, которые постоянно воспроизводят себя в одной и той же форме и, будучи разрушены, возникают снова в том же самом месте, под тем же самым именем, объясняет тайну неизменности азиатских обществ, находящейся в таком резком контрасте с постоянным разрушением и новообразованием азиатских государств и быстрой сменой их династий. Структура основных экономических элементов этого общества не затрагивается бурями, происходящими в облачной сфере политики1".

Главной особенностью социальной структуры индий­ского общества являлось длительное сохранение замкнутых кре­стьянских общин, которые были унаследованы от древности, но в дальнейшем развивались под воздействием феодальных отноше­ний. В раннее средневековье общины играли значительную поли­тическую роль. На севере Индии они включали по нескольку де­ревень, а на юге отдельные общины иногда объединяли целые области. Общины вели ирригационные работы, организовывали не­обходимую взаимопомощь и оборону деревень. Постановления об­щин нередко высекались на каменных плитах, вмурованных в сте­ны храмов.
Феодал в дела общины не вмешивался, он выступал лишь как получатель феодальной ренты с территории, занятой общиной.
Община базировалась па индивидуальном крестьянском хозяй­стве. Общинник владел своим участком земли, передавал его по наследству, мог продавать и покупать землю, хотя община и сохраняла право контроля за отчуждением земли. Земля была обло­жена поземельным налогом в пользу государства. В деревне, кроме полноправных общинников, были также неполноправные земле­дельцы, которых, однако, в раннее средневековье было немного. Это отмечал и Мегасфен: "Земледельцы освобождаются от военной службы, их работы не нарушаются ничем; они не ходят в город, не занимаются никакими другими делами, не несут никаких общественных обязанностей
2". Начиная с XI—XII вв. из общей массы деревенского населения начали выделяться сельские ремесленники, которые обслуживали общину и получали от неё содержание.
Большую роль в общине играли общинный совет и деревенский староста. Отдельные представители этой категории сельского насе­ления фактически превратились в феодалов. Правящая династия одного из государств того времени, происходившая из сельской верхушки, сделала свой общинный титул — раштракуты, названи­ем династии.
Сельская община выполняла определенные организационные функции и была использована государственной властью в качест­ве административной фискальной единицы.

Другой исключительной особенностью социально-экономического строя Индии является зарождение и развитие в течение более двух тысячелетий, вплоть до настоящего времени, уникальной кастовой системы, пронизывающей общество сверху донизу. Известно о существовании некого подобия такой системы и в других странах, но это в лучшем случае лишь признаки кастового различия — только в Индии она приняла законченные организационные формы с собственными органами управления, аналогии которым нет ни в одном другом обществе. Отношения в кастах и между ними, в общинах и между общинами, общин и государства в совокупности представляют социальную систему этого общества.

Как и во всем мире, в Индии прогресс производительных сил, в частности, развитие в 1 тыс. до н.э. земледелия и скотоводства, отделение ремесла и управления, вел к образованию территориальных общин и первичных государств, означал переход к "вторичной формации". В Европе следствием этого явилось создание производственных и иных объединений на административных началах, резкое размежевание города и деревни. В Индии же, как почти на всем Востоке, разделение труда происходило при господстве первобытных отношений (наследственное право пользования, приоритет родственных связей, эндогамия, ритуальная чистота, табу и пр.), сохранению которых в значительной мере способствовал обширный племенной мир, окружавший очаги цивилизации. Это вело к обособлению профессиональных (в самом широком социальном смысле) групп — каст, внутренняя структура которых повторяла структуру родоплеменной организации.

В эндогамных кастах сложились экзогамные общности, подобные родам (готры), состоящие из групп родственных семей — кланов (джнати). В каждой касте выработался свой образ жизни на основе общих наследственных занятий и религиозного ритуала, свой тип внутренней организации и самоуправления, свои обычаи и верования. Внутри касты господствующими оставались родственные связи. Характерно, что ни варны, ни касты не были никогда оформлены законодательно, хотя содержали гораздо большее число статусов, чем любая другая система сословий. "Административный" надзор за соблюдением кастового режима выполняют панчаяты — кастовые советы, избранные из наиболее уважаемых людей, хорошо знающих традиции. Самое строгое наказание, налагаемое ими на ослушника — исключение его семьи из касты. Это обрекает либо на переход в одну из низших каст, либо на жизнь вне общества и всеобщее презрение.

Высшими считаются касты, ведущие свое происхождение от варн брахманов и кшатриев — касты жрецов, правителей и воинов; средними — касты торговцев, земледельческие и часть ремесленных каст: низшими — происшедшая от шудр и вневарновых большая группа неприкасаемых, занятия которых являются ритуально "нечистыми". Численность отдельных каст варьируется от нескольких сот до сотен тысяч человек.

В социальной сфере отношения между кастами определяются сложной иерархией, в немалой степени зависящей от экономического положения той или иной касты. Разнообразие в экономические отношения вносят три системы ремесла, сложившиеся в древней Индии: внутриобщинная, деревенская и городская. Первая представлена домашней промышленностью земледельцев и видами ремесла, входящими в джаджмани — систему нетоварного взаимного обмена услугами и продуктами внутри общины. Во вторую входят производители железа, сахара, сырого шелка, ткачи и пр., нередко живущие отдельными деревнями. Работая на заказ, они тесно связаны с деревенскими натуральными отношениями. Городское ремесло товарно и связано главным образом с городским же потреблением3.

