СОДЕРЖАНИЕ


  1. Введение 2

  2. Воронежский край в древнейшие и древние времена 4

  3. Воронежский край в период образования и укрепления
    Российского государства 10

  4. Город-крепость Воронеж 15

  5. Построение русского флота на реке Воронеж 24

  6. Заключение 27

  7. Литература 29

ВВЕДЕНИЕ


Российское государство к середине XVI столетия заметно крепло. Страна, протянувшая свои границы от Белого и Баренцева морей до Чернигова и рязанских пределов, от Финского залива и Смоленска до Северного Урала и нижнегородских земель, включала, помимо русских людей, нерусские народы Севера и Сибири (карелы, коми, ханты, манси и др.). Население (до 3 млн. человек) из центра начало перебираться на окраины – на юг до Оки, в Прикамье, на Урал.


Территория России в XVI веке

В стране растут старые, возникают новые города или поселения торгово-промышленного типа – рядки, посады, которые подчас превращались в города. То же происходило с крепостями, около которых появлялись посады.

Города играли существенную роль в хозяйственной жизни страны. Русские купцы торговали с Крымом и Турцией, Кавказом и Средней Азией, Ираном и Индией, странами Западной и Южной Европы. Ездили туда по Волге, через Крым, Литву, Нарву. Однако торговле в восточном и южном направлениях мешали ханства Казанское, Астраханское и Крымское, оставшиеся со времен Золотой Орды; в западном направлении – Великое княжество Литовское и Ливонский орден.

Казанские ханы, эмиры и мурзы из года в год нападали на пограничные русские земли. Разоряли города и селения, уводили в полон горожан и крестьян. К началу 50-х годов XVI в. более 100 тысяч пленников томились по казанским улусам. Их продавали в Крыму, Средней Азии, Северной Африке. За спиной татарских ханств, в том числе и Казанского, стояла могущественная Оттоманская Порта (Турция).

Потребности государства на тот период диктовали более активную внешнюю политику. На повестке дня московского правительства стояло решение насущной национальной задачи: ликвидация осколков Золотой Орды. Путь по Волге сулил многие выгоды – усиление торговых, культурных связей с восточными и южными странами; по ее берегам лежали плодородные земли.





ВОРОНЕЖСКИЙ КРАЙ В ДРЕВНЕЙШИЕ
И ДРЕВНИЕ ВРЕМЕНА


Территория современной Воронежской области была за­селена человеком в эпоху палеолита – древнекаменно­го века. Примерно на 30 тысяч лет отстоят от нас по времени древнейшие поселения в районе села Костенки, на правом берегу Дона, в Хохольском районе Во­ронежской области. Учеными найдены и исследо­ваны каменные и костяные орудия труда, остатки жи­лищ, охотничьей добычи. Жители Придонья в ту по­ру не были бродячими охотниками. Они вели оседлую домашнехозяйственную жизнь. Среди находок имеются и предметы искусства: вырезанные из бивня мамонта женские статуэтки, костяные украшения со своеобраз­ным орнаментом. Известный советский антрополог и скульптор М.М. Герасимов по найденным в Костенках черепам воссоздал внешний облик двух жителей Придонья эпохи палеолита.

Кроме Костенок, следы человека каменного века най­дены и в других местах Воронежской области. В обре­зе правого берега реки Дон у села Щучье в Лискинском районе были обнаружены хорошо сохранившиеся дере­вянные челны, относящиеся к IVIII тысячелетиям до нашей эры. Это свидетельствует о том, что уже тогда человек использовал донской речной путь.

Среди археологических памятников Воронежской об­ласти немало остатков поселений, жизнь на которых то прекращалась, то возобновлялась вновь в последую­щие исторические эпохи. Это так называемые много­слойные памятники. Среди них очень интересное Мосоловское поселение в современном Аннинском районе, где во II тысячелетии до нашей эры, в эпоху бронзового века, существовал поселок металлургов-литейщиков.

