Возникновение города на Неве (I)

Посмотреть архив целиком

93










И думал он:

Отсель грозить мы будем шведу,

Здесь будет город заложен

Назло надменному соседу,

Природой здесь нам суждено

В Европу прорубить окно,

Ногою твердой стать при море.

Сюда по новым им волнам

Все флаги в гости будут к нам,

И запируем на просторе.


А.С.Пушкин.












ВВЕДЕНИЕ


В истории человечества встречаются такие личности, которые, некогда появившись, проходили затем через века, через доступную нашему умственному взору смену эпох и поколений. Такие люди - поистине "вечные спутники" человечества. Речь может идти о политических и государственных деятелях, о представителях науки, культуры и искусства, о том ощутимом вкладе, внесенном ими в развитие человеческого общества, его материального и духовного бытия.

К числу таких "вечных спутников" человечества принадлежит и Петр Великий, личность которого была необычайно сложна и противоречива. И в то же время он был яркой индивидуальностью во всем, и именно это позволило ему ломать устоявшиеся традиции, обычаи, привычки, обогащать старый опыт новыми идеями и деяниями, и однозначные оценки невозможны, ибо не все исследователи учитывают образ мыслей, способности, характер тех людей, которые, будучи у власти, влияли на исторический процесс. Конечно, их личные качества определяются в немалой степени воспитанием, и, следовательно, средой и эпохой. Но ведь одна и та же эпоха воспитывает разных людей, и далеко не безразлично, кто именно стоит у власти или командует армией.

Каждая эпоха выносит представление об исторической личности нечто свое, характерное именно для данной эпохи, раскрывая те грани и аспекты, тот смысл и значение, то особенное, что было просмотренно эпохами предыдущими и в этом заключается развитие исторической мысли.

Поэтому каждая эпоха знает своего Петра.

Время позволяет теперь взглянуть на Петра I с более чем 200-летнего расстояния, увидеть его преобразования, личный вклад в строительство государства Российского, укрепление его позиций, его славы, что актуально в наши дни для молодых независимых государств.

В связи с этим целью дипломной работы является:

- Рассмотреть предпоссылки основания Санкт-Петербурга;

- Изучить роль личности Петра I в деле строительства новой столицы;

- Расскрыть значение культуры как идеологического обоснования установленного режима, обеспечивающего укрепление императорской власти ПетраI;

- Показать, как была создана архитектура города, в котором были посторены здания и сооружения не только целесообразные для жизни и деятельности, но и одновременно красивые и эмоционально воздействующие на человека;

- Выяснить внешние и внутренние экономические связи Санкт-Петербурга.

Глубина познания любой исторической проблемы зависит от количества источников и степени их изученности;

По данной тематике основными источниками являются труды современников Петра I. В начале XVIII в. появляются повествовательные произведения, непосредственно отражающие эпоху преобразований Великого Российского Реформатора. Автороми этих исторических трактатов являлись Феофан Прокопович1 и П.П.Шафиров2. Работы их носят яркий публицистический характер. Ф.Прокопович рассматривает различные формы государственного правления и приходит к выводу, что наиболее совершенной формой является абсолютная монархия, которая и должна всемерно укрепляться в России.

П.П.Шафиров подробно рассматривает ход Северной войны. Автор разбирает позиции некоторых европейских держав в период войны, их стремление помешать ликвидации отсталости России. Произведения Шафирова, несмотря на всю свою тенденциозность, являются интересным историческим материалом.

Более глубоко к оценке событий времен Петра I подошел М.В.Ломоносов3 (1711-1765), который был выдающимся ученным, деятелем науки и просвещения. Особое внимание Ломоносова привлекала к себе эпоха Петра I. Рядом с крупными военными победами, одержанными Петром, и успехами внешней политики, Ломоносов ставил обширные экономические преобразования и реформы в области просвещения.

Кроме публицистических произведений для освещения данной темы имеются многочисленные документальные источники. Это законодательные акты, распоряжения, указы, финансово-статистические материалы и письма, в которых нашла отражение деятельность первого императора России1. Обилие их требует особого подхода к анализу каждого из них, а также сопоставления данных, полученных при анализе их различных типов. Особую историческую ценность, содержащую в себе огромный объем информации, которую можно проанализировать со многих точек зрения и дать сведения по различным вопросам истории петровского времени.

Много различных видов источников можно выделить среди вещественных памятников, являющихся особым видом источников, которые дают нам представление о городе с момента его основания и начала строительства, дальнейшего развития на протяжении нескольких столетий. Среди них выделяются архитектурные комплексы, скульптура, терракота, живопись монументальная и прикладная, памятники градостроительства2.

Особую ценность в исследовании архитектурного ансамбля Санкт-Петербурга времен Петра I представляет работа архитектора Аплаксина и многих других авторов1. Изучение города Санкт-Петербурга выявляет своеобразные черты местной культуры, которая складывалась из симбиоза исконно русской архитектуры с западноевропейской. Это дает возможность составить представление о культурных отношениях России с Европой в XVIII в. и свидетельствует о том, что город уже во времена Петра I был важным политическим и культурным, торговым и экономическим центром Балтийского побережья.

Общий подъем общественной жизни и рост исторического знания определили широкое развитие русской исторической науки начиная с первой четверти XVIII в.

В русской историографии личность Петра I и его деятельность рассматривается неоднозначно: от полной идеализации его личности и дел до критики всех его свершений.

В.Н.Татищев (1686-1750) - политический деятель, активный участник петровских преобразований, человек широкого научного кругозора. Он шел к пониманию и оценке исторических явлений от практических задач политической жизни. Основное направление произведений Татищева2 - прославление Петра I и его эпохи.

В том же направлении развертывалась научно-исследовательская деятельность И.И.Голикова (1735-1801) - рыльского купца, посвятившего свою деятельность собранию исторических материалов о Петре I1. В его публикациях особенное внимание уделено внутренней политике Петра I - строительству Русского государства.

Если два предыдущих историографа относятся к периоду восхваления эпохи Петра I, то в трудах князя М.М.Щербатова2 (1733-1790), наряду с восхвалениями деятельности Петра, направленной на хозяйственное и культурное развитие России, а также его военных успехов, все резче звучит критическая оценка этой деятельности в социально-политическом разрезе. Щербатов обвиняет Петра в унижении былого значения родовитого дворянства, ущемлении его законных прав и привелегий, нарушении нравственной чистоты патриархальных отношений деревенской жизни.

Представитель следующего этапа русской историографии - реакционно-дворянской - Н.М.Карамзин (1766-1826). Видный историк, писатель и публицист конца XVIII в. и первой четверти XIX в., Карамзин является автором большого исторического произведения и многих статей и публикаций3. В них он обвинил Петра I в том, что он поставил целью "не только новое величие России, но и современное присвоение обычаев европейских", что "старсть к новым для нас обычаям преступило в нем границы благоразумия". Карамзин осудил перестройку системы государственного управления, ликвидацию патриаршества, подчинение церкви государству, Табель о рангах, перенесение столицы в Петербург, ломку старых обычаев. Но вместе с тем он должен был признать большое значение внутренней политики Петра I и тех сторон его преобразований, которые были направлены на развитие промышленности, торговли и просвещения. Этими мероприятиями Петр I, по мнению Карамзина, поставил Россию на знаменитую ступень в политической системе Европы. Высоко оценил он и личные качества Петра I, назвав его "великим мужем".

Утверждение нового буржуазного направления в исторической науке характеризовало научную жизнь в России середины XIX в. С.М.Соловьев (1820-1879) - яркий представитель русской историографии данного периода1. Соловьев искал в народной жизни реальную основу исторической роли отдельной личности. "Связное и стройное представление народной жизни" противопоставляется в его творчестве "отрывочном ряду биографий занимательных для воображений людей" как характерной особенности дворянской историографии. Эти положения ярко отражены в трактовке деятельности Петра I. Но в силу той же внутренней противоречивости буржуазной идеологии, историческая личность, в частности Петр I, практически превращается у Соловьева в подлинного представителя народа, и последний, благодаря этому, терял право на самостоятельную историческую деятельность.

Выдающийся буржуазный историк порефоременного периода - В.О.Ключевский (1841-1911) - в оценке преобразований Петра I проявлял двойственность1. С одной стороны, он не мог отрицать выдающейся роли первого российского императора и прогрессвиного значения осуществленных им преобразований. Но, с другой стороны, он одним из первых в буржуазной историографии начал подчеркивать элементы случайности и бесплановости в реформах первой четверти XVIII века. Ключевский считал петровские реформы обусловленными Северной войной, в которой и усматривал главную движущую силу преобразований. Вместе с тем он попытался развенчать личность Петра I, отмечая в его деятельности сочетание великого и мелкого.

Переходя к современности, следует отметить необозримость литературы, посвященной первому российскому императору, затрагивающей в той или иной степени личность и деятельность Петра I.

Немало существует работ, имеющих к Петру более прямое, специальное отношение. Говорить о какой-то единой и ведущей тенденции применительно к историографии XX века как русского, так и советского периодов едва ли возможно.

Различные аспекты деятельности Петра I раскрыты в обобщающих и авторских монографиях и произведениях1.

Анализ данной литературы показал привлечение большого фактического материала. Авторы этих произведений и трудов проявляли интерес к русской истории, но ряд работ не избежал тенденции лакировки действительности и тенденциозности.

Определенный интерес имеют работы, дающие представление о личности Петра и его деятельности2.

Помимо фундаментальных работ, носящих комплексный обобщающий характер, в историографии получили разработку вопросы внешней политики России3, где рассматриваются вопросы дипломатических отношений со странами Европы и Азии, внутреннего обустройства государства4, т.е. административное, градостроительное, юридическое и промышленное.

Вопросам военного искусства петровского времени также посвящены многочисленные исследования1 .

Монографии, подготовленные специалистами различных областей науки и искусствоведения, раскрывают одну из самых значительных страниц истории по русской культуре. Авторы освещают духовную жизнь русского общества XVIII века в период петровских преобразований: научные знания, просвещение, литературу, быт, зодчество, живопись и музыку2.

Наиболее интересен труд архитектора Бунина, который вошел в золотой фонд исследований мирового градостроительства. В нем дается широкая характеристика русского градостроительства и зодчества городов России и, в частности, Санкт-Петербурга3.

Большую группу работ по исследуемому периоду составляет и художественная литература. И хотя эти работы не посвящены скрупулезному анализу изучаемой в дипломной работе проблеме, они во многом способствуют прояснению общей картины петровской эпохи. В литературе этого рода широко освещены в прозаической и поэтической форме деяния, черты характера как самого Петра Великого, так и его окружения, человеческая личность, образ жизни и быт различных слоев населения4.

Проведенный краткий исторический обзор показывает, что историки, в основном, уделяли значительное внимание социально-экономической истории, не уделяя должного внимания вопросам культуры и личности в истории. Между тем проблема личности должна занимать особое самостоятельное место в рассмотрении вопросов политики, экономики, военного искусства.

Настоящая дипломная работа состоит из введения, четырех глав и заключения.

В первой главе рассматривается политическое и экономическое положение России на рубеже XVII-XVIII в., борьба за выход России к Балтийскому морю.

Вторая глава посвящена основанию и строительству Санкт-Петербурга. Рассмотрены планировка и архитектурные особенности города.

В третьей главе проанализированы внутренние и внешние экономические связи молодой столицы с городами государства Российского и странами Европы.

В четвертой главе дана культурная жизнь общества Санкт-Петербурга в петровское время.





















ГЛАВА ПЕРВАЯ


ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ СТРОИТЕЛЬСТВА

САНКТ-ПЕТЕРБУРГА


$ I. ПОЛИТИЧЕСКОЕ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РОССИИ НА РУБЕЖЕ XVII-XVIII в.в. И ПРЕДПОСЫЛКИ РЕФОРМ ПЕТРА I.


XVII столетие было отмечено хотя и медленным, но неуклонным развитием производительных сил России. К концу этого столетия были полностью изжиты отрицательные последствия польско-шведской интервенции и установился единый всероссийский рынок. Историки расценивают этот факт как чрезвычайно важное событие в истории России, так как общерусский рынок способствовал завершению двух важных процессов, развивавшихся в течение ряда веков, а именно: процесса формирования русской нации и процесса образования империи. С возникновением всероссийского рынка усилились и культурные связи внутри страны и сильно вырос экономический потенциал центральной власти, без которого было немыслимо государственное строительство городов.

Территориальный рост Российского государства продолжался в течение всего XVII в. Воссоединение Украины и России и освоение Сибири превратило Россию в величайшее государство мира. Однако Россия еще и во многом отставала от передовых европейских стран. Экономической основой Российского государства продолжало оставаться натуральное хозяйство феодализма.

Экономическая отсталость России сочеталась с политической отсталостью, и прогрессивным представителям социальных верхов было ясно, что русский государственный аппарат с его устаревшими "приказами" и "боярской думой" требовал значительной перестройки. В серьезных реформах нуждалось и русское войско. Вплоть до петровского времени в России не было военного флота. При общей численности сухопутного войска в 160 тысяч человек Россия не имела армии, способной разрешить внешнеполитические задачи. А между тем они и являлись жизненно необходимыми и неотложными в данный период.

Об этом периоде в истории России Маркс писал следующее: "Ни одна великая нация не находилась в таком удалении от всех морей, в каком пребывала в начале империя Петра Великого. Никто не мог себе представить великой нации, оторванной от морского побережья. Россия не могла оставить в руках шведов устье Невы, которое являлось естественным выходом для сбыта продукции".1

Действительно, за исключением Архангельского порта, Россия не имела выходов к европейским морям. Черное и Азовское моря находились во власти турок, Балтийское побережье принадлежало Швеции, и, следовательно, разрешение проблемы морских границ могло произойти только через посредство войны с хорошо вооруженными и сильными соседями России. Борьба с Турцией и особенно со Швецией требовала энергичной подготовки и, в первую очередь, организации регулярной армии, морского военного флота и интенсивного развития промышленности.

