Два кризиса русской государственности (53293)

Посмотреть архив целиком

- 2 -



Министерство Общего и Профессионального Образования

Российской Федерации

Государственный Университет Управления

Институт заочного обучения

Кафедра истории и политологии












РЕФЕРАТ

по дисциплине: «История»

на тему:

«Два кризиса русской государственности:

Опричнина и Смутное время».








Выполнил:

Проверил:


Студент группы УП4-1-98/2

Ганин Д.Ю.

__________________________________________________









Москва, 1999г.


Содержание.


1. Введение. 3

2. Два кризиса русской государственности в XVI‑XVII вв. 5

2.1. Опричнина. 5

2.1.1. Династический кризис. 5

2.1.2. Образование опричнины. 6

2.1.3. Опричный террор. 7

2.2. «Смутное» время. 8

2.2.1. Власть накануне «смуты». 8

2.2.2. Народное недовольство. 10

2.2.3. Лжедмитрий I. 11

2.2.4. Восстание Ивана Болотникова. 13

2.2.5. Лжедмитрий II. 14

2.2.6. Дворцовый переворот. 14

2.2.7. Первое земское ополчение. 16

2.2.8. Второе земское ополчение К. Минина и Д. Пожарского. 16

2.2.9. Избрание нового царя. 18

3. Заключение. 19

4. Список литературы. 20


  1. Введение.

Объединение русских земель завершилось, при сыне Ивана III Василии III, который княжил в Москве с 1505 по 1533 год. В Восточной Европе возникло огромное Российское государство. Это было единое централизованное государство, все города и земли которого подчинялись великому московскому князю.

Бывшие удельные князья стали боярами великого князя. Они вошли в состав Боярской думы – сословного органа княжеско-боярской аристократии. Боярская дума ограничивала власть великого князя. Все важнейшие вопросы внутренней и внешней политики князь решал вместе с ней. В правительственных указах так и писали: «Великий князь приказал, и бояре приговорили».

Но в стране оставались значительные следы феодальной раздробленности. Потомки удельных князей, их называли бояре-княжата, сохранили свои земельные владения. В своих вотчинах они чувствовали себя полновластными правителями, имели дружины, устанавливали свои порядки и не всегда выполняли указания Москвы. Правительство вело напряженную борьбу с сепаратизмом бояр-княжат за укрепление центральной власти. Эта внутренняя борьба осложнялась непрерывными войнами с соседними государствами.

Перед смертью, в 1533 году, Василий III завещал московский престол трехлетнему сыну Ивану. Государством стала управлять мать Ивана княгиня Елена с братьями князьями Глинскими, которые проводили политику укрепления централизованной власти. После смерти княгини Елены в 1538 году власть захватили противники централизации власти – князья Шуйские, вскоре их оттеснили князья Бельские, в 1543 году к власти пришли бояре Воронцовы, затем снова Шуйские. Эти дворцовые перевороты оставили болезненный след в сознании малолетнего Ивана IV, на его глазах происходили сцены своеволия, насилия и убийства. Боярские наместники беззастенчиво грабили население, взимали большие подати. В ряде мест вспыхнули народные восстания.

В 1546 году власть опять вернулась к Глинским во главе с бабкой Ивана IV княгиней Анной. И в январе 1547 года семнадцатилетний Иван IV венчался на царство в Успенском соборе Кремля, где, в присутствии дворцовой знати и иностранных послов, впервые в истории России был совершен обряд коронации и провозглашение самодержавного царя. В феврале 1547 года Иван IV женился на Анастасии, дочери московского боярина Романа Юрьевича Захарина и по русскому обычаю мог самостоятельно управлять страной.

Молодого царя захватили смелые проекты реформ, но он по-своему понимал их цели и предназначение. Сложившиеся в его голове идеальные представления о божественном происхождении и неограниченном характере царской власти, плохо увязывались с действительным порядком вещей, обеспечивающим политическое господство могущественной боярской аристократии. Необходимость делить власть со знатью, воспринималась им как досадная несправедливость.

Он устранил от управления Глинских и других бояр, злоупотреблявших властью, и приблизил к себе родственников жены бояр Захарьиных-Романовых. Иван IV сформировал из преданных ему людей новое правительство, которое стали называть Избранной радой, в состав которого вошли некоторые дворяне и старомосковские бояре, заинтересованные в возвышении Москвы, руководителем стал любимец царя дворянин Алексей Адашев. Новое правительство проводило политику централизации государства, стремясь примирить интересы всех бояр, дворян и духовенства.

Знать не желала мириться с покушениями на прерогативы Боярской думы. Попытки Ивана править единодержавно, с помощью нескольких своих родственников, вызвали повсеместное негодование. Попытка отстранить от дел вождей аристократической думы углубила конфликт. Все понимали, что могущество княжеско-боярской знати зиждется на их земельных богатствах, поэтому по указу царя руководители приказов приступили к разработке уложения о княжеских вотчинах, утвержденного в думе 15 января 1562 года, по которому княжатам воспрещалось продавать и менять старинные родовые земли. Выморочные княжеские владения, которые раньше доставались монастырям, теперь были исключительной собственностью казны. Приговор четко определил круг семей, на которые распространялось действие нового закона. В этот круг входили некоторые удельные фамилии и вся суздальская знать (князья суздальские и Шуйские, ярославские, ростовские, стародубские).

