Великие реформаторы России: государственная деятельность Сергея Юльевича Витте (53120)

Посмотреть архив целиком

25




Реферат

по истории России

на тему:





«Великие реформаторы России:

государственная деятельность Сергея Юльевича Витте»








Студента первого курса

физико-математического

факультета

специальности информатика

Кудашева М.В.

Научный руководитель:

кандидат исторических

наук, доцент кафедры

истории Отечества

Голубева

Ирина Владимировна





г. Кострома

2000


Оглавление

Введение 1

1. Путь к власти 2

2. Новый пост 7

3. Реформы Витте 9

4. Первое падение 11

5. Во главе Совета министров. Конец карьеры 15

6. Оценка деятельности С. В. Витте 17

7. О Витте… 18

Источники и литература 21


Введение

Среди крупных государственных деятелей Рос­сии трудно найти личность сколь незаурядную, яр­кую, столь и неоднозначную, противоречивую, ка­ким был С. Ю. Витте. Этому человеку было суждено испытать головокружительный взлет — подняться от третьеразрядного канцелярского чиновника до самого влиятельного министра; в переломные для судеб России годы — быть председателем Комите­та министров, а затем стать главой осажденного ре­волюцией правительства. Ему довелось ярко блис­тать на дипломатическом поприще, быть свидетелем Крымской войны, отмены крепостного права, ре­форм 60-х годов, бурного развития капитализма, русско-японской войны, первой революции в Рос­сии. С.Ю. Витте — современник Александра III и Николая II, П.А. Столыпина и В.Н. Коковцо­ва, С.В. Зубатова и В.К. Плеве, Д.С. Сипягина и Г.Е. Распутина.

В данном реферате поставлена цель — проанализировать становление Сергея Юльевича Витте как выдающегося государственного деятеля, его взгляды, реформы, преобразования.

Основными источниками для написания работы являются воспоминания самого Витте, видных государственных и политических деятелей России. Так например в 1960 году в Москве вышли «Воспоминания» С. Ю. Витте в трёх томах. (Витте С. Ю. Воспоминания. В 3-х т. — М., 1960.)

Интересна вступительная статья И. В. Гессена, но нам очень важен труд самого автора. В данной книге Витте пишет о своих предках, воспоминаниях «из детства и юности», первоначальном воспитании, гимназии, университете, начале своей службы. Немаловажны главы, где он повествует об императорах Александре III и Николае II. Витте так же писал о видных государственных деятелях его времени, о своих взлётах и падениях, своей семье. На основе этих воспоминаний можно судить и об эволюции его социально-экономических и политических взглядов.

В вышедшей в 1990 году в Москве книге С. Ю. Витте «Избранные воспоминания поднимаются многие из вышеупомянутых проблем.

К сожалению, интересные источники и монографии о Витте начала двадцатого века Струве П. Б., Лутохина Д. А., Клейнова Г. Н. И других оказались недоступны автору реферата и использовались только в извлечениях.

В 1958 году в Москве в издательстве Академии наук СССР вышли «Сочинения» академика Евгения Викторовича Тарле в двенадцати томах. Большую часть пятого тома занимает труд «Европа в эпоху империализма», а в четвёртый том вошёл его очерк «Граф С. Ю. Витте», в котором даётся характеристика внешней политики Витте и вместе с тем увлекательно написанный портрет этого последнего крупного деятеля царской России.

Жизнь, политическая деятельность, нравствен­ные качества Сергея Юльевича Витте всегда вызыва­ли противоречивые, порой полярно противополож­ные оценки и суждения. По одним воспоминаниям его современников перед нами «исключительно ода­ренный»1, «в высокой степени выдающийся государ­ственный деятель»1, «превосходящий разнообразием своих дарований, громадностью кругозора, умением справляться с труднейшими задачами блеском и си­лой своего ума всех современных ему людей».2 По другим — это «делец, совершенно неопытный в на­родном хозяйстве»3, «страдавший дилетантизмом и плохим знанием русской действительности»4, чело­век со «среднеобывательским уровнем развития и на­ивностью многих взглядов»5, политику которого отличали «беспомощность, бессистемность и... бес­принципность»6.

Характеризуя Витте, одни подчеркивали, что это был «европеец и либерал»7, другие — что «Витте никогда не был ни либералом, ни консерватором, но иногда он был намеренно реакционером»8. Писалось о нем даже и такое: «дикарь, провинциальный герой, наглец и развратник с провалившимся носом»9.