В конце I тысячелетия до нашей эры в степном При­донье проживали ираноязычные скифо-сарматские пле­мена. В скифо-сарматских погребениях в пределах Во­ронежской области (урочище «Частые курганы» на се­верной окраине Воронежа, село Чертовицкое Рамонского района, урочище «Бугрики» в Лискинском районе) най­дены искусные ювелирные изделия из золота, серебра, бронзы.

В I тысячелетии нашей эры в Воронежский край с востока, из азиатских степей приходят новые народы; одни из них остаются в Придонье на несколько столе­тий, другие отправляются сразу же дальше на запад. (Историко-географический термин «Воронежский край» широко употребляется в литературе. Географически край включает в себя территорию современной Воро­нежской области, а также ­– для отдельных историче­ских периодов – местности за ее пределами, тесно свя­занные в данный момент с Воронежем).

Во II веке в степном Придонье поселяются ираноязыч­ные аланы. В IV веке через придонские степи прошли гунны – тюркоязычный народ, сформировавшийся в Центральной Азии. Затем в Придонье появляются тюркоязычные болгары. В VII веке группа болгарских пле­мен перешла из Придонья на Балканский полуостров, где, смешавшись со славянами и переняв их язык, да­ла имя государству Болгарии. Другая группа болгар­ских племен основала средневековое государство на Волге и Каме – Волжско-Камскую Болгарию. Остав­шиеся в Воронежском крае аланские и болгарские пле­мена в VIII веке подчинили себе хазары, южная, степ­ная часть края вошла в состав Хазарского каганата (Хазарии).

До сих пор в Воронежской области сохранились ру­ины нескольких белокаменных замков, охранявших в VIIIIX веках северные рубежи Хазарии. Один из та­ких замков (в Лискинском районе на Маяцком горо­дище) хорошо исследован советскими учеными. Под за­щитой крепости здесь находилось торгово-ремесленное поселение, где жили аланы и болгары. Интересно от­метить, что на каменных плитах, составлявших стены крепости, обнаружены загадочные, пока еще не расши­фрованные надписи.

К IX веку на обширной территории Восточной Европы образовалось восточно-славянское Древнерусское государство. На восточноевропейских равнинах складывалось тогда могущественное раннефеодальное государство – Киевская Русь. Его исторический центр находился в Приднепровье, столицей стал город Киев. Северо-западная часть современной Воронежской области в бассейне Верхнего и Среднего Дона оказалась его далекой юго-восточной окраиной. Это было временем появления славян в Воронежском крае. Расселяясь из Приднепровья и с верховьев Оки, славя­не устраивали укрепленные поселения на берегах рек Дона и Воронежа. Остатками таких поселений (древне­русских городков) являются в Воронежской области го­родища Титчиха на Дону, Животинное, Белогорское на реке Воронеже, городище у поселка Рамонь и ряд других. В это время зазвучала в Воронежском крае русская речь.

В X веке в степное Придонье с востока вторгся но­вый тюркоязычный народ – печенеги. Под ударами печенегов погибли крайние древнерусские городки в Воронежском крае, были разрушены хазарские крепо­сти. Вторжения тюркоязычных народов повторялись и в дальнейшем. В середине XI века печенегов в При­донье сменили половцы.

Со второй трети XII в. в истории Руси начинается длительный период феодальной раздробленности. Ранее единая государственная территория распалась на ряд самостоятельных феодальных земель и княжеств. Междоусобицы, распри, военные столкновения между отдельными князьями стали обычным явлением. Особенно стремились князья овладеть г. Владимиром, ставшим в XII веке центром Руси. В пределы владимирских земель не раз вторгались отряды соседних князей. Об этом рассказывают русские летописи. В 1177 г., в связи с таким походом на Владимир, в русских летописях впервые упоминается слово «Воронеж».