Изменения в структуре феодального класса, перестройка системы управления – все это способствовало нарождению российского самодержавия. В своих политических оценках Иван следовал таким правилам, что только те начинания считались хорошими, которые укрепляли единодержавную власть. Эта политика не удовлетворяла феодалов. Бояре были недовольны отменой кормлений и других привелегий, а дворяне тем, что не получили новых поместий за счет вотчинников и монастырей. Положение усугублялось неудачами во внешней политике. В 1560 году умерла жена Ивана IV. Враги Избранной рады пустили слух, что царицу отравили Адашев, и придворный священник Сильвестр. Царь в припадке отчаянья поверил слухам и разогнал Избранную раду. Сильвестра сослал в Соловецкий монастырь, Адашева – в прибалтийский город Юрьев, где он вскоре умер, «великие» бояре, помогавшие реформаторам, оказались отстраненными от власти.

  1. Два кризиса русской государственности в XVI‑XVII вв.

    1. Опричнина.

      1. Династический кризис.

С наступлением зимы 1564 года царь Иван IV стал готовиться к отъезду из Москвы. Он посещал столичные церкви и усердно молился в них. К великому недовольству церковных властей, он велел забрать и свезти в Кремль самые почитаемые иконы и прочую «святость». В воскресенье 3 декабря, царь, после службы в Успенском соборе, простился с митрополитом, членами Боярской думы, дьяками, дворянами и столичными гостями. На площади перед Кремлем уже стояли вереницы нагруженных повозок, под охраной нескольких сот вооруженных дворян. Царская семья покинула столицу, увозя с собой всю московскую «святость» и всю государственную казну. Ближние люди, сопровождавшие Ивана, получили приказ забрать с собой семьи.

Царский «поезд» скитался в окрестностях Москвы в течение нескольких недель, пока не достиг укрепленной Александровской слободы. Оттуда в начале января он известил митрополита и думу о своем отречении от престола, объясняя это раздором со знатью и боярами.

Пока члены думы и епископы собирались на митрополичьем дворе и выслушивали известие о царской на них опале, дьяки собрали на площади большую толпу и объявили ей об отречении царя. В прокламации к горожанам Грозный говорил о притеснениях и обидах, причиненных народу изменниками-боярами. Среди членов Боярской думы были противники Грозного, пользовавшиеся огромным влиянием. Но никто из них из-за общего негодования на «изменников» ни осмелился поднять голос. Толпа на дворцовой площади увеличивалась час от часу, а ее поведение становилось все более угрожающим. Допущенные в митрополичьи покои, представители купцов и горожан заявили, что останутся верны старой присяге, будут просить у царя защиты «от рук сильных» и готовы сами расправиться со всеми государевыми изменниками.

Под давлением обстоятельств Боярская дума не только не приняла отречение Ивана IV, но была вынуждена обратиться к нему с верноподданническим ходатайством. Представители митрополита и бояре приехали в слободу, но Грозный допустил к себе только духовных лиц и заявил, что его решение окончательно. Но потом «уступил» их слезным молениям и допустил к себе руководителей думы. Слобода производила впечатление военного лагеря. Бояр привели во дворец под сильной охраной как явных врагов. Вожди думы просили царя сложить с них гнев и править государством, как ему будет угодно.

В ответ Иван IV под предлогом якобы раскрытого им заговора потребовал от бояр предоставления ему неограниченной власти, на что они ответили согласием. На подготовку указа об опричнине ушло более месяца. В феврале 1565 года Грозный вернулся в Москву.


      1. Образование опричнины.

Вернувшись в Москву, Иван IV объявил думе и Священному собору текст приговора, в котором говорилось, что для «охранения» своей жизни он намерен «учинить» на своем государстве «опришнину» с двором, армией и территорией, а Московское государство (земщина) передается в управление Боярской думы. При этом ему присваиваются неограниченные полномочия – право без совета с думой «опаляться» на непослушных бояр, казнить их и отбирать в казну «животы» и «статки» опальных. Членам думы, связанным своими обещаниями в дни династического кризиса, ничего не оставалось, как поблагодарить царя за заботу о государстве.

Распри с боярами завершились тем, что Иван IV основал «государство в государстве» – опричнину. Он взял несколько городов и уездов в личное владение и сформировал там охранный корпус – опричное войско, образовал отдельное правительство и стал управлять страной без совета с высшим государственным органом – Боярской думой. Провинции, не попавшие в опричнину, получили название «земли» – «земщины». Они остались под управлением «земских» правителей – бояр.

Царь стремился вырваться из старого окружения, и ему нужны были новые люди, которым он распахнул двери своего дворца. Так скромный вяземский помещик Дмитрий Годунов стал придворным, служебные успехи которого пошли на пользу его племяннику и племяннице: Борис оказался при дворе подростком, а его сестра Ирина, ровесница царевича Федора, родившегося в 1557 году, воспитывалась в царских палатах с семи лет.

После издания указа об опричнине власти вызвали в Москву всех дворян из Вяземского, Можайского, Суздальского и нескольких мелких уездов. Опричная дума, в которую Иван IV не допустил титулованную знать, во главе со старомосковским боярином Басмановым, придирчиво допрашивала каждого о его происхождении, родословной жены и дружеских связях. В опричнину отбирали худородных дворян, не знавшихся с боярами. При зачислении в государев удел, опричникам запрещалось общаться с земщиной, каждый клятвенно обещал разоблачать опасные замыслы, грозившие царю, и не молчать обо всем дурном, что он узнает.

      1. Опричный террор.

Опричники носили черную одежду, сшитую из грубой ткани, к седлу прикрепляли собачею голову, к поясу у колчана со стрелами привязывали некое подобие метлы, которые символизировали что они «выгрызают» и «выметают» измену из государства. В измене обвинили многих княжат и бояр. Одних казнили, других выселяли на окраины страны – в Казанский край, который до похода Ермака в Сибирь был восточной окраиной Русского государства. Ссыльные дворяне лишались своих родовых земель и становились мелкими помещиками Казанского края. Тем самым царская казна избавляла себя от лишних расходов на содержание ссыльных. Конфискованные земли царь брал в казну и раздавал в поместья своим опричникам. Опричники громили боярские дома, растаскивали имущество, угоняли крестьян. Всех кто оказывал сопротивление, беспощадно уничтожали.