Так что же это была за личность — Сергей Юльевич Витте?

1. Путь к власти


17 июня 1849 г. в Тифлисе в семье крупного провин­циального чиновника Юлия Федоровича Витте появился на свет третий сын, которого окрестили Сергеем. Предки будущего государственного деятеля по отцовской линии вышли из Голландии и переселились в Прибалтику, когда она еще принадлежала шведам. Потомственное дво­рянство они получили в середине XIX века. Сергей больше гордился тем, что его родословная по линии матери велась от сподвижников Петра I — князей Долгоруких.

С.Ю. Витте писал об этом: «Отец мой, Юлий Федорович Витте, был директором де­партамента государственных имуществ на Кавказе. Мать, Ека­терина Андреевна Фадеева, — дочь члена главного управления наместника кавказского Фадеева. Фадеев был женат на княжне Елене Павловне Долгорукой, последней из старшей отрасли князей Долгоруких, происходящей от Григория Федоровича Долгорукова, сенатора при Петре I, брата знаменитого Якова Федоровича Долгорукова» 1.

Отец заведовал департаментом государственных имуществ, а позднее — департаментом земледелия и сельско­го хозяйства при наместнике Кавказа. Членом главного управления наместника края был и его дед по матери А. М.. Фадеев, в прошлом саратовский губернатор. Раннее знакомство с бюрократической средой не оставило в сознании Сергея приятных впечатлений. Став студентом, он говорил, что никогда не заменит свободную ученую профессию должностью чиновника.

Семья Витте была, по удачной характеристике одного из его биографов, ультра-русской и ультра-дворянской. Следовало бы еще добавить: ультра-монархической. Сергей, по собственному признанию, вполне унаследовал эти черты. Заметное влияние на его мировоззрение и характер оказал дядя генерал Р. А.. Фадеев — военный историк и публицист, человек отнюдь не прогрессивных взглядов, но образованный, обладавший писательским даром. Общение с ним пробудило в Витте интерес к армии, впрочем, не ставший, как у старшего брата, преоблада­ющим, и, что более важно, обнаружило публицистическую жилку. Позднее оно послужило также стимулом к его сближению, правда, кратковременному, со славянофилами.

Сергей получил типично дворянское воспитание. В семье, где росло пятеро детей, старались говорить по-французски, так что все они усвоили этот язык с дет­ства и могли бегло говорить на нем, хотя с далеко не идеальным произношением.

Начатки образования трем сыновьям Витте дала бабушка Е.П. Фадеева. Она научила их читать и писать, а также привила основы православной религии. Так С.Ю. Витте писал о свой бабушке в «Воспоминаниях»: «Елена Павловна была совершенно из ряда вон выходящая женщина по тому времени в смысле своего образования; она очень любила природу и весьма усердно занималась ботаникой. Будучи на Кавказе, она составила громадную коллекцию кав­казской флоры с описанием всех растений и научным их опреде­лением. Вся эта коллекция и весь труд Елены Павловны были подарены наследниками ее в Новороссийский университет. Ба­бушка научила нас читать, писать и внедрила в нас основы религиозности и догматы нашей православной церкви. Я не помню ее иначе, как сидящей в кресле вследствие полученного ею паралича. Бабушка умерла, когда мне было лет 10 — 12. Мой дедушка Фадеев находился под се нравственным обаянием, так что главою семейства была всегда Фадеева-Долгорукая. Дедушка женился на ней, будучи молодым чиновником: где он с нею познакомился — я не знаю, но знаю, что родители моей бабушки жили в Пензенской губернии; они были дворяне Пензенской губернии»1.

В даль­нейшем домашнее образование продолжалось с помощью нанятых учителей из тифлисской гимназии. Сергей и Борис занимались учебными предметами несерьезно, больше увлекаясь музыкой, верховой ездой и фехтованием. Такое отношение к учебе, по-видимому, послужило причиной их неудачи при первой попытке поступить в университет. Не помогла и родственная протекция. После этого Сергей, что называется, сам взялся за ум и сумел повлиять на брата. Через полгода усидчивой работы с учителями они успешно сдали выпускной гим­назический экзамен в Кишиневе, а в 1866 году поступили в Новороссийский университет в Одессе. Сергей в соот­ветствии с наклонностями избрал физико-математический факультет, а Борис — юридический, так что их дальнейшие пути разошлись.

