Внешняя торговля России: время перемен (CBRR5607)

Посмотреть архив целиком

Курсовая Внешняя торговля России:

работа. время перемен.



Первые итоги реформы ВЭС.

Длительный отрыв экономики бывшего СССР от системы рыночных отношений, в рамках которой лишь внешнеэкономические связи напрямую соприкасались с рынком, в значительной степени предопределил изначально опережающий характер преобразований во внешней сфере. Реформа началась именно с «открывания» экономики, а не с действительного движения к рынку. Реальные экономические отношения стали складываться у предприятий не между собой, а с зарубежными партнерами. Мировой рынок восполнял отсутствие национального. Тем самым был обозначен курс не столько на интегрирование в мировую экономику, сколько на «растворение» в ней.

Упор на создание открытой экономики в сочетании с использованием системы макроэкономического регулирования во многом предопределил достаточно длительный и болезненный характер преодоления Россией этапа кризисного развития и создания условий для стабилизации.

Внешняя торговля сыграла на этом весьма противоречивом этапе реформ довольно неоднозначную роль. С одной стороны, она стала инструментом реализации не самой оптимальной модели перехода России к рыночной экономике, одним из каналов «бегства» отечественных капиталов за рубеж. С другой стороны, в рамках реально выбранного курса она объективно явилась одним из основных источников ресурсов для поддержания экономики страны «на плаву» и, кроме того, важнейшим инструментом начала интеграции (пусть несовершенной) большинства ее сегментов в систему рыночных связей. Во многом за счет импорта было обеспечено решение одной из задач начального периода реформ – насыщения потребительского рынка страны.

В масштабах всего народного хозяйства внешнеэкономическая деятельность (ВЭД) выступает важным фактором финансовой стабилизации страны. Поступления от ВЭД (таможенные сборы, НДС, акцизы, неналоговые поступления) формируют значительную долю бюджета.

Вполне логично, что к концу первого этапа реформ по сравнению с их начальным периодом в 1992г. роль внешней торговли в экономике России в количественном выражении заметно повысилась. Об этом прежде всего свидетельствует сравнение динамики ВВП с динамикой внешнеторгового оборота (с дальним зарубежьем) в 1992-1997 гг. На фоне устойчивого падения ВВП в течение всего периода внешнеторговый оборот России в 1992-1993гг. сокращался более низкими темпами. В 1993г. уже отмечен прирост экспорта, а с 1994г. происходит повышение и оборота, и экспорта, и импорта.

Важным итогом в развитии внешнеторговых связей страны явилось также устойчивое положительное сальдо торгового баланса, достигнутое преимущественно за счет резкого сокращения так называемого централизованного импорта и увеличения экспорта в основном сырьевых товаров. Это позволило значительно ослабить нагрузку на расходную часть федерального бюджета. Тем самым удалось предпосылки для выхода в среднесрочной перспективе из тяжелейшего валютно-финансового кризиса.

Вместе с тем на фоне положительных тенденций в развитии внешней торговли со всей очевидностью проявились и негативные стороны:

  • экспорт России продолжает носить ярко выраженный сырьевой характер. На долю пяти товарных групп приходится около 80% экспорта (минеральное сырье и топливо – 45%, металлы – 17, химические товары – 8, лесоматериалы – около 5, сельскохозяйственное сырье – 3%). Произошло активное «вымывание» из структуры экспорта продукции машиностроения – в настоящее время ее доля упала менее чем до 5%, сократившись по сравнению с 1991г. более чем в 2 раза;

  • стабилизация и рост экспорта происходили прежде всего за счет роста его физического объема при заниженных (относительно уровня мировых цен) средних контрактных цен. За период 1991-1997гг. среднегодовые темпы прироста физического объема экспорта составили 7,4%, средние контрактные цены снижались ежегодно на 8,5%. Лишь в 1997г. рост средних экспортных цен был выше увеличения объема вывоза в физическом выражении на 6,4%;

  • увеличение строимостных показателей экспорта не сопровождалось адекватным увеличением валютных поступлений в доход государства, необходимых для восстановления экспортного потенциала не только отраслей обрабатывающей промышленности, и самого топливно-сырьевого комплекса, поставляющего на экспорт основной объем валютоемких товаров;

  • в структуре импорта продолжает расти доля сельскохозяйственного сырья и продовольствия, увеличившаяся с 1991г. почти на треть и превысившая 36%. Удельный вес продовольствия на внутреннем потребительском рынке достиг критического для России уровня – 40%;

