Восток и Запад в Средневековой Японии (53202)

Посмотреть архив целиком

Введение.

От городской суеты делового современного Токио до безмятежности классического Киото, от северных границ снежного Хоккайдо до отчетливо красочного Кюсю и Окинавы Япония – страна разительных контрастов и частых противоположностей: гейши и бейсбол, театр Кабуки и громадные сети супермаркетов, небоскребы из стекла и стали и ландшафтные сады из песка и скал . Сочетание древности и современности уникальна и удивительна.

Японцы экстраординарные люди. Их стиль жизни – это потрясающее соединение древних традиций и самых прогрессивных технологий современной городской жизни. Если добавить к небольшой территории, где пейзажи разнообразны и красочны, аккуратные и приятные глазу земельные участки высокопроизводительного сельского хозяйства, удивительные объекты богатого культурного наследия и динамическое развитие индустриально-информационного общества - мы получим современную Японию . Какой бы эта страна ни была – все это достижения ее жителей, которые сделали Японию выдающейся. У них необычная и интересная история изолированных островов на восточных окраинах известного тогда людям мира. Земледельческая цивилизация, владеющая бронзой и железом начала проникать на эти острова с близлежащего континента более двух тысяч лет назад и к VI в. н.э. создала объединенное государство, занимающее 2/3 западной части страны.

Повышенное внимание к Японии мирового сообщества объясняется, по моему мнению, ее экстраординарной контрастностью, основанной на гармоничном сочетании культур Востока и Запада – именно этого не хватает в условиях противоборства западного и восточного мира и всемирной глобализации. Возможно, именно в Японии, ее двухтысячелетней историей выработана концепция решения важных проблем для мирового содружества на современном этапе. Именно так я объясняю актуальность этой темы и мою заинтересованность в ней.

Часть I

Формирование японской цивилизации. Фундамент японского феодального общества. Япония в V- середине VIII вв.


Японская цивилизация не является первичной. Она сформировалась в результате переселения коренного населения из Китая, Индокитайского полуострова, островов Малайзии и Индонезии. Самыми древними предками японцев считаются племена эбису, заселившие восток острова Хонсю во IIIII веках н.э. В это время центром Востока является Китай, наподобие европейскому Риму. Именно китайская цивилизация, которая посредством «великого шелкового пути» имела тесные экономические и культурные контакты с Европой, стала базисом японской государственности, экономического уклада, культуры. Однако уже с начала раннесредневекового развития (IV век) Япония начинает приобретать черты колоритности, самобытности, в которых и отразятся традиции Востока и Запада.

1. Началом японской государственности можно считать образование общеплеменного союза племени ямато в Ш – середине IV в., что свидетельствует об этапе военной демократии основывающейся на общинном строе. Община играла в дальнейшем важную экономическую и политическую роль, т.к. Япония была преимущественно аграрной цивилизацией, а раннее возникновение земледелия в Японии, о чем свидетельствуют мифы и традиции, является важным подкреплением данного факта. Приоритет земледелия наблюдается и в Европе, что говорит о западной черте хозяйствования, учитывая большое количество леса и в Японии, и в Европе. Однако в Японии (особенно в IV- VI веках) производительность земледельческого труда была выше, о чем свидетельствует большое количество бронзовых и железных орудий труда (тогда как в Европе преобладали деревянные орудия труда с железными или бронзовыми наконечниками). Следует отметить благоприятные климатические условия и существование систем орошения в Японии (строительство оросительной системы на реке Иодо, близ Нанива (нынешний Осака)), что говорит о восточной черте хозяйствования. IVVI вв стали важным шагом в становлении феодального уклада: формирование полусвободного населения («бэ»); развитие технологий, ремесла и создание ремесленных корпораций; оживление торговли, кораблестроения и как следствие внешних контактов; распространение китайской иероглифической письменности. Важно остановить внимание на феномене рабства в японском раннефеодальном обществе: на самом начальном этапе мощной производительной силой являлись «бэ» - несвободные полурабы, труд которых применялся в аграрном и в ремесленном производстве. Они состояли из местного населения и из корейских и китайских переселенцев, их положение было ближе к положению колонов, а не рабов. «Бэ» прикреплялись навечно к земле (владения царя или знати) или к определенному ремеслу, их нельзя было ни продавать, ни убивать. Однако существовало патриархальное рабство, представители которого («яцуко») трудились в домашнем хозяйстве. Среди «бэ» были и интеллигентные «грамотеи» (фухито), умевшие читать и писать по-китайски. Позже они составят костяк чиновничества японского государства (похожая ситуация наблюдалась в поздней Римской империи). При этом община не оставалась в стороне, которая по-прежнему была консолидирующей силой крестьянства, превратившись из кровнородственной в земледельческую. На вновь колонизуемых землях при образовании новых поселений и новых хозяйств основное значение приобретало внеродовое объединение. Нахожу важным отметить, что с начала VII века с распространением буддизма начинается становление монастырского хозяйства, которому приписывались значительные земельные угодья, зависимые крестьяне, выполнявшие определенные повинности в пользу монастыря ( к сведению: к 624 году в Японии уже насчитывалось 46 буддийских храмов, 816 монахов и 569 монахинь). Все выше сказанное в определенной степени напоминает синтезный путь развития раннефеодальной Европы, однако не зеркально отражает. Удивляет сходство и географическая отдаленность экономических укладов. В Европе, как и в Японии существовали свободные производители в контексте семьи (аллодисты или члены семейной общины), на которых позднее распространилась феодальная эксплуатация наподобие населения «бэ».

