Вторая опора ЕС: проблемы построения и подходы. (zakl)

Посмотреть архив целиком

74



ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Безусловно новым словом в европейской интеграции стала созданная в соответствии с Маастрихтским договором Общая внешняя политика и политика безопасности (ОВПБ), заменившая действовавший с начала 70-х гг. механизм Европейского политического сотрудничества (ЕПС). Сохранив межгосударственный характер сотрудничества ЕПС, она существенно расширила его рамки. ОВПБ теперь распространяется на всю сферу международных отношений, за исключением вопросов обороны и военной политики. Она предполагает не только взаимные консультации, как это было в ЕПС, но и выработку «общих позиций» государств-членов, которые потом реализуется через «совместные действия», а также Коллективных стратегий ЕС в отношении третьих стран и регионов. Договор положил начало включению военно-политической интеграции в рамки нормативных документов, а также официально объявил о будущей интеграции ЗЕС в ЕС и формировании в перспективе системы совместной обороны.

После ратификации Амстердамского договора в 1999 г. в Евросоюзе впервые создана правовая база для построения собственного военного измерения. Так, Европейскому совету дано право вырабатывать «общую стратегию» в области ОВПБ, а Совету — принимать решение об учреждении системы совместной обороны, причем решения о «совместных действиях» и «общих позициях» принимаются квалифицированным большинством. Введен пост Высокого представителя по ОВПБ/Генерального секретаря Совета, который представляет внешнеполитические интересы ЕС в мире и уполномочен вести переговоры с третьими странами. Все это свидетельствует о дальнейшей коммунитаризации «второй опоры», хотя, как и в случае с ЭВС, оборонные и внешнеполитические функции государства составляют суть национального суверенитета, и потому их передача на меж- и наднациональный уровень представляет собой крупную политическую и психологическую проблему. Исключительно важно и то, что создание собственного оперативного потенциала ЗЕС/ЕС переместилось из разряда потенциальных возможностей в плоскость практических решений. Теперь речь идет о наделении Евросоюза действенным потенциалом для решения всего спектра «петерсбергских задач»: от выполнения гуманитарных миссий до операций по принуждению к миру.

Таким образом, в 1990-е гг. Евросоюз приступил к формированию европейской «идентичности в сфере безопасности и обороны». Его основными слагаемыми явились три перечисленные выше фактора: расширение сферы внешнеполитического сотрудничества, создание основ для военного измерения ЕС и существенная коммунитаризация «второй опоры».

Процесс экономической интеграции будет подталкивать европейскую интеграцию в сфере внешней политики и обеспечения безопасности. К 2015 г. в основном сформируется новая структура системы внешнеполитического взаимодействия в виде многоярусной Европы с твердым ядром. США останутся основным внешнеполитическим и военным партнером Западной Европы.

В центре общей внешней политики и политики безопасности Европейского Союза на ближайшие 15 лет будут находиться три приоритета — Россия и страны СНГ (поиск путей сотрудничества и стратегического партнерства), Юго-Восточная Европа (укрепление мира на Балканах) и Средиземноморье (расширение ассоциации по типу соглашений с Марокко, Тунисом и Израилем, а также создание зоны сотрудничества и безопасности от угрозы с юга). Дестабилизирующие процессы, подобные балканскому кризису, потребуют от западноевропейских стран жестких и единых действий в рамках прежде всего проверенных структур НАТО. Одновременно усиление внешнеполитической составляющей в функционировании Евросоюза и возрастающее (особенно после косовского кризиса) стремление европейцев улаживать политические проблемы на континенте без участия США будет стимулировать создание новой военно-политической организации, призванной стать эффективной заменой Западноевропейского союза.

Внешнеполитическая составляющая европейской интеграции будет развиваться путем «мелких шагов» — сближения позиций стран-членов, поиска консенсуса и принятия совместных действий на приоритетных направлениях. Можно ожидать, что к середине прогнозного периода в ЕС сложится достаточно эффективный механизм формирования и принятия внешнеполитических решений, причем основывающийся не только на широком компромиссе, близком к единогласию (поскольку поиск компромисса снижает действенность решений); напротив, все чаще решения будут базироваться на позиции меньшинства наиболее сильных и авторитетных государств.

Направленность оборонной политики Европейского Союза будет непосредственно зависеть от развития ситуации на всем постсоветском пространстве и, в первую очередь, в России. Нормализация общественного и экономического развития РФ и становление в нашей стране эффективного демократического порядка создаст предпосылки для качественно нового европейско-российского партнерства и будет способствовать созданию обновленной системы коллективной безопасности.


Случайные файлы

Файл
22349.rtf
76775-1.rtf
75216-1.rtf
28240-1.rtf
11333-1.rtf