  • выявилась незащищенность отечественных производителей от конкурирующей импортной продукции по широкому кругу товаров потребительского и производственного назначения, в то время как заметно возрос уровень дискриминации со стороны иностранных государств в отношении достаточно широкого перечня экспортируемой из России промышленной продукции, в результате чего страна не только ограничена в реальных возможностях поставок своих вполне конкурентоспособных новых товаров на западные рынки, но и потеряла прежние;

  • в «благополучном» состоянии внешней торговли уже в 1995г. впервые наметились настораживающие тенденции, что проявилось в снижающихся объемах ее роста, прежде всего экспорта. Причины этого разнообразны, однако основным фактором, действие которого приобретает долгосрочный характер, является исчерпание в России экстенсивных факторов роста экспорта основных сырьевых товаров, поддерживающего стабильность развития многих отраслей промышленности.



Возможности дальнейшего развития страны.


На старте радикальных экономических реформ Россия, как и другие государства СНГ, оказалась в геоэкономическом вакууме, что повлекло за собой резкое сокращение по сравнению с началом 90-х годов объемов внешней торговли, и определило в целом крайне низкую степень интеграции страны в мировое хозяйство.

Удельный вес России в международной торговле сократился с 2,5% (без учета товарообмена с республиками бывшего СССР) в начале 90-х годов примерно до 1% в настоящее время.

Ориентация в условиях низкого платежеспособного спроса внутри страны многих отечественных отраслей на преимущественное развитие хозяйственных связей с промышленно развитыми странами способствовала, кроме того, утяжелению структуры сырьевой направленности отечественного экспорта. Это вполне объяснимо, поскольку на внешнем рынке смогли закрепиться или восстановить прежние позиции только добывающие отрасли.

Степень привязки экономики страны к мировому хозяйству определяет две крайние модели стратегии развития : внешне- и внутреннеориентированные. Внешнеориентированная модель, которую еще называют ассоциативной, то есть направленной на присоединение к мировому сообществу, основывается на использовании таких положительных эффектов, как расширение возможностей для комбинирования ресурсов, повышения конкурентоспособности и диверсификации продукции, уровня подготовки и квалификации трудовых ресурсов, использование внешней сферы для смягчения трудностей и для следования за лидером, использование внешнего спроса в условиях ограниченного внутреннего спроса на отечественную продукцию.

Необходимо, однако, иметь в виду, что увеличение экспорта сможет стимулировать экономический рост лишь при условии, что заработанные средства будут инвестироваться в развитие производства. В противном случае расширение экспорта означает лишь отток ресурсов, что и происходит в России.

Важна и специализация страны, избравшей экспортную ориентацию. Ведь форсированный вывоз сырья приводит не только к падению цен на мировых рынках, но и к неблагоприятной структурной перестройке внутри страны: ресурсы переливаются из обрабатывающих отраслей в добывающие. А это означает закрепление сырьевой специализации и деградацию промышленности, функции которой перейдут к импорту. Именно такие перспективы открывает собой свобода торговли России.

Выбор в пользу быстрого и полномасштабного включения России
в мировое хозяйство усиливает стремление сократить сроки технологического перевооружения, незамедлительно подключиться к мировым финансовым ресурсам, используя такие преимущества, как мощная сырьевая база, относительно дешевая и квалифицированная рабочая сила, передовой уровень некоторых отраслей и видов продукции, а также достижения в сфере фундаментальных научных исследований.

Однако все эти преимущества и ресурсы нельзя задействовать в широких масштабах и в короткие сроки. Могут не оправдаться, в частности, расчеты на демонополизирующий эффект импорта, поскольку, как показывает мировой опыт, зарубежным и местным монополиям не так уж трудно достичь "взаимопонимания", которое может получить и организационное оформление в виде совместных предприятий, к тому же поощряемых принимающей страной. Выгоды от либерализации внешней сферы неотделимы от создания дополнительной конкуренции на внутреннем рынке, что плохо сочетается с необходимостью временно оградить отечественную промышленность от внешней конкуренции.

Надежды на то, что средства, требуемые для оплаты массового импорта передовой технологии, может дать экспорт сырья, невелики. Они ограничены не только величиной экспортных сырьевых ресурсов, но и емкостью рынков самих западных стран, неспособных поглотить тот наплыв из России и других бывших советских республик, который необходим для получения реального эффекта от экспортоориентированной стратегии.

В сложнейший период, которой переживает Россия после начала радикальных реформ, неадекватной оказалась и реакция наших зарубежных партнеров. В их политике выявились элементы протекционизма, который инспирируется не только отдельными товаропроизводителями, но и определенными властными кругами опасающимися возможной конкуренции экономически сильной России и поэтому достаточно откровенно выступающими за применение под разными предлогами в отношении нашей страны политики двойного стандарта.