На Земском соборе в 1566 году группа князей и бояр обратилась к царю с челобитной об отмене опричнины. Грозный ответил на это террором и около двухсот челобитчиков было казнено.

В 1568 году в результате неудач в Ливонской войне началась новая волна репрессий. Многих государственных действий Грозный обвинил в сговоре с польским королем. Он собственноручно заколол главу Боярской думы Ивана Петровича Федорова. С отрядом опричников царь носился по вотчинам бояр, всюду сея смерть и опустошение. Были уничтожены все сторонники князя Владимира Старицкого, двоюродного брата Ивана IV, владельца самого большого удельного княжества. Самого князя Грозный заставил принять яд, а его родственников казнил.

В 1570 году Иван Грозный с опричниками пришел в Новгород. Он обвинил Новгородцев в том, что они хотели «Новгород и Псков отдать литовскому королю, царя всея Руси извести, а на государство посадить князя Владимира». Пять недель в городе продолжались пытки и казни. Ежедневно сотни истерзанных людей бросали в Волхов. В первую очередь Грозный расправился с высшим духовенством, боярами и купцами. Опричники грабили дома, рыскали по окрестным деревням, убивали людей. После этого погрома Новгород из могущественного соперника Москвы превратился во второстепенный город, полностью подчиненный московскому правительству.

Вернувшись из Новгорода, Иван Грозный организовал в Москве публичную казнь деятелей приказов. На одной из московских площадей построили помост, развели костер, поставили виселицы. На площадь согнали перепуганных москвичей. Казнь длилась несколько часов. Было казнено более сотни приказных людей.

В 1572 году царь отменил опричнину, которая сильно разорила страну, но подорвала могущество боярской аристократии и стерла границы крупных удельных княжеств. Было ликвидировано деление страны на опричный удел и земщину. Некоторым прощенным казанским ссыльным Иван IV вернул земли. Государство было окончательно централизованно. Вместо опричнины Грозный создал «двор», служащий опорой его репрессивного режима.

    1. «Смутное» время.

      1. Власть накануне «смуты».

В последние годы жизни Иван Грозный создал регентский совет, в который ему пришлось ввести представителей знати, с которой он боролся всю жизнь. Совет был создан для того, что бы управлять государством от имени его сына царя Федора, не способного делать это самостоятельно. Совет составляли четыре регента двое из них – удельный князь Иван Мстиславский и боярин князь Шуйский, о военных заслугах которого знала вся страна, – принадлежали к самым аристократическим слоям России. Регент Никита Романов-Юрьев доводился дядей царю Федору, женившегося на бездетной Ирине Годуновой, и также представлял верхи правящего дворянства. И только один Бельский был представителем опричной формации.

Неизвестно, пытался ли Иван IV, чувствуя приближение смерти, спасти свою душу, обремененную тяжкими грехами или, руководствуясь трезвым расчетом, пытался разом примириться с духовенством и боярами, чтобы облегчить положение своего наследника царевича Федора, но Грозный приказал дьякам составить подробные списки всех «избитых» опричниками лиц. Эти списки были посланы в крупнейшие монастыри, вместе с большими денежными суммами. На голову духовенства посыпался серебряный дождь. Фактически царь признал бесполезность своей длительной борьбы с боярской крамолой. Посмертная реабилитация стала в глазах думы гарантией того, что опалы и гонения больше не повторяться. Был издан указ, предписывающий казнить тех, кто неосновательно обвинит бояр в мятеже против царя, а мелких ябедников бить палками и определять на службу в казаки в южные крепости.

18 марта 1584 года, в день который ему предсказали карельские колдуны (волхвы), Иван IV умирает за шахматной доской. Опасаясь волнений, бояре-опекуны попытались скрыть правду от народа и приказали объявить, будто есть еще надежда на выздоровление государя. Страх перед назревавшим восстанием побудил бояр поспешить с вопросом о приемнике Грозного. Глубокой ночью они принесли присягу наследнику – царевичу Федору.

Бельский, пытаясь ликвидировать регентский совет и править от имени Федора единолично, вызвал в Кремль стрелецкие сотни из состава «двора», обещая им «великое жалование» и привилегии, убедив не бояться бояр и слушаться только его приказов. Он велел затворить Кремль и попытался уговорить Федора, чтобы тот сохранил «двор» и опричнину. Узнав об этом, бояре-опекуны поспешили в Кремль с большой толпой вооруженных дворян и холопов. Стрельцы отказались открыть ворота опекунам, поднялся шум, на который отовсюду стал сбегаться народ. Эта стычка послужила толчком к восстанию. Народ захватил пушки и направил их на Фроловские ворота, требуя выдачи Бельского, олицетворявшего ненавистный всем жесткий правительственный курс. Царю Федору и его окружению пришлось пожертвовать правителем. Земские бояре объявили народу о ссылки Бельского после чего волнения в столице поутихли.

Новый царь Федор, после своей торжественной коронации в Москве 31 мая 1584 года, возвел Бориса Годунова, своего шурина, в чин конюшего. Иван IV в свое время упразднил этот чин, казнив последнего конюшего, но боярские правители восстановили должность, которую издавна занимали представители нескольких знатных фамилий. Это назначение, проведенное вопреки воле Грозного, ввело Годунова в круг правителей государства и расширило его влияние. По его наставлению дума провела ревизию казны и обнаружила столь большие хищения, что боярский суд вынужден был приговорить казначея Головина, имевшего поддержку регентов Мстиславского и Шуйского, к смерти. Суд над Головиным ослабил боярскую партию, чем немедленно воспользовались сторонники партии Романовых. Раздор между Никитой Романовым, сведшим дружбу с Борисом Годуновым, и Мстиславским привлек всеобщее внимание. Став приемником заболевшего Романова, Годунов повел борьбу с Мстиславским с удвоенной силой, и в итоге убедил престарелого регента уйти на покой.