Учился Витте с завидной прилежностью, выделяясь среди товарищей и поражая успехами профессоров. «…Я занимался и днём, и ночью, — вспоминал он, — и поэтому всё время пребывания моего в университете я действительно был в смысле знаний самым лучшим студентом»1. Он думал о научно-преподавательской карьере и, заканчивая университетский курс, подготовил диссертацию по высшей математике «Выяснение понятий о пределах».

Но здесь его поджидало серьезное разочарование. Диссертация была признана неудачной. Правда, профес­сора и ректор убеждали способного выпускника не оставлять мысли о карьере в научно-педагогическом мире. Однако сам он предпочел навсегда отказаться от профессорского будущего.

В решении Витте сыграли свою роль также семейные обстоятельства. В годы его учения в университете умерли дед и отец, которому было всего около 50. При жизни они неудачно поместили деньги в компанию Чиатурских копей, потерпевшую крах, так что семья осталась без средств к существованию. Сергею надлежало взять на себя часть забот о матери и двух сестрах. В семье неприязненно относились к его идее насчет профессуры, считая ее недворянским делом в отличие от государствен­ной службы, которая может дать прочное положение в обществе. Тогдашний министр путей сообщений граф В. А. Бобринский, знакомый Р. А. Фадеева, как раз хотел набрать на службу в свое ведомство группу выпускников университетов, рассчитывая сделать из них специалистов по административной и финансовой части железнодорож­ного дела. Витте заинтересовала эта перспектива.

Витте всту­пил на службу в управление Одесской ветви нынешних Юго-Западных же­лезных дорог и вскоре сделался од­ним из ближайших сотрудников дирек­тора Русского общества пароходства и торговли Н.М. Чихачева, в ведение которого в то время поступила и Одес­ская железная дорога. Должность на­чальника движения, которую Витте исполнил в продолжение всей после­дней турецкой войны, доставила ему репутацию распорядительного адми­нистратора. В 1879 г. Витте занял ме­сто начальника отделения эксплуата­ции в правлении Юго-Западных же­лезных дорог и принял участие в тру­дах железнодорожной комиссии под председательством графа Баранова, был составителем одного из томов «Трудов Комиссии» («История и деятельность съездов представите­лей русских железных дорог») и про­екта ныне действующего «Общего ус­тава Российских железных дорог». С 1886 по 1888 г. состоял управляю­щим Юго-Западных железных дорог. Мысль о выдаче ссуд под хлебные грузы впервые применена на практике Юго-Западными дорогами по инициа­тиве Витте. Когда при Министерстве финансов в 1888 г. образованы были новые тарифные учреждения, Витте был назначен директором департамен­та железнодорожных дел и председа­телем тарифного комитета, в феврале 1892 г. призван к управлению Мини­стерством путей сообщения.

2. Новый пост

1 января 1893 года Александр III назначил его министром финансов с одновременным производством в тайные советники. Карьера 43-лет­него Витте достигла своей сияющей вершины.

Правда, путь к этой вершине был заметно осложнен женитьбой С.Ю. Витте на Матильде Ивановне Лисаневич (урожденной Нурок). Это был не первый его брак. Первой женой Витте была Н.А. Спиридонова (урожденная Иваненко) — дочь черниговского предводителя дворянства. Она была замужем, но не была счастлива в браке. Витте поз­накомился с ней еще в Одессе и, полюбив, добил­ся развода.

С.Ю. Витте и Н.А. Спиридонова обвенчались. Однако прожили они недолго. Осенью 1890 г. супруга Витте скоропостижно скончалась. Примерно через год после ее смерти Сергей Юльевич встретил в театре даму (тоже замужнюю), которая произвела на него неизгладимое впечатле­ние. Стройная, с грустными серо-зелеными глазами, загадочной улыбкой, чарующим голосом, она пока­залась ему воплощенным очарованием. Познакомив­шись с дамой, Витте стал добиваться ее расположе­ния, убеждая расторгнуть брак и выйти замуж за него. Чтобы добиться от ее несговорчивого мужа развода, Витте пришлось заплатить отступные и даже прибегнуть к угрозам административными мерами. В 1892 г. он женился-таки на горячо любимой женщине и удочерил ее ребенка (своих детей у него не было).