Применяемые ведущими промышленно развитыми странами меры по защите внутренней экономики и интересов своих бизнесменов (в том числе административные) по жесткости значительно превосходят российские. Законодательство этих стран продолжает характеризовать Россию как государство с нерыночной экономикой, что не соответствует результатам общеэкономических преобразований в стране.

Это дает возможность западным странам под различными предлогами создавать препятствия на пути российского экспорта, причем даже в отношении сырьевых товаров, это затрагивает интересы производителей на их собственных рынках. Что касается экспорта высокотехнологичной продукции и услуг, то на Россию оказывается давление даже в случае ее попыток выйти на рынки развивающихся стран.

Можно привести следующие примеры ущемления интересов российских экспортеров:

а) применение антидемпинговых мер на основе дискриминационных положений национального законодательства, позволяющих игнорировать конкурентные преимущества России (против российских товаров действует свыше 20 таких мер: в США они распространяются на поставки урана, ферросилиция, карбамида; в странах ЕС – хлоркалия, чугуна, изобутанола, карбида кремния и др.);

б) затрудненный доступ на рынки для товаров и услуг высокой технологии, где Россия имеет очевидные конкурентные преимущества (космические запуски коммерческих грузов российскими носителями, ядерные технологии);

в) ограничения доступа России к передовым технологиям на основе национальных списков товаров «двойного назначения»;

г) использование стандартов и технических барьеров, процедур испытаний и сертификации, которые усложняют, а в ряде случаев делают невозможным экспорт российской продукции (гражданская авиатехника, пушнина – в странах ЕС).

Противоречивые итоги развития внешнеторговых связей на первом этапе реформ во многом стали результатом поспешной и, главное, непродуманно осуществленной либерализации сферы ВЭД, которая именно в таком виде внесла элемент хаотичности в реализацию экономического курса страны в целом. В организационном плане правительство, вместо того чтобы с самого начала взять курс на создание и отладку целостной системы регулирования ВЭД, которая соответствовала бы требованиям рыночной экономики и одновременно учитывала бы конкретные российские условия, создавало эту систему по блокам, сосредоточившись на решении отдельных, возникавших в ходе экономической реформы проблем.

Приоритет внешнеориентированных стратегий, в пользу которых высказываются многие российские экономисты, не оправдан. Но не правы и те, кто слишком опасается внешней зависимости. И те, и другие переоценивают скорее универсальность стратегий, привер-женцами которых они являются. Выбор стратегии определяется как внешними, так и внутренними факторами. Как известно, лучше не та стратегия, которая обещает большой эффект, а та, которую можно реализовать. Последнее в значительной мере зависит от того, насколько данная политика разделяется теми, кто будет ее проводить в жизнь, то есть от внутренних факторов.

Наиболее сложная ситуация сложилась в области регулирования импорта. На начальном этапе реформ, после введения внутренней конвертируемости рубля, в течение некоторого времени какие-либо барьеры на пути импорта в Россию (пожалуй, за исключением заниженного с точки зрения паритетной покупательской способности курса рубля) практически отсутствовали. Именно в этот момент необходимо было подумать о создании отвечающей международным нормам и адекватной кризисному периоду системы защиты внутреннего рынка. Однако таких шагов предпринято не было, и ситуация складывалась иначе.

Вплоть до начала 1994г. продолжалась практика бюджетного субсидирования импортных закупок ряда важнейших товаров. О масштабах этих субсидий, которые были мощным механизмом стимулирования импорта, говорит тот факт, что в 1993г., последнем году существования составил эквивалент в 17,5% от ВВП.

Система таможенного обложения начала функционировать практически лишь с середины 1992г. Что касается внутреннего налогообложения, то в отношении импортных операций оно сохраняло элементы льготности вплоть до мая 1995г. Ко всему этому необходимо добавить отмененную лишь в первой половине 1995г. широкую систему индивидуальных льгот, освобождавшую значительное число участников ВЭД от уплаты ввозных пошлин, НДС и акцизов, а также продолжающуюся по сей день практику не подлежащего никакому налоговому обложению ввоза огромного количества товаров в рамках так называемой неорганизованной торговли, оцениваемой во многие миллиарды долларов.

Таким образом, уже с самого начала реформ российская экономика носила необоснованно открытый характер. Для получения более полной картины необходимо учитывать также фактор валютного курса. Однако его роль строго ограничена во времени, и, кроме того (и это наиболее существенно), сам по себе он не может стать основой современной системы защиты внутреннего рынка.