2. На базе общественного разделения труда происходил рост имущественного неравенства, выделялись аристократические роды К IV-VI вв усилилась власть общеплеменного вождя, всё более приобретавшего функции царя. Его власть основывалась на присвоении значительных пространств земли, обложение общинников податями, захвате рабов и использовании земледельцев и ремесленников «бэ». Цари облагали пошлиной торговый обмен с Кореей и Китаем.

Вокруг царского дома собирались знатные роды. Представители каждого рода выполняли свои строго определенные функции в государственном управлении. Эти, ставшие наследственными должности аристократических родов приобретали значения титулов и с развитием феодальных отношений превратились в различные ранги и степени феодальной иерархической лестницы. Выше сказанное говорит о формировании сюзеренно-васалитетной системы.

Сильные политические изменения в Японии происходят в 592 году, когда в результате борьбы свободного и закрепощенного населения к власти пришел род Сога. С этого времени можно заметить еще одинг политический инструмент – религию, что напоминает всевозможные манипуляции церковью или наоборот в средневековой Западной Европе. В Японии буддизм был призван стать идеологическим орудием в создании сильной верховной власти. Про это свидетельствует «закон из 17 статей», обнародованный в 604 году сторонниками представителя рода Сого Сётоку-Тайсё. Где сочетались и отразились как буддийское, так и конфуцианское влияние: «Государь — это небо, — говорится в одной из статей, — под­данные— это земля. Когда небо покрывает сверху, а земля простирает­ся .внизу—в порядке следуют друг за другом четыре времени года, развертывается Движение всех сил. Если земля захочет покрыть собою небо, то этим только будет достигнуто разрушение. Поэтому когда госу­дарь говорит — подданные слушают; когда наверху действуют — внизу склоняются. В государстве нет двух государей. У народа нет двух гос­под... Весь народ в государстве почитает своим господином государя. Все должностные лица только слуги государя».

В эпоху правления рода Сога интенсивнее и продуктивнее становятся отношения с Китаем и Кореей, куда едут японцы, чтобы учиться и знакомиться с порядками заморских стран, и откуда приезжают монахи, мастера-скульпторы, строители и просто переселенцы. Однако в 645 году происходит «переворот Тайка», во главе которого стоят представители «царского дома» Наканоэ и член старинного жреческого рода Накатоми – Каматори. На престол был возведен Кару из рода Сумэраги.

Законодательные мероприятия феодального государства после «пе­реворота Тайка» закрепили власть новых феодальных хозяев Японии — в своем подавляющем большинстве потомков родовых старейшин, пре­вратившихся в феодальную аристократию и закрепивших за собой все экономические и политические привилегии.

