Декабристы в Выборге (decabrVy)

Посмотреть архив целиком


Средняя школа № 1.














ДЕКАБРИСТЫ


В


ВЫБОРГЕ







Ученика 9 б класса Преподаватель:

Чударова Владимира Крутских С.В.

Рецензент: Новоселова В.А.













Г.Выборг 2000 г.




План




      1. Введение

  1. Основная часть

  1. Нижние чины – участники восстания – узники Выборгской крепости

  2. Декабристы – узники Выборгской крепости

  • И.А. Анненков

  • М.К. Кюхельбекер

  • А.А. Шторх

  • П.А. Муханов

  • М.С. Лунин

3) Декабрист А.Н. Сутгоф и его связь с Выборгом


      1. Заключение

      1. Список литературы


































«Простят ли чистые герои.

Мы их завет не берегли.

Мы потеряли всё святое:

И стыд души, и честь земли…»

Зинаида Гиппиус. 14 декабря 1917 г.



ВВЕДЕНИЕ


Восстание декабристов – одна из самых замечательных страниц русской истории первой половины XIX века. Это событие глубоко изучено историками, но есть ещё не до конца изученные страницы. Это было первое вооруженное выступление против самодержавия и крепостничества, организованное лучшими представителями русского общества. 14 декабря 1825 года гвардейские полки были выведены на Сенатскую площадь революционно настроенными офицерами «чтобы пробудить спящих россиян», чтобы заявить «сколь вредно рабство для народа русского, рожденного быть свободным… ибо только свобода делает его человеком и развертывает его способности…» /«Манифест к русскому народу»/. Этот день был назначен для присяги новому императору Николаю I. Члены северного тайного общества решили использовать его для решения главного вопроса общественно-политической жизни России того времени – заставить членов Государственного совета и Сената подписать и опубликовать «Манифест к русскому народу», который провозглашал уничтожение самодержавия, отмену крепостного права, большие демократические преобразования. Крепостное право было не только тормозом экономического развития России, но и позорным явлением с нравственной стороны.

Декабристы вывели на площадь около трех тысяч нижних чинов. Это были солдаты лейб-гвардии Московского и Гренадерского полков, матросы Морского гвардейского экипажа. Они отстояли на морозе несколько часов, но приказа действовать не получили. Не сдались на уговоры, отразили несколько атак конной гвардии. Вечером восставшие полки были разогнаны залпами картечи.

Правительство, после разгрома восстания старалось скрыть участие в нем гвардейцев. Их хотели показать жертвами обмана. Поэтому в своем манифесте от 19 декабря новый император попросил объявить, что «ни делом, ни намерениями не учавствовали в их злодеяниях заблудшие роты нижних чинов», и что он считает «первым себе утешением объявить их невинными».

Но нижние чины, как и деятели тайных обществ, не избежали расправы. Так как камеры Петропавловской крепости были переполнены, подыскивались новые тюрьмы. Следственная комиссия в начале января 1826 г. предложила перевести 700 нижних чинов в Выборгскую и Кексгольмскую крепости. Царь утвердил это решение.




Нижние чины – участники восстания-узники Выборгской крепости


Почему же была выбрана Выборгская крепость? Население города составляло тогда чуть больше трех тысяч человек. А воинский гарнизон насчитывал 1710 солдат, не считая офицеров. Комендант Выборгской крепости генерал-майор Б.М. Берг предложил разместить арестантов в одноэтажном каменном остроге а Короно-Санктанской крепости (ныне Аненские укрепления), так как считал, что «сокровение сего острога для помещения тех…арестантов не имеется».

В Выборг были отправлены три партии арестантов. Путь в 140 км, з км они преодолевали за 9 дней, делая два однодневных привала. Первая партия – 100 солдат лейб-гвардии Гренадерского полка вышла в путь 15 января и прибыла 23 января, вторая партия – ещё 100 гренадёр – вступила в Выборг 25 января, третья – 51 гренадёр и 23 матроса морского гренадёрского экипажа – 27 января. Сопровождавший эти партии полковник Лющ в рапортах коменданту Петропавловской крепости доносил: «… во время пути заболевших не имелось, арестанты вели себя отлично хорошо с особенным примечанием и послушанием».