Попытки реорганизации армии по европейскому образцу неоднократно делались еще в допетровское время, но основная тяжесть всех хозяйственных, административных и военных реформ легла на плечи Петра I. Богато одаренный от природы и широко образованный для своего времени Петр I являлся продолжателем военной политики Ивана Грозного. Он хорошо понимал, что проблема морских границ, поставленная Иваном Грозным, но не решенная им, во что бы то ни стало требовала разрешения. Цитируя слова Петра Великого "России нужна вода", Карл Маркс тем самым характеризовал направление внешней политики России на рубеже XVII и XVIII в.в.1 Во имя этой "борьбы за воду", то есть за выход к европейским морям, в петровское время широко производилась разведка рудных богатств, строились чугунолитейные и оружейные заводы на Урале и в Центральной России, прокладывались каналы и новые стратегические дороги, сооружались корабельные верфи, а вместе с ними возникали и новые города. Азовские походы 1695 и 1696 годов, закончившиеся взятием города Азова при помощи речной военной флотилии, построенной за зиму в Воронеже, благотворно повлияло на развитие Воронежа и Тулы и вызвали к жизни города Азов, Тавров, Новопавловск и ряд других городов. Война со шведами оставила после себя Петрозаводск и Кронштадт. В Москве, Киеве, Новгороде и других городах возникли новые оборонительные укрепления, и даже самое основание северной столицы России - Санкт-Петербурга, было обязано той же борьбе со Швецией за морские границы. В период Северной войны театры военных действий перемещались, застовляя производить фортификационные и градостроительные работы в различных районнах страны - от Прибалтики до Украины включительно. По Ништадтскому миру Россия возвратила себе отторгнутые от нее приладожские новгородские земли и сверх того приобрела Выборг в Финляндии и всю Прибалтику с Ревелем и Ригой.

По окончании Северной войны в 1721 году Петр I принял титул императора, чем был формально завершен длительный процесс образования Российской империи. Таким образом, военная политика Петра I являлась одной из важнейших предпосылок строительства городов в России.


$ 2. ИСТОРИЯ МЕСТНОСТИ, ГДЕ БЫЛ ОСНОВАН САНКТ-ПЕТЕРБУРГ


Северное побережье Невской губы и Финского залива было заселено еще в глубокой древности.

Ближайшие окрестности Санкт-Петербурга богаты следами культуры каменного века. Все они, кроме неолитической стоянки в Разливе, относятся ко времени 1800-2000 лет до н.э. Стоянка в Разливе является самой древней и может быть датирована на основании геологических данных IV тысячилетием до н.э. Не менее обитаем был этот край и в более позднее время, о чем красноречиво говорят ее сестрорецкие курганы, датируемые X-XIII в.в., и большой клад арабских монет IX-X в.в., найденный на территории Васильевского острова. Большое оживление на водных путях Восточной Европы наблюдалось уже в VIII-XI в.в., когда народы и племена, жившие в районе Балтийского моря, поддерживали оживленные сношения со Средней Азией, Ираном, Ближним Востоком, Византией, пользуясь при этом рекой Волгой и "великим путем из Варяг в Греки". Часть этого пути шла по северо-восточному берегу Финского залива, а затем по реке Неве и Ладожскому озеру. Таким образом, Нева являлась началом великих водных путей - Волжского и из "Варяг в Греки".

Племена, жившие в районе Финского залива, в том числе водь и ижоры, издавна находились в тесных сношениях с ильменскими славянами и вместе с ними вошли в IX в. в состав Новгородского государства.

Перечисляя состав владений Великого Новгорода, летописец в 1270 г. писал: "Вся волость Новгородская - Плесковичи, Ладожане, Карела, Ижора, Вожане".1 Тот же перечень можно встретить в летописи и под 1316 г.1 Ижорская земля входила в состав Вотской пятины.

Территория будущего Санкт-Петербурга в новгородские времена находилась на землях Никольско-Ижорского и Спасско-Городненского погостов Ореховского уезда, входившего в состав Вотской пятины.

Почти все население Ижорского и Спасского погостов жило в деревнях и занималось сельским хозяйством. Уже в начале XIII в. густонаселенная Ижорская земля была цветущим земледельческим краем, привлекавшим к себе жадных до грабежа рыцарей, которые, например, в 1221 г. захватили здесь большую добычу и произвели страшное опустошение.2

Писцовая книга 1500 г., давая подробное представление о жителях Ижорской земли, свидетельствует, что в состав "старого дохода, шедшего с крестьян восьми погостов Ореховского уезда, входили рожь, овес, ячмень и лен. Развито было и скотоводство, в некоторых погостах существенную роль играла охота. Рыбная ловля была развита в местностях, лежащих по берегам реки Невы".

С Невой же был связан и другой вид занятий - судовой промысел. В число судовщиков включались не только лица, делавшие суда и владельцы их, но и лоцманы, хорошо знавшие "речной ход" как по Неве, Ладожскому озеру, Волхову, так и по Финскому заливу. Из промыслов в Ижорской земле были особо развиты железодобывающий и железоделательный.

На территории будущего Санкт-Петербурга и прилегающего к нему района в 1500 г. находилось 410 деревень и 1082 двора с населением в 1516 человек. Самым населенным пунктом в Спасском погосте было село на острове Фомине. Оно состояло из 37 дворов с населением в 36 человек (один двор пустовал и содержался на случай приезда тиуна.)

Кроме сельского населения, в Ижорской земле было и городское население, сосредоточенное в городах и поселениях городского типа. В Вожской пятине было 6 городов-крепостей: Ивангород, Ладога, Корела, Ям, Копорье и Орешек; 4 из них - Ивангород, Ям. Копорье и Орешек - находились в Ижорской земле. Орешек, построенный в 1323 г. у истоков Невы на Ореховом острове, являлся центром Ижорской земли. По количеству дворов и населения Орешек занимал третье место среди городов Вотской пятины. В 1545 г. в нем было уже 165 дворов, 2 монастыря и 4 церкви.

Значительному и быстрому развитию городов и торгово- промышленных поселений в Ижорской земле и, особенно на реке Неве, способствовало то, что они были не только торговыми и ремесленными центрами своего уезда, но имели большое значение и во внешней торговле всего Русского государства. В XVI и XVII в.в. несколько важных путей, по которым шла русская торговля с Западом, пролегало через Ижорскую землю. Один из них шел по Волхову, Ладожскому озеру, через Орешек вниз по Неве в Финский залив. Особенно важным отрезком этого пути была Нева, так как здесь происходила перегрузка товаров с морских на речные суда.


$ 3. БОРЬБА РУССКОГО ГОСУДАРСТВА ЗА ВЫХОД

К МОРЮ И ВОЗВРАЩЕНИЕ ИСКОННО РУССКИХ ЗЕМЕЛЬ.


Ижорская земля, по которой пролегали пути, связывавшие Русь с Западной Европой, и которая прикрывала Русь от нападений немцев и шведов, на протяжении многих веков была ареной многочисленных воин. Объектом ожесточенных схваток было устье Невы, имевшее совершенно исключительное стратегическое и торговое значение сначала для Новгорода, а позднее для всего Русского государства.

С конца XI века начинается продолжительная и упорная борьба Новгорода со швецией за выход из Невы в Финский залив. Первые отраженные летописью походы "свеев" (шведов) относятся к 60-м годам XII в. В 1240 г. крупные силы шведов появились на Неве у устья реки Ижоры, но 15 июля 1240 г. были разбиты Александром Невским. Но на этом борьба не закончилась. Только в период с 1283 по 1323 г. Новгородская летопись отмечает 15 крупных военных столкновений русских со шведами. В 1300 г. шведам даже удалось укрепиться на Неве, построив в устье реки Охты крепость Ландскрона, которая в 1301 году была разрушена новгородцами.

Чтобы предотвратить опасность захвата Невы шведами, русские строят в 1310 г. город Корелу, а в 1323 г. - г. Орешек.

Построенный для укрепления северо-запада новгородской земли Орешек закрыл выход из Невы в Ладожское озеро и, таким образом, затруднил шведам доступ во внутренние русские области. В том же 1323 г. в Орешке был заключен между Новогородом и Швецией "вечный мир", в котором впервые была определена и зафиксирована более или менее точная граница между новгородскими и шведскими владениями. Граница эта оставалась неизменной до конца XVI в.

Ореховский договор явился базой для всех позднейших дипломатических переговоров между Россией и Швецией вплоть до XVII в., но "вечного" мира он не дал. Время от времени борьба за Неву вспыхивала с новой силой.

Возникновение в середине XV в. централизованного Русского государства, к которому в 1478 г. был присоединен Новгород с принадлежащими ему землями, а в 1510 г. Псков, резко изменило обстановку в Прибалтике. Новгородские порубежные городки были укреплены и снабжены гарнизонами, а в 1492 г. Иван III построил в Прибалтике крепость Ивангород, которая преграждала проход между Чудским озером и морским берегом.

В XVI в. начинается новый этап борьбы за Балтийское море. К этому времени Россия была отрезана Литвой и Ливонией от Балтийского моря. Швеция предпринимала постоянные попытки отобрать у России и выход на Балтику по Неве. Упреждая это, Иван IV начал в 1558 г. Ливонскую войну. Война эта для России была неудачной, и по Плюсскому перемирию в 1583 г. от нее были отторгнуты города Ям, Копорье, Ивангород и Корела вместе с уездами. По итогам следующего этапа войны, закончившегося Тевзинским миром в 1595 г., Россия вернула все утраченные территории, кроме Нарвы с уездом.

В годы польско-шведской интервенции в начале XVII в. шведы воспользовались временной слабостью Русского государства и захватили весь Невско-Ладожский бассейн. По итогам договора между Русью и Швецией, заключенного в деревне Столбово в 1617 г., Россия оказалась полностью отрезанной от Балтийского моря.

Таким образом, Швеция достигла наконец цели, к которой стремилась в течение более трех веков. Почти на целое столетие старая русская область, какой был Невский край, была захвачена шведами и получила название Ингерманландии.

Шведский король Густав Адольф хорошо понимал значение Столбовского договора и в своей речи на сейме 1617 г. так оценивал результаты его: "Благодаря уступке шведам Ивангорода, Яма, Копорье, Нотербурга и Кексгольма, шведы теперь могут руководить по своей воле нарвскою торговлею... А области, теперь уступленные шведам, отличаются плодородием, в них много рек, богатых рыбою, много лесов с изобилием дичи и пушных зверей, меха и шкуры которых высоко ценятся"1.

Учитывая важное стратегическое значение Невы, шведы сразу же по овладении ею составили план сооружения здесь целого ряда укреплений, согласно которого в устье реки Охты было построено укрепление Ниеншанц.

Тотчас же, по заключению Столбовского мира, началась колонизация Невского края в соответствии с политическими интересами Швеции. Особым манифестом шведское правительство приглашало сюда шведских подданных, главным образом дворян, а также иностранцев - немцев и финнов.

Следующая попытка освободить Прибалтику от Риги до Выборга была предпринята русскими в 1656 году. Война закончилась для России безрезультатно Кардисским миром 1661 г.

Русское государство оставалось отрезанным от моря, а русское население Ингерманландии продолжало страдать от насилия иноземных поработителей.

После войны 1656 - 1658 гг. было сделано еще две попытки (в 1676 г. и в 1684 г.) путем дипломатических переговоров вернуть Ижорскую землю России, но они окончились неудачно. Единственным средством воссоединения Ижорской земли с Русским государством, а следовательно, и возвращение выхода на морские пути, становилась новая война со Швецией. Эти задачи должна была разрешить начавшаяся в августе 1700 г. Северная война.

$ 4. БИТВА ЗА НЕВУ И ФИНСКИЙ ЗАЛИВ.


Утрата земель, расположенных в районе Ладожского озера и Невы, нанесла серьезный ущерб политическому и экономическому развитию России. К концу XVII столетия необходимость овладения берегами Балтийского моря стала настолько острой, что нельзя было медлить с разрешением этой важнейшей политической задачи. Начатая Петром I Северная война имела целью возвращение России тех ее земель, обладание которыми являлось абсолютно необходимым для ее дальнейшего развития. Маркс так говорит об этом: "Никто не мог себе представить великую нацию, оторванную от морских побережий и устьев ее рек. Россия уже не могла оставить в руках шведов устье Невы, которое являлось естественным выходом для сбыта продукции Северной России... Петр завладел всем тем, что было абсолютно необходимо для естественного развития его страны"1.

Возвращение России приневских и приладожских земель было необходимо для преодоления ее экономической, политической и культурной отсталости. Необходимость ликвидировать отсталость ясно осознавалась передовыми людьми эпохи, в числе которых был и царь.

Петр I, начиная подготовку к войне, прежде всего стремился добиться союза с теми европейскими государствами, которые, подобно России, испытывали на себе тяжесть политического и экономического господства Швеции в северной Европе. 11 ноября 1699 г. был заключен "наступательный союз против Швеции" между Россией, Польшей и Данией. Вопрос о войне со Швецией был решен.

В августе 1700 г. из Москвы, направляясь к Нарве, выступил первый русский отряд под командованием И.И.Бутурлина, вслед за которым двинулись остальные войска.

До 1702 г. русские войска преследовали неудачи, основная из которых - разгром под Нарвой.

После постройки флотилии, на Ладоге были одержаны несколько побед над шведским флотом, за которыми началось сухопутное наступление на невском направлении. Начало его увенчалось блестящим успехом: в октябре 1702 г. пал Нотебург (бывший Орешек, затем Шлиссельбург). В мае 1703 г. была взята крепость Ниеншанц. На рассвете 7 мая русский отряд из 30 лодок взял в плен 2 шведских корабля. Руководили операцией непосредственно сам Петр I и А.Меншиков. Это была первая морская победа в Северной войне. Успех русских заставил шведов быть осторожными и не предпринимать новых активных действий. Однако шведская эскадра не ушла со взморья, и ее присутствие создавало угрозу для русских войск. Кроме того, у реки Сестры находился шведский отряд, который в любую минуту мог появиться на Неве. Это заставило Петра принять меры к тому, чтобы Нева оказалась укрепленной сильнее, чем она была укреплена шведами. На берегах Невы было решено построить новую крепость.