Высшим правительственным органом стал дадзёкан — род государ­ственного совета при императоре. Центральному правительству подчи­нялись восемь ведомств, руководивших отдельными отраслями управ­ления. Страна была поделена на крупные административные районы — провинции, подразделявшиеся на более мелкие — уезды. В этих адми­нистративных единицах 'были созданы органы управления с губернаторами и уездными начальниками во главе. Провинциальная администра­ция подчинялась центральной власти.

Весь этот порядок складывался в течение 'более полувека. Одновре­менно шла законодательная работа, подробно фиксировавшая все сто­роны нового государственного устройства и социальный порядок. Ее па­мятником является свод законов «Тайхорё», составление которого, как указывалось, было закончено в 701 г. В 710 г. была отстроена столица государства — Нараг первая постоянная столица Японии.

Важно отметить, что в привелегии аристократии находятся не только большие земельные владения, но и институт «кормовых пожалований», заключавшийся в передаче этим лицам львиной доли доходов приписанных им крестьянских дворов (к сведению: число приписанных крестьян­ских дворов колебалось соответственно рангам от 100 до 800, соответ­ственно должностям от 300 до 3 тыс). Крестьяне приписанных дворов должны были отдавать половину зернового налога в казну, а другую половину феодалу, к которому они были приписаны. Подать и рабочая повинность с крестьян целиком шли феодалу.

Выше написанное напоминает западноевропейские «иммунные грамоты» крупных феодалов, которые приобретали значительную политическую и экономическую власть. Однако с учетом восточной консервативности и патриархальности в Японии роль крупных феодалов выполнила аристократия, бывшая родоплеменная знать.

3. Складывание феодальных аграрных отношений происходило в ус­ловиях так называемой надельной системы. Ее официальное введение в Японии относится к VII веку. Основные принципы этого раннефеодального аграрного строя были зафиксированы в составленном в 701 г. ко­дексе «Тайхорё». Вся земля объявлялась принадлежащей государству,. представителем и главой которого являлся император.

Каждый крестьянский двор получал во временное пользование па­хотную землю соответственно числу членов семьи, считая с шестилетне­го возраста. Размер надела мужчины равнялся двум танам 2, женщина получала 2/3 этой площади. Систематически, раз в шесть лет, должны были происходить переделы земли в соответствии с появлением новых податных в семье или с их смертью. Кроме того, за крестьянской семь­ей закреплялись на правах собственности садовый и усадебный участки. Такое наделение землей подрывало древние общинно-родовые свя­зи. Надельное крестьянство превращалось в сословие феодального об­щества. Типично феодальные — по форме и существу—институты эксплуа­тации трудового населения в ту пору воплощались в зерновом налоге, подати продукцией крестьянского промысла или ремесла и трудовой по­винности. «Переворот Тайка» способствовал более быстрому развитию фео­дальных отношений, установлению системы государственного закрепо­щения крестьян. Ранее лично свободные общинники и полурабы «бэ» составили сословие закрепощенного крестьянства, прикрепленного к земле и захваленного феодалами. Термин «бэ» сохранился лишь в при­менении к ограниченной группе ремесленников, обслуживавших цар­ский двор. Однако рабство отнюдь не было отменено.

Кодекс «Тайхорё» не только признавал рабство, но и обставлял ра­бовладение рядом юридических гарантий, устанавливая функции неко­торых категорий рабов (яцуко). Кроме того, этот закон делал владение рабами одним из средств дополнительного получения земли: по кодек­су на каждого государственного раба выдавался такой же надел, как и на свободного, на каждого раба, принадлежавшего частному лицу, — надела свободного.

Такие обстоятельства способствовали увеличению числа рабов и «бэ». Но к концу VIII — середине IX века в связи с начавшимся кризисом надельной системы и недостатком рабочих рук рабский труд стал при­меняться все реже, а использование рабов в земледелии совершенно прекратилось. Крупная аристократия, как уже было сказано выше, получала большие земельные угодья (от 8 до 250 тё, что больше крестьянских наделов в 40 и 1250 раз) и право «кормовых пожалований». При этом земли, пожалованные императором или данные за заслуги перед государством напоминают западноевропейские бенефиции, но правом на крупное землевладение в Японии обладала только аристократия.