Исторический документ

Упоминание о Воронеже в 1177 г. в Никоновской летописи:

"В год 66851 … Великий князь Всеволод… послал в Рязань гонца, говоря рязанцам: «Выдайте мне врага моего, шурина2 Глебова, князя Ярополка Ростиславича; если же вы так не сделаете, то пойду на вас с большим войском». Рязанцы, реша между собой, сказали в ответ: «Из-за князей Ростиславичей пришла беда и погибель нашим князьям; пойдем в Воронож и возьмем его». Ибо отбежал князь Ярополк Ростиславич в Воронож и там переходил из города в город, не зная, куда деться от печали и скорби. Пойдя в Воронож, рязанцы схватили его и привели во Владимир к князю Всеволоду Юрьевичу, который приказал взять его у них».3


Примечание:

Летописец не пояснил, о каком Воронеже он вел речь – реке, городе или целом регионе. Позднее, в XIX в., это породило противоречивые суждения о «летописном Воронеже». Так, например, известный историк России Н.М. Карамзин (1766-1826 гг.) в своей «Истории государства Российского» признавал существование современного ему губернского центра города Воронежа с XII в., тогда как другой русский историк С.М. Соловьев (1820-1879 гг.) в «Истории России с древнейших времен» усомнился в существовании летописного города Воронежа и высказал предположение о том, что в летописи речь шла о реке Воронеж.


В XIII веке пришли, сея смерть и разрушения, монголо-татары. Первым русским княжеством, которое подверглось мощному удару монголо-татарских полчищ, было Рязанское. Это случилось зимой 1237 г.

Исторический документ

Никоновсая летопись о начале нашествия Батыя на Русь и сражения рязанских воинов с татарами на Воронеже

«Той же зимой4 пришли с Восточной стороны на рязанскую землю, лесом, безбожные татары с царем Батыем, и придя, сначала стали станом на онузе5, взяли ее и сожгли. И оттуда послали своих послов: женщину – чародейку6 и двух мужчин с ней к рязанским князьям, требуя себе десятой части во всем: «в князех, и в людех, и в доспесех, и в конех». Князья же рязанские Юрий Ингварович и брат его Олег, и муромские и пронские князья ответили послам батыевым: «Коли нас не будет, то все ваше будет». И начали собирать силы и выехали против татар в Воронож, желая там сотворить с ними брань… и была сеча зла, и одолели безбодные измаильтяне7, и бежали князья в города свои. Татары же, рассвирепев очень, начали воевать землю Рязанскую с великой яростью».8


Нашествие Батыя 1237-1240 гг. принесло неисчислимые бедствия древнерусскому государству. В упадок пришли старые земледельческие центры. Сожжены дотла и разрушены многие города и села. Сотни тысяч людей погибли или были уведены в плен. Изменилась граница Руси: она отодвинулась далеко на север и запад. Жизнь на территории к югу от реки Оки, издавна освоенной древнерусскими людьми, замерла.

И хотя монгольское нашествие не привело к полному запустению воронежского края, число поселений и жителей в них в XII-XIV вв. значительно сократилось по сравнению с предшествующим временем.


Господство тюркоязыч­ных кочевых народов в степной части Воронежского края продолжалось вплоть до XVI века. Оно отрази­лось и в географических названиях. Так, многие речки и урочища в Воронежской области носят тюркские на­звания, кстати, легко переводимые на русский язык: Еманча (плохая речка), Кисляй (родник, источник), Курлак (ручей), Тамлык (хвойный лес), Тойда (глини­стая гора), Толучеевка (полноводная речка).




ВОРОНЕЖСКИЙ КРАЙ В ПЕРИОД ОБРАЗОВАНИЯ
И УКРЕПЛЕНИЯ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА


Нашествие Батыя на Русь замедлило развитие страны, но не остановило его. В упорной борьбе русского народа с монголо-татарским игом в XIV-XV вв. постепенно складывались политические и экономические предпосылки объединения русских земель в единое государство. Русские люди восстанавливали разрушенные захватчиками города и села, возвращали к жизни временно запустевшие территории. Успешнее делалось это в центре Руси, труднее – на окраинах. На западных границах постоянно доставляли тревогу немцы, литовцы и поляки, на восточной и юго-восточной окраине татары. И все же народ никогда не забывал своих исконных земель.