Так, в самые первые годы реформ заниженный курс рубля действительно являлся довольно серьезным барьером на пути расширения импорта в Россию (хотя в условиях разлада хозяйственных связей это не эквивалентно защите внутреннего производства). По оценке МБРР, в 1992г. рыночный курс рубля был занижен по отношению к его покупательской способности в 7 раз. Даже широкомасштабное субсидирование импорта в 1992-1993гг. не могло полностью компенсировать эту разницу. В то же время уже к 1994г. это превышение снизилось с 600 до 100%, а к концу 1995г. рыночный курс рубля стал приближаться к паритетному, из чего следует, что фактор заниженного курса рубля как существенного барьера на пути импорта во многом потерял свое значение.

В этой связи необходимо отметить, что политика в области либерализации экспорта носила в целом более системный и продуманный характер, чем в области импорта.

Здесь было больше постепенности и этапности, хотя все же государство слишком быстро и легко рассталось с целым рядом своих прерогатив, связанных с необходимостью реализации долговременных интересов, в том числе и с точки зрения обеспечения национальной экономической безопасности. В то же время, если говорить об окончательной отмене в будущем экспортных пошлин и замене их внутренними налогами (это касается прежде всего топливно-энергетических товаров), то в принципе это должно заметно оздоровить общеэкономическую ситуацию. Ведь с одной стороны, это позволит аккумулировать больше средств, которые должны быть использованы для инвестирования в производство, непосредственно у производителей, а с другой стороны, заставит потребителей энергетических ресурсов принять меры к энергосбережению и в целом поставит их перед необходимостью предпринять все возможные усилия для снижения издержек производства.

В целом же процесс либерализации российского внешнеторгового регулирования шел практически по нарастающей с самого начала реформ. Представившимися возможностями (в том числе и сохранением в течение первых двух лет реформ бюджетного субсидирования импортных поставок) сумели воспользоваться прежде всего компании из промышленно развитых стран, которые, заняв в 1992-1993гг. «нишу» бывших союзных республик и стран Центральной и Восточной Европы, оказавшихся в этот момент неконкурентоспособными на российском рынке, в дальнейшем приступили к планомерному освоению этого рынка, прибегая иногда и к методам недобросовестной конкуренции.

Со своей стороны, Правительство России со значительным опозданием стало предпринимать целенаправленные действия для создания адекватного мировым нормам механизма защиты интересов российских производителей как внутри страны, так и за рубежом, предотвращения «утечки» из страны средств, а также недопущения недобросовестной конкуренции, хотя попытки предотвратить либерализацию с непредсказуемыми последствиями предпринимались с самого начала реформ. Логическим завершением этих усилий является принятия закона «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности», которой среди прочих положений законодательно закрепляет возможность применения тарифных мер по защите внутреннего рынка, введения запретов и ограничений экспорта и/или импорта исходя из национальных интересов, применения ответных мер, а также государственной монополии на экспорт и/или импорт отдельных товаров.


Конкурентные преимущества России:

плюсы и минусы.


Будущая модель вхождения России в мировое хозяйство должна носить в основном производственно-инвестиционный характер и основываться на всемирном учете существующих российских конкурентных преимуществ и слабостей. К наиболее значимым преимуществам можно отнести следующие:

  • крупные и в основном комплексные минерально-сырьевые ресурсы, имеющие по некоторым категориям мировое значение;

  • наличие отвечающих мировому уровню, а иногда превосходящих его промышленных и научно-технических мощностей;

  • многочисленные трудовые ресурсы с высоким общеобразовательным уровнем и хорошей профессиональной подготовкой;

  • крупные масштабы основных производственных фондов в промышленности и транспорте, позволяющие экономить на инвестиционных затратах.

Одновременно на внешнеэкономических связях и всей экономике страны сказываются слабости, устранить которые в сжатые сроки без крупных финансовых и иных затрат, нельзя.

А именно:

  • преобладание неконкурентоспособных по современным стандартам технологий и методов организации производства, его чрезвычайно высокая ресурсоемкость и затратность (в том числе и в технологически продвинутых секторах);

  • колоссальный износ основных фондов, ограниченные возможности внутреннего накопления;

  • слабая мотивация и низкая интенсивность труда, инерция бюрократизации экономики, а также значительная социально-политическая неустойчивость;

  • резкая неравномерность в экономическом развитии регионов и разрывы в стандартах жизни между ними;

  • ощутимая особенно после распада единого народно- хозяйственного комплекса СССР иррациональность размещения производства, зон потребления коммуникаций (включая экспортные), высокая доля дальних перевозок на транспорте;

  • большая зависимость стандартов жизни и производственной модернизации от импорта и привлечения зарубежных кредитов, сложное положение с платежами по достигшей крупных масштабов внешней задолженности;

  • разрыв после распада СЭВ и СССР сложившихся линий хозяйственных и торговых связей, отсутствие опыта бизнеса маркетинга в новых условиях, а также адекватной инфраструктуры.