Новый брак принес Витте семейное счастье, но поставил в крайне щекотливое социальное положе­ние. Сановник высшего ранга оказался женатым на разведенной еврейке, да еще в результате скандаль­ной истории. Сергей Юльевич даже был готов «по­ставить крест» на карьере. Однако Александр III, вникнув во все подробности, сказал, что этот брак только увеличивает его уважение к Витте. Тем не менее, Матильда Витте не была принята ни при дво­ре, ни в высшем обществе.

Надо заметить, что отношения и самого Витте с высшим светом складывались далеко не просто. Ве­ликосветский Петербург косо смотрел на «провин­циального выскочку». Его коробили резкость Витте, угловатость, неаристократичность манер, южный выговор, плохое французское произношение. Сер­гей Юльевич надолго стал любимым персонажем столичных анекдотов. Его быстрое продвижение вызывало неприкрытые зависть и недоброжелатель­ство со стороны чиновников.

Наряду с этим к нему явно благоволил импера­тор Александр III. «... Он относился ко мне особливо благосклонно», — писал Витте, — «очень любил», «верил мне до последнего дня своей жизни»1. Александру III импонировали прямота Витте, его смелость, независимость суждения, даже резкость его выра­жений, полное отсутствие подобострастия. Да и для Витте Александр III остался до конца жизни идеа­лом самодержца. «Истинный христианин», «верный сын православной церкви», «простой, твердый и чест­ный человек», «выдающийся император», «человек своего слова», «царски благородный», «с царскими возвышенными помыслами», — так характеризует Витте Александра III2.

Заняв кресло министра финансов, С. Ю. Витте получил большую власть: ему теперь были подчине­ны департамент железнодорожных дел, торговля, промышленность, и он мог оказывать давление на решение самых важных вопросов. И Сергей Юль­евич действительно показал себя трезвым, расчет­ливым, гибким политиком. Вчерашний панславист, славянофил, убежденный сторонник самобытного пути развития России в короткий срок превратился в индустриализатора европейского образца и заявил о своей готовности в течение короткого срока вы­вести Россию в разряд передовых промышленных держав.


3. Реформы Витте


Витте оказывал значительное влияние на внутреннюю и внешнюю политику русского правительства. Активно содействовал развитию российского капитализма и пытался сочетать этот процесс с укреплением царской мо­нархии.

К началу XX в. экономическая платформа Витте приобрела вполне законченные очертания: в те­чение приблизительно десяти лет догнать более раз­витые в промышленном отношении страны Европы, занять прочные позиции на рынках Востока, обес­печить ускоренное промышленное развитие России путем привлечения иностранных капиталов, накоп­ления внутренних ресурсов, таможенной защиты промышленности от конкурентов и поощрения вы­воза. Особая роль в программе Витте отводилась иностранным капиталам; министр финансов высту­пал за их неограниченное привлечение в русскую промышленность и железнодорожное дело, называя лекарством против бедности. Вторым важнейшим механизмом он считал неограниченное государствен­ное вмешательство.

По инициативе Витте осуществлены круп­ные экономические мероприятия: в 1894 году была введена винная монополия; соору­жена Сибирская железнодорожная магистраль и в 90-х годах было развёрнуто железнодорожное строительство; в 1897 году осуществлена денежная реформа, согласно которой было введено золо­тое обращение и установлен свободный обмен кредитного рубля на золото. Поли­тика форсирования экономического развития, которую проводил Витте, была неразрывно свя­зана с привлечением иностранных капиталов в промышленность, банки и государственные займы, что облегчалось протекционистским тарифом 1891 и политическим сближением с Францией. Еще одним крупным мероприятием, про­веденным Витте в начале его деятельности, было за­ключение таможенного договора с Германией (1894 г.), после чего С. Ю. Витте заинтересовался даже сам О. Бисмарк. Это чрезвычайно льстило са­молюбию молодого министра. «... Бисмарк... обратил на меня особое внимание, — писал он впослед­ствии, — и несколько раз через знакомых высказы­вал самое высокое мнение о моей личности»1.