Таким образом, образовалась мощная группировка, возглавляемая влиятельным Борисом Годуновым, который постепенно устранял своих соперников.

Правительство Годунова продолжало политическую линию Ивана Грозного, направленную на дальнейшее усиление царской власти и укрепления положения дворянства. Были приняты меры по восстановлению помещичьего хозяйства. Пашни служилых феодалов были освобождены от государственных налогов и повинностей. Были облегчены служебные обязанности дворян-помещиков. Эти действия способствовали укреплению правительственной базы, что было необходимым в связи с продолжавшимся сопротивлением феодалов-вотчинников.

Большую опасность для власти Бориса Годунова представляли бояре Нагие, родственники малолетнего царевича Дмитрия, младшего сына Ивана грозного. Дмитрий был выслан из Москвы в Углич, который был объявлен его уделом. Углич вскоре превратился в оппозиционный центр. Бояре ожидали смерти царя Федора, чтобы оттеснить Годунова от власти и править от имени малолетнего царевича. Однако в 1591 году царевич Дмитрий погибает при загадочных обстоятельствах. Следственная комиссия под предводительством боярина Василия Шуйского дала заключение, что это был несчастный случай. Но оппозиционеры начали усиленно распускать слухи о преднамеренном убийстве по приказу правителя. Позднее появилась версия о том, что был убит другой мальчик, а царевич спасся и ждет совершеннолетия для того, чтобы вернуться и наказать «злодея». «Углицкое дело» долгое время оставалось загадкой для русских историков, однако последние исследования дают основания думать, что действительно произошел несчастный случай.

В 1598 году умер, не оставив наследника, царь Федор Иванович. Москва присягнула на верность его жене, царице Ирине, но Ирина отказалась от престола и постриглась в монашество.

Пока на Московском престоле были государи старой привычной династии, прямые потомки Рюрика и Владимира Святого, население в огромном большинстве своем беспрекословно подчинялось своим «природным государям». Но когда династии прекратились, государство оказалось «ничьим». Высший слой московского населения, боярство, начало борьбу за власть в стране, ставшей «безгосударственной».

Однако попытки аристократии выдвинуть царя из своей среды не удались. Позиции Бориса Годунова были достаточно сильны. Его поддерживали Православная церковь, московские стрельцы, приказная бюрократия, часть бояр, выдвинутых им на важные должности. К тому же соперники Годунова были ослаблены внутренней борьбой.

В 1598 году на Земском соборе Борис Годунов, после двукратного публичного отказа, был избран царем. Первые его шаги были весьма осторожны и направлялись, в основном, на смягчение внутренней обстановки в стране. По признанию современников новый царь был крупным государственным деятелем, волевым и дальновидным, умелым дипломатом. Однако в стране шли подспудные процессы, приведшие к политическому кризису.

      1. Народное недовольство.

Тяжелая ситуация в это период сложилась в центральных уездах государства и до такой степени, что население бежало на окраины, бросив свои земли. Например, в 1584 году в Московском уезде распахивалось всего 16% земли, в соседнем Псковском уезде - около 8%.

Чем больше уходило людей, тем тяжелее давило правительство Бориса Годунова на оставшихся. К 1592 году завершается составление писцовых книг, куда вносились имена крестьян и горожан, владельцев дворов. Власть, проведя перепись, могла организовать розыск и возвращение беглых. В 1592 – 1593 годах был издан царский указ об отмене крестьянского выхода даже в Юрьев день. Эта мера распространялась не только на владельческих крестьян, но и на государственных, а так же на посадское население. В 1597 году появились еще два указа, согласно первому любой вольный человек, проработавший полгода на помещика, превращался в кабального холопа и не имел права выкупиться на свободу. Согласно же второму устанавливался пятилетний срок розыска и возвращения беглого крестьянина владельцу. А в 1607 году был утвержден и пятнадцатилетний сыск беглых.

Дворянам выдавались «послушные грамоты», согласно которым крестьяне должны были платить оброки не как раньше, по сложившимся правилам и размерам, а так, как захочет хозяин.

Новое «посадское строение» предусматривало возвращение в города беглых «тяглецов», приписку к посадам владельческих крестьян, которые занимались в городах ремеслом и торговлей, но не платили налога, ликвидацию внутри городов дворов и слобод, которые так же не платили налоги.

Таким образом, можно утверждать, что в конце XVI века в России фактически сложилась государственная система крепостного права – наиболее полной зависимости при феодализме.

Такая политика вызывала огромное недовольство крестьянства, которое создавало в то время подавляющее большинство в России. Периодически в деревнях возникали волнения. Нужен был толчок для того, чтобы недовольства вылились в «смуту». Таким толчком стали неурожайные 1601-1603 года и последовавшие за ними голод и эпидемии. Принимаемых мер было недостаточно. Многие феодалы отпускают на волю своих людей, чтобы не кормить их, и это увеличивает толпы бездомных и голодных. Из отпущенных или беглых образовывались шайки разбойников. Главным очагом брожения и беспорядков стала западная окраина государства – Северская украйна, куда правительство ссылало из центра преступные или неблагонадежные элементы, которые были полны недовольства и озлобления и ждали только случая подняться против московского правительства. Волнения охватили всю страну. В 1603 году отряды восставших крестьян и холопов подступали к самой Москве. С большим трудом восставшие были отбиты.

      1. Лжедмитрий I.