В единственном официальном и авторитетном источнике по истории Северной войны "Журнале или Поденной записке... Петра Великого..." так говорится о закладке новой крепости на Неве: "По взятии Канец (Ниеншанца) отправлен воинский совет, тот ли шанец крепить, или место удобнее искать (похоже оный мал, далеко от моря и место не гораздо крепко от натуры), в котором положено искать нового места, и по несколькох днях найдено к тому удобное место остров, который назывался Люст-Ланд (т.е. Веселый остров), где в 16 день мая (в неделю пятидесятницы) крепость заложена и именована Санктпетербург..."1

В "Истории императора Петра Великого", автором которой в первом ее издании 1773 г. обозначен Феофан Прокопович, соображения в пользу выбора места для постройки новой крепости приводятся те же, что и в "Журнале...". Отмечается так же, что размеры острова наилучшим образом удовлетворяли требованиям постройки крепости, территория его целиком могла быть отведена под крепость, так что "лишней земли" на нем не оставалось бы, и в то же время эта территория не была настолько мала, чтобы крепость не могла быть построена. Кроме того, остров, как пишет автор, " вокруг себя глубину имеет"1.




ГЛАВА ВТОРАЯ


СТРОИТЕЛЬСТВО ГОРОДА НА НЕВЕ


$ 1. ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГОРОДА.


Местоположение Санкт-Петербурга определяется географическими координатами 59 57 северной широты и 30 19 восточной долготы от Гринвича. Таким образом, город находится на одной широте с северной частью Камчатки и южной частью Аляски. Но, благодаря влиянию теплых ветров, дующих с Атлантического океана, средняя годовая температура на этом месте составляет +4,3 С.

Климат города - типично морской, умеренный , со значительной влажностью, частыми туманами и осадками в виде дождя и снега.

Ясных и безоблачных дней в среднем в году здесь бывает 31, пасмурных дней - 172, дней с туманами - 57 и полуясных с переменной облачностью - 105. Весь период с положительной температурой воздуха длится в среднем 222 дня, а с отрицательной - 143 дня. Дождливых дней бывает в среднем 126, а в холодный период года с твердыми осадками (снег, град, иней) - 61 день.

Для города на Неве, расположенного в высоких широтах, характерна большая изменчивость продолжительности дня в течение года: от 5 часов 52 минут в день зимнего солнцестояния, до 18 часов 53 минут в день летнего солнцестояния.

Широко известны Санкт-Петербургские белые ночи. Началом их принято считать 25-26 мая, а концом - 16-17 июля. В это необычное время солнце восходит вблизи северной точки горизонта. Высоко поднявшись в полдень, оно заходит недалеко от места, где взошло, погружаясь за линию горизонта на небольшую глубину. Поэтому вечерние сумерки сливаются с утренней зарей. По словам А.С.Пушкина "одна заря сменить другую спешит, дав ночи полчаса".1

Нева (длина 74 км.), соединяя Финский залив с Ладожским, Онежским и другими озерами, прорезает город на протяжении 13 км., образуя ряд разветвлений, из которых главными являются Большая и Малая Нева, Большая, Средняя и Малая Невки. Кроме пяти названных разветвлений Нева образует в своей дельте еще ряд более мелких протоков - Фантанку, Мойку, Карповку, Смоленку, Пряжку и Екатерингофку.

Ширина Невы в пределах города колеблется от 300 до 600 м., средняя глубина 10-18 м., высота берегов от 5 до 12 м. Скорость течения Невы в отдельных частях ее различна: от 3,5 до 6 км. в час.

При впадении Невы в Финский залив происходит резкое снижение скорости движения воды, вследствие чего илистые частички, которые несут Невские воды, осаждаются на дно и образуют на взморье обширные отмели, делающие невозможным проход в устье Невы. Из-за скорости течения Нева не замерзает до тех пор, пока ее не затрет озерным ладожским льдом. Средняя продолжительность периода, когда Нева свободна ото льда и пригодна для судоходства, равняется 218 дням в году.

С самого основания Санкт-Петербурга большим бедствием для него всегда были наводнения. Собственный сток Невы при западном ветре способен поднять уровень воды от 2,5 до 3,5 метров над ординаром не менее чем за 6-8 часов. Во время же прохождения над Балтийским морем циклона такой подъем воды происходит за 1,5-2 часа. Чаще всего значительные подъемы воды бывают в сентябре-декабре, большинство же их приходится на ноябрь. Зимой и весной наводнения бывают редко. Особенно опасны зимние наводнения, так как к разрушительным силам воды и ветра присоединяется еще и лед.

Свое название Нева получила от древнего названия Ладожского озера - Нево-озеро, а вся восточная часть Финского залива вплоть до XVIII века носила название Котлина озера.

К началу строительства Санкт-Петербурга в дельте Невы имелось 28 островов. Следует также иметть ввиду, что ряд островов впоследствии образовался вследствие искусственного прорытия каналов, а некоторые из них исчезли в результате засыпания проток при строительстве города. Размеры отдельных островов также менялись - одни из них росли, а другие, наоборот, размывались.


$ 2. ПЛАНИРОВАНИЕ И НАЧАЛО СТРОИТЕЛЬСТВА

БУДУЩЕЙ СТОЛИЦЫ


Для целей обороны Невы место постройки крепости было очень удобно. Остров находился у самого разветвления реки на два рукава, и крепость могла держать под обстрелом шведов, откуда бы они не появились. Остров с трех сторон был окружен широкими просторами Невы, с четвертой его отделял от соседнего Березового острова пролив, хотя и узкий, но могущий служить оборонительным рубежом. Стратегические выгоды острова были, по-видимому, оценены Петром сразу же, и он немеделенно приказал начать работы по возведению на нем крепости.

Крепость была заложена 16 мая 1703 года, как свидетельствуют документы, относящиеся к этому событию. 16 мая 1703 года и является датой основания Петербурга. Крепость первоначальное свое название Санкт-Питербурх получила 29 июня того же года в церковный праздник святых Петра и Павла. Позднее, когда в крепости был построен собор в честь Петра и Павла, она стала называться Петропавловской, название же Санкт-Петербург закрепилось за городом, возникшим вокруг крепости. В начавшей выходить при Петре первой русской печатной газете "Ведомости", в номере от 4 октября 1703 года, было напечатано: "Его царское величество по взятии Шлотбурга (Ниеншанца) в одной миле оттуды, ближе к восточному морю, на острове новую и зелоугодную крепость построить велел, в ней же есть 6 бастионов, где работали 20 тысяч человек подкопщиков, и тое крепость на свое государское именование, прозванием Питербурхом, обновити указал".1

Работа по постройке крепости велась с быстротой, подсказывавшейся напряженной военной обстановкой на Неве. К работам были привлечены прежде всего солдаты, находившиеся в лагере под Шлотбургом. Кроме того, в постройке крепости приняли участие работные люди, занятые укреплением Шлиссельбурга. Но этого было недостаточно. Были немедленно разосланы указы о посылке на Неву рабочих из разных мест России, и скоро около строящейся крепости раскинулся целый городок работных людей. Это было первое гражданское население будущей столицы империи.

Между тем к Неве приблизился, став у реки Сестры, шведский отряд, имея явное намерение начать активные действия против русских. Петр I не стал дожидаться этого и сам перешел в наступление. 7 июля он во главе восьмитысячного отряда пехоты и конницы разбил шведов и заставил их уйти к Выборгу.

Губернатором Петерпбурга в это время был назначен А.Д.Меншиков. Ему было поручено наблюдать за постройкой города и крепости. Он действовал быстро и энергично, понимая, какую важность имеет закрепление достигнутого успеха. К осени 1703 года постройка крепости была почти закончена.

Параллельно со строительством города и крепости велось строительство 15 новых военных кораблей на Лодейнопольской верфи.

После ухода шведской эскадры от устья Невы, русские вышли на взморье, чтобы найти место для морской крепости, которая могла бы преградить неприятелю вход в Неву. Остров Котлин наилучшим образом отвечал этой цели. Но в короткий срок не представлялось возможным построить крепость на нем. Петр ограничился тем, что отдал распоряжение соорудить батарею на одной из мелей недалеко от южного берега Котлина. Эта батарея, имевшая вид трехъярусной деревянной башни, вместе с батареей, возведенной на острове, закрывала единственный фарватер, по которому шведы могли подойти к Неве со стороны Финского залива. Сооружение батарей продолжалось всю зиму. Весной 1704 г. произошло ее торжественное освящение. Она была названа Кроншлотом. Значение Кроншлота для защиты входа в Неву было очень велико. Недаром Петр в инструкции коменданту Кроншлота от 3 мая 1704 г. писал: "Содержать сию ситадель с божиею помощию, аще случится, хотя до последнего человека"1.

К маю 1704 г., т.е. через год после закладки крепости на Неве, самые срочные и важные мероприятия по защите Невы и очищению от неприятеля окрестностей были закончены. За этот год на берегах Невы успел вырасти город.

В 1706 г. началось сооружение каменных бастионов Петропавловской крепости (закончено оно было лишь в 1740 г.), а в следующем году приступили к постройке кронверка по другую сторону протока, отделяющего крепость от Березового острова. Одновременно шли работы по укреплению Котлина. На нем были возведены постоянные сооружения, заменившие собой существовавшие до того временные.

Знаменитый историограф Карамзин говорил, что Петр I сделал "бессмертную ошибку"1, основав Петербург именно на этом месте, а не на другом. Его взгляд разделили многие. Но здесь не было ошибки Петра: Россия шла естественным ходом исторической жизни к своему упрочению на Балтийском море. Петр I стал исполнителем этого исторического процесса, сознавая пользу, которую принесет Петербург, построенный в устье Невы.

Разветвленная дельта Невы давала возможности как для строительства портовых сооружений и корабельный верфей, так и для превращения Петербурга в сильную приморскую крепость. Вот почему выбор Петра I пал на невскую дельту, несмотря на трудный для освоения болотистый грунт и суровость природы.

Слабые уклоны приморской равнины и обилие вод сделали почву Петербурга болотистой. И нужно было затратить немало усилий на то, чтобы осушить почву и сделать ее пригодной для строительства города. Каналы, прорытые при Петре и в более позднее время, снизили уровень грунтовых вод и улучшили климат, но опасность морских наводнений все же не была изжита.

Почти во всех специальных трудах, посвященных изучению старого Петербурга, первое десятилетие с момента основания города считалось временем строительного беспорядка2. А между тем в истории строительства Петербурга эти годы сыграли весьма существенную, если не решающую роль.

С первых же лет после основания Петропавловской крепости Петербург стал развиваться необыкновенными темпами. Уже в том же 1703 г. строительство перебросилось на Петербургскую сторону и на Васильевский остров. В 1704 г. на левом берегу возникает Главное Адмиралтейство. Вокруг него разбивается эспланада (Адмиралтейский луг), за которым вырастает Адмиралтейская слобода. На Березовом острове (Фомин остров), где еще вчера шумел дремучий лес, на прорубленных просеках возникли первые улицы. Их заселение шло по сословным и профессиональным признакам, что получило отражение в названиях многих улиц. Вблизи Троицкой площади появились Большая Дворянская и Малая Дворянская улицы, где поселились дворяне. По соседству образовались Поссадские улицы. Далее в глубь острова - Ружейная, Монетная, Пушкарская, Гребецкая и другие улицы.

Вдоль самого берега реки были возведены дома "именных людей". Кроме царской резиденции здесь стояли добротные дома виднейших сановников - А.Д.Меншикова, Г.И.Головкина, П.П.Шафирова, И.М.Зотова, М.П.Гагарина и других. От того далекого времени сохранился лишь Домик Петра I. Он был срублен из обтесанных сосновых бревен солдатами-плотниками за три дня - с 24 по 26 мая 1703 г. А 28 мая под пушечную пальбу основатель города поселился в своем новопостроенном дворце.

Наплыв населения в Петербург был настолько велик, что в течение десяти с небольшим лет была застроена терртория между Адмиралтейством и Марсовым полем, а также и весьма протяженное побережье Невы от Финского залива и до Выборгской стороны. В 1710 г. напротив впадения в Неву р. Охты, т.е. на расстоянии 5 км. от "исходного пункта" Петербурга-Петропавловской крепости, появились первые деревянные здания Александро-Невской Лавры, а через два года между Адмиралтейством и Лаврой началась прокладка главной магистрали столицы - Невского проспекта. Таким образром, несмотря на разбросанность застройки и наличие в черте города обширных "пустопорожних"1 мест, Петербург петровского времени охватил громадную территорию, не уступавшую в размерах крупнейшим европейским столицам. Это терреториальное распространение города, вызвавшее строительство больших прямолинейных проспектов, завершенных громадными шпилеобразными башнями, навсегда определила тот широкий размах, который свойственен Петербургу.

В самом деле, представим себе обстановку, в какой происходило строительство Петербурга в первые годы после его основания. Десятки тысяч людей разной социальной принадлежности навсегда и весьма поспешно переселились в Петербург. Но в Петербурге они не имели готовых жилищ и даже самых необходимых строительных материалов. Указ Петра о запрещении каменного строительства во всей России, за исключением Петербурга, вышел только в 1714 году1, поэтому в первые годы строительство велось из всяких материалов, находившихся под рукой. Дерево в бревнах и досках, глина для мазки деревянных стен и для изготовления сырцового кирпича, хворост и дерн для покрытия домов - все шло в дело. При отсутствии предварительно составленного генерального плана Петербурга такое строительство могло привести к непоправимому хаосу. Однако этого не произошло, и даже больше того - иностранцы, приезжавшие в Петербург в двадцатых годах XVIII в., с восторгом отзывались о новой петровской столице.

Что же было сделано для того, чтобы предотвратить стихийное развитие города и сделать его удобным, благоустроенным и красивым? Среди строительных мероприятий петровского времени выделяются три главных, а именно: 1) государство приняло на себя руководство работами по осушению почвы и по прокладке улиц и набережных; 2) государство заняло опорные пункты городского плана, из которых главным был центр Петербурга; 3) чтобы обуздать стихию застройки улиц и кварталов, частным застройщикам были предложены образцовые дома с обязательством строить дом не внутри участка, а по "красной линии" улицы, что также имело важное противопожарное значение.