В конкретных условиях начала переходного периода сравнительные преимущества российской экономики либо использовались ограничено и малоэффективно, либо вообще не использовались. Кризис привел к тому, что имевшиеся конкурентные преимущества шаг за шагом утрачивались. Были отмечены критически низкий прирост разведанных геологических запасов, отток за рубеж научно-технических заделов и кадров НИОКР, уход профессионалов из сферы производства в коммерческий бизнес, завышенный уровень оплаты труда в монополизированных отраслях и соответствующее снижение международной конкурентоспособности. Ускорилось физическое старение основных фондов промышленности, сельского хозяйства, транспорта, ведущее к их выбытию или аварийному состоянию. Утеряны позиции на ряде освоенных ранее рынков зарубежья.

Главной целью развития ВЭС является равноправная интеграция России в систему международных экономических отношений, с тем чтобы использовать в интересах страны преимущества международного разделения труда. Нынешняя модель взаимодействия России с мировым рынком не соответствует ни ее потенциальным возможностям, ни долговременным экономическим интересам.


Внешнеторговая деятельность.


Роль внешнеэкономического комплекса в экономике страны в 1993-1997гг. постоянно возрастала.

Рост объемов внешней торговли, и прежде всего экспорта, явился одним из важнейших факторов замедления падения ВВП.

Внешнеторговый оборот России (без учета неорганизованной торговли) возрос с 95,2 млрд. долларов в 1993г. до 126,6 млрд. долларов в 1997г., или на 33%, в том числе оборот со странами дольнего зарубежья возрос за этот период на 39% – до 98,8 млрд. долларов, со странами ближнего зарубежья (СНГ) – на 15% и составил 27,8 млрд. долларов.

Положительное сальдо торгового баланса по сравнению с 1993г. выросло более чем на 43% и достигло 33,2 млрд. долларов, причем практически целиком за счет стран дальнего зарубежья.

Во внешнеторговом обороте России в 1997г. на страны дальнего зарубежья приходилось 75%, в 1997г. – 78%, на страны СНГ – 25% и 22% соответственно.

Среди стран дальнего зарубежья крупнейшими торговыми партнерами России в 1997г. были:

  • Германия (12,6 млрд. долларов)

  • США (7,2 млрд. долларов)

  • Италия (5,2 млрд. долларов)

  • Нидерланды (4,8 млрд. долларов)

  • Финляндия (4,4 млрд. долларов)

  • Япония (4,4 млрд. долларов)

  • Китай (4,3 млрд. долларов)

  • Великобритания (4,2 млрд. долларов)

Из стран СНГ:

  • Украина (13,6 млрд. долларов)

  • Казахстан (5,1 млрд. долларов)

  • Беларусь (5,0 млрд. долларов).1

Экспорт России вырос за этот период с 59,2 млрд. долларов до 79,9 млрд. долларов, или на 35%, при этом в дальнее зарубежье он возрос с 44,3 млрд. долларов до 65,7 млрд. долларов (+48,2%), в ближнее – сократился с 14,9 млрд. долларов до 14,2 млрд. долларов (-4,3%). В результате этого доля стран дальнего зарубежья в общем объеме экспорта России возросла с 74,9% в 1993г. до 82,2% в 1997г., а стран СНГ – сократилась с 25,1% до 17,8%.

Анализ географии экспортных поставок свидетельствует об ориентации российских участников ВЭД в основном на промышленно развитые страны. В течении последних лет существенных изменений в географическом распределении экспорта по регионам дальнего зарубежья не наблюдалось. Товарная структура экспорта продолжала носить сырьевую направленность с преобладанием в ней энергоносителей. Вместе с тем доля необработанных сырьевых материалов в этот период несколько снизилась за счет опережающего роста экспорта металлопродукции, удобрений, нефтепродуктов, продукции органической и неорганической химии, бумаги и др. Доля экспорта энергоносителей в страны дальнего зарубежья сократилась за этот период с 46 до 41%.

Рост экспорта в страны дальнего зарубежья был обусловлен не только увеличением его физического объема, но и в значительной степени повышением мировых цен на топливно-сырьевые товары. В результате действия этих двух факторов экспорт нефти увеличился на 24%, аммиака – в 1,7 раза, минеральных удобрений – в 2,2 раза, каучука ­– в 2,6 раза, целлюлозы и бумаги – в 4,3% раза, алюминия и ферросплавов – в 1,8-3,0 раза.

