Депортации с оккупированных территорий (53318)

Посмотреть архив целиком

Депортации с оккупированных территорий (1940 - 1952 гг.)

Введение

В этой части рассматриваются депортации иностранных граждан с территорий, оккупированных советским режимом в начале II мировой войны, в 1939 и 1940 годах, в период участия СССР в этой войне на стороне нацистской Германии.

Массовые депортации в наш регион постигли граждан балтийских государств (Литвы, Латвии и Эстонии), а также граждан Польской Республики, включая беженцев из центральных и западных воеводств (преимущественно евреев), и затронули беженцев из Чехословакии и даже Австрии (тоже преимущественно евреев), искавших в Польше спасения от нацистского террора.

Особо отметим, что депортации иностранных граждан не были депортациями по национальному признаку. Говорить в этой связи о "депортациях поляков", "депортациях латышей" и т.п. - и поныне распространённая, но грубая ошибка. Достаточно упомянуть, что почти во всех этих потоках было немало этнических русских. Жертвы депортаций намечались в основном по социальным признакам и особенно по общественному положению. Депортация беженцев занимает как бы отдельное место в этом ряду, а по внешним признакам наиболее напоминает депортацию по национальному признаку, так как по своему составу этот поток был практически чисто еврейским. Парадоксальным образом, депортация этих беженцев, несомненно, спасла жизнь большинства из них.

В этой части мы рассматриваем депортации польских граждан только в период 1940-1941 гг. Такое ограничение обусловлено тем, что все эти ссыльные были в организованном порядке репатриированы в начале 1946 года. Ссыльные потоки из оккупированной (аннексированной) части Польши в 1944-1952 гг. описаны в разделе 8.

Мы не располагаем ни прямыми, ни косвенными сведениями о депортациях в наш регион с оккупированных территорий Румынии (Бессарабия и Буковина), а также из Восточной Пруссии и стран Дальнего Востока.


Депортации из Восточной Польши

В результате IV раздела Польши, оформленного в августе 1939 года "пактом Риббентроп-Молотов", под советскую оккупацию попали восточные воеводства Польской Республики: Станиславовское, Тарнопольское, Львовское, Полесское, Волынское, Виленское, Белостоцкое и Новогродское, то есть 8 из 16 воеводств.

В 1940-1941 годах принято насчитывать четыре депортации польских граждан с территории этих воеводств, но с учётом того, что депортации из Белостоцкого и Виленского воеводств в 1941 году проходили на месяц позднее, чем депортации из южной части оккупированных территорий, и были хронологически (а также логически) связаны с депортацией из Литвы, есть основания выделить их в 5-ю волну, то есть считать пятой депортацией.

Дата первой депортации - 10 февраля 1940 года. Под неё попали "легионисты" (бывшие бойцы Легионов Пилсудского, затем получившие земельные наделы) и госслужащие со своими семьями, в том числе очень много работников лесного хозяйства, но также огромная масса обыкновенных крестьян, как поляков, так и украинцев. Часть этого потока, пришедшая в марте 1940 года в наш регион, была рассеяна очень широко, и даже ссыльных из одного эшелона, после выгрузки в Красноярске, разбрасывали буквально в разные концы края. Одни попали в Ярцевский район, другие на Ману (Вилистое) , третьи на Маклаковский лесозавод, четвёртые на золотые рудники Удерейского и Северо-Енисейского районов (Еленка, Аяхта и т.п.), пятые на Знаменский стеклозавод под Красноярском, и т.д., и т.п.

По имеющимся у нас данным, этот поток шёл в наш регион исключительно из южных воеводств (Львовского, Станиславовского и Тарнопольского). Сведений о ссыльных из других регионов Польши у нас нет.

Второй по счёту стала депортация беженцев (в основном евреев) в апреле 1940 года. Особенно много беженцев скопилось в тот момент во Львове. Среди них были беженцы не только из западной части Польши, но также из Чехословакии и Австрии. Советские оккупационные власти сначала предложили беженцам "добровольно" ехать в Сибирь или Казахстан, а когда желающих нашлось мало, всех отправили туда под конвоем.

У нас есть только разрозненные и в основном косвенные сведения о ссыльных из этого потока в нашем регионе. Такие ссыльные были в Хакасии и в Тасеево. В репатриационных эшелонных списках по Абакану и Минусинску еврейские семьи составляют 20-25%.

Принято считать, что под третью депортацию, в июне 1940 года, попали прежде всего семьи офицеров и резервистов, попавших в советский плен и уничтоженных коммунистами в мае 1940 года. Видимо, эта депортация была не так многочисленна, как предыдущие. В наш регион попали в этом потоке ссыльные из Новогродского воеводства (возможно, среди них были семьи военнопленных, но у нас нет таких сведений). Одних выгрузили в Ачинске и загнали в колхозы, других довезли до Абакана и отправили по деревням Минусинского района.