Таким образом, в Японии сложился аграрный строй надельной системы, которая строго регламентировала количество и качество землевладения, налоговой системы, политические права. Определенно, это был первый шаг к формированию четкого института частной собственности и этот процесс аналогичен для Западной Европы. Однако в Японии для крестьянства главным критерием оставалась семья, тогда как в Европе феодалы отвечали за раздачу земли крестьянам. Такой особый статус семьи, при котором семья являлась главной ячейкой политической и социальной структуры, экономического уклада, проявления культуры, остался и по сей день. Этот факт является главным фактором Востока в Японии.

4. О влиянии на культуру раннесредневековой Японии со стороны Запада говорить не имеет смысла, т.к. в это время европейцы даже и не знали о существовании страны Восходящего Солнца. Не наблюдается также и общих черт. Факт самобытной культуры, находящейся только под влиянием Востока (Китая), в последствии позволит Японии сохранить свой суверенитет, национальный дух и спокойствие в адаптации к новым условиям развивающегося мира.

В это время в Японии особенно активно развивается архитектура, т.е. интенсивно отстаиваются города по блестящему образцу китайской империи. Ярким примером является отстраивание в 710 году столицы Нара, в создании которой активное участие принимали китайские мастера. Про это свидетельствует структура города по всем восточно-азиатским канонам: центральные ворота («Судзакумои», т.е. ворота красной птицы) и центральный проспект («Судзакуодзи», т.е. проспект красной птицы). «Красная птица – одно из божеств четырех стран света китайской мифологии и в то же время - наименование «южного созвездия», господствующего над всей южной стороной неба. В столице находилось семь крупных буддийских монастырей. Главным среди них был «Храм торжества Закона», первый монастырь в Японии, основанный в 608 году. Друним знаменитым монастырем столицы был Тодайдзи («Великий храм Востока»). Уже само название монастыря говорит о том значении, которое ему хотели придать основатели: они мечтали, что он станет оплотом буддизма на всем Востоке. Соответственно этому замыслу главный храм монастыря был посвящен самому Вайрочане, Будде «Всеозаряющий свет» - важнейшему божеству буддийского пантеона.

Развивается оригинальный жанр японской поэзии, который по сей день выделяет японскую литературу среди других и придает ей колоритность и окраску Востока. Во второй половине VIII века был составлен «Манъёсю» - первый свод японской поэзии. В VIII веке составлен сборник песенной народной и литературной поэзии «Собрание мириада лепестков». В раннефеодальную эпоху творили выдающиеся поэты: автор элегий Хитомара, представитель любовной лирики Ямамоти, Окура, отразившие в своих стихотворениях особенности мировосприятия японцев средних веков и их душевное состояние. Таким образом период раннего средневековья стал временем заложения ориентального фундамента японской культуры.

В раннее средневековье начались процессы гармоничного взаимодействия Востока и Запада в японском обществе, что взрастило у японцев чувство гармонии, присущее скорее восточному мировоззрению, однако так не хватающего европейцам. Эта картина напоминает полюсный мир, и, вспоминая слова Джона Леннона в песне “Imagine”, я понял почему ему понравилась Япония, ведь нам так необходимо чувство единства и семьи человечества.

5. Подводя итоги общественно-экономического развития Японии раннего средневековья, можно заметить некоторые параллели с Западной Европой, однако не влияние. Данный факт, возможно, связан с одной общей чертой исторического развития: историческим вызовом, например в Месопотамии - была река, в Киевской Руси – степь, а в Западной Европе и Японии – леса, однако в Японии это ещё и море, что определило в дальнейшем гармоничное сочетание традиций восточной мудрости и европейского динамизма в общественном развитии.

У японцев и у европейцев, как ни странно, сложилась и общая черта в мировосприятии – «свой-чужой». В Западной Европе это связано с влиянием католической церкви, с прикрепленностью людей к земле, а в Японии понимание «свой-чужой» сложилось по причине главенствующего положения семьи в жизни человека, когда, например, соседское поле, люди из другой семьи или политического клана воспринимались чужими.