Экспорт продукции российского машиностроения в 1997г. был выше уровня 1993г. на 12,7% и составил 8,1 млрд. долларов. Однако, несмотря на рост стоимостного объема, его доля в общем экспорте России сократилась с 12,1% в 1993г. до 10,2% в 1997г. Продолжается спад объема экспорта машин оборудования гражданского назначения в страны дальнего зарубежья при одновременном его росте в страны СНГ, где их доля составила в 1997г. около 20%.

Объем российского импорта в 1997г. возрос по сравнению с 1993г. с 36,61 млрд. долларов до 46,7 млрд. долларов (+29,5%), в том числе из дальнего зарубежья ­– с 26,8 млрд. долларов (+23,7%), из ближнего – с 9,2 млрд. долларов до 33,2 млрд. долларов (+46,2%).1

В 1993-1997гг. отмечались определенные изменения в географии российского импорта. Доля стран дальнего зарубежья снизилась – с 73,3 до 71% при увеличении доли стран СНГ с 25,7% до 29%. Произошло также перераспределение объемов импорта между государствами дальнего зарубежья.

На структуру импорта оказало влияние дальнейшее снижение производства внутри страны. В частности, этим фактором обусловлен значительный объем импорта продовольствия (около 30%). Повышению эффективности импортных операций и росту их объемов способствовала стабилизация курса рубля по отношению к доллару.

В 1993-1997гг. в несколько раз увеличились закупки основных продуктов питания – мяса, птицы, животного и растительного масла, фруктов, чая, кофе. Продолжалось увеличение импорта алкогольных и безалкогольных напитков, достигшего в 1997г. почти 2млрд. долларов, что составило свыше 4% общего российского импорта. Одновременно по сравнению с 1993г. резко сократился импорт зерна, особенно из стран дальнего зарубежья (в 8 раз), а также одежды и обуви (в 3 раза).

Импорт машин и оборудования из стран дальнего зарубежья возрос за этот период в 1,7 раза при некотором его снижении из государств СНГ. Доля машин и оборудования в импорте России в 1997г. составила 34%. Увеличение импорта машин и оборудования по сравнению с 1996г. на 31,4% – до 17,9 млрд. долларов подтверждает положительные изменения в структуре импорта: после спада импорта машинно-технической продукции в 1993г. ее закупки начиная с 1994г. стали увеличиваться, что обусловлено необходимостью обеспечения современным технологическим оборудованием жизненно важных отраслей национальной экономики, завершения ввода в эксплуатацию ряда объектов сельского хозяйства, сооружаемых на базе импортного оборудования и технологий, реализация принятых программ технического перевооружения различных отраслей.


Этапы реформирования системы государственного регулирования внешнеторговой деятельности.


Одной из приоритетных задач экономических преобразований в России стала либерализация внешней торговли, которая была призвана способствовать равноправной интеграции российской экономики в мировое хозяйство. Это предполагало в свою очередь формирование базирующегося на рыночных принципах механизма государственного регулирования внешнеторговых потоков, снятие неоправданных ограничений в этой сфере.

Задачи первого этапа экономических реформ были определены в принятой в 1993г. среднесрочной Программе Правительства Российской Федерации – «Развитие реформ и стабилизация российской экономики», рассчитанной на 1993-1995гг. В целях улучшения положения России в системе международного разделения труда, проблемы неплатежеспособности страны задачами среднесрочного характера в сфере регулирования внешнеэкономической деятельности были определены:

  • сокращение и отказ от количественных ограничений во внешней торговле, использование экономических методов регулирования, переход к единому курсу рубля:

  • сближение структуры внутренних и мировых цен, последовательное снижение ставок экспортного тарифа с отменой его к началу 1996г., введение унифицированного импортного тарифа;

  • поддержка экспорта и расширение рынков сбыта российской продукции.

Вместе с тем реформирование внешнеэкономических связей в 1993-1996гг. проводилось с учетом результатов, достигнутых в предшествующий период.

Система регулирования внешнеторговых операций стала формироваться в конце 1991г. – начале 1992г. Основную роль при этом играли методы нетарифного регулирования: квотирование и лицензирование экспортных поставок, а также регистрационный режим в отношении экспортеров стратегически важных сырьевых товаров. Под лицензионным контролем находилась подавляющая часть экспорта России (в 1992-1993гг.–порядка 75-80%), причем по основному его объему лицензии выдавались в пределах установленных государством квот.