Четвёртая депортация, в конце мая 1941 года, захватила, видимо, в основном южные воеводства. Есть основания предполагать, что в этническом отношении в этом потоке преобладали украинцы. В нём были, разумеется, поляки, а также евреи. В наш регион этот поток пришёл, в частности, из Станиславовского и из Волынского воеводства. По нашим данным, этих ссыльных в основном загнали в леспромхозы: в Даурском, Большемуртинском, Казачинском районах.

Наконец, последняя из этих депортаций, в конце июня 1941 года, захватила как Белостокское и Новогродское, так, видимо, и Полесское воеводство. Последние ссыльные эшелоны гнали на восток уже под бомбёжкой. Часть этого ссыльного потока выгрузили в Хакасии, а ссыльных разогнали по степным и предгорным овцесовхозам. Другую часть выгрузили в Канске, откуда ссыльных отправили в окрестные районы (в частности, в Тасеевский).

Все эти ссыльные должны были получить освобождение по сентябрьской 1941 года "амнистии", распространявшейся на всех польских граждан. Но реально были освобождены лишь немногие, находившиеся в ссылке близко от больших городов. Узнав о формировании польской армии, многие уехали в Казахстан и Среднюю Азию, а затем эвакуировались с армией в Иран. Другие уехали или в Поволжье, или на Алтай. Большинство ссыльных польских граждан выбрались из мест ссылки только в 1943-1944. Из Енисейска и Маклаково многие уехали в Абакан, из Удерейского района - в Донбасс.

И только весной 1946 года практически все ещё остававшиеся в СССР польские граждане (этнические поляки и евреи) были освобождены и в организованном порядке "репатриированы" в Польшу. Уехать в Польшу удалось также многим украинцам и белорусам, хотя их иностранного гражданства советский режим не признавал. Остальные украинцы и белорусы вернулись на родину.


Депортации из Литвы (включая районы, входившие в состав Польши)

Принято насчитывать три крупнейшие депортации с территории Литовской Республики и ряд менее значительных, происходивших ежегодно, по 1953 год включительно. Следует учитывать, что под эти депортации попали многие из польских граждан, проживавших в литовской части Виленского воеводства.

Первая и самая варварская из депортаций литовских граждан по традиции связывается с датой 14 июня 1941 года. С тех самых пор день 14 июня стал днём национального траура во всех трёх странах Балтии. В действительности массовая депортация началась раньше, 13 или даже 12 июня, а окончилась не ранее 20 июня 1941 года. Большинство ссыльных угоняли в Алтайский край и Томскую область. Но несколько ссыльных эшелонов пригнали и в наш регион. Мы располагаем конкретными данными только об одном эшелоне из Литвы, из её северной части, из Пасвалиса и Биржай. Его разгрузили в Красноярске.

В этом эшелоне были не только этнические литовцы. Значительную часть этих ссыльных составляли латыши, так как в северных приграничных районах Литвы было много крестьян латышской национальности. Среди ссыльных были также евреи, в основном городские жители.

Из Красноярска ссыльных (может быть, не всех) отправили вверх по Енисею, в Новосёловский район. У нас имеются сведения, что осенью 1941 года несколько сот литовцев привезли в Нижнешадрино (чуть выше Ярцево) и затем отправили вверх по Касу. Нам неизвестно, были ли они отправлены туда непосредственно из Красноярска, или позднее, из Новосёловского района.

Летом 1942 года часть ссыльных литовских граждан угнали из Новосёловского района на север, на "рыбную ловлю" в станки (приречные посёлки) Игарского и Туруханского районов. Некоторых загнали даже в Караул и Усть-Порт, далеко за Полярный круг, ниже Дудинки. Однако многие ссыльные из Литвы остались в Новосёловском районе до освобождения.

Кроме того, ссыльные из этого потока попали ещё в таёжные районы к востоку и северу от Канска. Видимо, в Канске тоже выгружали ссыльные эшелоны.

Менее значительные депортации литовских граждан происходили в 1945-1947 годах, в том числе и в наш регион, но об этом у нас нет конкретных данных.

Депортация 22 мая 1948 года, самая массовая из всех, явилась и самой крупной депортацией из Литвы в наш регион. Как и в случае первой депортации, дата 22 мая условна, а облавы и отправка эшелонов растянулись на несколько дней. По этническому составу этот поток был в основном литовским, но среди ссыльных было много поляков, в т.ч. польских граждан из Виленского воеводства (то есть юго-восточных районов Литвы), были также русские семьи из заметной русской крестьянской диаспоры в Литве. Поскольку в наш регион пригнали и эшелоны с севера Литвы, среди ссыльных могли быть также этнические латыши.

По социальному составу этот поток был по преимуществу крестьянским.


Случайные файлы

Файл
130342.rtf
29359.rtf
81193.rtf
110297.rtf
93057.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.