В феврале 1826 г. в Выборгскую крепость были доставлены ещё арестанты. Так, 14 февраля – доставлено два рядовых участника восстания. Они содержались в тяжелых условиях. В очень сильной скученности четырех помещений острога, арестанты спали на голых нарах. А.А. Закревский, генерал-губернатор Финляндии, посетил острог 28 января. Увидев, что арестанты «не имеют для себя никакой подстилки» приказал «отпустить на оное потребление пятьсот кулей их … порожних, состоящих в Выборгском провиантском магазине».

Арестованные усиленно охранялись. 10 караульных постов были размещены вокруг острога и внутри него. Были приняты меры, чтобы арестанты «не имели сообщений с другими в крепости живущими людьми,…за обращением их и разговорами учрежден был надлежащий надзор,… для приготовлении пищи сим арестантам, печения хлеба, носки воды отряжено…потребное число инвалидов». Инвалиды должны были также наблюдать «за действием и разговорами» узников.

Видимо, для того чтобы ничто не напоминало о том, что это бывшие гвардейцы, у арестантов отобрали мундиры и шинели и заменили их присланным из Петербурга старым армейским обмундированием. Кроме того все они были вычеркнуты из списков своих полков.

Вскоре царь решил их дальнейшую судьбу: все они переводились на Кавказ и распределялись по различным армейским полкам отдельного Кавказского корпуса.

Из Выборга арестанты отправлялись 2 марта 1826 г.; до Рыбинска шли пешком, затем до Астрахани плыли на судах и, проплыв немного вдоль побережья Каспийского моря, пешком отправились к месту назначения. Всего их было 285 человек. На Кавказе солдаты и матросы были распределены по армейским полкам, а затем, в начале 1828 г., последовало повеление царя об их переводе в Сводный гвардейский полк. Войска Кавказского отдельного округа учавствовали в русско-персидской войне 1826-1828 гг. и многие солдаты погибли здесь от ран и болезней. Немногие, оставшиеся в живых, вернулись в Петербург 11 декабря 1828 г. в составе Сводного гвардейского полка. На следующий день полк был расформирован, а его батальоны вернулись в свои полки.



Декабристы – узники Выборгской крепости


В 1825-1828 гг. узниками Выборгской крепости были декабристы И.А.Анненков, М.К. Кюхельбекер, А.А. Шторх, П.А. Муханов, М.С. Лунин.

Первым сюда был направлен поручик Кавалергардского полка, член Петербургской управы Южного тайного общества Иван Александрович Анненков. Он был арестован 19 декабря 1825 г., 25 декабря допрошен Николаем I и в тот же день отправлен в Выборг. Анненков вспоминал впоследствии, что дорогой «мучаясь неизвестностью», он долго и безуспешно пытался узнать у фельдъегеря, куда его везут. Наконец, на последней, перед назначенным пунктом станции, тот назвал ему место. «Это меня немного обрадовало, - вспоминал Иван Александрович, - потому что я знал, что другие крепости гораздо страшнее ещё, чем в Выборге. По приезде в Выборг, - свидетельствует далее декабрист, - меня посадили в замок… В Выборге сидеть было довольно сносно. Офицеры и солдаты были народ добрый и сговорчивый, большой строгости не соблюдалось, комендант был человек простой, офицеры часто собирались в шлосс, как на рауты. Там всегда было вино, потому что у меня всегда были деньги, я был рад угостить, офицеры были рады выпить и каждый день расходились очень довольные, а комендант добродушно говорил: «Я полагаюсь на Ваше благоразумие, а Вы моих-то поберегите». Чувствительные немки, узнав о моей участи, присылали выборгские крендели и разную провизию, даже носки своей работы. Однажды кто-то бросил в окно букет фиалок, который я встретил с глубоким чувством благодарности: цветы эти доставили мне несказанное удовольствие».

Столь нестрогое содержание декабриста можно объяснить очевидно тем, что восстание только что свершилось и правительство не успело принять повсеместно жесткие меры по охране узников.

В Выборге Анненков находился немногим более месяца. 1 февраля 1826 года капитаном Выборгской жандармской команды Соколовским он был доставлен в Петропавловскую крепость и помещен в камеру № 19 Невской куртины.

Верховный уголовный суд отнес И.А. Анненкова к государственным преступникам II разряда, поставив ему в вину принадлежность к тайному обществу и согласие «в умысле на цареубийство». 10 декабря 1826 г. декабрист был отправлен в Сибирь и здесь содержался в Читинском остроге, а затем в тюрьме Петровского завода.