Трудно было продвигаться по землям, лежащим в бассейнах рек Дона и Воронежа в XIV-XVI вв. Долго терпел русский народ, накапливая силы. И в 1480 г. сбросил ненавистное монголо-татарское иго. В 1521 г. Рязанское княжество официально присоединилось к Москве. Земли у реки Воронеж снова вошли в состав Русского государства. Однако жить в Воронежском крае было еще опасно. Золотая орда распалась, но на ее месте возникли другие государства.

Некоторые из них, например, Казанское, Астраханское и Крымское ханства, находились рядом с Россией. В южной степной части Воронежского края продолжали кочевать монголо-татары.


Исторический документ

Указание воронежскому воеводе о принятии мер предосторожности в связи с появлением татар:

11 сентября 1652 г.

«От царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии на Воронаж воеводе нашему князю Василью Петровичу Кропоткину… И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б на Воронаже жил с великим береженьем, станичников на поле к урочищам посылал и про татар проведывал всякими обычаи, чтоб татаровя к воронежским крепостям и к Воронажу безвестно не пришли и дурна какова не учинили, и по валу б у всяких земляных и у деревянных крепостей и в городках и на башнях служилых людей в день и в ночь держал…»9

И все же, несмотря на опасность, наиболее смелые жители Рязанского края в XVI в. продолжают осваивать воронежские угодья. В лесных районах по берегам Воронежа они охотятся на зверей, ловят рыбу, занимаются бортничеством (сбором меда диких пчел).

Река Воронеж


Важной вехой в истории воронежского края стало основание горо­да Воронежа. Строительство города началось в 1585 го­ду и было продолжено в следующем, 1586 году. Тогда же город Воронеж выставил свои сторожи в придонскую степь. Под защитой города; поблизости от него, в конце XVI – начале XVII века возникли первые села и де­ревни (Айдарово; Березово, Боровое, Животинное, Рамонь, Репное, Чертовицкое, Ямное и другие). В 1615 году в новом Воронежском уезде существовало уже 59 поселений.

Однако заселение и хозяйственное освоение Воро­нежского края русскими людьми в XVI и XVII веках оказалось непростым, нелегким делом. Главным пре­пятствием было очень неприятное для России соседст­во Крымского ханства. Крымские и ногайские татары совершали грабительские набеги на Воронежский край, уводили в плен, в рабство мужчин, женщин, детей, угоняли скот, разрушали жилища, топтали поля. Основную часть населения края составляли тогда мелкие слу­жилые люди: стрельцы, казаки, пушкари, поселенные драгуны, солдаты, рейтары, дети боярские. Это были одновременно и воины и земледельцы. Для защиты от татарских набегов они строили земляные и деревян­ные укрепления, отражали нападения татар. Они же начали распахивать целинные земли.

В середине XVII века (1635—1658 гг.) русскими людьми на путях набегов крымских татар была соору­жена 800-километровая укрепленная линия – Белго­родская черта (она получила такое название потому, что управление ею на первых порах осуществлялось из города Белгорода). «Черту» составили города-крепости, земляные валы, сплошные линии деревянных заборов. Были использованы и естественные препятствия для та­тарской конницы: реки, леса, болота. Белгородская чер­та прошла и через Воронежский край. Как крепости «на черте» были построены в пределах современной Воронежской области города Острогожск, Коротояк, Ольшанск, Урыв, Костенек, Орлов. Городом «на черте» стал и Воронеж. Белгородская черта защитила от та­тарских вторжений северо-западный угол территории современной Воронежской области. «За чертой» в Во­ронежском крае постоянных поселений до 90-х годов XVII века не существовало, там находились промысло­вые угодья (ухожьи, или юрты), временные арендато­ры которых из числа служилых людей ловили рыбу, собирали мед диких пчел, добывали пушных зве­рей.