Примерно в это же время выходили указы Петра о переходе к регулярной застройке, о широком применении посадки новых зеленых насаждений и сохранении старых, о строительстве набережных ("Набережной улице быть 7 сажен шириною и так погнутой, как сваями назначено"1) и их укреплении, а в последующем и об их облицовке гранитом; о проведении осушительных работ, замощении и освещении улиц в ночные часы. Все это составило целый кодекс строительных правил, характерных уже для нового города, регулярного в своем существе. Отсюда становится очевидным, что петровская эпоха явилась переломным периодом в истории русского градостроительства.


$ 3. АРХИТЕКТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА


Петровская эпоха явилась переломным периодом в истории русского градостроительства. Одновременно с решительным переломом во всех областях городского строительства произошли крупнейшие сдвиги и в самих художественных воззрениях русских зодчих. Для осуществления строительной программы, особенно широко развернутой в Санкт-Петербурге, требовались многочисленные архитектурные кадры. В начале XVIII в. Москва, обладавшая крупными зодчими, все же являлась хранительницей старины, и, следовательно, в новой обстановке, когда сам Петр стремился к европеизации русской культуры, было необходимо приглашение иностранцев. Снова, как и при Иване III, в Россию приезжают иностранные архитекторы. Большинство из них сосредоточилось в Петербурге, где под руководством самого Петра и Комиссии строений, возглавляемой Ульяном Сенявиным1, осуществляются широкие строительные работы. Начиная с 1713 г. в Петербурге работают Шлотер, Шедель, Леблон, Матарнови и ряд других мастеров.

Самый факт приглашения иностранных мастеров архитектурного дела был вызван исторической необходимостью и в свете задач, стоявших перед Россией петровского времени, был прогрессивным явлением. Отдельные иностранные архитекторы, особенно Трезини, Шедель и Леблон, сделали положительный вклад в русское зодчество. Однако нельзя преувеличивать творческого значения этих мастеров и тем более считать их проводниками западноевропейской художественной культуры, якобы воспринимавшейся в России без каких-либо существенных изменений.

Следует также отметить, что далеко не все архитекторы, поступившие при Петре I на русскую службу, оправдали себя в проектной и строительной работе. Черезмерное доверие к иностранцам со стороны Петра открывало широко двери всем желавшим ехать в Россию, и, естественно, поэтому наряду со способными людьми в Петербург попадали посредственные или вовсе никуда негодные архитекторы-самозванцы. Общеизвестна неудача Расстрелли-отца, котрому пришлось отказаться от архитектурной карьеры и целиком заняться скульптурой1.

По поводу восприятия Россией европейской культуры В.Г.Белинский говорил: "Петр великий, приобщив Россию к европейской жизни, дал через это русской жизни новую обширную форму, но отнюдь не изменил ее субстанционального основания точно также, как представители нового европейского мира, усвоив себе роскошные плоды, завещенные ему древним миром, отнюдь не сделались ни греками, ни римлянами, но развивались в собственных самобытных формах"2.

Действительно, если подвергнуть анализу творчество архитекторов, прибывавших в Россию, то между их первыми и позднейшими работами нельзя не заметить значительной разницы. Так, например, Доминико Трезини, долгое время работавший при королевском дворе в Копенгагене, принес с собой в Петербург суровые формы скандинавского зодчества. Эта суровость нашла волплощение в колокольне Петропавловского собора, которая поднимается над равниной Невы подобно шпилеобразным башням Стокгольма, Таллина и Риги. Однако в дальнейшем под влиянием русского зодчества архитектурные формы Трезини заметно смягчились.

Еще более наглядную эволюцию демонстрирует творчество Шеделя, который прожил в России 40 лет. Сравнение построек Шеделя показывает, как постепенно, но неуклонно продолжалось художественное мышление этого мастера, и как укреплялась связь его творчества с национальной русской архитектурой. Если первые работы Шеделя в Ораниенбауме и Петербурге еще примыкают к западным образцам, то его постройки для Киево-Печерской Лавры несут в себе чисто русскую мягкость и получают богатый орнамент, очень близкий к мотивам народного творчества.

К сожалению, эта сторона в биографиях иностранных зодчих, работавших в России, остается еще малоизученной, но можно с полной уверенностью утверждать, что творчество иностранцев, попавших на русскую почву, не осталось неизменным. И даже больше того, оторванные от Родины и работавшие в течение многих лет в обстановке русской природы вместе с русскими плотниками, резчиками, литейщиками и каменных дел мастерами, попав наконец в страну, имевшую высокую национальную художественную культуру, эти архитекторы становились мастерами русского искусства.

Со смертью Петра приглашение иностранцев надолго прекратилось1.

Конечно, отношение к иноземным архитекторам в эпоху Ивана III было иным, ибо тем мастерам предлагали забыть их родной художес твенный язык, а у иностранцев эпохи Петра охотно учились, и тем не менее было бы ошибочным полагать, что иностранцы обладали полной творческой независимостью, ибо на них воздействовали запросы и требования русского национального быта. Апраксины, Головкины, Кикины, Шереметевы и ряд других аристократических фамилий, еще недавно покинувших Москву, формировали общественное мнение и в сильной степени влияли на иностранцев.

Так, на русской почве в совместной работе с такими передовыми архитекторами, как Земцов или Иван Зарудный, и при воздействии русских запросов и требований переплавлялось художественное мышление иностранных мастеров, органически включившихся в национальное русское зодчество начала XVIII века.

Смерть Петра, хотя и лишила Россию выдающегося государственного деятеля, но не изменила ее внешней и внутренней политики и не отразилась существенным образом на архитектуре и градостроительстве в целом. Петербургская архитектурная школа по-прежнему сохраняла ведущее значение в стране. Однако состав архитекторов сильно изменился ввиду возвращения петровских пенсионеров - первых русских архитекторов, получивших профессиональное образование за границей. Среди них особенно выделялись Коробов и Еропкин, а если вспомнить, что еще в 1720-х годах в самой России сложились такие крупные зодчие, как Иван Бланк, Земцов и Мичурин, то станет понятным, какими сильными национальными кадрами обладала Россия в послепетровское время.

Планирование и прокладка улиц и магистралей Петербурга - явление в сущности уникальное. Основная масса архитекторов их планировку объясняет влиянием западноевропейских планировочных композиций, восходящих к лучевым магистралям Версаля и Рима. Однако нетрудно доказать своеобразие петербургской планировочной системы.

Сравнение лучеобразных систем магистралей Рима, Версаля и Петербурга дает возможность сделать следующие заключения: если в Риме и Версале лучевые системы обладают симметрией, при которой средняя улица становится главной, то в Петербурге такой симметрии нет. Наоборот, решающую роль в петербургской лучевой композиции играет боковой, косо направленный Невский проспект. И это направление главной магистрали вполне себя оправдывает, ибо комплексы, окружающие Адмиралтейство, как и весь центр Петербурга, не обладают симметрией.

Широко расходящиеся петербургские проспекты не дают возможности видеть их в целом. В Петербурге лучевая система рассчитана на прямо противоположный оптический эффект: если в Риме улицы ведут от планировочного узла, то в Петербурге они приводят к планировочному узлу. Великолепная Адмиралтейская башня, увенчанная сверкающей иглой, является оптической "целью" для трех петербургских проспектов и производит несравненно более сильное впечатление, чем римский обелиск или пустынный почетный двор Версальского дворца.

Самое закрепление башней исходной точки трех лучевых проспектов - есть русское нововведение, впервые примененное в Петербурге. Широкий веер петербургских проспектов находит полное оправдание в композиции генерального плана Петербурга, так как эти проспекты прорезают насквозь левобережную территорию города и прочно держат кольцевые магистрали в наиболее существенных местах, а именно: в точках перегиба Фонтанки и Мойки. Лучевые магистрали Петербурга черезвычайно удобны и в транспортном отношении, на что указывает дальнейшее развитие этих проспектов.

Таким образом, лучевая планировочная ситема Петербурга лишь при самом поверхностном рассмотрении может показаться вариантом версальской или римской системы. На самом деле она является независимым и живым решением, целиком принадлежащим русскому градостроительному гению.


$ 4. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ - ГОРОД-ВЕРФЬ И ГОРОД-ПОРТ.


С самого своего возникновения Петербург стал крупнейшим центром судостроения. Последнее было затем долгое время ведущей отраслью промышленности города. Самым крупным и первым по времени возникновения предприятием в судостроительной промышленности была Адмиралтейская верфь. Спешное создание в устье Невы крупной судостроительной верфи диктовалось неотложностью строительства Балтийского флота, без чего невозможно было ни ведение успешной войны со Швецией на море, ни закрепление за Россией возвращенной от шведских захватчиков территории.

Место для верфи было намечено как можно ближе к морю, но в тоже время на таком растоянии от Петропавловской крепости, чтобы верфь могла быть под защитой пушек последней. Строительство верфи было начато 5 ноября 1704 г.

Уже весной 1706 г. на верфи было начато строительство мелких военных судов. В том же году было спущено на воду 18-пушечное бомбардирское судно и яхта “Надежда”.

После разгрома шведов под Полтавой начинается перестройка верфи: замена деревянных сооружений каменными, устройство корабельных эллингов .Строительство линейного флота стало абсолютно необходимым. И к 1712 г. на верфи строилось уже 6 линейных 90-пушечных кораблей.

Адмиралтейская верфь была самым крупным предприятием промышленности Петербурга. В 1709 г. на ней работало 900 человек.

Кроме Адмиралтейской верфи в городе и его окрестностях были заложены и функционировали еще несколько государственных и частных верфей. В 1715 г. количество работавших на них людей достигало 10000 человек1. К концу первой четверти XVIII в. петербургская Адмиралтейская верфь стала одним из самых крупных судостроительных предприятий в Европе. Всего в первой четверти XVIII в. в России было построено около 900 военных судов, в том числе в Петербурге - 262. Из 48 линейных кораблей, имевшихся в русском флоте в конце царстовавания Петра I, 23 были построены в Петербургском Адмиралтействе, а из 305 галер и полугалер, 203 построены на Галерном дворе в Петербурге1. Русский флот к концу царствования Петра I стал, несмотря на незавершенность его строительства в объеме, необходимом для России, одним из сильнейших в мире, а русские линейные корабли были, по всеобщему признанию, “превосходны по конструктности и по добротности материала”2. Недаром английский матерый шпион и диверсант Джефферис сообщал в 1719 г. из Петербурга английскому правительству, что “корабли строятся здесь не хуже, чем где бы то ни было в Европе”. Но он не знал, как в том же 1719 г. смотрел сам Петр на выстроенный к этому времени в Петербурге Балтийский флот. В указе князю Галицыну относительно десантных операций на территории Швеции Петр писал, намекая на английский флот, курсирующий неподалеку, что надо “показать шведам, что мы на английские грозы не смотрим”3, таким образом, оценивая достоинства русских кораблей и флота выше английских.

Для дальнейшего развития морских торговых отношений с Европой через Петербург, Петром I был предпринят ряд мер. В 1710 г. запрещено было вывозить через Архангельск хлеб. Указ 1713 г. предписывал русским купцам привозить пеньку и юфть не в Архангельск, а в Петербург; это распространялось и на икру, клей, поташ, смолу, щетину и другие товары, составлявшие предмет государственной торговой монополии.

Суровыми мерами, вплоть до переселения самих купцов из разных мест России на жительство в Петербург, ломалось сопротивление части русского купечества, стремившегося торговать с Западной Европой по-прежнему через Архангельск. В то же время велась борьба с иностранными, прежде всего голландскими и английскими, купцами, предпочитавшими Архангельск Петербургу. Обычная 5% пошлина была понижена в Петербурге до 3%.

Борьба петровского правительства за перенос внещней торговли Западной Европы в конечном счете дала свои плоды. Если в Петербург в 1718 г. прибыло всего 52 торговых судна, а в Архангельск - 150, то в 1725 г. это соотношение изменилось коренным образом: в 1725 году в Петербург прибыло 450 торговых кораблей, а в Архангельск - лишь 50. В 1726 г. сумма петербургского экспорта составила около 2-х миллионов 403 тыс.рублей, а импорт около 1 млн. 550 тыс.рублей (В 1717 г. это соотношение было следующим: экспорт - 269 тыс.рублей; импорт 218 тыс.рублей)1.

Баланс внешней торговли России первой четверти XVIII в., в частности через Петербург, был активным: экспорт значительно превышал импорт. Однако эта торговля велась не на русских судах, а на судах иностранных купцов - голландских, немецких и особенно английских. Около половины торговых оборотов петербургского порта было в руках английских судовладельцев и купцов. Расходы на фрахт были весьма высоки и съедали значительную часть доходов, получаемых от вывоза товаров. Поэтому при расчете за границей часто общий баланс платежей оказывался пассивным: Россия должна была больше платить, чем получать из-за границы. Петр хорошо понимал невыгоды для России, вытекающие из слабого развития торгового флота. Поэтому он много забот уделял делу развития русского торгового судоходства. Но не только при Петре I, но и при его преемниках, когда основной упор делался на развитие военного флота, торговый флот не получил большого развития, и русская морская торговля надолго закрепилась в руках англичан.

Английские купцы, в отличие от купцов других стран, получили по договору право платить пошлину русскими деньгами и притом по выгодному курсу: 1 руб.25 коп. за ефимок; снижены были на 1/3 пошлины с английских сукон и других тканей; английские купцы получили ряд привелегий в самом Петербурге - право строить и снимать дома с освобождением их от постоев; подсудными они становились только Коммерц-коллегии и т.д. Договор был подписан на принципе наибольшего благоприятствования и формального равенства сторон, но Россия, имевшая незначительный коммерческий флот, не могла использовать многих преимуществ и льгот этого договора. Фактически все преимущества доставались английским купцам1.