Михаил Карлович Кюхельбекер (младший брат лицейского друга А.С. Пушкина Вильгельма Кюхельбекера) был следующим по времени узником Выборгской крепости. Достоверных сведений о том, был ли лейтенант Гвардейского экипажа М.К. Кюхельбекер членом Северного тайного общества, нет. На следствии он это отрицал. Это же утверждали на допросах руководители общества. В материалах Следственной комиссии сказано: «О существовании тайного общества никогда не слыхал и членом оного не бывал».

Однако, Следственной комиссией было установлено, что 14 декабря 1825 г. М.К. Кюхельбекер проявил активную деятельность: не присягнул новому императору, вышел на Сенатскую площадь вместе с матросами экипажа, посылал их отсюда в казармы за боевыми патронами, представил матросам Е.П. Оболенского как «старшего начальника», препятствовал Митрополиту Серафиму «увещевать солдат».

После разгрома восстания М.К. Кюхельбекер был арестован и посажен в Алексеевский равелин Петропавловской крепости. 8 января 1826 г. «во втором часу полуночи» но в сопровождении фельдъегеря отправлен в Выборгскую крепость. Здесь Михаил Карлович содержался на главной гаупвахте и провел «под строжайшим арестом» около пяти месяцев.(Здание гаупвахты сохранилось до наших дней).

Вместе с М.К. Кюхельбекером для содержания на главной гаупвахте в Выборг был отправлен подпоручик лейб-гвардии Гренадёрского полка А.А. Шторх. Он также привлекался по делу декабристов, хотя членом тайного общества не был. Но 14 декабря он тоже вышел вместе с солдатами на Сенатскую площадь. Был арестован. В Выборге он содержался до 15 июня. Затем плучил сравнительно лёгкое наказание: был переведен из гвардии в армейский полк тем же чином.

10 мая Следственная комиссия направила М.К. Кюхельбекеру в Выборг «вопросные пункты», на которые он давал ответ.

3 июня 1826 г. «10 ч. до полудня» декабрист был направлен из Выборга снова в Петропавловскую крепость. В связи с тем, что «лично учавствовал в мятеже с возмущением нижних чинов», лейтенант Кюхельбекер был отнесен к государственным преступникам V разряда.

Он был отправлен в Сибирь, где 5 лет провел в тюрьмах Читы и Петровского завода. «Деятельный по привычке, отлично добрый малый,… Он, - как свидетельствует декабрист И.Д. Якушин, - был на услугу всем и каждому и мало тяготился тюремной жизнью». В созданной декабристами хозяйственной артели М.К. Кюхельбекер успешно справлялся с должностью огородника, а на занятиях «каторжной академии» выступал с рассказами о кругосветном плавании, в котором участвовал.

В 1831 г. для поселения Михаилу Карловичу был назначен маленький городок Баргузин. Здесь он «построил избу с разными службами», завел скот, своими руками обрабатывал землю.

Занимался М.К. Кюхельбекер и научной деятельностью. Иркутский губернатор поручил ему обследование края «в сельскохозяйственном отношении», пробует он вести и метеорологические наблюдения, в 1937 г. принимает участие в экспедиции по промеру Байкала.

Местное население относилось к нему хорошо. Об этом сам М.К. Кюхельбекер пишет в письме к Е.П. Оболенскому: «В продолжении моего здесь пребывания успел я заслужить общее уважение и отчасти и любовь,… чем мог служил, словом и делом, бедному и богатому без разбору».

В 1856 г. М.К. Кюхельбекер получил амнистию, но остался в Сибири так как у него не было средств на переезд в Центральную часть России.

Умер он в Баргузине в 1859 г., а в Лондоне, в газете «Колокол», Герцен опубликовал некролог на его смерть.

В настоящее время планируется создание музея М.К. Кюхельбекера в городе Баргузине.

Декабристы П.А. Муханов и М.С.Лунин были переведены в Выборг 4 октября 1827 г. из Свеаборга (крепость на островах близ Гельсингфорса).

Пётр Александрович Муханов был ровесником А.С. Пушкина, товарищем К.Ф. Рылеева. Рылеев посвятил ему свою поэму «Ермак». Один из вариантов поэмы «Разбойники». А.С. Пушкина, по предположению литературоведов, так же посвящен Петру Александровичу Муханову.