С 1992г. стал действовать экспортный таможенный тариф. В первые два года его действия вывозные пошлины охватывали около ¾ российского экспорта. Обложению пошлинами подлежал экспорт топливно-сырьевых товаров, продовольствия, промышленных полуфабрикатов, а также некоторых видов готовой промышленной продукции.

Ввоз товаров в Россию начиная с 1992г. свободен от квотирования, тогда как лицензированию подлежит ввоз ограниченного круга изделий – в их число входят химические средства защиты растений, лекарства, промышленные отходы, а также товары, включенные в перечень, по которому разрешения выдаются в порядке, определяемом Правительством и Президентом (вооружение, боеприпасы, ядерные материалы и технологии, драгоценные металлы и камни, наркотические, психотропные вещества и яды, продукция, имеющая двойное назначение). Поэтому регулирование импортных поставок осуществлялось преимущественно тарифными и налоговыми мерами.

В 1993-1994гг. имела место частичная либерализация экспортного режима: список квотируемых товаров постепенно сокращался, уменьшался также перечень товаров, облагаемых экспортными пошлинами, а их ставки снижались. В отношении импорта товаров экономические меры регулирования дополнялись обязательной сертификацией на предмет их безопасности и соответствия российским стандартам.

В течение второй половине 1994г. и в начале 1995г., по существу, был отменен прежний порядок регулирования российского экспорта на основе квот и лицензий. С этого времени в перечень товаров, подпадающих под лицензионный режим, стали входить:

  • продукция, вывоз которой регламентируется квотами, установленными «извне», т.е. на базе подписанных Россией международных обязательств;

  • товары, по которым сохранен особый порядок экспорта.

Отмена количественных ограничений и особого режима экспорта основных валютоемких товаров не могла компенсироваться регистрацией экспортных контрактов, которая была введена во второй половине 1994г. в отношении отдельных товаров, ранее подпадавших под лицензионный контроль.

С 1994г. действует система валютного контроля при экспорте товаров, разработанная ГТК России и Центробанком.

В случае непоступления или несвоевременного поступления экспортной валютной выручки обоснованность данного факта оценивает специальная комиссия, созданная под эгидой МВЭС.

Важнейшие сдвиги в области государственного регулирования внешнеторговой деятельности произошли в 1995г. Наиболее значимыми мероприятиями явились либерализация нефтяного экспорта, отмена института спецэкспортеров СВСТ, ограничение области применения мер нетарифного регулирования, отмена в целях обеспечения экономической эффективности и повышения доходов федерального бюджета льгот по таможенным пошлинам, введение новых ставок ввозных таможенных пошлин по основным товарным группам.

Форсированная либерализация внешнеторгового режима вызвала необходимость создания достаточно сложной и громоздкой системы учета и контроля, разработанной по разным ведомствам (ГТК, ВЭК, Центробанк, МВЭС, Госналогслужба, Налоговая полиция и др.).

Однако, как свидетельствуют данные оперативного контроля, манипуляции с количеством и качеством и как следствие стоимостью товара позволяли экспортерам образовывать до 30% неучтенной валютной выручки.

Для преодоления указанных недостатков в конце 1995г. было принято решение ввести единую систему обязательной экспертной оценки количества, качества и цены экспортируемых товаров. В соответствии с постановлением Правительства РФ от 21 марта 1996г. № 298 эта система сохраняется, но она, во-первых, не будет носить обязательного характера, а, во-вторых, будет распространяться на ограниченный перечень товаров.

Прогрессирующее сужение сферы тарифного регулирования экспорта завершается полной отменой этого инструмента. Вывозные таможенные пошлины отменены с 1 апреля 1996г. практически по всем товарам, за исключением нефти и газового конденсата. При этом отмена экспортных пошлин сопровождается увеличением внутренних налогов и сборов.



















Заключение.


Не вызывает сомнения, что роль и место внешних экономических связей должны измениться, тем более что возможности для дальнейшего экстенсивного роста экспорта уже практически исчерпаны. ВЭС должны во все возрастающей степени влиять на развитие рыночных связей внутри страны. В этом контексте развитие промышленного экспорта, прежде всего наукоемкой продукции, должно помочь раздвинуть рамки внутреннего спроса, сделать экономический рост неинвляционным, дать импульс инвестициям и производству во многих секторах национальной экономики.

Соответственно приоритетное значение приобретает решение задачи создания внутренних и внешних условий для эффективной интеграции России в мировое хозяйство, реализации ее конкурентных преимуществ.