В условиях экономического подъема 90-х годов система Витте работала превосходно: в стране было проложено небывалое количество железных дорог; к 1900 г. Россия вышла на первое место в мире по до­быче нефти; облигации русских государственных зай­мов высоко котировались за границей. Авторитет С. Ю. Витте вырос неизмеримо. Министр финансов России стал популярной фигурой среди западных предпринимателей, привлек благосклонное внимание иностранной прессы. Отечественная же печать рез­ко критиковала Витте. Бывшие единомышленники об­виняли его в насаждении «государственного социа­лизма», приверженцы реформ 60-х годов критиковали за использование государственного вмешательства, русские либералы восприняли программу Витте как «грандиозную диверсию самодержавия», отвлекавшую внимание общества от социально-экономических и культурно-политических реформ». Ни один государ­ственный деятель России не был предметом столь разнообразных и противоречивых, но упорных и страстных нападок, как мой... муж, — писала впо­следствии Матильда Витте. — При дворе его обвиня­ли в республиканизме, в радикальных кругах ему приписывали желание урезать права народа в пользу монарха. Землевладельцы его упрекали в стремлении разорить их в пользу крестьян, а радикальные пар­тии — в стремлении обмануть крестьянство в пользу помещиков»1. Обвиняли его даже в дружбе с А. Же­лябовым, в попытке привести к упадку сельское хо­зяйство России, чтобы доставить выгоды Германии2.

В действительности же вся политика С. Ю. Витте была подчинена единственной цели: осуществить индустриализацию, добиться успешного развития экономики России, не затрагивая политической сис­темы, ничего не меняя в государственном управле­нии. Витте был ярый сторонник самодержавия. Не­ограниченную монархию он считал «наилучшей формой правления» для России, и все, что им дела­лось, делалось с тем, чтобы укрепить и «сохранить самодержавие».

С этой же целью Витте начинает разработку крестьянского вопроса, пытаясь добиться пересмот­ра аграрной политики. Он сознавал, что расширить покупательную способность внутреннего рынка мож­но только за счет капитализации крестьянского хо­зяйства, за счет перехода от общинного землевладе­ния к частному. С. Ю. Витте был убежденным сторонником частной крестьянской собственности на землю и усиленно добивался перехода правитель­ства к буржуазной аграрной политике. В 1899 г. при его участии правительством были разработаны и приняты законы об отмене круговой поруки в крестьянской общине.

По инициативе и под председательством Витте 22 января 1902 создано Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности. В его программе аграрных тре­бований намечены положения, использо­ванные впоследствии П. А. Столыпиным. Местные комитеты совещания (82 губернских и областных и 536 уездных и окружных) высказались за добровольный переход крестьян от общинного владения землёй к подворному. Николай II не решился на проведение реформ, и Особое совеща­ние 30 марта 1905 было закрыто.

Во внешней политике Витте стремился противодействовать политике Японии на Дальнем Востоке и, проводя курс на сближение с Китаем, выступал против захвата Порт-Артура. При участии Витте заключены оборонительный, союз с Китаем против Японии и соглашение о строительстве Китайско-Восточной железной дороги на территории Маньчжурии. Витте, считая преждевременным военный конфликт, выступал за соглашение с Японией. Это в значит, мере определило резкие расхождения политики Витте с внешнеполитическим курсом Николая II и «Безобразовской кликой».

4. Первое падение


На пути Витте встал его давний против­ник В. К. Плеве, назначенный министром внутрен­них дел. Аграрный вопрос оказался ареной противо­борства двух влиятельных министров. Реализовать свои идеи Витте так и не удалось. Однако инициато­ром перехода правительства к буржуазной аграрной политике был именно С. Ю. Витте. Что же касается П. А. Столыпина, то впоследствии Витте неодно­кратно подчеркивал, что тот «обокрал» его, исполь­зовал идеи, убежденным сторонником которых был он сам, Витте. Именно поэтому Сергей Юльевич не мог вспоминать о П. А. Столыпине без чувства озлобления. «... Столыпин, — писал он, — обладал крайне поверхностным умом и почти полным отсут­ствием государственной культуры и образования. По образованию и уму... Столыпин представлял собою тип штык-юнкера»1.

События начала XX в. поставили под сомнение все грандиозные начинания Витте. Мировой эконо­мический кризис резко затормозил развитие про­мышленности в России, сократился приток иностран­ных капиталов, нарушилось бюджетное равновесие. Экономическая экспансия на Востоке обострила рус­ско-английские противоречия, приблизила войну с Японией.