Общим итогом периода VVIII вв стало заложение феодального фундамента в дальнейшем продвижении Японии к более прогрессивным формам хозяйствования и организации общества.




Часть II

Оформление и расцвет японского феодального мира (IXXV вв)

В XXV вв в Японии окончательно складываются феодальные отношения. В своих формах они все больше приобретают черты западноевропейской аграрной экономики. Усложнились и приняли все более острую форму социальные отношения, появляются новые сословия, которые определят развитие Японии на несколько веков вперед. Роль государства все более ослабевает, и оно скорее напоминает аристократический клуб феодалов разных групп. Такие резкие перемены заставляют людей думать, работать, жить по-другому, что также вызвало изменение в культуре и в духовном мире японцев. Высокое средневековье оставило внушительное наследие для экстраординарного пути развития Японии в будущем.

1. В IXX веках широкие размеры принял процесс превращения государственных земель, находившихся в частном пользовании, в частно­владельческие феодальные поместья (сёэн), что сопровождалось зака­балением надельного крестьянства отдельными феодалами.

Нахожу важным отметить, что в Японии в это время происходит интенсификация сельского хозяйства: улучшилась техника обработки по­лей, расширилась система орошения, сооружались новые каналы и искусственные пруды. В результате рас­ширения экономических связей с Китаем и странами Юго-Восточной Азии в Японии появились новые сельскохозяйственные культуры: хло­пок, лаковое дерево, сахарный тростник. Крестьяне занимались шелководством, сеяли лен, выращивали индиго. В южных районах страны урожай собирали два раза в год.

Как следствие рабы (яцуко) и полурабы (бэ) не играли важной роли. В IХ—Х веках рабы по своему положению постепенно уравнивались с закабаленными крестьянами. После, заселения главных островов (Кюсю, Сикоку и Хонсю) пришельцами приток дешевой рабочей силы - рабов из исконных жителей — был уже невозможен. Кроме того, высо­кий уровень развития сельского хозяйства и ремесла исключал возмож­ность сколько-нибудь эффективного использования труда рабов в этих отраслях производства. Бывшие рабы должны были восполнить недо­статок земледельцев как во владениях феодалов, так и на государствен­ных землях. Раб получал участок земли и заводил свое крестьянское хозяйство, так что в поместьях (сёэн) скоро исчезло всякое различие между рабом и крестьянином. Сами хозяева принуждены были содейст­вовать процессу перехода рабов на положение крестьян. Предупредить бегство раба к другому феодалу, переманившему его обещанием отпу­стить на волю, можно было только «дарованием» рабу свободы. Поэто­му уже с XI века в феодальной Японии выступают два основных класса: земельные собстненники-феодалы и закабаленные крестьяне. В начале X века рабство было официально отменено, но в небольшом числе ра­бы встречаются и позже.

Присвоение государственных земель феодалами облегчалось тем, что официально разрешалась частная собственность на некоторые виды земли, например на пустоши, на вновь обрабатываемые земли. Японские феодалы широко использовали эти возможности для создания крупных поместий. Начиная с VIII века внутри правящего сословия все явствен­нее складываются три группы. Феодалы, входившие в число столичной служилой и придворной знати, составляли первую группу. Представители первой группы вели свое происхождение главным образом от победителей в той внутренней борьбе, которая в VII веке завершилась окончательной победой дома Сумэраги и тех родов, кото­рые тогда его поддерживали. Столичная аристократия получала крупные привилегии в земле­пользовании. Затем в их распоряжении были Доходы с «кормовых пожалований». Кроме того, они получали в форме «сезон­ных выдач» жалованье из государственной казны. Таким образом, столичная аристократия пыталась сосредоточить в своих руках всю политическую и экономическую власть, оттеснив императора (что позже и произошло).

Вторая группа феодалов была сосредоточена в местном аппарате, т.е. управляла провинциями в качестве губернаторов и их помощников. Управление провинциями давало феодалам значительные доходы, а с учетом слабого контроля центра и неограниченную политическую власть на данной территории. В распоряжении феодалов были собственные привилегированные наделы, казенные земли и иногда часть земли государственных крестьян. Они же активно участвовали в захвате новых земель, которые не облагались налогами.