П.А. Муханов обучался со многими будущими декабристами в школе колонновожатых, где получил прозвище «Галл». Затем служил в петербурге, Воронеже, Киеве, на Кавказе. П.А. Муханов не участвовал ни в восстании на Сенатской площади, ни в военной схватке на Украине. Живя идеалами молодежи 20-х годов XIX века, он всем сердцем разделял надежды и мечты о сокращении срока солдатчины, о равенстве сословий в правах.

П.А. Муханов служил адьютантом у генерала Н.Н. Раевского и находился в отпуске в Москве, когда узнал о событиях в Петербурге и о последовавших массовых арестах. Среди арестованных были его друзья: К. Рылеев, И. Пущин, А. Поджио, С. Волконский и другие, и он горячо желал освободить их. П.А. Муханов предложил своим соратникам-москвичам идею убийства Николая I из маленького револьвера, спрятанного в эфесе шпаги. Этот «крик души» был воспринят друзьями с иронией и назван абсурдом, но о нем было «доложено» и Муханова арестовали. Приговор комиссии был: «Произносил дерзостные слова в частном разговоре, означающие не умысел, но мгновенную мысль и порыв на цареубийство и принадлежал к тайному обществу, хотя, без полного понятия о сокровенной цели относительно бунта…Отнесен к IV разряду, осужден к временной ссылке в каторжную работу на 15 лет, а потом на поселение».

После ареста находился сначала в Петропавловской крепости, затем почти год в Свеаборгской, потом был переведён в Выборг. Выборгская крепость стала для П.А. Муханова этапной тюрьмой. Здесь он пробыл всего несколько дней, так как уже 12 октября был переведен в Шлиссельбургскую крепость и в тот же день со своими друзьями декабристами А.В. Поджио и И.И. Пущиным отправлен в Сибирь.

Потом вместе с другими декабристами П.А. Муханов содержался в Читинском остроге, а затем, осенью 1830 г., в тюрьме Петровского завода. Товарищи хорошо относились к нему, и он, в свою очередь, был всегда заботлив и внимателен к ним. П.А. Муханов преподавал историю России на занятиях «каторжной академии», где учились и учили других почти все декабристы.

Срок каторжных работ для П.А. Муханова закончился в 1832 г., местом поселения ему был назначен Братский острог – небольшая деревушка в тайге. Здесь он прожил почти 10 лет и, по его словам жизнь была «сильно грустной и совершенно одинокой». Он был обречён на бездействие.

Только в 1842 г., после многочисленных просьб его матери П.А. Муханов был переведён в село Усть-Куда Иркутской губернии, где тогда жили многие декабристы.

П.А. Муханов достоин памяти уже тем, что стойко принял наказание и был деятелен на протяжении всех лет, проведенных в Сибири: в Чите и в Петровске - Забайкальском он читал лекции по истории России товарищам по ссылке, на поселении строил дома, участвовал в возведении церкви в Братском остроге, обрабатывал землю, делился опытом и семенами с местными жителями, мечтал о переводе их в податное сословие. Его высокие духовные качества проявились в отношении к людям, его товарищи по участи стремились поддерживать связь с ним и в разлуке. Особенно дружен он был с семьей Волконских. Мария Николаевна в суровые времена каторги, когда ему была запрещена переписка с родными, писала его матери. У Сергея Григорьевича с Петром Александровичем на поселении в 40-50 гг. были общие интересы и трудовые дела.

Муханов очень часто болел, так как тюрьмы и ссылки подорвали его силы, друзьям часто приходилось дежурить у его постели.

В феврале 1854 г. Петра Александровича не стало. Похоронен он в Иркутске, в ограде Знаменского монастыря. Рядом могилы декабриста Н.А. Панова, княгини Е.И. Трубецкой и троих её детей.

В Выборгской крепости дольше всех декабристов находился член Союза спасения, Союза благоденствия, один из основателей и руководителей Северного тайного общества Михаил Сергеевич Лунин. 9 апреля 1826 г. он был арестован в Варшаве и доставлен в Петербург. Верховным уголовным судом был отнесен к государственным преступникам II разряда. До отправки в Сибирь полгода содержался в Петропавловской крепости, почти год в Свеаборге, 4 октября 1827 г. был переведен в Выборгскую крепость, в которой находился более полугода.