Однако, несмотря на ряд причин, тормозящих развитие внутренней и внешней торговли столицы, торговая жизнь города и его порта уже в середине XVIII и. достигла такого уровня, что Петербург занял по сумме торговых оборотов первое место в стране.

Глубокой осенью, в ноябре 1703 года, в устье Невы вошел голландский корабль шкипера Выбеса, доставивший вино и соль. Петр I был необычайно рад первому морскому гостю. По его приказу шкипер и матросы были щедро награждены.








ГЛАВА ТРЕТЬЯ


САНКТ-ПЕТЕРБУРГ - СТОЛИЦА РОССИИ


$ 1. ПЕРЕНЕСЕНИЕ СТОЛИЦЫ ГОСУДАРСТВА

РОССИЙСКОГО НА БЕРЕГА НЕВЫ


Материалы, относящиеся к основанию Петербурга, не дают возможности установить все обстоятельства, связанные с превращением нового города в столицу. Но уже 28 сентября 1704 г. Петр I в письме А.Д.Меншикову с Олонецкой верфи писал: “Мы чаем кончая во втором или третьем числе будущего месяца отсель поехать, и чаем, аще бог изволит, в три дни или четыре быть в столицу (Питербурх)”1. Это было первое и единственное упоминание о новой столице в документах эпохи. Петр, строго регламентировавший жизнь государства во множестве указов, которые обычно сопровождались разъяснениями необхимости их издания, не издал указа о перенесении столицы.

Из современных Петру I авторов один только Гавриил Бужинский посвятил Петербургу особое сочинение, названное им так: ”Слово, в похвалу Санктпетербурга и его основателя, государя-императора Петра Великого, говоренное и при поднесении его величеству первовырезанного на меди плана и фасада Петербургу”. В этом “Слове” Бужинский отмечает, что Петр прежде всего желал иметь крепость в устье Невы и приступил к ее постройке сразу же после завоевания ее берегов. Но этим намерения Петра не ограничились. На Неве он “не токмо крепости, но и самому престолу царскому благорассудии быти угодно”.

Бужинский восхваляет местоположение нового города, указывает на его стратегическое и экономическое значение, напоминает о славной истории невских берегов. Вместе с тем он стремится защитить новую столицу от тех нападок, какие слышались в ее адрес. Враги преобразований утверждали, что Петербург далеко отстает от центра страны и сводит на нет его значение как столицы: Бужинский опровергает эти мысли, распространяемые по его образному выражению “ядовитыми ехиднами, изострившими свои аспидные зубы”. Однако в этой полемике он не раскрывает как можно было бы ожидать причин перенесения столицы из Москвы в Петербург.

Не раскрываются они и в таком важном документе, как “Журнал или поденная записка”. Молчит о них и Феофан Прокопович, в своих сочинениях несколько раз затрагивавший тему Петербурга. Вовсе не касается вопроса о причинах перенесения столицы Петр в своей переписке, всегда служившей ему одним из средств пропаганды его преобразовательной деятельности.

Не освещають вопроса о переносе столицы и иностранные авторы, хоты они и понимали, что в жизни русского государства наступает какой-то новый этап, начало которого они не могли не усмотреть в возни кновении нового столичного города. Отсутствие указа о перенесении столицы из Москвы в Петербург, умолчание этого крупного в истории государства события в современных ему источниках несомненно не было случайным. Несмортря на то, что Петр называл Петербург столицей еще в 1704 г., все правительственные учреждения, двор, дипломатические представительства продолжали оставаться в Москве. Сенат был первоначально учрежден также в Москве и был переведен в Петербург только в конце 1713 года. Двор переехал в новую столицу в 1712 году. Дипломатический корпус перезжал на берега Невы постепенно, и этот переезд был заверешен только в 1718 году. Центральные правительственные учреждения - приказы - оставались в Москве. По мере проведения в жизнь реформы центрального управления 1718-1721 г.г. новые учреждения - коллегии, за исключением трех: Иностранных дел, Военных и Адмиралтиейской - формировались и в первое время функционировали в Москве. Ряд из них - коллегии, ведавшие финансами, - оставался и впоследствии в Москве. То же следует сказать о Мануфактур-коллегии и Вотчинной коллегии (с 1727 г.). Главный магистрат до 1723 г. также находился в Москве. В старой столице оставалась и Юстиц-коллегия. Один из двух высших следственных органов - Преображенский приказ - постоянно оставался в Москве. С образованием коллегий, в Москве была организована контора Правительствующего Сената. Таким образом, Москва и после превращения Петербурга в столицу империи продолжала оставаться второй столицей не только по названию, но и фактически. Тем не менее центр политической жизни перемещался в Петербург. И это явилось следствием не только личного желания Петра, но всей системы преобразований первой четверти XVIII в. и прежде всего необходимости укрепления абсолютистского государства, национального государства помещиков и нарождавшегося класса купечества. Перенесение столицы было актом, осуществлявшим классовые интересы помещиков и купечества. Поэтому попытка Петра II, внука Петра I, в конце 20-х годов снова вернуть столицу в Москву не могла увенчаться успехом.


$ 2. ДАЛЬНЕЙШАЯ ЗАСТРОЙКАИ ОБУСТРОЙСТВО ГОРОДА.


Несмотря на принудительные меры переселения, строительство в городе в 1709 г. развивалось сравнительно медленно и только с устранением непосредственной военной угрозы темпы застройки значительно ускорились.

По указу Петра для жилых домов архитектор Трезини разработал типовые проекты, ярко отразившие классовую структуру феодального общества. Дома для "именитых", "зажиточных" и "подлых" людей отличались друг от друга не только размерами, планировкой и этажностью, но и богатством архитектурного оформления их фасадов.

Учитывая большое международное значение перенесения столицы в Петербург и значение Невы как основной транспортной магистрали города, правительство указами обязывало на берегах Невы и ее главных протоков строить каменные здания. В связи с этим на набержной от Летнего сада до Адмиралтейства строилось после 1709 г. большое количество монументальных каменных и мазанковых зданий, далеко превосходивших образцовые дома Трезини. Дома вельмож строились также на территории, расположенной от Летнего сада вверх по Неве. О характере архитектуры петровского Петербурга дают хорошее представление сохранившиеся до нашего времени архитектурные памятники того времени.

К началу 80-х годов XVIII в.Петропавловская крепость уже значительно изменила свой первоначальный вид, как об этом можно судить по панораме Зубова. Земляные валы и бастионы начали заменяться кирпичными на каменном цоколе. С восточной стороны в крепость вели главные Петровские ворота, сооруженные архитектором Трезини в 1708 г. из дерева, а в 1718 г. выполнены по его же проекту из камня. Они сохранились до нашего времени.

В 1718 г. у Невы на Сенатской площади начала строиться каменная церковь Исаакия Далматского (будущий Исаакиевский собор). Она была заложена вместо первоначально существовавшей деревянной церкви и к концу жизни Петра еще оставалась недостроенной (окончена в 1730 г.)

В 1716 г. начала складываться многолучевая композиция планировки улиц, ориентированных на башню Адмиралтейства. Первым лучом явилась Миллионная улица (Халтурина). Второй луч - Невский проспект - был проложен в 1711 г. для улучшения связи Адмиралтейского острова со старой дорогой, которая вела из Москвы и Новгорода к берегам Невы. Следующие три луча доходили только до реки Мойки. Последний луч (шестой) - будущий Вознесенский проспект - в то время доходил только до реки Фонтанки.

На Миллионной линии находился первый Зимний дворец Петра, построенный в 1711 г. и расширенный в 1725 г. Застройка вдоль набережной Невы и Миллионной линии тянулась до Царицына луга - современного Марсова поля - и заканчивалась у него мазанковым двухэтажным зданием Почтового двора, в котором приезжающие в Петербург могли останавливаться.

Вся территория между Адмиралтейством и Фонтанкой, Невой и Мойкой была застроена и освоена. Мойку соединили с Фонтанкой, а также с Невой, для чего были прорыты три канала, получившие название Лебяжьей канавки, Красного канала и Зимней канавки.

Намеченная и прорытая при жизни Петра сеть каналов в городе и на островах имела троякое назначение. Каналы служили на первых порах как дренажные магистрали, способствовавшие осушению территории города. Затем в основной своей массе были расширены и углублены, и стали служить постоянными транспортными магистралями, а во время наводнений - приемниками - распределителями излишков воды из Невы, тем самым уменьшая уровень поднятия воды.

Вообще Петр I придавал большое значение наблюдениям за своенравной и капризной Невой. Регулярные изучения колебаний уровня в реке было начато по указанию Петра в 1715 г. Первый водомерный пост появился у Петропавловской крепости. Здесь была установлена специальная металлическая линейка с дюймовыми делениями - футшток. В дальнейшем наблюдения за уровнем воды в реке проводились у западного павильона Адмиралтейства в Кронштадте, а также и в ряде других мест на Неве.

Возникновение и развитие ансамбля Летнего сада способствовало застройке берегов Фонтанки. Весь ансамбль его создавался на протяжении почти двух десятков лет. И уже в 1712 г., по словам современников, производил впечатление благоустроенного и большого парка. Из значительных архитектурных сооружений Летнего сада следует назвать Летний дворец Петра, построенный при впадении Фонтанки в Неву, который сохранился до наших дней: грот, изнутри и снаружи обильно украшенный скульптурой и лепкой, являвшийся первоклассным произведением садово-парковой архитектуры и некоторые другие. Благодаря энергичной деятельности Ивана Матвеева было осуществлено большое количество работ по планировке, посадке деревьев и устройству фонтанов в Летнем саду. Земцов руководил расстановкой по аллеям скульптур, завершая облик Летнего сада петровского времени. Фонтаны Летнего сада питались при помощи водопровода из Лиговского канала, прорытого в 1718-1721 гг. от речки Лиговки, и били под естественным напором.

В 1720 году Петром, как загородная резиденция для отдыха, был построен небольшой дворец, получивший название Смольного дворца. Свое название он получил от находившегося неподалеку Смольного двора, на котором для нужд флота варилась смола.

В 1710 г. по указу Петра началось строительство Александро-Невского монастыря. Целью этого строительства было увековеченье памяти Александра Невского, одержавшего убедительную победу над шведами. Монастырь начал свое существование в 1713 г.

Основанием монастыря, в память об одном из наиболее чтимых в народе людей, Петр хотел придать новому городу особое значение. В 1723 г. в монастырь были доставлены "мощи" Александра Невского, что сыграло свою роль в деле укрепления положения Петербурга как столицы.

При жизни Петра в столице начинает развертываться строительство каменных общественных зданий. К их числу следует отнести прежде всего здание Двеннадцати коллегий, Кунсткамеру и каменный Гостинный двор на Васильевском острове.

После Полтавской победы начинается строительство в Петербурге и его окрестностях загородных домов и дворцов знати. Первой крупной резиденцией был Ораниенбаум (Ломоносов), начавший строиться в 1710 г. и законченный в 1725 г.

Характерным примером пригородных дворцово-парковых ансамблей Петровского времени были Петергоф (Петродворец), начатый в 1705 г. Принадлежащий самому Петру композиционный замысел Петергофа был чрезвычайно прост. Территория парка была рассечена продольными и поперечными перспективами, соединявшими между собой Верхний дворец, Монплезир, павильон Марли и Эрмитаж. Группой архитекторов были созданы водные каскады и фонтаны Петергофа. На топких берегах Финского залива уже в петровское время была создана блестящая царская резиденция - мировой шедевр садово-парковой архитектуры.

Начало XVIII столетия в истории развития русской архитектуры ознаменована чрезвычайно знаменательными творческими достижениями. За два десятилетия были созданы многочисленные архитектурные ансамбли и отдельные сооружения, частью сохранившиеся до нашего времени, свидетельствующие о мощном расцвете архитектурного гения русского народа. Монументальное церковное и дворцово-парковое строительство характеризует русскую архитектуру середины столетия. В ведущей тематике архитектуры эпохи со всей яркостью сказалась политика дворянского абсолютистского государства, приведшая к расцвету монументального дворцового и культового строительства.

По мере застройки города и роста его населения, стали возникать многие дополнительные хозяйственные проблемы. Местный грунт и обилие осадков делали улицы непроходимыми в сырую погоду. Началом крупных работ по замощению улиц столицы нужно считать указ от 24 октября 1714 г. о привозе камня в Петербург. Этот указ вменял в обязанность привозить по 10-30 камней (в зависимости от величины судна) всем приходящим в город судам (каждый весом не менее 30 кг.) и по 3 камня всем приезжающим возам (от 15 до 20 кг. каждый). За каждый недовезенный камень полагался штраф в гривну. Первые работы по замощению основных магистралей выполнялись пленными шведами.

Но государство не склонно было производить все работы за счет казны. Мощение улиц, рытье водоотводных кюветов вдоль них и посадка зеленых насаждений возлагалась на жителей, проживающих вдоль этих улиц. Затем, чтобы "мостили во всем против образцов, чтобы впредь не перемащивать было"1, следили офицеры полиции.

Многочисленные водные протоки в городе вызывали необходимость строительства мостов. В 1711 г. существовал деревянный подъемный мост, соединявший Петропавловскую крепость с Городским островом2. Это был первый мост в городе. К 1723 г. только на Адмиралтейском острове их было уже 171. При жизни Петра были устроены мосты через все водные протоки в черте тогдашнего города, не существовало лишь моста через Неву.

Рост города и все более усложнявшееся его хозяйство заставило Петра серьезно заняться вопросами управления Петербурга. Указом от 7 июня 1718 г. была создана должность генерал-полицмейстера - начальника городской полиции. В функции городской полиции входило поддержание внутреннего порядка, отлов беглых солдат, матросов и крестьян, направление в богадельни престарелых и увечных, сбор налогов с жителей города, организация тушения пожаров и многое другое.

Одним из крупных мероприятий в области городского хозяйства было устройство уличного освещения.