Прошло время для опережающих темпов либерализации внешнеэкономических связей. На первый план выходят такие направления, как обеспечение необходимого уровня защиты внутреннего производства, содействие развитию экспорта наукоемкой продукции и услуг, защита интересов российских участников ВЭД на внешнем рынке. В этом контексте особое значение приобретают присоединение России к ВТО на выгодных для себя условиях, активизация торгово-политической работы, направленной на обеспечение рынков сбыта для российской наукоемкой продукции и услуг, в том числе и нетрадиционных рынков. Необходимо также предусмотреть определенное ужесточение системы государственного регулирования ВЭС, не входя при этом в противоречие с принятой в мире практикой и с общим курсом на либерализацию.

Ее суть заключается в том, что иностранный капитал, воспользовавшись кризисным состоянием отечественного производства, а также открытостью российскими предпринимательскими структурами настоящий торгово-финансово-сбытовой комплекс (иногда даже с элементами производства), который прежде всего благодаря огромным прибылям занял практически центральное место на потребительском рынке страны, и в первую очередь на наиболее привлекательных его сегментах (в крупнейших городах и морских портах). Благодаря своей финансовой мощи, обеспеченной во многом в ущерб российским производителям, и хорошей структурированности этот комплекс мобилизует на российском рынке значительную часть свободных капиталов, отвлекая их от других сфер приложения, а за счет контроля за соответствующей инфраструктурой создает препятствия на пути реализации отечественной продукции.

Необходимо в максимально сжатые сроки отладить и механизм применения традиционных мер антидемпинговых и компенсационных пошлин, а также защитных мер. Весьма важно также в короткий срок упорядочить ввоз необлагаемых практически никакими налогами товаров, поставляемых в рамках так называемой неорганизованной торговли.

В то же время не исключено, что в условиях структурного кризиса отечественного производства могут понадобиться и более кардинальные решения, предусматривающие введения на период структурных преобразований целого ряда административных ограничений, направленных на защиту внутренних производителей и создающих для сбыта их продукции льготные условия.

Следует отметить, что специфика нового этапа реформ в части ВЭС нашла отражение в среднесрочной программе правительства, которая в этой сфере исходит прежде всего из необходимости решения триединой задачи: развития экспорта и совершенствования его структуры; защиты внутреннего рынка и отечественных производителей, главным образом с помощью экономических методов; продолжения курса на интеграцию российской экономики в мировое хозяйство и обеспечения для этого благоприятных внешних условий.

Среди основных мер, предусмотренных в области ВЭС (некоторые уже приняты), необходимо выделить принятые Федеральной программы развития экспорта и развитие системы кредитования и страхования экспорта, разработку процедуры введения защитных мер, отвечающих правилам и нормам ВТО, снижение экспортных контрактов и валютного контроля и введения на этой базе единой государственной системы внешнеторгового и валютного контроля и учета.

Вместе с тем уже сейчас становится ясно, что вышеперечисленные пункты программы отнюдь не обеспечивают реализацию всего комплекса задач, стоящих перед ВЭС на сегодняшнем этапе. Они лишь намечают основные пути начала движения. Конкретные механизмы пока лишь обозначаются. В случае же их оптимальной отработки внешнеэкономическая сфера может стать реальным, весомым фактором структурной перестройки российской экономики, восстановления и роста ее производственного потенциала.




Список использованной литературы:



1. Международные экономические отношения. Под ред. Б.П.Супруновича. М.: “ГФА”, 1995.

2. Основы внешнеэкономических знаний. Отв. ред. И.П.Фаминский. М.: “Международные отношения”, 1994.

3. Пебро М. Международные экономические, валютные и финансовые отношения. М.: “Прогресс”, 1994.

4. Россия: внешнеэкономические связи в условиях перехода к рынку. Под. ред. И.П.Фаминского. М.: “МО”,1993.

5. Об итогах внешнеэкономической деятельности России в 1993-1996 гг. // Внешняя торговля. 1996. №9.

6.Об итогах внешнеэкономической деятельности России в 1993-1996 гг. // Внешняя торговля. 1996. №10-11.

7. Вардомский Л. Региональные приоритеты зарубежных стран в России. // Внешняя торговля. 1996. №4.

8. “Закон о государственном регулировании внешнеторговой деятельности.”// Российская газета. 1995. 24 октября.

9. И.Пашкова, Г.Шорохов. Создание системы содействия экспорту в России. // Внешняя торговля.–1997. –№1-3

10. Экспорт и импорт России по странам за 1995г. // Внешняя торговля. –1996. –№7-8



1 По данным: Внешняя Торговля.–1997. №9-12.


1 По данным: Внешняя торговля –1997г.–№ 1-3

21




Случайные файлы

Файл
18189-1.rtf
151546.rtf
PRAC_seti.DOC
31016.rtf
99422.rtf