Выросший в богатой дворянской семье, М.С. Лунин получил образование и воспитание, которое отвечало требованиям большого света: знал главные европейские языки, хорошо фехтовал и вообще владел оружием, ездил верхом, хорошо танцевал, усвоил весь светский лоск. Он рано поступил на военную службу, в 1805 г. имел чин корнета, а в 1813 г. – уже ротмистра.

В 1812-1815 гг. он участвовал в боевых походах русских войск. В 1815 г. он оставляет военную службу и в течении двух лет живет в Париже. Здесь М.С. Лунин встречался с крупнейшим социальным мыслителем Франции Сен-Симоном, высоко оценившим своего русского собеседника и мечтавшим распространить через него свои идеи «среди народа ещё на иссушенного скептицизмом». Вернувшись в Россию, он поступил на службу в лейб-гвардию Гродненский гусарский полк и дослужился до чина подполковника. Некоторое время его военная служба проходила в Варшаве, где он и был арестован.

А.С. Пушкин, близко знавший М.С. Лунина, сохранил о нём мнение, как о «подлинно выдающимся человеке».

По возращении из Парижа в Россию М.С. Лунин принял участие в деятельности первых тайных обществ – «Союза Благоденствия» и «Союза Спасения», а затем стал членом «Северного общества» декабристов. Он одобрял и пропагандировал цели тайных обществ: достижение политической свободы, введение в России конституционного режима, уничтожение крепостного права. Сторонник решительных революционных мер, М.С. Лунин сам вызвался совершить акт цареубийства.

Как участник тайных обществ, М.С. Лунин в 1826 г. был осужден Верховным уголовным судом к лишению чинов и дворянства, и к ссылке в каторжную работу на 20 лет. Во время следствия и суда он обнаружил большую твердость и чувство собственного достоинства. М.С. Лунина отправили в Свеаборгскую крепость, где он пробыл год.

Из Свеаборга его перевели вместе с Мухановым в Выборгский замок.

Сестра декабриста, Е.С. Уварова, узнав о местонахождении брата, отправила в Выборг деньги, необходимые вещи и книги, преимущественно художественную литературу на иностранных языках. Из русских книг были два альманаха А. Дельвига «Северные цветы» и Новый завет. М.С. Лунину был передан лишь Новый завет, вся остальная литература была отправлена обратно.

Лунин был очень остроумный человек, тюрьмам не удалось сломить его насмешливый характер. Об этом свидетельствует эпизод, рассказанный в «Записках» княгини М.Н. Волконской: «Генерал-губернатор Закревский, посетив тюрьму по служебной обязанности, спросил его: «Есть ли у вас всё необходимое?» Тюрьма была ужасной: дождь протекал сквозь потолок, так плоха была крыша. Лунин ответил ему, улыбаясь: «я вполне доволен всем, мне недостает только зонтика»» ( на сегодняшний день не известно, о какой из финляндских тюрем – Свеаборгской или Выборгской – идет здесь речь)

О Выборгском периоде жизни М.С. Лунина свидетельствует и декабрист П.Н. Свистунов: «он утверждал, что пребывание в Выборге считает самой счастливой эпохой в жизни. Случайная обстановка его была ему там по вкусу и в духовном и в материальном отношении, что он не без горести расстался со своею тюрьмою…» (Свистунов П.Н. Отповедь. Воспоминания и рассказы деятелей тайных обществ 1820-х годов. Том 2., Москва, 1993г., стр. 304)

Весной 1828 г. Лунин был отправлен из Выборга в Сибирь. 24 апреля дежурный генерал Главного штаба А.П.Потапов сообщил шефу жандармов А.Х. Бенкендорфу об отправке в Сибирь декабристов Громницкого, Киреева, Митькова и Лунина.

В 1988 г. одна из новых улиц Выборга получила наименование «Улица декабриста Лунина».

Из Выборга декабрист М.С. Лунин был отправлен в Сибирь, на каторгу (сначала в Читу, затем – в Петровский завод), где находился до 1836 г. Освободившись от каторжных работ, он вышел на поселение и до 1841 г. жил в селе Урик Иркутской губернии.

В 1841 г. он был снова арестован и заточён в тюремный замок при Акатуйском руднике, откуда ему уже не суждено было выйти. В 1845 г. М.С. Лунина не стало.

Так закончилась жизнь этого видного декабриста, активного деятеля освободительного движения.