Третья группа феодалов складывалась из потомков тех родовых старейшин, которые в свое время остались в стороне от войн, ведшихся в центре за власть. Они большей частью фактически сохранили свое прежнее положение, хотя и именовались начальниками уездов. Прежние их владения также остались за ними либо в качестве привилегированных наделов, либо в качестве возделанной нови.

С течением времени третья и вторая группы сформировали слой провинциальных (или окраинных) феодалов, а первая – группировку столичной придворной знати. В дальнейшем борьба развернулась между двумя группами сословия феодалов.

Вышеописанное является импульсом инфеодации японского экономического и политического устройства. Важно отметить, что в каждой стране условия протекания инфеодации были разные: в Европе за военную и другую службу выдавались феоды, а в Японии это происходило в результате складывания новой социальной стратификации, в которой к каждой группе феодалов приписывались определенные права и обязанности. Толчком чему послужило большое количество пустоши и сохранение традиций семейной общины на периферии, чего не было в Европе.

Императорский дом был фактически отстранен от власти. Пере­несение столицы в Хэйан (современный Киото) в 794 г. можно считать выражением стремления наиболее близкого ко двору рода Фудзивара захватить в свои руки верховную власть. Сначала Фудзивара устано­вили такой порядок, при котором император должен был брать жен только из их рода. Затем в 858 г. Фудзивара стал фактическим прави­телем государства, приняв на себя регенство при малолетнем импера­торе, а с 887 г. заняв пост верховного канцлера при совершеннолетнем императоре. Вскоре представители рода Фудзивара не только заполнили весь центральный правительственный аппарат, но и овладели фактически верховной властью. При этом местные административные аппараты управления были в руках провинциальных феодалов.

В результате мы видим картину начавшегося ослабления центральной власти в лице императора (наподобие процессов в Западной Европе в X веке), что предопределило феодальную раздробленность. Однако в Японии это происходило с рядом особенностей:

1) центральная власть осуществлялась, но не императором, а определенными аристократическими столичными кланами;

2) центральная власть имела неноминальный характер, о чем говорит активность феодалов в борьбе за неё с усилением их экономических позиций.

Такие особенности, на мой взгляд, обусловлены важным фактором - государственная структура выполняла роль феодальной иерархии, критерием которой являлось занятие определённого поста. Однако после изменений в общественной организации феодализма государство стало выполнять и другие функции для укрепления сословия феодалов

Все группы феодалов стремились ко всяческому укреплению и рас­ширению своих экономических позиций, причем главное их внимание было направлено на захват новых земель. Освоение новых полей давало возможность создавать себе владения вместо надела, причем эти владения были привилегированными, так как всякая новь была освобож­дена от налогов. Новые поля захватывали все (и придворная знать, и монастыри), но успешнее других на этом поприще действовала местная аристократия, особенно в отдаленных от центра провинциях, где насе­ления было меньше, а необработанных земель больше. Мощь феодалов, захвативших значительные пространства земли, все более возрастала. В XXI веках их владения не только были осво­бождены от обложения, но и получили иммунитеты: местные власти не имели права входить на эти земли.

К середине X столетия опреде­ленно выявилось, что преобладающей формой землевладения является уже не надел, а частновладельческое поместье (сёэн).

В Японии в Высоком Средневековье приобретают окончательные черты феодальные отношения. Нахожу интересным, что активные политические и экономические отношения феодалов, основывающиеся на институте частной собственности, протекали в рамках государственных структур с учётом ослабления центральной императорской власти и складывания социальной дифференциации внутри феодального класса. Это напоминает черту семейности и понимания общности японцев, когда необходим фактор единства, что явилось примером восточного влияния. Однако прямого влияния со стороны Западной Европы не было, хоя предоставляется возможным провести множество параллели. По моему мнению, такой феномен можно объяснить географическими особенностями и соседством с Китаем, а также, что не менее важно, особенным сознанием и духовным миром средневекового японца.