Именно в Польше «объявился» первый самозванец, выдававший себя за царевича Дмитрия. Он говорил, что ему удалось спастись от убийц, подосланных Борисом Годуновым. На самом деле это был беглый монах из Чудова монастыря Григорий Отрепьев. Он в 1602 году бежал в Литву, где получил поддержку некоторых литовских магнатов, а затем и короля Сигизмунда III.

Осенью 1604 года самозванец, с 40-тысячным отрядом польско-литовской шляхты, русских дворян-эмигрантов, запорожских и донских казаков нео­жиданно появился на юго-западной окраине России, в Северской земле. «Украинные люди», среди которых было много беглых крестьян и холопов, толпами присоединялись к самозванцу: они видели в «царевиче Дмитрии» своего «заступника», тем более что самозванец не скупился на обещания. Присущая средневеково­му крестьянству вера в «хорошего царя» помогла самозванцу увеличить свое войско. Однако в первом же большом сражении с царским войском во главе с князем Ф.И. Мстиславским под Добрыничами самозванец был разбит и с немногими оставшимися сторонниками укрылся в Путивле. Боль­шинство польско-литовских шляхтичей покинуло его.

Однако на южной окраине уже разворачивалось широкое на­родное движение против Бориса Годунова. Один за другим юж­ные города переходили на сторону «царевича Дмитрия». С Дона подошли отряды казаков, А действия царского войска были край­не медлительными и нерешительными – бояре-воеводы готови­ли измену Борису Годунову, надеялись использовать самозванца, чтобы свалить «дворянского царя». Все это позволило «царевичу Дмитрию» оправиться от поражения.

В апреле 1605 года, царь Борис Годунов неожиданно умер. Ходили слухи, что он был отравлен. Шестнадцатилетний сын Годунова – царь Федор Борисович – недолго удержался на престоле. Он не имел ни опыта, ни авторитета. 7 мая на сторону самозванца перешло царское войско. Бояре-заговорщики 1 июня 1605 года организовали государственный переворот и спровоцировали в столице народное возмущение. Царь Федор был свергнут с престола и задушен вместе с матерью. Самозванец без боя вошел в Москву и был провозглашен царем под именем Дмитрия Ивановича.

Но «царь Дмитрий» не­долго продержался на престоле. Первые же его мероприятия разрушили надежды на «доброго и справедливого царя». Феодальная арис­тократия, инициировавшая появление самозванца, больше не нуждалась в нем. Широкие слои русских феодалов были недо­вольны привилегированным положением польских и литовских шляхтичей, которые окружали трон, получали огромные награды, деньги на которые изымались самозванцем даже из монастырской казны. Православная Церковь с беспокойством следила за попыт­ками распространить в России католичество. Дмитрий Самозванец хотел выступить с войной против татар и турок. Служилые люди с нео­добрением встретили начавшуюся подготовку к войне с Турци­ей, которая была не нужна России.

Недовольны были «царем Дмитрием» и в Речи Посполитой. Он не решился, как обещал ранее, передать Польше и Литве запад­норусские города. Настойчивые просьбы Сигизмунда III ускорить вступление в войну с Турцией не имели результата.

Новому заговору предшествовала свадьба Дмитрия Самозванца с Мариной Миншек, дочерью литовского магната. Католичка была увенчана царской короной православного государства. После пышной свадьбы начались бесконечные оргии. Приехавшие на свадьбу шляхтичи пьянствовали и бесчинствовали по всей Москве.

Рано утром 17 мая 1606 года зазвонили колокола. Москвичи кинулись в дома, где жили поляки, и начали избивать непрошеных гостей. Человек двести бояр во главе с Василием Шуйским ворвались в кремлевский дворец. Дмитрий Самозванец, пытаясь спастись, выпрыгнул в окно и сломал ногу. Авантюриста настигли и убили. На престол взошел организатор боярского заговора Ва­силий Иванович Шуйский.

Воцарение Василия Шуйского не прекратило «смуту». Новый царь опирался на узкий круг близких ему людей. Внутри Боярской думы у него были недоброжелатели, сами претендовав­шие на престол. Не был популярен Шуйский и у дворянства, которое сразу признало его «боярским царем». Народные массы не получили никакого об­легчения. Василий Шуйский отменил даже налоговые льготы, данные самозванцем населению южных уездов. Началось пре­следование бывших сторонников «царя Дмитрия», что еще боль­ше накалило обстановку.

В народе продолжал упорно держаться слух о чудесном спасении Дмитрия, о том, что, вновь воцарившись в Москве, он облегчит его положение.

      1. Восстание Ивана Болотникова.

В движение против «боярского царя» Василия Шуйского ока­зались вовлеченными самые разные слои населения: народные низы, дворянство, часть боярства. Именно они приняли участие в восстании Ивана Болотникова в 1606‑1607 годах.

Болотников был «бое­вым холопом» князя Телятевского, бежал к казакам, был одним из атаманов волжской казацкой вольницы, попал в плен к татарам и был продан в рабство в Турцию, был гребцом на галере, участником мор­ских сражений, был освобожден итальянцами. Затем Венеция, Германия, Польша, где он встречается с самозванцем. И вот Путивль, где неизвестный странник вдруг становится вместе с бо­ярским сыном Истомой Пашковым и дворянином Прокопием Ляпуновым во главе большого войска. Ядро повстанческой армии составили дворянские отряды из южных уездов, остатки воинства первого самозванца, вызванные с Дона казаки, стрельцы погра­ничных гарнизонов. И, как во время похода к Москве первого самозванца, к войску присоединяются беглые крестьяне и холо­пы, посадские люди, все недовольные Василием Шуйским. Сам Иван Болотников называет себя «воеводой царя Дмитрия». Созда­ется впечатление, что вожди провинциального дворянства учли опыт похода на Москву первого самозванца и постарались ис­пользовать народное недовольство для достижения своих сослов­ных целей.