Обычай джаджмани состоит в том, что каждая семья из определенной кастовой группы общины наследственно связана определенными обязательствами с одной или несколькими семьями в других группах. Обслуживаемая сторона называется джаджман, обслуживающая — камин. Одни и те же семьи иногда выступают в одних случаях джаджманами, а в других — каминами. Джаджманы не только имеют право на услуги со стороны каминов, но и обязаны принимать их и расплачиваться за них. В каждой деревне установились свои нормы компенсации труда каминов джаджманами. Так же традиционны эти нормы для каждой отдельной группы каминов и не зависят от объема выполненных ими работ у постоянного джаджмана. При работе на стороне действует та же "тарифная система". Джаджманами в большинстве своем являлись члены земледельческих каст, составляющие ядро общины. Система джаджмани была просто незаменима до тех пор, пока основная часть продуктов земледелия распределилась внутри деревни, т.е. пока существовало изолированное общинное хозяйство.

Маркс писал об этом: "В древнеиндийской общине труд общественно разделен, но продукты его не становятся товарами4". Эта система призвана обеспечивать самоуправление деревни и ритуальное обслуживание (староста и брахман), сельскохозяйственное производство и изготовление инвентаря (сельскохозяйственные рабочие и распределитель воды, кузнец, плотник), бытовое обслуживание (горшечник, прачка, цирюльник) и т.п. "Подводя итоги, можно сказать, что джадемани охватывает те сферы межкастового обмена, которые являются пли представляются крайне необходимыми для благополучия общины в целом... те сферы, перебои в функционировании которых совершенно нетерпимы..." — отмечает Алаев, и продолжает: "Натуральность хозяйства оказывается следствием не автаркичности, отсутствия рынка, замкнутости, а объективно происходившего ограничения рыночных связей лишь определенными видами товаров и услуг5".

Если в европейской общине процент неземледельческого населения редко достигал 5%, то в индийских деревнях он составлял от 25 до 50%; в одной деревне могло быть до 20-30 мелких неземледельческих кастовых групп6.

Основу общины почти всегда представляла деревня. Последняя состоит из различных экзогамных кастовых групп, каждая из которых поддерживает эндогамные отношения в широкой округе за пределами деревни. А так как браки строго патрилинейны и патрилокальны, то деревня представляет собой экзогамную единицу, входящую в состав более широкой экзогамной общности (иногда десятки деревень). В этом кастовая община очень похожа на родовую. Т.к. большинство женщин рано или поздно покидают свою деревню, главами семей и представителями общины является обычно мужское население.

Функции общинного самоуправления выполняют деревенские панчаяты, в компетенцию которых входит распоряжение общинными землями и орошением, поддержание меж кастовых и межобщинных отношений, проведение обще деревенских праздников и т.п. Непосредственное хозяйство на земле ведет отдельная семья общинника, но для государственной администрации она не является ни хозяйственной единицей, ни юридическим лицом (кроме уголовных дел). Налог взимается с общины в целом. Чиновники не имеют права самовольно менять ни размера, ни срока сбора налога, лишь оставляют себе обусловленную государством часть в виде вознаграждении за службу. Они капиталы в землю не вкладывают, в севооборот не вмешиваются, даже не имеют права переселять земледельцев, т.е. организацией сельскохозяйственного производства не занимаются. Это прерогатива исключительно общины.









Список использованной литературы


  1. Алаев Л.Б. Сельская община в Северной Индии. М., 1986.

  2. Бонгард-Левин Г.М. Древнеиндийская цивилизация. Философия. Наука. Религия. М., 1980.

  3. Бонгард-Левин Г.М. "Индика" Мегасфена и надписи Ашоки. М., 1960.

  4. Бонгард-Левин Г.М. Индия эпохи Маурьев. М., 1973.

  5. Бонгард-Левин Г.М. Грантовский Э. А. От Скифии до Индии. М., 1983.

  6. Бонгард-Левин Г. М., Ильин Г. Ф. Индия в древности. М., 1985.

  7. Видьяланкар С. Происхождение кастовой системы в Индии. – Вестник истории мировой культуры, 1958, № 3.

  8. История Древнего мира. Древний Восток. Индия, Китай, страны Юго-Восточной Азии" / А.Н. Бадак, И.Е. Войнич, Н.М. Волчек и др. - Мин.: Харвест, М.: АСТ, 2000.

  9. Кудрявцев М. К. Община и каста в Хиндустане. М., 1981.

  10. Маркс К. Капитал // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23.







1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.23. С.352.

2 3Цит. по: Бонгард-Левин, Г.М., Ильин Г.Ф. Индия в древности. С.298.

3 Алаев Л.Б. Сельская община в Северной Индии. С.207.

4 Маркс К. Капитал // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.23. С.50-51.

5 Алаев Л.Б. Сельская община в Северной Индии. С.209-210,219.

6 Кудрявцев М.К. Община и каста в Хиндустане. С.32.


Случайные файлы

Файл
osobrazv.doc
10006-1.rtf
76309-1.rtf
17135.rtf
24737.doc