Подводя итоги деятельности Петровского правительства в деле развития городского хозяйства Петербурга, следует отметить в этой области значительные успехи. Некоторые отрасли Петербургского городского хозяйства были либо совершенно новыми для России, либо получили в Петербурге небывалое для русских городов развитие. По своему благоустройству, планировке, системе застройки Пететербург ушел вперед от других городов России. Эти успехи однако были достигнуты за счет беспощадной эксплуатации трудящегося населения и без того отягощенного бесконечными повинностями и поборами. Реальных же результатов для себя трудовые слои населения не видели, так как слободы работных людей оставались неблагоустроенными.


$ 3. ВНУТРЕННИЕ И ВНЕШНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ

СВЯЗИ НОВОЙ СТОЛИЦЫ.


Промышленность Петербурга возникла и развивалась одновременно с возникновением и развитием самого города и отражала условия его возникновения и развития.

Наибольший удельный вес в Петербурге и его окрестностях получили те отрасли промышленности, которые обслуживали нужды флота и армии, а так же были вызваны к жизни самим строительством города и его ростом. Значительное развитие получили также и отрасли промышленности, удовлетворявшие потребности царского двора и столичной аристократии. Массовый спрос удовлетворялся в основном быстро развивавшимся мелким товарным производством, а также работой ремеслинников на заказ и привозными товарами. Промышленные предприятия мануфактурного характера, работающие на массовый рынок, развиты были еще относительно слабо.

Главными отраслями в оборонной промышленности Петербурга были судостроение и производство оружия. Все остальные отрасли, так или иначе связанные с военными нуждами, имели подсобное значение.

Большого развития в Петербурге достигло кожевенное производство. Кожевенные предприятия возникали как частные так и казенные. Их продукция шла на нужды армии и флота, на экспорт и на внутренний рынок. Зарождение их относится к 1711 г.

Вскоре после основания Санкт-Петербурга в нем возникли две бумажные мастерские-мануфактуры. Обе они обслуживали прежде всего нужды города как столичного, административного и все более растущего культурного центра.

В разные годы при Петре I в Петербурге было основано 4 типографии. Петербург стал крупнейшим центром книгоиздания.

Царский двор, правительственные учреждения и знать, жившая в городе, потребляли много свечей. В связи с этим в Петербурге получили заметное развитие воскобелильные и свечные предприятия.

Первый стекольный завод был открыт в Петербурге в 1716 г. Он производил посуду, оконное стекло, зеркала и др.

С 1725 г. в Петербурге возникла гранильно-шлифовальная фабрика, занимавшаяся не только шлифовкой и гранением стекла, но и драгоценных камней.

Рост города, увеличение его населения привели к развитию предприятий пищевой промышленности. В Петербурге находилось большое число мукомолен, крупорушек, предприятий по выработке крахмала, растительного масла, пива, водки, табака и переработки сахара из привозного сахара-сырца.

Очень существенным элементом развития города, помимо концентрации здесь мануфактур и ремесленного производства, являлась торговля. Петр I стремился превратить Петербург в "великий купеческий магазин"1 и в то же время в основной торговый порт по связям со странами Западной Европы. В только что основанном и быстро растущем городе, каким был Петербург при Петре I, внутренняя и внешняя торговля были очень тесно связаны между собой.

Само основание города на окраине России и его растущие внутренние потребности вызвали возникновение и быстрый рост торговых связей с остальной Россией, включение его в формирующийся российский рынок. Важнейшую роль в этих связях стали играть водные пути сообщения.

Значительное внимание обращалось так же и на развитие сухопутных дорог, связывавших Петербург с различными торговыми центрами страны. Прокладываются дороги на реку Волхов и в Новгород, Москву, Нарву, Ригу и в другие места.

Всячески поощрялся подвоз в Петербург из России продовольствия, сырья и различных товаров как для внутреннего потребления города, так и для экспорта. Указом 1725 г. строжайше запрещалось кому бы то ни было перекупать на дорогах перевозимое в Петербург под угрозой конфискации купленного. За помеху купцам в их торговле с Петербургом существовал ряд наказаний "смотря по вине"1. Запрещалось вести в городе торговлю (розничную) всем, кто не записался в купечество. Запрещалось иностранным купцам торговать друг с другом под угрозой штрафа в 1000 рублей2.

Своеобразной мерой поощрения отечественного купечества был объявленный незадолго до смерти Петра I сенатский указ о пожаловании купцов в дворянское звание, поскольку "богатый купеческий человек государству для ради общенародной пользы полезнейший есть, нежели десять убогих шляхтичей... легионы попов, монахов и монахинь (если они не служат в церквях или школах)... непотребных гуляльщиков... тунеядцев"3.

В области внешней торговли с Западной Европой, Петербург в результате исключительных мероприятий Петра I, стремившегося превратить его в "пристанище коммерции", занял первое место в России.

Надзор за торговлей в Петербурге осуществляли таможни - внутренняя и портовая.

Первоначально иностранные купцы имели право после прохождения таможенных процедур выгружать товары даже в своих домах, что приводило к всевозможным злоупотреблениям. Позднее, в 1723 г., были построены на Троицкой площади специальные таможенные склады, впоследствии они были выстроены также на Васильевском острове, Выборгской стороне, Петровском острове, на острове Буяне и в ряде других мест.

В целях всемерного развития экспортной торговли и поддержки престижа русских купцов, правительство вводило при таможне строгую бракировку товаров. Однако эти меры не всегда достигали цели: обман имел место нередко как со стороны русских, так и иностранных купцов.

Быстрое развитие внутренней и внешней торговли Петербурга привело к созданию в столице не только гостиных дворов, таможен, но и к учреждению в ней биржи - раньше Парижской, Берлинской и некоторых других. Зародилась она в 1703 году первоначально как собрание купцов у торговых рядов на Троицкой площади.

Однако, несмотря на ряд причин, тормозящих развитие внутренней и внешней торговли столицы, торговая жизнь города и его порта уже в середине XVIII в. достигла такого уровня, что Петербург занял по сумме оборотов торговых первое место в стране.












ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ.

КУЛЬТУРНАЯ ЖИЗНЬ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА.

$ 1. ПРОСВЕЩЕНИЕ И НАУКА.


Среди национальных культурных центров, рост которых порождался экономическим развитием страны в начале XVIII в., новая столица заняла чрезвычайно видное место.

Задачи укрепления русского государства властно требовали крупных мероприятий в области культуры. Правительство Петра проводило их с той же энергией, с какой оно строило заводы и фабрики для снабжения армии и усиления обороны страны. Новая столица стала главным средоточием вновь заводимых просветительных учреждений.

Культурная жизнь столицы прежде всего определялась тем, что в ней были сосредоточены разннообразные школы нового светского типа. Укрепление абсолютистского государства ставило в области просвещения новые задачи - создание кадров для государственного аппарата, для реформированной армии и вновь создаваемого военно-морского флота. Первые важные шаги в этом направлении были предприняты Петром еще в 1701 г. учреждением в Москве Школы математических и навигационных наук и Пушкарской школы, где изучались артиллерия и инженерство. По мере роста новой столицы, в ней открывались новые и переводились из Москвы некоторые ранее возникшие учебные заведения.

Образование в новой столице имело преимущественно светский и притом ясно выраженный практический характер. Для абсолютистского государства, для успешного завершения борьбы за выход на морской простор, для постройки флота, для развития мануфактур нужна была не церковная, а новая реальная наука. Но только с 1715 г. начинается быстрый рост просветительных учреждений в новой столице. В этом году была открыта Русская школа, а через два года - Морская академия. Обучение в ней включало арифметику, геометрию, ружейные приемы, артиллерию, навигацию, фортификацию, географию, рисование и танцы.

Привилегированная военная дворянская школа стояла в центре внимания и забот правительства . Но потребности государства заставляли думать о подготовке специалистов некоторых профессий и из разночинцев. Российское шляхетство, которое охотно шло в Рыцарскую академию, не обнаруживало склонности корпеть над науками. Труд врача, учителя, переводчика, инженера, даже ученого в очень слабой мере манил к себе дворян, пренебрежительно относившихся к этим "неблагородным" занятиям. Поэтому одновременно с привилегированной школой столицы стали возникать и школы для разночинцев, как профессиональные, так и общеобразовательные.

В петровские времена было заложено прочное начало медицинскому образованию, связанному с потребностями армии и флота.

Крупнейший в стране центр школьного образования, Петербург стал главным центром русской науки, добившейся уже к середине XVIII в. крупнейших достижений. Необходимость развертывания в России научной работы для укрепления ее экономической и военной мощи была совершенно ясна для Петра I и его сподвижников. Важнейшим мероприятием Петра I для развития науки была организация Академии наук. Подготовка к этому делу велась с первых лет правления Петра I, но серьезные шаги в этом направлении были сделаны только после Полтавы и Гангута.

В январе 1724 г. Петр I подписал в сенате "Определения об Академии", а 20 января он получил от лейб-медика Блюментроста составленный последним, по-видимому по Петровскому указанию, проект организации Академии, который и явился ее первым уставом.

Как исследовательское учреждение Академия делилась на три класса: математический, физический и гуманитарный. В математический класс входили кафедры: 1) теоретической математики; 2) астрономии, географии и навигации; 3) и 4) - две кафедры механики, которым Петр придавал большое значение. Физический класс состоял также из четырех кафедр: 1) физики теоретической и экспериментальной; 2) анатомии; 3) химии; 4) ботаники. Гуманитарный класс ограничивался тремя кафедрами: 1) красноречия и древностей; 2) истории древней и новой и 3) "права купно с политикою и этикою"1.

В 40-х годах XVIII столетия в стенах Академии начал трудиться великий гений русской национальной культуры и науки М.В.Ломоносов.

Значительную роль в развитии механики и техники играла основанная в начале XVIII в. в Петербурге токарная и инструментальная мастерские. А.К.Нартовым был изобретен токарно-копировальный станок с суппортом. "Это механическое приспособление,- писал Маркс о позднейшем изобретении суппорта в Англии,- заменяет не какое-либо особенное орудие, а самую человеческую руку, которая создает определенную форму, приближая острие режущего инструмента к материалу труда или направляя его на материал труда, например на железо"1. Изобретение суппорта явилось важнейшим этапом технической революции в области металлообработки.

Заметное место в культурной жизни столицы принадлежало музеям. Большинство из них, возникнув самостоятельно, позднее вошло в систему Академии наук. Старейшим из музеев была Кунсткамера, первый в России научный музей.

Начало Кунсткамеры было положено Петром I. Во время поездок за границу он внимательно знакомился с музеями Западной Европы. Европейские кунсткамеры того времени ставили себе целью не столько поучать, сколько развлекать посетителей. Под впечатлением увиденного, Петр решил открыть подобное заведение и в России. Задавшись такой целью, Петр стал везде собирать различные новые приборы, инструменты, машины, чучела животных, анатомические аномалии в спирту, одежду и т.д.

Поначалу Петровская коллекция находилась в Летнем дворце. Но коллекция постоянно росла, и в 1719 году на набережной Васильевского острова был заложен фундамент будущей Кунсткамеры и Библиотеки, а в 1727 г., уже после смерти Петра, состоялось торжественное открытие Кунсткамеры на новом месте.

К первой половине XVIII в. относится основание ботанических садов и небольшой зоологической коллекции.


$ 2. ЛИТЕРАТУРА И ТЕАТР


Крупнейший центр науки и просвещения, Петербург в первой половине XVIII в. сыграл значительную роль в развитии рускоого языка и в особенности - в разработке его норм.

Развитие национального русского языка в XVIII в. сопровождалось прежде всего значительным обогащением его словарного фонда в связи с развитием производства, усложнением общественно-политической жизни и ростом знаний. Для обозначения новых технических, научных, политических, бытовых понятий нужны были новые слова. Самый простой путь решения вопроса заключался в заимствовании иностранных слов. В начале столетия этим, кстати, чрезвычайно злоупотребляли, вставляя иностранные слова к месту и не к месту: в речи, письмах, книгах.

Петр Великий, борясь за доступность и общепонятность книги, настаивал на замене в книгах церковно-славянского языка русским, т.е. на приближение книжного языка к русской речи. Указом 1708 г. для светских книг был введен новый упрощенный гражданский шрифт.

В дальнейшем трудами Ломоносова и его учеников была успешно разрешена задача разработки русского научного языка. Работа эта так же сопровождалась разработкой русской грамматики. В последующем Н.Н.Поповский, ученик Ломоносова, сказал с гордостью за русский язык: "Нет такой мысли, кою бы по-российски изъяснить было невозможно!"1.

В литературной жизни столицы в первой четверти XVIII в. нашли яркое отражение новые взгляды, порождаемые социально-экономическим и политическим развитием страны. С Петербургом связана деятельность самых крупных русских литераторов первой половины XVIII в. Во времена Петра I здесь развернул чрезвычайно широкую литературную деятельность Феофан Прокопович, сподвижник императора. Главной формой его литературной деятельности явились проповеди, прославлявшие просвещение. Хотя они и произносились с церковного амвона, но носили в гораздо большей мере светский характер, чем церковный. Как поэт и драматург, Феофан не обладал большим дарованием, но умел ценить своих более даровитых современников. Ему же принадлежит и прощальная речь над гробом Петра Великого в Петропавловском соборе 8 марта 1725 г. "Какову он Россию свою сделал, такова и будет; сделал добрым любимую, - любима и будет; сделал врагам страшное, - страшна и будет; сделал на весь мир славную, - славную и быти не перестанет. Оставил нам духовная, гражданская и воинская исправления. Убо оставляя нас разрушением тела своего, дух свой оставил нам"1.

Поэты первой четверти XVIII в. и Ломоносов, крупнейший среди них, славили Родину, блестящие победы русского оружия и успехи русского просвещения, они укрепляли чувства национальной гордости, звали к новым подвигам, они были проникнуты уверенностью в том,


Что может собственных Платонов

И быстрых разумом Невтонов

Российская земля рождать.

И театральное искусство русского народа, имевшее многовековую историю, делает в первой четверти XVIII столетия значительные шаги в своем развитии. Петербургская театральная культура XVIII в. продолжала традиции, сложившиеся еще в Московской Руси. Но театр в Петербурге не повторял, а развивал эти традиции. С Петербургом связано создание нового литературно-художественного театра и новой драматургии.