Летом 1606 года, восставшие двинулись на Москву. Под Кромами и Калугой они разгромили царские войска. Осенью они оса­дили Москву. По мере вовлечения в движение народных масс, оно все более приобретало антифеодальный характер. В «листах», которые рассылались штабом восстания, призывалось не только к замене Василия Шуйского «хорошим царем», но и к расправе с боярами. Дворянские отряды покинули лагерь Ивана Болотни­кова.

2 декабря 1606 года в сражении у деревни Котлы Болотников был разбит и отступил в Калугу, затем перешел в Тулу, где продержался до октября 1607 года, отбивая приступы царского войска. Наконец, обессиленные длительной осадой и голодом, защитники Тулы сдались, Иван Болотников был сослан в Карго­поль, где и погиб.

Движение Ивана Болотникова ослабляло Россий­ское государство и подготавливало условия для внедрения в Рос­сию второго самозванца, пользовавшегося прямой помощью польско-литовской шляхты.

      1. Лжедмитрий II.




Летом 1607 года, когда войско Ивана Шуйского осаждало Тулу, в Стародубе появился второй самозванец, выдававший себя за царевича Дмитрия. Проис­хождение его не ясно, по некоторым сведениям это был крещеный еврей Богданка, служивший писцом у Лжедмитрия I. Лжедмитрий II добился некоторых успехов. В январе 1608 года он дошел до города Орла, где встал лагерем. В Орел приходили шляхетские отряды, остатки войска Болотникова, казаки атамана Ивана Заруцкого, служилые люди южных уездов и даже бояре, недовольные правительством Василия Шуйского. Ряд городов перешел на его сторону.

В июне 1608 года Лжедмитрий II подступил к Москве, не смог взять ее и остано­вился в укрепленном лагере в Тушине, отсюда его прозвище – «Тушинский вор». В Тушино перебралось немало дворян и представителей власти, недовольных правлением Шуйского. Вскоре туда пришло и большое войско ли­товского гетмана Яна Сапеги. Участие Речи Посполитой в собы­тиях «смуты» становилось все более явным. Но польско-литовские и казацкие отряды «тушинского вора» после неудачи разошлись по всей Центральной России. К концу 1608 года самозванцу «присягнули» 22 города. Значительная часть страны попала под власть самозванца и его польско-литовских союзников.

      1. Дворцовый переворот.

В стране установилось двоевластие. Фактически в России стало два царя, две Боярские думы, две системы приказов. В тушинской «воровской думе» заправляли бояре Романовы, Салтыковы, Трубец­кие. Был в Тушине и собственный патриарх – Филарет. Бояре в корыстных целях неоднократно переходили от Василия Шуйского к самозванцу и обратно; таких бояр называли «перелетами».

Не имея достаточной поддержки внутри страны, Василий Шуйский обратился за военной помощью к шведскому королю. Племянник царя, Михаил Скопин-Шуйский отправился в Нов­город для переговоров со шведами. Весной 15-тысячное шведское войско поступило под командование Скопина-Шуйского; одно­временно на русском Севере собралась и русская рать. Летом 1609 года русские полки и шведские наемники начали наступатель­ные действия.

Однако шведы дошли только до Твери и дальше наступать от­казались. Стало ясно, что надеяться на иноземцев нельзя. Миха­ил Скопин-Шуйский с одними русскими полками ушел к Калязину, где стал лагерем, и начал собирать новое войско. Гет­ман Ян Сапега пытался штурмовать укрепленный лагерь Скопина-Шуйского, но потерпел сокрушительное поражение и отступил. Русский полководец выиграл время для сбора войска. Осенью того же года началось планомерное наступление Скопина-Шуйского на тушинцев, он отвоевывал город за городом. Под Александровской слободой он еще раз разгромил гетмана Сапегу. Войско Скопина-Шуйского достигло численности в 30 тыс. человек, в нем совершенно затерялся оставшийся с рус­скими 2-тысячный шведский отряд.

В марте 1610 года полки Михаила Скопина-Шуйского подошли к Москве. «Тушинский лагерь» разбежался. 12 марта полки Михаила Скопина-Шуйского торжественно вступили в столицу.

Решение царя Василия Шуйского призвать на помощь инозем­цев дорого обошлось России. Шведскому королю пришлось по­обещать город Корелу с уездом. Реальная же военная помощь шведов была незначительной: Москва была освобождена русски­ми полками. Но главное, союз со Швецией обернулся крупными внешнеполитическими осложнениями. Швеция находилась в со­стоянии войны с Речью Посполитой, и польский король Сигизмунд III использовал русско-шведское соглашение как предлог для разрыва подписанного в 1601 году перемирия. Польско-литовская армия осадила Смоленск.

Героическая оборона Смоленска, которую возглавил выдающийся русский полководец начала XVII века – воевода Ми­хаил Шеин – почти на два года задержала главные силы королевского войска. Однако летом 1610 года сильный польско-литовский отряд гетмана Жолковского двинулся к Москве, Выс­тупившим навстречу русским войском командовал бездарный воевода Дмитрий Шуйский, брат царя. Михаил Скопин-Шуйский неожиданно умер. Ходили слухи, что его отравили как возможно­го претендента на престол. Царское войско было разгромлено в сражении у села Клушино.

В Москве произошел дворцовый переворот. Военное поражение привело к падению Василия Шуйского. 17 июля 1610 года бояре и дво­ряне во главе с Захаром Ляпуновым свергли В. Шуйского с престо­ла. Царь Василий Шуйский был насильно пострижен в монахи. Власть перешла к правительству из семи бояр – «семибоярщине». Узнав о перевороте, «Тушинский вор» снова двинулся со свои­ми сторонниками к Москве.