Экономическая «система» Витте явно пошатну­лась. Это дало возможность его противникам (Плеве, Безобразову и др.) постепенно оттеснить министра финансов от власти. Кампанию против Витте охотно поддержал Николай II. Надо заметить, что между С. Ю. Витте и Николаем II, вступившим на российс­кий престол в 1894 г., установились довольно слож­ные отношения: со стороны Витте демонстрировались недоверие и презрение, со стороны Николая — недо­верие и ненависть. Витте теснил собой сдержанного, внешне корректного и прекрасно воспитанного царя, постоянно оскорблял его, сам того не замечая, своей резкостью, нетерпеливостью, самоуверенностью, не­умением скрыть свое неуважение и презрение. И было еще одно обстоятельство, которое превращало про­стое нерасположение к Витте в ненависть: все-таки без Витте никак нельзя было обойтись. Всегда, когда требовались в самом деле большой ум и изворотли­вость, Николай II, хоть и со скрежетом зубовным, обращался к нему.

Со своей стороны, Витте дает в «Воспоминани­ях» весьма резкую и смелую характеристику Нико­лаю. Перечисляя многочисленные достоинства Александра III, он все время дает понять, что его сын ни в коей мере ими не обладал. О самом же государе он пишет: «... Император Николай II... представлял со­бою человека доброго, далеко не глупого, но неглу­бокого, слабовольного... Основные его качества — любезность, когда он этого хотел... хитрость и пол­ная бесхарактерность и безвольность»1. Сюда же он добавляет «самолюбивый характер» и редкую «зло­памятность»2. В «Воспоминаниях» С. Ю. Витте не­мало нелестных слов досталось и императрице. Ав­тор называет ее «странной особой» с «узким и упрямым характером», «с тупым эгоистическим ха­рактером и узким мировоззрением»1.

В августе 1903 г. кампания против Витте увен­чалась успехом: он был снят с должности министра финансов и назначен на пост председателя Комите­та министров. Несмотря на громкое название, это была «почетная отставка», так как новый пост был несоизмеримо менее влиятелен. Вместе с тем Нико­лай II не собирался окончательно удалять Витте, ибо тому явно симпатизировали императрица-мать Ма­рия Федоровна и брат царя великий князь Михаил. Кроме того, на всякий случай Николай II и сам хо­тел иметь под рукой такого опытного, умного, энер­гичного сановника.

Потерпев поражение в политической борьбе, Витте не вернулся к частному предпринимательству. Он поставил себе целью отвоевать утраченные по­зиции. Оставаясь в тени, он добивался того, чтобы не потерять окончательно расположения царя, по­чаще привлекать к себе «высочайшее внимание», укреплял и налаживал связи в правительственных кругах. Начать активную борьбу за возвращение к власти позволила подготовка к войне с Японией. Однако надежды Витте на то, что с началом войны Николай II призовет его, не оправдались.

Летом 1904 г. эсером Е. С. Созоновым был убит давний противник Витте министр внутренних дел Плеве. Опальный сановник приложил все усилия, чтобы занять освободившееся место, но и здесь его ждала неудача. Несмотря на то, что Сергей Юльевич успешно выполнил возложенную на него миссию — заключил новое соглашение с Германией, — Нико­лай II назначил министром внутренних дел князя Святополка-Мирского.

Пытаясь обратить на себя внимание, Витте при­нимает самое активное участие в совещаниях у царя по вопросу о привлечении выборных от населения к участию в законодательстве, пытается добиться рас­ширения компетенции Комитета министров. Он использует даже события «Кровавого воскресенья», чтобы доказать царю, что без него, Витте, тому не обойтись, что если бы Комитет министров под его председательством был наделен реальной властью, то такой поворот событий был бы невозможен.

Наконец 17 января 1905 г. Николай II, несмотря на всю свою неприязнь, все-таки обращается к Вит­те и поручает ему организовать совещание минист­ров по «мерам, необходимым для успокоения страны» и возможным реформам. Сергей Юльевич явно рассчитывал на то, что это совещание ему удастся преобразовать в правительство «западноевропейско­го образца» и стать во главе его. Однако в апреле того же года последовала новая царская немилость: Николай II совещание закрыл. Витте вновь оказался не у дел.

Правда, на сей раз опала длилась недолго. В кон­це мая 1905 г. на очередном военном совещании окон­чательно прояснилась необходимость скорейшего прекращения войны с Японией. Вести нелегкие пе­реговоры о мире было поручено Витте, который не­однократно и весьма успешно выступал в качестве дипломата (вел переговоры с Китаем о постройке КВЖД, с Японией — о совместном протекторате над Кореей, с Кореей — о русском военном инструктаже и русском управлении финансами, с Германией — о заключении торгового договора и др.), проявляя при этом недюжинные способности.