Декабрист А.Н. Сутгоф и его связь с Выборгом


В 1985 г. Эльга Николаевна Абакшина, научный руководитель «Малой Академии» г. Выборга обнаружила в Выборгском архиве рапорт коронного фохта на розыск «компетентными органами» империи родственников декабристов, гласивший: «… дядя поручика лейб-гренадёр Алксандра Сутгофа, надворный советник Филипп Сутгоф, 72-х лет, имеет усадьбу в Выборгском форштадте» (ныне Петровский посёлок).

В результате дальнейших поисков стало ясно, что Сутгофы – это родовой клан Выборга, что дом Сутгофов (XVIII в.) находился на углу Северного Вала и Епископской (ныне Подгорная) и, что, даже именовался этот крутой спуск – «Спуск Сутгофов». Нам же известен этот дом, как «Дом Хакмана», перестроенный У.Ульбергом в стиле «югенд», и только правое крыло (по Северному Валу) напоминает о былом гнезде Сутгофов.

Поручик лейб-гвардии гренадёрского полка Александр Николаевич Сутгоф родился 4 (16) декабря 1801 г. в семье героя войны 1812 г. генерал-майора, шефа 37-го егерского полка Николая Ивановича Сутгофа, шведского происхождения, уроженца Выборга (кстати, портрет его был изъят из галереи героев 1812 года в Зимнем Дворце после восстания декабристов).

Будущий декабрист воспитывался в Московском университетском пансионе. В службу вступил юнкером в 1917 г. и переведён в чине поручика в лейб-гвардии гренадёрский полк 10 декабря 1823 г. Именно ему и его лейб-гвардии было суждено «сыграть выдающуюся роль в восстании, вполне выполнив возложенное на него поручение, до конца оставаясь с восставшими».

Утром 14 декабря поручики Сутгоф и Панов со своими лейб-гренадёрами (впрочем, в казармах оставались только рота гр.Ливена) выбежали из казарм, надев амуницию, тёплые шинели и захватив провиант. Однако, не имея точных сведений о том, как развертываются события, они миновали Зимний Дворец и направились на площадь к Сенату.

Полковой командир Стюлер, догнав их на Дворянской улице, уговаривал солдат вернуться, но они бросились за Сутгофом «с большим ещё противу прежнего стремлением».

Характерно, что свои беседы и переговоры с солдатами Сутгоф называет «собранием роты», «и надо признать, что он собрался на Сенатскую площадь основательнее других…»

Лейб-гренадеры уговаривали поручика Сутгофа скрыться, он отвечал, что никогда этого не сделает. К тому же, жалованье солдат у него в кармане… Солдаты сказали тогда, что без жалованья обойдутся, лишь бы он не попался в руки правительства…

А в тот же день А.Н. Сутгоф был арестован напротив Конногвардейского манежа (то есть он и не уходил с Сенатской площади) и доставлен в Петропавловскую крепость в каземат №10 печально знаменитого Алексеевского равелина.

Следственная комиссия даёт описание наружности Сутгофа: «приметы: рост 2 аршина 84/8 вершков. Лицом бел, сухощав, глаза голубые, нос парямой, волосы на голове и бровях русые». Николай Бестужев уже в Сибири создал великолепный портрет Сутгофа.

Приговор… «Осуждён по первому разряду, отсечением головы…»Но по конформации от 10 июля 1826 года приговорен в каторжную работу вечно. Однако перед сибирской каторгой ему, как и многим другим его сподвижникам, пришлось целый год провести в каземате Свартгольма.

А.Н. Сутгоф прибыл в Читинский острог 25 августа 1827 г. и через 12 лет обращен ан поселение в 20 верстах от Иркутска.

В конце царствования Николая I получил извещение об освобождении из Сибири по усиленному ходатайству его матеи, генеральши Анастасии Васильевны Сутгоф и сестры Анны Николаевны Нарышкиной.

А.Н. Сутгоф отправися на Кавказ, где тянул солдатскую лямку ещё лет восемь. Только с воцарением Александра Николаевича он был произведён в офицеры. Впоследствии А.Н. Сутгоф был перекомандирован к Управлению Минеральными Водами, сначала в Кисловодск, а потом в Боржоми.