В этих условиях «семибоярщина», не имевшая опоры в стране, пошла на прямую национальную измену: в августе 1610 года бояре впустили в Москву польский гарнизон. Фактическая власть оказалась в руках польского коменданта пана Гонсевского. Король Сигизмунд III открыто объявил о своих претензиях на русский престол. Началась открытая польско-литовская интервенция. Шляхетские отряды покинули «Тушинского вора». Самозванец бежал в Калугу, где вскоре был убит, потому что больше полякам он нежен не был. России грозила потеря национальной независимости.

      1. Первое земское ополчение.

В стране поднималось национально-освободительное движение против интервентов.

Во главе первого ополчения стал думный дворянин Прокопий Ляпунов, который уже давно воевал против сторонников «Тушин­ского вора». Ядром ополчения стали рязанские дворяне, к кото­рым присоединялись служилые люди из других уездов страны, а также отряды казаков атамана Ивана Заруцкого и князя Дмитрия Трубецкого.

Весной 1611 года ополчение подошло к Москве. В городе вспых­нуло народное восстание против интервентов. Все посады оказа­лись в руках восставших. Польский гарнизон укрылся за стенами Китай-города и Кремля. Началась осада.

Однако вскоре между руководителями ополчения Прокопием Ляпуновым, Иваном Заруцким и Дмитрием Трубецким начались разно­гласия и борьба за первенство. Иван Заруцкий и Дмитрий Тру­бецкой, воспользовавшись тем, что власть в ополчении все больше переходила в руки «дворян добрых», прибывавших из всех уез­дов страны, что вызывало недовольство казачьих атаманов, орга­низовали убийство Прокопия Ляпунова – он был вызван для объяснений на казачий «круг» и зарублен. После этого дворяне начали покидать лагерь. Первое ополчение фактически распалось.

Между тем положение еще больше осложнилось. После паде­ния Смоленска, 3 июня 1611 года, польско-литовская армия высво­бодилась для большого похода на Россию.

Король Сигизмунд III теперь надеялся захватить русский престол силой. Однако новый подъем национально-освободительной борьбы русского народа помешал ему это сделать: в Нижнем Новгороде началось форми­рование второго ополчения.

      1. Второе земское ополчение К. Минина и Д. Пожарского.

Организатором ополчения стал «земский староста» Кузьма Минин, обратившийся с призывом к нижегородцам: «Если мы хотим помочь Московскому государству, то не будем жалеть свое­го имущества, животов наших. Не то что животы, но дворы свои продадим, жен и детей заложим!» Тогда же с одобрения нижегородцев был составлен приговор о сборе денег «на строение рат­ных людей», и Кузьме Минину было поручено установить, «с кого сколько взять, смотря по пожиткам и промыслам». Средства для снаряжения и жалованья «ратным людям» были быстро собраны.

Решающую роль сыграл Кузьма Минин и в выборе военного руководителя ополчения – именно им были сформулированы жест­кие требования к будущему воеводе. Нижегородцы приговорили позвать «честного мужа, которому заобычно ратное дело и кто б был в таком деле искустен, и который бы во измене не явился». Всем этим требованиям удовлетворял князь Дмитрий Пожарский.

В Нижний Новгород стали собираться служилые люди из со­седних уездов. К осени 1611 года в городе уже было 2-3 тысячи хорошо вооруженных и обученных «ратному делу» воинов – они и составили ядро ополчения.

Руководители ополчения налаживали связи с другими города­ми Поволжья, отправили тайного посла к патриарху Гермогену, находившемуся в заключении в Кремле. В это «безгосударево время» Патриарх Гермоген, патриотически-настроенный, благосло­вил ополчение на войну с «латинянами». Поддержка Православной Церкви способствовала объединению патриотических сил.

Весной 1612 года «земская рать» во главе с Мининым и Пожар­ским пошла из Нижнего Новгорода вверх по Волге. По пути к ним присоединялись «ратные люди» волжских городов. В Ярославле, где ополчение простояло четыре месяца, было создано времен­ное правительство – «Совет всей земли», новые органы цент­рального управления – приказы. Усиленно шло пополнение войска за счет дворян, «даточных людей» из крестьян, казаков, по­садских людей. Общая численность «земской рати» превысила 10 тыс. человек. Началось освобождение от интервентов соседних городов и уездов.

В июле 1612 года, когда пришло известие о походе на Москву войска гетмана Ходкевича, «земская рать» выступила к столице, чтобы не допустить его соединения с польским гарнизоном.

В августе 1612 года ополчение подошло к Москве. Атаман Заруцкий с немногими сторонниками бежал из-под Москвы в Астрахань, а большинство его казаков присоединилось к «земской рати».

Ополчение не пропустило гетмана Ходкевича в Москву. В упор­ном сражении возле Новодевичьего монастыря гетман потерпел поражение и отступил. Польский гарнизон, не получивший под­креплений, продовольствия и боеприпасов, был обречен.

22 октября «земской ратью» был взят штурмом Китай-город, а 26 октября капитулировал польский гарнизон Кремля. Москва была освобождена от интервентов.

Польский король Сигизмунд III пробовал организовать поход на Москву, но был остановлен под стенами Волоколамска. Защитники города отбили три приступа поляков и заставили их отступить.

Освобождением столицы не завершались военные заботы ру­ководителей «земской рати». По всей стране бродили отряды польских и литовских шляхтичей и «воровских» казачьих атама­нов. Они разбойничали на дорогах, грабили села и деревни, зах­ватывали даже города, нарушая нормальную жизнь страны. В Новгородской земле стояли шведские войска, и шведский ко­роль Густав-Адольф намеревался захватить Псков. В Астрахани засел атаман Иван Заруцкий с Мариной Мнишек, которые всту­пили в сношения с персидским ханом, ногайскими мурзами и турками, рассылали «прелестные письма», заявляя о правах на престол малолетнего сына Марины Мнишек от Лжедмитрия II.