ГОРОД-КРЕПОСТЬ ВОРОНЕЖ


Присоединение к Москве Рязанского княжества в 1521 г. завершило объедине­ние русских земель в единое централизованное государство. Удачные походы Ивана IV на Волгу в 1552 и 1556 гг. привели к ликвидации Казанского и Астраханского ханств. Но южные границы России по-прежнему нуждались в защите. Для наблюдения за продвижением крымских татар, постоянно нападавших на южнорусские рубежи, в XVI в. была организована сторожевая служба. Она состояла из сторож и станиц. Сторожа – это наблюдательный пункт, на котором находилось несколько всадников-сторожей. Они контролировали определенный участок на пути возможного прихода татар. Станица – это конная разведка. Станичники должны были доехать до указанного места, выяснить обстановку, вернуться и доложить об увиденном. Кроме того, далеко в степи с ранней весны и до поздней осени устанавливались крупные сторожевые посты, на каждом из которых насчитывалось от нескольких десятков до ста сторожей. Два таких сторожевых поста располагались в пределах современной Воронежской области.

Один находился недалеко от г. Лиски, другой – недалеко от места впадения р. Вороны в р. Хопер. Для затруднения подхода татар к крайним русским городам правительство практиковало также поджог травы в степи на огромной территории. Известно, например, что в 1571 г. такой поджог травы был организован в пределах нынешней Воронежской области.

И все же этих мер было недостаточно. Южные и юго-восточные границы России XVI в., по существу, оставались открытыми.

В XVI в. татары совершили множество крупных и мелких набегов на Русское государство. Во время крупных набегов в походах участвовали десятки тысяч татар-конников. Каждый всадник был вооружен саблей, луком и колчаном с 18-20 стрелами, ножом, шилом, огнивом для добывания огня и длинными ременными веревками для вязания пленных.

В поход татары отправлялись обычно летом, но иногда совершали и зимние набеги. Придя в район, заселенный русскими или украинцами, татарское войско применяло метод облавы. Отряды по несколько сот человек рассыпались по деревням, окружали их, а затем начинали грабить, жечь, резать тех, кто сопротивлялся. Заканчивался набег уводом оставшихся в живых здоровых мужчин, женщин, детей, а также быков, коров, лошадей, овец, коз. Домашний скот использовался в хозяйстве кочевников. Пленников продавали на рабских рынках Северного Причерноморья и Средиземноморья.

Кроме крымских татар во второй половине XVI в. на юге России появляется еще один сильный и опасный противник ногайские татары. После разгрома Астраханского ханства часть ногайских татар, живших здесь, откочевала на крымскую сторону и заняла территорию на правом берегу Волги и Прикубанье (от Кубани до Дона). Во главе этих татар стоял мурза Казы Ураков. Он основал улус Казы Уракова, или Малую Ногайскую орду. Казы Ураков стал союзником крымского хана и турецкого султана. При нем обозначилось четкое направление Ногайской татарской дороги. Она пролегла восточнее Дона, через верховья р. Битюга в пределах современной Воронежской области, между реками Польным Воронежем и Цной и далее к юго-восточным рубежам России. Наряду с татарскими дорогами, шедшими со стороны Крыма (Муравской, Изюмской и Кальмиусской), Ногайская дорога (сакма) в XVI в. и позже находилась под пристальным вниманием русского правительства. По ней ногайские татары вторгались в пределы, рязанских, рижских, шацких и других юго-восточных русских земель и так же, как и крымские татары, грабили и сжигали населенные пункты, вытаптывали поля, угоняли скот, убивали и уводили в рабство тысячи русских людей.

Исторический опыт подсказывал, что предупреждать жителей пограничных районов о приходах татар мало, нужно было давать отпор татарам впереди окраинных южнорусских районов до того, как они вступят в пределы постоянных населенных пунктов. С этой целью в конце XVI в. правительством было решено строить города-крепости далеко в степи, на пересечении или вблизи татарских дорог. По предположению доктора исторических наук, профессора В.П. Загоровского, в ноябре 1585 г. было решено построить две такие крепости: на крымской стороне Дона – Ливны, на ногайской стороне – Воронеж. Немалую роль в основании названных городов сыграли появление в 1585 г. польско-литовских военных отрядов в пределах современной Воронежской области, а также близость вольницы донских казаков. Несколько позже на крымской стороне было поставлено еще 6 городов-крепостей: Елец (1592 г.), Белгород (1596 г.), Курск (1596 г.), Оскол (1596 г.), Царев-Борисов (1599 г.), Валуйки (1599 г.).