В 1856 г. проездом через Москву собрались в первопрестольной первенцы свободы – князь Трубецкой и Волконский, Лорер, Сутгоф, М. Муравьев-Апостол, Нарышкин… «После 30 лет все эти ссылки ветераны свободы приветствовали всем сердцем начало нового царствования (Алксандра I), готовящего благодетельную свободу народу, закабаленному и закрепощенному исторической, вопиющей неправдой. Это было последнее собрание членов Тайного Общества…14 августа А.Н. Сутгоф скончался от болезней в Боржоми. Похоронен в ограде церкви.



Заключение


26 декабря 2000 года исполняется 175 лет со дня восстания декабристов. Очередной юбилей будет отмечаться научными конференциями, торжественными заседаниями, новыми исследованиями этой проблемы. О декабристах написано много книг и статей. К декабристской теме обращались и историки, и политики, и поэты, и писатели, и композиторы. О декабристах писал А.С. Пушкин – это и «Послание в Сибирь» и главы «Евгения Онегина». Заинтересовавшись историей движения декабристов, Л.Н. Толстой написал «Войну и мир». О декабристах писал Д.С. Мережковский, З. Гиппиус, М.Цветаева и другие. Оперу «Декабристы» написал Ю.Н. Шапорин. Декабристам посвящено несколько кинофильмов, наиболее известный «Звезда пленительного счастья». Декабристская тема занимает важное место в трудах современных ученых-историков, аспирантов, студентов.

Изучение истории декабристов заметно оживилось в 1975 г., в связи со 150-летним юбилеем восстания на Сенатской площади. Появились новые публикации документов, переиздание воспоминаний. Огромная заслуга в изучении этого вопроса принадлежит М.В. Нечкиной, Н.М. Дружинину, С.Б. Окуню, С.Ф. Коваль и другим. В изучение этого вопроса внесли свой вклад декабристская секция при Государственном музее истории Санкт-Петербурга, выборжане: Зинаида Анатольевна Новосёлова, историк, заведующая научно-исследовательским и экспозиционным отделом Выборгского краеведческого музея, член декабристской секции.

Эльга Николаевна Абакшина, руководитель молодежного научного общества «Малая Академия», члены этого научного бщества Дмитрий Бурганов, Николай Коршунов, Михаил Красовский и другие.

Интерес к истории декабристов не ослабевает, так как многие стороны этой темы требуют дальнейшего исследования. На сегодняшний день мы можем уверенно назвать имена шести декабристов, связанных с нашим городом. Однако, возможны и новые открытия, новые имена.











































Литература:


  1. Абакшина Э.Н. «Мир вам, люди дела, а не слова…» Поиски и находки – «Выборг», 1995 г., 23 декабря

  2. Гордин Я. Мятеж реформаторов. - Лениздат, 1989, с.293.

  3. Васильев В.М. Декабрист Лунин – узник Выборгского замка. – «Выборгский коммунист», 1959, 27 ноября.

  4. Коршунов Н., Красовский М. Декабристы – моряки. – «Выборг», 1996 г., 7 декабря.

  5. Новосёлова З.А. Декабристы – узники Выборгской. – МЪРА. Литературно – историко – художественный журнал. Декабрьский выпуск С-Пб, 1996 г., №1, стр. 31-36.

  6. Новосёлова З.А. Михаил Кюхельбекер. - «Выборг», 1993 г., 13 февраля.

  7. Новосёлова З.А. Пётр Муханов. – «Выборг», 1993 г., 27 февраля.

  8. Новосёлова З.А. «Сокровеннее сего острога… не имеется». – «Выборгский коммунист», 1985 г., 21 декабря.

  9. Потёмкин Л. Секретные узники Выборгского замка. – «Выборгский коммунист», 1978 г., 10 декабря.

  10. Тушина Г.С. Петр Алескандрович Муханов. – МЪРА. Литературно-историко-художественный журнал., Декабристский выпуск., СПб, 1996 г., №1, стр. 117-119

  11. Цамутали А.Н. история декабристов. Некоторые итоги и перспективы. МЪРА. Литературно-историко-художественный журнал., Декабристский выпуск., СПб, 1996 г., №1, стр. 7-12

  12. 14 декабря 1825 года. Воспоминания очевидцев. - /Сост. Ильин П.В. и другие/ СПб, «Академический проект»., 1999 г. 750 стр.

  13. Энциклопедический словарь. Том 63., Изд. Ф.А. Брокгауз и И.А. Ефром., СПб «Издательское дело»., 1901 г., стр. 126.


10