      1. Избрание нового царя.

Первоочередным был вопрос о восстановле­нии центральной власти, что в конкретных исторических услови­ях начала XVII века означало избрание нового царя. Прецедент уже был – избрание «на царство» Бориса Годунова. В Москве собрался Земский собор, очень широкий по своему составу. Кроме Боярс­кой думы, высшего духовенства и столичного дворянства, на собо­ре было представлено многочисленное провинциальное дворянство, горожане, казаки и даже черносошные кресть­яне. Своих представителей прислали 50 городов России.

Главным был вопрос об избрании царя. Вокруг кандидатуры будущего царя на соборе разгорелась острая борьба. Одни бояр­ские группировки предлагали призвать «королевича» из Польши или Швеции, другие выдвигали претендентов из старых русских княжеских родов – Голицыных, Мстиславских. Трубецких, Рома­новых. Казаки предлагали даже сына Лжедмитрия II и Марины Мнишек. Но не они были на Соборе в большинстве. По настоянию представителей дворянства, горожан и крестьян было решено: «Ни польского королевича, ни шведского, ни иных немецких вер и ни из каких неправославных государств на Мос­ковское государство не выбирать и Маринкина сына не хотеть».

После долгих споров члены собора сошлись на кандидатуре 16-летнего Михаила Романова, двоюродного племянника послед­него царя из династии московских Рюриковичей – Федора Ивановича, что давало основания связывать его с «законной» династией.

Дворяне видели в Романовых последовательных противников «боярского царя» Василия Шуйского, казаки – сторонников «царя Дмитрия», что давало основание полагать, что новый царь не будет преследовать бывших «тушинцев». Не возражали и боя­ре, надеявшиеся сохранить власть и влияние при молодом царе. Очень четко отразил отношение титулованной знати к Михаилу Романову Федор Шереметев в своем письме к одному из князей Голицыных: «Миша Романов молод, разумом еще не дошел и нам будет поваден». В. О. Ключевский заметил по этому поводу: «Хо­тели выбрать не способнейшего, а удобнейшего».

21 февраля 1613 года Земский собор объявил об избрании царем Михаила Романова. В костромской Ипатьевский монастырь, где в это время скрывался Михаил и его мать «инокиня Марфа», было направлено посольство с предложением занять русский трон. Так в России утвердилась династия Романовых, правивших страной более 300 лет.

  1. Заключение.

Сигизмунд III не отказался от планов завоевать Россию. Его войска вновь и вновь пересекали русские рубежи. Они сожгли Козельск, Болхов, Пермышель и оказались у стен Калуги. Чтобы не допустить врага к столице, командование отправило на запад земских воевод Дмитрия Черкасского и Михаила Бутурлина со значительными силами. Они отогнали неприятеля от Калуги, освободили Вязьму, Дорогобуж, Белую, а затем осадили Смоленск. Под Смоленском командование сосредоточило 12-тысячное войско, ровно половину которого составляли казаки. В разгар этих боевых действий правительство направило против шведов под Новгород князя Дмитрия Трубицкого, с более чем пятитысячной ратью. Старшие бояре давно добивались высылки недавнего правительства из столицы. Вместе с ними ушла из Москвы и последняя тысяча казаков. Мелочные интриги взяли верх над военными расчетами. Боевые сила ополчения были разделены и посланы в разных направлениях. Его испытанные вожди Минин и Пожарский не участвовали в военных действиях.

Распылив силы, русское командование не сумело освободить Смоленск, армия Трубицкого отступила от стен Новгорода.

В первые годы царствования Михаила Романова страной фак­тически управляли бояре Салтыковы, родственники «инокини Мар­фы», а с 1619 года, после возвращения из плена отца царя патриарха Филарета Романова – патриарх и «великий государь» Филарет. Началось восстановление хозяйства и государственного порядка. В 1617 году в деревне Столбово был подписан «вечный мир» со Швецией. Шведы возвратили России Новгород и другие северо-западные города, однако шведы удержали за собой Ижорскую землю и Корелу. Россия потеряла выход к Балтийскому морю, но ей удалось выйти из состояния войны со Швецией. В 1618 году было заключено Даулинское перемирие с Польшей на четырнадцать с половиной лет. Россия потеряла Смоленск и еще около трех десятков смоленских, черниговских и северских горо­дов, но Польша отказывалась от претензий на престол.

Еще пятнадцать лет терзали Россию гражданская война и иноземные вторжения. На огромной территории от Ледовитого океана до южных степей лежали бесчисленные руины. Обезлюдели города и деревни. Но худшее было позади.

  1. Список литературы.

  1. Р.Г. Скрынников, Лихолетье. Москва в XVI-XVII веках, М.: Московский рабочий, 1988.

  2. С.Н. Сыров, Страницы истории. М.: Русский язык, 1986.

  3. С.Ф. Платонов, Лекции по русской истории, М.: Высшая школа, 1993.

  4. В.В. Каргалов, Ю.С. Савельев, В.А. Федоров, История России с древнейших времен до 1917 года, М.: Русское слово, 1998.

  5. История России с древности до наших дней. /Под редакцией М.Н. Зуева, М.: Высшая школа, 1998.

  6. Пособие по истории Отечества для поступающих в ВУЗы. /Под редакцией А.С. Орлова, А.Ю. Полунова и Ю.А. Щетинова, М.: Простор, 1994.




Случайные файлы

Файл
8401.rtf
158564.rtf
32932.rtf
7590-1.rtf
ref-19145.doc