К сожалению, царский указ об основании города-крепости Воронежа не сохранился или пока не найден учеными. Сохранилась лишь выдержка из этого указа, в которой не называется дата основания Воронежа и которая помещена в распоряжении боярина Н.Р. Юрьева о реорганизации сторожевой службы на южной окраине России от 1 марта 1586 г.

Из распоряжения боярина Юрьева, если читать его внимательно и вдумчиво, ясно, что 1 марта 1586 г. в Москве заседала правительственная комиссия. Она обсуждала вопрос об организации сторожевой службы на юге России на 1586 г. К началу работы комиссии воронежский воевода, подобно тому, как это делал воевода г. Ливен, прислал свои предложения о расстановке сторож в зоне Воронежа. Для подтверждения существования на 1 марта 1586 г. "нового" города Воронежа в распоря­жение об организации сторожевой службы на юге России и был включен отрывок из царского указа об основании Воронежа. Существуют и другие версии о дате основания Воронежа, но пока они не получили научного подтверждения.

Город-крепость Воронеж был поставлен на правом крутом берегу p. Воронежа, примерно на том месте, где сейчас находится главный корпус Воронежского государственного университета (Университетская площадь, 1). Его окружали крепостные стены высотой 6 м. Среди стен возвышались башни высокой до 20 м. С трех сторон воронежскую крепость защищал крутой обрыв к реке, с четвертой был прорыт глубокий ров. На случай осады крепость имела тайник – подземный ход к реке. И башни, и стены имели бойницы для пушек и были хорошо приспособлены для обороны крепости.

Пушки времен Петра I


Руководил строительством Воронежской крепости Семен Федорович Сабуров. Выходец из знатного боярского рода, С.Ф. Сабуров был назначен сюда правительством и стал первым воронежским воеводой. Ему помогали дети боярские (мелкие помещики) Василий Григорьевич Биркин и Иван Никитович Судаков (Мясной).

Строителями и первыми жителями Воронежа были русские служилые люди: стрельцы, казаки, пушкари, воротники. строили крепость, несли пограничную службу и, если было, вступали в открытый бой с татарами.


Исторический документ

Распоряжение боярина Н.Р. Юрьева о реорганизации сторожевой службы на южной окраине России:

1 марта 1586

"И 94-го году марта в 1 день10 боярин Никита Романович Юрьев сей росписи слушал и приговорил: на Осколе усть Убли и на Дону на Богатом затоне стоялым головам11 не стояти. По государеву цареву и великого князя Федора Ивановича всея Руси и указу и по приговору бояр князя Федора Ивановича Мстиславского с товарыщи на Сосне, не доезжая Оскола два днища12, потавить велено город Ливны, а на Дону на Воронеже, не доезжая Богатово затону два днища, велено поставить город Воронеж. А быти на Ливнах и город ставити воеводе князю Володимеру Васильевичю ольцову-Мосальскому да Лукьяну Хрущеву, на Воронеже – воеводе Семену Федоровичу Сабурову, да Ивану Судакову, да Василью Биркину. И каковы будут вести на Ливнах про приход воинских людей на государе­вы украйны, и с Ливен посылати с вестьми на Воронеж, а с Воронежа по тому ж на Ливны с вестьми посылати. А ехати которыми дорогами поближе и бережнее, а сторожи воеводам поставити, присмотря в которых местех пригоже, и станицы по тому ж посылати присмотря. Да о том же отписати к государю. И воеводы с Воронежа и с Ливен к государю писали и сторожевые росписи прислали. А куды с Ливен на Воронеж и с Вороне­жа на Ливны для вестей и станицы посылати к которым урочищем не прислали..."13