На назначение Витте чрезвычайным послом Николай II пошел с большой неохотой. Витте давно подталкивал царя начать мирные переговоры с Япо­нией, чтобы «хотя немного успокоить Россию». В письме к тому от 28 февраля 1905 г. он указы­вал: «Продолжение войны более нежели опасно: даль­нейшие жертвы страна при существующем состоя­нии духа не перенесет без страшных катастроф...». Он вообще считал войну гибельной для самодержа­вия.

23 августа 1905 г. был подписан Портсмутский мир. Это была блестящая победа Витте, подтверждав­шая его выдающиеся дипломатические способнос­ти. Из безнадежно проигранной войны талантливому дипломату удалось выйти с минимальными потеря­ми, добившись при этом для России «почти благоп­ристойного мира». Несмотря на свое нерасположе­ние, царь по достоинству оценил заслуги Витте: за Портсмутский мир ему был присвоен графский ти­тул (кстати, Витте тут же издевательски прозовут «графом Полусахалинским», обвинив тем самым в уступке Японии южной части Сахалина).

5. Во главе Совета министров. Конец карьеры


Вернувшись в Петербург, Витте с головой по­грузился в политику: принимает участие в «Особом совещании» Сельского, где разрабатывались проек­ты дальнейших государственных преобразований. По мере нарастания революционных событий Витте все настойчивее показывает необходимость «сильного правительства», убеждает царя, что именно он, Вит­те, сможет сыграть роль «спасителя России». В начале октября он обращается к царю с запиской, в которой излагает целую программу либеральных реформ. В критические для самодержавия дни Вит­те внушает Николаю II, что у того не осталось иного выбора, кроме как либо учредить в России диктату­ру, либо — премьерство Витте и сделать ряд либе­ральных шагов в конституционном направлении.

Наконец, после мучительных колебаний, царь подписывает составленный Витте документ, который вошел в историю как Манифест 17 октября. 19 ок­тября царь подписал указ о реформировании Сове­та министров, во главе которого был поставлен Вит­те. В своей карьере Сергей Юльевич достиг вершины. В критические дни революции он стал главой пра­вительства России.

На этом посту Витте продемонстрировал уди­вительную гибкость и способность к лавированию, выступая в чрезвычайных условиях революции то твердым, безжалостным охранителем, то искусным миротворцем. Под председательством Витте прави­тельство занималось самыми разнообразными вопро­сами: переустраивало крестьянское землевладение, вводило исключительное положение в различных регионах, прибегало к применению военно-полевых судов, смертной казни и других репрессий, вело под­готовку к созыву Думы, составляло Проект Основ­ных законов, реализовывало провозглашенные 17 октября свободы.

Проводя политику лавирования, Витте в то же время был инициатором посылки карательных экспедиций в Сибирь, Прибалтику, Польшу; им были направлены войска из Пе­тербурга для подавления Московского вооружённого восстания. В 1906 он добился у французских банкиров займа в 2,25 млрд. франков. Всё это укрепило позиции правительства в борьбе с революцией. Однако Витте ока­зался слишком «левым» для основной массы дворянства и верхушки правящей бюро­кратии и слишком «правым» для буржуазно-либеральных кругов октябристско-кадетского толка.

Возглавляемый С. Ю. Витте Совет ми­нистров так и не стал подобным европейскому ка­бинетом, а сам Сергей Юльевич пробыл на посту председателя всего полгода. Все более усиливавшийся конфликт с царем вынудил его подать в отставку. Это произошло в конце апреля 1906 г. С. Ю. Витте пребывал в полной уверенности, что выполнил глав­ную свою задачу — обеспечил политическую устойчивость режима. Отставка по сути стала концом его карьеры, хотя Витте и не отошел от политической деятельности. Он все еще являлся членом Государ­ственного совета, часто выступал в печати.

Надо заметить, Сергей Юльевич ожидал нового назначения и старался приблизить его, вел ожесто­ченную борьбу сначала против Столыпина, заняв­шего пост председателя Совета министров, затем против В. Н. Коковцова1. Витте рассчитывал, что уход с государственной сцены его влиятельных против­ников позволит ему вернуться к активной полити­ческой деятельности. Он не терял надежды вплоть до последнего дня своей жизни и даже был готов прибегнуть к помощи Распутина.