2. Одним из результатов усиления местных феодалов было появление в поместьях собственных вооруженных сил. До этого существовали только правительственные войска, которые формировались так: опре­деленный процент крестьян забирался в войско, размещаемое в провинциях в виде местных гарнизонов. Каждый воин должен был экипиро­ваться на свой счет; более того, во все время службы его должна была содержать семья. С увеличением случаев крестьянских восстаний и увеличением числа беглых кре­стьян повсюду возникали крестьянские отряды, нападавшие на феода­лов и их владения. К IXXI векам относятся первые крупные крестьянские восстания. Так, во второй половине IX века восстали крестьяне в одной из провин­ций на острове Кюсю; повстанцы убили губернатора и разгромили провинциальные учреждения; в X веке вспыхнуло восстание в районе Канто (Восточная Япония); в X — начале XI века крестьянские восста­ния возникали повсюду, даже в самых северных районах. В центре стра­ны они приобрели такую силу и размах, что угрожали самой столице. Для борьбы с крестьянами владельцы поместий, не надеясь на помощь правительственных войск, стали формировать свои собственные вооруженные отряды либо из беглых, либо из бывших сол­дат. Нередко феодалы переманивали к себе в отряды беглых крестьян, суля им всякие блага. В таком случае заключался «договор»; дружин­ник обязывался «верою и правдою» служить своему феодалу и защи­щать его «не щадя живота». Феодал же обязывался кормить своих дру­жинников, одевать их и предоставлять им жилье. Таким образом, в по­местьях помимо владельца земли и крестьян появились воины.Феодал становится настоящим сюзереном, в зависимость к которому попадают люди, выполнявшие определенную службу (крестьяне, военнослужащие).

В Японии в эпоху Высокого Средневековья возникла борьба Севера и Юга. Это особенная борьба, которая и в дальнейшем будет «черной дырой» ресурсов и сил, однако импульсом движения вперед (даже сейчас в Японии существует неофициальная борьба за экономическое лидерство между Канто и Кансаем). В XIXII веках создавалось два типа феодальных поместий: один главным образом на востоке и севере Японии, другой - в центральной и юго-западной частях ее. В первом случае — в условиях почти полного отрыва от центра и непрерывной борьбы с айну — новые формы фео­дального поместья созревали гораздо быстрее. Скопление на северо-востоке беглых крестьян, оседание их в поместьях местных властителей, появление в большом количестве дружинников, нужных здесь больше, чем где-нибудь в другом месте, отход мелких владетелей под патронат крупных — все это шло там и более быстрым темпом и в более отчетли­вой форме. К тому же дружинники были не только служилым элемен­том: становясь в ряды дружины своего господина, они получали от него известный земельный надел. В результате на северо-востоке выросло мелкое ленное землевладение, находившееся в руках представителей но­вого служилого класса — самураев, группировавшихся вокруг какого-нибудь могущественного рода в качестве его вассалов. Наиболее бога­тыми и сильными на северо-востоке к началу XII века были феодалы Минамото.

В противоположность этому в юго-западной части Японии сохраня­лась гораздо дольше прежняя форма поместий — крупного владения, не раздробленного на отдельные ленные участки. Владельцы поместий в центральной и юго-западной Японии формировали лишь небольшие дружины для охраны своих поместий, главным образом от морских пира­тов, действовавших во внутреннем Японском море или у берегов Кюсю и Сикоку. Предоставление дружинникам земельного лена было в этом районе распространено меньше, чем на севере.

Трещина между двумя вышеназванными регионами углубилась и вылилась в междоусобную войну 1156 – 1192 гг между родами Тайра и Минамото, в результате которой правителем государства стал Миномото Ёримото в 1192 году с титулом сёгун (военный предводитель). Столицей Японии стал город Камакура в регионе Канто. Земли побежденных были разделены между членами коалиции Минамото. В губернские управления и в поместья феодалов, которые не принадлежали к дому Минамото, были направлены в сопровожде­нии воинских отрядов специальные комиссары, некоторые из них назна­чались вице-губернаторами. Основной задачей этих лиц было предотвра­щение и подавление чьих бы то ни было выступлений против новой власти.