Петр I видел в театре одно из средств борьбы за светскую культуру, освобожденную от церковно-схоластического влияния. Поэтому он относился к организации театра как к делу, в развитии которого государство заинтересовано не менее, чем в школах, издании книг и других культурных мероприятиях. Для создания театра была выписана немецкая странствующая труппа во главе с антрепренером Иоганном Кунстом. Но Кунст не смог подготовить ожидавшегося от него репертуара. Театральное дело берет в свои руки сестра царя Наталья Алексеевна, страстная любительница театра и главный помощник Петра I в его театральной политике.

В Петербурге спектакли начали ставиться в 1714 г. Помещался этот первый петербургский театр на теперешней улице Чайковского. Для представлений был приспособлен огромный пустой дом, где устроили партер и ложи. В театре ставились пьесы на злобу дня: о пользе учебы молодых дворян за границей, изобличении изменчивости Польши в войне со Швецией и т.д. Чтобы использовать подмостки в качестве своеобразной политической трибуны, между действиями пьесы разыгрывались короткие грубоватые интермедии.

При Петре прекратились преследования скоморохов. То, что государство разрешило посещение театра, что даже в духовной школе, Славяно-греко-латинской академии устраивались спектакли, способствовало возрастанию интереса широких народных масс к театру. Так же в стране появляются бродячие труппы комедиантов, дававшие представления для народа.


$ 3. МУЗЫКА И ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО.


Как в области театра, так и в музыкальной жизни Петербурга XVIII в. ясно прослеживается стремление правящих кругов использовать средства искусства для укрепления авторитета государственной власти. По указу 1711 г. в каждой воинской части были созданы духовые оркестры из труб, валторн, гобоев, фаготов и литавр. Музыканты гвардейских полков, по свидетельству музыкального хроникера XVIII в. академика Я.Штелина, "должны были все предобеденное время с 11 до 12 часов посвящать публичным музыкальным упражнениям, причем трубачи и литовлисты размещались на башне петербургского Адмиралтейства, а гобоисты, фаготисты и валторнисты над церковной башне крепости С.-Петербург".

В 1713 г. Петр издал распоряжение о переводе в Петербург хора государевых певчих - старейшего русского хорового коллектива. Певчие этого хора вместе с военными музыкантами участвовали в пышных официальных торжествах и церемониалах, которыми отмечались при Петре I военные победы и другие знаменательные события государственной жизни. С этими празднествами связано было развитие особого жанра торжественных хоровых песнопений - так называемых "приветственных" и "панегирических" кантов1.

Музыка звучала на петровских ассамблеях, на которых дамы и кавалеры танцевали модные "галантные" танцы под аккомпанемент оркестра. Посещение ассамблей, как известно, было обязательным для столичного дворянства и рассматривалось Петром I как средство воспитательного воздействия. Подобными же воспитательными соображениями руководствовался он, заставляя петербургских дворян в виде обязательной повиности ходить на концерты инструментальной капеллы в доме тайного советника Бассевича.

Среди образованной части столичного дворянства широко развивается любительское музицирование. Распространенными в домашнем быту инструментами были клавикорды, флейта, скрипка. Исполнялись сентиментальные песенки и небольшие инструментальные пьесы преимущественно танцевального склада - менуэт, сицилионы.

Развитие живописи, скульптуры и графики в России в первой половине XVIII века также во многом было связано с молодым Петербургом, где в ту пору жили и творили многие мастера русского искусства. Сам Петребург стал настоящим городом-музеем, где было сосредоточено большинство наиболее важных художественных памятников, созданных живописцами, скульпторами и графиками в XVIII столетии.

Петр I придавал большое значение изобразительному искусству: "Без живописца и градировального мастера,- говорил он,- обойтися невозможно будет понеже издания, которые в науках чиниться будут... имеют рисованый и градированы быть"1. И действительно, для печатания новых книг необходимы были "градировальные мастера", т.е. мастера гравирования; для широкого строительства молодого Петербурга нужны были архитекторы, для росписи стен, потолков и создания портретов - живописцы. Поэтому еще при Петре I возникает проект создания Академии художеств. В начале XVIII века при петербургской типографии была основана рисовальная школа при Канцелярии от строений, которые сыграли большую роль в подготовке молодых художников и вообще в развитии русского искусства.

Если в древнерусском искусстве художники, как правило, старались выразить религиозные представления в абстрактных образах иконописи, то мастера XVIII века, наоборот, реальный мир, живого человека сделали основой своего искусства, источником творчества.

Много нового внесли в историю русского искусства художники-граверы, работавшие в Петербурге.

Разнообразной и общирной стала деятельность русских скульпторов и резчиков. Многие из них нашли применение своего труда на стройках Петербурга.

Одним из первых русских скульпторов, работавших в молодом Петербурге, был выдающийся зодчий и скульптор Иван Зарудный, создавший скульптурные украшения для только что построенного Петропавловского собора.

Отличительной особенностью русской портретной живописи и скульптуры было стремление художников к правдивому показу человека, несмотря ни на какие требования заказчика или условности стиля. Это было характерно для творчества всех лучших русских мастеров эпохи, и это отличало их искусство от искусства иностранцев.

Таким образом, в культурной жизни Петербурга ярко проявились замечательные успехи русской культуры первой четверти XVIII века. Передовые деятели русской культуры, преодолевая преграды, которые ставил крепостнический строй, напряженно работали над развитием русской культуры и ее распространением.





















ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Время Петра, его преобразования, личный вклад в строительство государства, укрепление его позиций, увеличение славы российской не могут не вызвать пристального внимания. При всех недостатках, ошибках и деформациях эпохи реформ Петра, нередко очень серьезных, Россия при нем заметно продвинулась вперед по пути развития, сократив свою отсталость от передовых стран Западной Европы.

Одним из замечательных деяний Петра Великого в деле укрепления государства Российского было основание и строительство Санкт-Петербурга, который сегодня является одним из крупнейших промышленных, торговых и культурных центров России и мира.

Бурный рост этого молодого города не был случайным. Петербург возник на исконно русской территории, в течение многих веков игравшей огромную роль в экономическом развитии Руси.

Устье Невы еще в древности являлось не только важнейшим стратегическим пунктом на северо-западных подступах к русским землям, но и служило наиболее удобным выходом на широкие морские пути.

Естественно, что возникший первоначально как крепость, Петербург стал с первых же лет превращаться в морской торговый порт, призванный обслуживать потребности всей страны. Параллельно с торговлей в городе развивалось военное и гражданское судостроение, мануфактурное производство.

Значение Петербурга как крупного промышленного города также определялось его тесными хозяйственными связями с Москвой и основными областями Русского государства. Связи эти с каждым годом расширялись и крепли. Они обусловили развитие и других сторон жизни Петербурга. Для любой из них требовались специалисты. Петр I для этого дела не ограничивался приглашением специалистов из-за границы. Большими группами направлялись в европейские страны для обучения за государственный счет молодые дворяне и разночинцы. Русские занимались в Европе передовой техникой и наукой, но были далеки от того, чтобы считать себя только учениками, и отлично сознавали значение достигнутых Россией успехов. Празднуя спуск военного корабля в 1714 году, Петр обратился к присутствующим с такой речью: "Кому из вас, братцы мои, хоть во сне снилось лет тридцать назад, что мы с вами здесь, у Остзейского моря, будем плотничать и в одежде немцев, в завоеванной у них же нашими трудами стране построим город, в котором вы живете, что мы доживем до того, что увидим таких храбрых и победоносных солдат и матросов русской крови, таких сынов, побывавших в чужих странах и возвратившихся домой, столь смышленными, что увидим у себя такое множество иноземных художников и ремеслиников, доживем до того, что меня и вас станут так уважать чужестранные государи?"1

Население города в XVIII веке росло почти исключительно за счет притока жителей из глубинных районов России. Трудовой народ шел сюда, надеясь найти работу. Купцов привлекал сюда первоклассный порт и широкий потребительский рынок. Дворяне ехали сюда в надежде попасть на службу в гвардию, в многочисленные государственные учреждения, сделать карьеру при дворе. Петербург притягивал к себе поднимающиеся к науке и знаниям молодые силы, складывающуюся в стране интеллигенцию.

Структура населения молодой столицы отражала структуру населения всей страны, но в Петербурге более отчетливо, чем в других местах ,проявлялись новые тенденции в движении населения - рост числа лиц, живущих продажей своей рабочей силы, рост прослойки населения, которая предшествовала появлению промышленного пролетариата.

Высокому темпу роста населения отвечал быстрый рост застройки города.

Несмотря на то, что Петербург значительно отличался по своему облику от других русских городов благодаря применению самых передовых в XVIII веке принципов градостроительства, его планировка не исключила типичных черт, присущих другим русским городам. Хотя по единому строгому плану прокладывались широкие прямые улицы, возникали просторные площади, но в центре воздвигались, как это было в Москве и других крупных городах России, почти исключительно богатые особняки и дворцы-усадьбы, а трудовое население вытеснялось в слободы на окраинах.

Архитектура Петербурга не копировала западноевропейских образцов, она стала глубоко самобытной, национальной и сохранила немало особенностей, присущих русской архитектуре предыдущих веков.

Плеяда талантливых российских зодчих - Баженов, Воронихин, Захаров, Кокоринов, Растрелли, Росси, Стасов и другие - создала в Петербурге первоклассные творения. Архитектурные ансамбли молодой столицы явились выдающимися творческими достижениями мировой архитектуры, высоко поднявшими славу русского зодчества. Воспетая Пушкиным Невская столица стала со временем одним из прекраснейших городов мира.

Тщетно было бы искать истоки культурной и общественно-политической жизни только в специфических петербургских условиях. Эта жизнь определялась общественными интересами всей страны, в том числе и Петербурга. Прогрессивные общественные движения, которые происходили в столице, передовая общественная мысль и культура, которые в ней развивались, были настолько же петербургскими, насколько и общероссийскими.

Значение Петербурга, как и Москвы, определялось тем, что именно здесь развертывались общественно-политические течения, создавались те культурные ценности и общественные теории, которые отражали наиболее прогрессивные тенденции в развитии русского народа.

В Петербурге развивалась русская наука и искусство нового времени, которые в последующем выдвинули Ломоносова и Пушкина, Крылова и Державина, Волкова и Лермонтова, Глинку и Брюллова.

Реформы в области культуры имели передовой характер, были направлены на преодоление отсталости страны. В это время были заложены основы русской светской школы и науки, основана Академия наук, издано множество учебников и руководств, впервые стала выходить газета, возник общедоступный театр.

Петр I и его аппарат ставили и выполняли общенациональные задачи, и в этом смысле его личное служение "государственному интересу", "общей пользе" не может не вызывать уважения. Проведенные им преобразования, в ряде случаев продолжившие или завершившие начатое до него, сделали Россию неизмеримо более сильной, развитой, цивилизованной страной, ввели ее в сообщество великих мировых держав, хотя до конца ликвидировать ее отсталость не смогли. Да это и нельзя было сделать при феодально-крепостническом режиме, убежденным сторонником и идеологом которого был Петр. Сын своего времени, воспитанник феодлаьной верхушки, он не мог совершить более того, что совершил. Но и то, что он сделал для развития экономики и государственных установлений, армии и флота, внешней политики и военного искусства, культуры и быта, благодарная Россия, принявшая петровское наследие, осваивала и продолжает осваивать в течение вот уже почти двух столетий.

В перспективе преобразования, несмотря на то, что они проводились за счет перенапряжения сил народных масс, в конечном итоге были выгодны и им, ибо созданное в годы их проведения могучее государство обеспечило стране национальную независимость, а утверждение России при Петре I на берегах Балтики способствовало развитию внешней торговли и производительных сил, в том числе и крестьянского хозяйства, а также установлению более тесных экономических и культурных связей с более развитыми странами Западной Европы.





















СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ИСТОЧНИКИ:

Анисимов Е.В. Податная реформа Петра I. Л., 1982.

Богословский М.М. Петр I. Материалы для биографии, т. I -Y. М., 1940 - 1948.

Булавинское восстание. Сборник документов. М., 1935.

Водарский Я.Е. Население России в конце XVII - начале XVIII в.в. (численность, сословно-классовый состав, размещение). М., 1977.

Воскресенский Н.А. Законодательные акты Петра I. Л., 1945.

Журнал или поденная записка блаженныя и вечнодостойные памяти государя императора Петра Великого с 1698 года даже до заключения Нейштатского мира. Ч. I. СПб., 1770

История Императора Петра Великого от рождения его до Полтавской баталии... сочиненная Феофаном Прокоповичем. СПб., 1773.

Полное собрание русских летописей в 46-ти т. М. 1842

Троицкий С.М. Русский абсолютизм и дворянство в XVIII веке. Формирование бюрократии. М., 1974.

Форстен Г.В. Балтийский вопрос в XVI и XVII столетиях. Сборник документов в 5-ти т. СПб., 1894.

Хрестоматия по истории СССР. С древнейших времен до 1861 г. Пособие для учителей./ Сост.П.П.Епифанов. - М., 1980.

Хрестоматия по истории СССР.// С.С.Дмитриев, М.В.Нечкина. Т.II. М., 1953.


ЛИТЕРАТУРА:

Анисимов Е.В. Время петровских реформ. Л., 1989.

Анциферов Н.П. Быль и миф Петербурга. Пг., 1924.

Аплаксин А.П. Казанский собор: историческое исследование о соборе и его описание. СПб., 1911.

Белинский В.Г. Письмо из Бородина от безрукого к безногому инвалиду.

Соч., ч. III, изд. 6, М. 1884.

Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XVIII в.: Очерки. М., 1958.

Буганов В.И. Петр Великий и его время. М., "Наука". 1983.

Буганов В.И. Московские восстания конца XVII в. М., 1969.

Бунин А.В. История градостроительного искусства. Т. I. М., "Стройиздат", 1979.

Бутиков Г.П. Исаакиевский собор. Л., 1979.

Вернадский В.Н. Историческое прошлое Ленинграда. Л., 1958.

Гадзяцкий С.С. Вотская и Ижорская земли Новгородского государства. Исторические записки в 12-ти т. Л. 1940.

Герман Ю.П. Россия молодая. Исторический роман. М. "Правда". 1988.

Голикова Н.Б. Политические процессы при Петре I. М. 1957.

Голиков И.И. Деяния Петра Великого. Т.V. М., 1788.

Гримм Г.Г. Архитектор Воронихин. Л. 1963.

Дельбрюк Г. История военного искусства. Т.IV. М. 1938.

Дружинин В.Н. Державы Российской посол. Л. "Советский писатель". 1982.

Ерошкин Н.П. Очерки истории государственных учреждений дореволюционной России. М. "Учпедгиз". 1983.

Заозерская Е.И. Мануфактуры при Петре I. М., 1957.

Зверев Б.И. Страницы военно-морской летописи России. М. 1981.

История СССР. С древнейших времен до наших дней в 12-ти т. Под. ред. Б.Н.Пономарева. Т.III. М. 1967.

Карамзин Н.М. Записка о древней и новой России. СПб., 1914.

Карамзин Н.М. История государства Российского в 12-ти т. М. 1994.

Кафенгауз Б.Б. Россия при Петре I., М. "Учпедгиз". 1955.

Ключевский В.О. Курс Русской истории. Ч.4. Соч. Т.4. М. 1958.

Ключевский В.О. Исторические портреты. Деятели исторической мысли. М. "Правда". 1990.

Князьков С.И. Из прошлого Русской земли. Время Петра Великого. М. "Планета". 1991.

Ковиненская Н.И. История русского искусства XVIII в. М.-Л.

"Искусство".1940.

Краснобаев Б.И. Очерки историии русской культуры XVIII в. М. 1972.

Кузнецов И.В., Лебедев В.И. История СССР. XVIII - середина XIX в.в. М. "Учпедгиз".1958.

Ленин В.И. Возрастающее несоответстветие. Заметки публициста.

Полн.собр.соч. Т. 18.

Ленин В.И. Как социалисты-революционеры подводят итоги революции и как революция подвела итоги социалистам-революционерам. Полн.собр.соч. Т. 15.

Ленин В.И. О государстве. Полн.собр.соч. Т. 29.

Ленин В.И. О "левом" ребячестве и о мелкобуржуазности. Полн.собр.соч. Т.36.

Ленин В.И. О значении воинствующего материализма. Полн.собр.соч. Т. 45.

Ленин В.И. Развитие капитализма в России. Полн.собр.соч. Т. 3.

Лисовский В.Г. Андрей Воронихин. Л. 1971.

Маркс К. Ретроспективный взгляд на крымскую кампанию. Маркс К.,

Энгельс Ф. Собр.соч., Т. 10.

Маркс К. Секретная дипломатия XVIII в. Маркс К., Энгельс Ф. Собр.соч. Т.8.

Материалы по истории Гангутской операции, вып. 1-4, Пг, 1914-1918.

Молчанов Н.Н. Дипломатия Петра Великого. М. 1986.

Нестеров Ф.Ф. Связь времен. М. "Молодая Гвардия". 1984.

Никитин Н.П. Огюст Монферран. Л.О. Союза архитекторов СССР. Л., 1939.

Никифоров Л.А. Внешняя политика России в последние годы Северной войны. Ништадтский мир. М. 1959.

Никифоров Л.А. Русско-английские отношения при Петре I. М. 1950.

Очерки истории СССР. Период феодализма. Россия в первой четверти XVIII в. Преобразования Петра I. М., 1956.

Очерки истории Ленинграда. Под.ред. М.П.Вяткина. М.- Л. 1955.

Павленко Н.И. Птенцы гнезда Петрова. М. "Мысль". 1985.

Палли Х.Э. Между двумя боями за Нарву. Эстония в первые годы Северной войны 1701-1704 г.г. Таллин., 1966.

Перцик Е.Н. "География городов. (Геоурбанистика). М. "Высшая школа".1991.

Платонов С.Ф. Петр Великий. Личность и деятельность. Л., 1926.

Покровский М.Н. Русская история с древнейших времен. Т. II. М.-Л., 1933.

Подъяпольская Е.П. Восстание Булавина. М., 1967.

Покровский С.П. Внешняя торговля и внешняя торговая политика России.

М. 1947.

Пушкин А.С. Полн.собр.соч. в 16-ти т. Т. XI. М., 1949.

Россия в период реформ Петра I. Сб.статей. М. 1973.

Соловьев С.М. История России с древнейших времен кн. 7, 8. Т. 14-18.

М., 1962-1963.

Соловьев С.М. Публичные чтения о Петре Великом. М. 1984.

Тальман И.М. Турция накануне и после Полтавской битвы. М., 1977.

Тарле Е.В. Северная война. М. 1953.

Татищев В.Н. История Российская с самых древних времен. Т. VII. Л., 1968.

Тельпуховский Б.С. Северная война 1700-1721 г.г. "Полководческая деятельность Петра I". М., 1946.

Толстой А.Н. Петр Первый. Собр.соч. в 8-ми т. Т. VII-VIII. М. "Правда". 1972.

Устрялов И.Г. История царствования Петра Великого. Т. III. СПб. 1858.

Шмурло Е.Ф. Петр Великий в оценке современников и потомства. СПб., 1912.


Шутой В.Е. Борьба народных масс против нашествия армии Карла XII,

1700-1709. Л., 1958.

Энгельс Ф. Внешняя политика русского царизма. Маркс К., Энгельс Ф. Собр.соч. Т. 22.



1 Феофан Прокопович. История императора Петра Великого от рождения его до Полтавской баталии// Хрестоматия по истории СССР. Т. II. М. 1953.

2 Шафиров П.П. История Северной войны. Рассуждения, какие законные причины его царское величество Петр I... к начатию войны против короля Карла XII Шведского в 1700 г. имел.// Хрестоматия по истории СССР. Т.II. М. 1953.

3 Ломоносов М.В. Слово похвальное Петру Великому; Краткий российский летописец// Хрестоматия по истории СССР. Т.II. М. 1953.

1 См. Образование Российской империи. Реформы Петра I. Указы... // Хрестоматия по истории СССР. Т.II. М. 1953.

2 Перцик Е.Н. География городов (Геоурбанистика). М. 1991.

Бунин А.В. История градостроительного искусства. В 2-х Т. М. 1979.

1 Аплаксин А.П. Казанский собор. Историческое исследование о соборе и его описание. СПб. 1911.

Лисовский В.Г. Андрей Воронихин. Л. 1971.

Бутиков Г.П., Хвостова Г.А. Исаакиевский собор. Л. 1979.

Никитин Н.П. Огюст Монферанн. Проектирование и строительство Исаакиевского собора и Александровской колонны.// Л.О.Союза архитекторов СССР. Л. 1939.

2 Татищев В.М. История Российская с самых древних времен. В 8-ми т. Л.. 1968.

1 Голиков И.И. Деяния Петра Великого. В 12-ти т. М. 1788; Дополнения. В 18-ти т. М. 1789.

2 Щербатов М.М. Смотрения о пороках и самовластии Петра Великого. СПб. 1782; Статистика в рассуждении России. СПб. 1777; О повреждении нравов в России. СПб. 1789; Прошение Москвы о забвении ее. СПб. 1790.

3 Карамзин Н.М. История государства Российского. В 12-ти т. М. 1994; Записка о древней и новой России. СПб. 1914.

1 Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М. 1960; Публичные чтения о Петре Великом. М. 1984; Исторические письма. СПб. 1874; Взгляд на историю установления государственного порядка в России. М. 1875.

1 Ключевский В.О. Курс русской истории. В 9-ти т.М.-1987.. Исторические портреты. Деятели истороической мысли. М.1990.. Боярская дума Древней Руси. М.1919.

1 Кафенгауз Б.Б. Россия при Петре I. М.1955.

Князьков С.И. Из прошлого Русской земли. Время Петра Великого. М.1991.

Палли Х.Э. Между двумя боями за Нарву. Эстония в первые годы Северной войны 1701-1704. Таллин. 1966.

Буганов Л.И. Московские восстания конца XVII в. М.1969.

Анциферов Н.П. Быль и миф Петербурга. Пг.1924.

Подъяпольская Е.П. Восстание Булавина. М.1967.

Щутой В.Е. Борьба народных масс против нашествия армии Карла XII. 1700-1709. Л.1958.

2 Тельпуховский Б.С. Северная война 1700-1721 гг. Полководческая деятельность Петра I. М.1946.

Павленко Н.И. Петр I. М.1976.

Платонов С.Ф. Петр Великий. Личность и деятельность. Л.1926.

3 Тальман И.М. Турция накануне и после Полтавской битвы. М.1977.

Шмурло Е.Ф. Петр Великий в оценке современников и потомства. СПб.1912.

Никифоров Л.А. Внешняя политика России в последние годы Северной войны. Ништадтский мир. М.1959.

Голикова Н.Б. Политические процессы при Петре I. М.1957.

Молчанов Н.Н. Дипломатия Петра I. М.1986.

4 Покровский С.П. Внешняя торговля и внешняя торговая политика России. М.1947.

Заозерская Е.И. Мануфактура при Петре I.М.1957.

1 Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XVIII в. М.1958.

Дельбрюк Г.П. История военного искусства. М.1938.

Зверев Б.И. Страницы военно-морской летописи России. М.1981.

2 Гримм Г.Г. Архитектор Воронихин. Л.1963.

Красобаев Б.И. Очерки истории русской культуры XVIII в. М.1972.

Ковиненская Н.И. История русского искусства XVIII в. М.-Л. 1940.

Перцик Е.Н. География городов. (Геоурбанистика). М.1991.

3 Бунин А.В. История градостроительного искусства. - М. 1979.

4 Толстой А.Н. Петр I. М.1972.

Герман Ю.П. Россия молодая. М.1988.

Павленко Н.И. Птенцы гнезда Петрова. М.1985.

Дружинин В.И. Державы Российской посол. Л.1982.

Пушкин А.С. Соч. в 16-ти т. М.1949.

Нестеров Ф.Ф. Связь времен. М.1984.

1 Маркс К. Секретная дипломатия XVIII в. Маркс К., Энгельс Ф.,

Собр.соч. Т. VIII. С.296

1 Маркс К. Секретная дипломатия XVIII в. Маркс К., Энгельс Ф.,

Собр.соч. Т.VIII. С. 298

1 Полное собрание русских летописей. Т. III. С.62.

1 Там же. С.71.

2 Гадзяцкий С.С. Вотская и Ижорская земли Новгородского государства.

Исторические записки. Т. VI. С.129.

1 Форстен Г.В. Балтийский вопрос в XVI и XVII столетиях. Т. II. СПб., 1894. С.149-150

1 Маркс К. Секретная дипломатия XVIII века. Маркс К., Энгельс Ф., Собр.соч. Т.8. С.87.

1 Журнал или поденная записка блаженная и вечнодостойная памяти государя императора Петра Великого с 1698 года даже до заключения Нейштатского мира. ч. I. СПб., 1770. С.69

1 История императора Петра Великого от рождения его до Полтавской баталии и сочиненная Феофаном Прокоповичем.... С.67

1 Пушкин А.С. Полн.собр.соч. В 16-ти т.т. Т.XI. С.248

1 Ведомости времени Петра Великого, вып.1, 1703-1707 гг. М.. 1903. С.82.

1 Письма и бумаги имп. Петра Великого. Т.III. С.55.

1 Карамзин Н.М. История государства Российского. Т.7. С.248.

2 Бунин А.В. История градостроительного искусства. Т.I.. С.410

1 Перцик Е.Н. География городов. С.117.

1 "Указы Петра Великого". С.20.

1 "Указы Петра Великого". С.24.

1 Ерошкин Н.П. Очерки истории государственных учреждений дореволюционной

России. М.1960. С.68.

1 Бунин А.В. История градостроительного искусства. Т. I. М. 1979. С. 370.

2 Белинский В.Г. Письмо из Бородина от безрукого к безногому инвалиду. Соч., т. III, изд. 6,

М. 1884. С. 261.

1 Перщик Е.Н. География городов. (Геоурбанизация). М. 1991. С. 113.

1 Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XVIII в.: Очерки. С. 112.

1 Материалы по истории Гангутской операции. вып. 1-4. Пг., 1914-1918. С. 432.

2 Никифоров Л.А. Русско-английские отношения при Петре I. М. 1950. С. 96.

3 Описание дел Архива морского министерства. Т. II. СПб., 1879. С. 368.

1 Покровский С.П. Внешняя торговля и внешняя торговая политика России. М. 1947. С. 89.

1 Покровский С.П. Внешняя торговля и внешняя торговая политика России. М. 1947. С. 102.

1 Письма и бумаги имп. Петра Великого. Т. III. С. 162.

1 Хрестоматия по истории СССР С.С.Дмитриев, М.В.Нечкина. Т.II М.1953. С.191

2 Русская старина. 1882. Т.XXXVI, с.39.

1 Русская старина. 1882. Т.XXXVI, с.40.

1 Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великого. Т.3. С.621.

1 Там же. С. 332.

2 Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великого. Т. 3. С. 333.

3 Там же. С. 341.

1 Материалы для истории Академии наук. Т. I. СПб., 1885. С. 15.

1 Маркс К. Капитал. Т.I. 1982 . С. 391.

1 Поповский Н.Н. Речь, говоренная в начатии философических лекций. Избранные произведения русских мыслителей второй половины XVIII в. Т.I. 1952. С.91.

1 Чистович И.А. Феофан Прокопович и его время. СПб., 1868. С. 587.

1 Анциферов Н.П. Быль и миф Петербурга. Пг., 1924. С. 88.

1 Ковиненская Н.И. История русского искусства XVIII в. М.-Л.. 1940. С. 8.

1 Кафенгауз Б.Б. Россия при Петре I. М.1955. С.167


Случайные файлы

Файл
140009.rtf
12274-1.rtf
174030.rtf
77193-1.rtf
43485.rtf