Вскоре влияние направленных в поместья представителей центра
резко возросло. Они стали контролировать хозяйства местных феодалов
и присваивали себе около 1/20 урожая под видом «военного налога». Это
вызвало новые серьезные столкновения.
В середине XIII века главную массу владений составляли земли дружинников Минамото и фамилии. Ходзё— главных вассалов сегуна. Их владения были невелики по размерам. Одни были получены от сегу­на в качестве ленов, другие — временно, в управление. Таким путем сложилось мелкопоместное дворянство (самурайство), владевшее свои­ми землями на основании «жалованных грамот» сюзерена.

Кроме того, продолжали существовать весьма обширные монастыр­ские земли; площади земель императорского двора и придворной знати города Киото (резиденция императора) значительно уменьшились.

Господствующий класс феодалов, оформившийся как военно-поме­стное дворянство (буси, самурай), владел основными земельными фон­дами и государственным аппаратом страны.

Военно-феодальное сословие самураев установило свою власть над крестьянами, которые жили на их землях, обрабатывали эти земли и платили своим господам натуральную ренту или же возделывали гос­подскую землю на условиях барщины. Закрепощенное крестьянство по­мимо уплаты зернового налога и отбывания трудовой повинности было обязано служить в отрядах своих господ и выполнять функции слуг. Размер основной натуральной ренты помимо прочих поборов колебался от 40 до 60% урожая.

В Японии в результате политических, экономических, социальных изменений окончательно упрочился феодализм в лице военного мелкопоместного дворянства. Земля как основная ценность находилась в основе сюзеренно-васалитетной системы. Внутренние и внешние политические условия развития новых форм хозяйствования в Японии и в Европе отличаются, однако формы схожи. В чем различие и где же восточный колорит? Ответ на этот вопрос, по моему мнению, надо искать в той смысловой окраске, которую придавали японцы феодальным отношениям и в чувстве гармонии ( включая взаимоисключающие понятия дисгармонии и гармонии). Эти качества создавали неповторимый, так и не понятый европейцами кодекс самурайской этики (бусидо), вобравший в себя дух средневековой Японии, рыцари (т.е. самураи) которой проявляли как восточную мудрость и сильную волю, так и европейский рационализм и напористость.

Кодекс самурайской этики требовал быть первым «всегда и везде» и особенно на поле боя. Эти требования можно было выполнить на начальном этапе формирования самурайства, когда шла междоусобная война, ими руководил здоровый, полнокровный инстинкт жизни. В более позднее время, когда шла главным образом борьба сюзеренов и доминировали их инте­ресы, правящий феодальный слой старательно воспитывал в своем рыцарстве героику смерти, в частности — этику и эстетику самоубийст­ва. К XIV веку окончательно был выработан японский национальный способ самоубийства — сэппуку или харакири. Однако личный героизм, жажда подвига и славы, достигаемой такими разнообразными путями, не являлись в феодальных условиях самоцелью. Господствующая идео­логия подчиняла это высшим целям, вернее — одной высшей цели, по­крывающей собой, в сущности, все содержание общественной и личной морали самурая, а именно — верности. Буддизм в формировании сознания японского рыцаря играл далеко не последнюю роль, а именно религиозно обосновывал их действия. В свою очередь католическая церковь в Европе играла в придачу организатора военных походов (крестовых), к чему обязательно прилагалась идеологическая подоплека. Вообще, бусидо является ностальгией современных японцев по славному прошлому, как и у европейцев по временам рыцарства, но в то же время кодекс положил основу особенного чувства японского патриотизма на перекрестке Востока и Запада.

Социально-экономические и политические причины в процессе феодального развития обусловили закономерный характер появления самураев, которые стали костяком сюзеренно-васалитетной системы и государственной структуры. Самурайство как и рыцарство стало символом средневековой эпохи, но эти два явления отразили контраст и взаимное дополнение Востока и Запада. Вышеназванные сословия были субстратом средневековых идей, неподдающихся унификации, а только особенностям человеческого мировоззрения, где сочетались крайний рационализм и высокие чувства преданности и чести. Такое уникальное сочетание прослеживается в соприкосновении Японии с восточным и западным пониманием человека, общества и жизни человека в обществе.


19




Случайные файлы

Файл
124958.rtf
118667.rtf
Шпоры.doc
156169.doc
56319.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.