В начале первой мировой войны, предсказывая, что она закончится крахом для самодержавия, С. Ю. Витте заявил о готовности взять на себя ми­ротворческую миссию и попытаться вступить в пе­реговоры с немцами. Но он был уже смертельно болен.

Скончался С. Ю. Витте 28 февраля 1915 г., не­много не дожив до 65 лет. Хоронили его скромно, «по третьему разряду». Никаких официальных це­ремоний не было. Более того, рабочий кабинет покойного был опечатан, бумаги конфискованы, на вилле в Биаррице произведен тщательный обыск.

Смерть Витте вызвала довольно широкий резонанс в русском обществе. Газеты пестрели заголовками типа: «Памяти большого человека», «Великий реформатор», «Исполин мысли»... Многие из тех, кто близко знал Сергея Юльевича, выступили с воспоминаниями.


6. Оценка деятельности С. В. Витте


После смерти Витте его политическая деятель­ность была оценена крайне противоречиво. Одни искренне считали, что Витте оказал родине «вели­кую услугу»1, другие утверждали, что «граф Витте далеко не оправдал возлагавшихся на него надежд»2, что «он ни в чем не принес стране действительной пользы», и даже, напротив, деятельность его «ско­рее должна считаться вредной»3.

Таким образом представляется, что политическая деятельность Сергея Юльевича Витте была действительно крайне противоречива. Порой она сочетала в себе несоединимое: стремление к неограниченному привлечению иностранных капиталов и борьбу против международно-полити­ческих последствий этого привлечения; привержен­ность неограниченному самодержавию и понимание необходимости реформ, подрывавших его традици­онные устои; Манифест 17 октября и последующие меры, которые свели его практически к нулю, и т. д. Но как бы ни оценивались итоги политики Витте, несомненно одно: смыслом всей его жизни, всей де­ятельности было служение «великой России». И этого не могли не признать как его единомышленники, так и оппоненты.


7. О Витте…


П. Б. Струве: «... В истории русского управле­ния мало фигур можно поставить рядом с Витте, и одного только человека можно поставить выше его: Сперанского... Витте был, несомненно, гениальным государственным деятелем, как бы ни оценивать его нравственную личность, его образованность и даже результаты его деятельности. Более того: все лич­ные недостатки Витте лишь подчеркивают его поли­тическую гениальность... Нравственная личность Витте — следует прямо сказать — не стояла на уровне его исключительной государственной одаренности... Он был по своей натуре беспринципен и безыдеен... Витте не изменял взглядов и принципов, ибо их у него вовсе не было... Отсутствие морально-идейно­го стержня у Витте было особенно поразительно именно в связи с его политической гениальностью. Это налагало на всю его фигуру почти зловещий от­печаток»1.

А. А. Лопухин (директор департамента поли­ции): «Бюрократический Петербург хорошо знал С. Ю. Витте и характеризовал его всегда так: боль­шой ум, крайнее невежество, беспринципность и карьеризм... Отсутствие элементарной научной под­готовки и нравственных устоев было причиной того, что, будучи государственным деятелем, он не был человеком государственным»2.

А. Ф. Кони (известный русский юрист и обще­ственный деятель): «... Душевная драма (Витте) со­стоит в том, что, имея громадное влияние на ход внутренней жизни России, вызвав в ней сильное развитие промышленности, введя и упрочив пере­ход железнодорожного дела в руки государства, учредив ряд высших технических училищ, — ко­ренным образом повлияв на экономический строй страны и поставив на твердую почву наш бюджет и денежное обращение, он не нашел в себе реши­мости воспользоваться случаем остаться в истории личностью с определенными и вызывающими ува­жение — даже со стороны противников — очерта­ниями. Будучи в то время, по приемам и горизон­там, единственным действительно государственным человеком, в бесцветное и роковое царствование, он дал возможность многим недругам указывать на него, как на простого чиновника-карьериста, гото­вого на уступки для сохранения сомнительного блес­ка фиктивной власти»3.

П. Н. Милюков: «... Это был редкий русский самородок — со всеми достоинствами этого типа и с большими его недостатками. Конечно, он стоял го­ловой выше всей той правящей верхушки, сквозь которую ему приходилось пробивать свой собствен­ный путь к действию. А действовать — это была глав­ная потребность его натуры. Как всякий самородок, Витте был энциклопедистом. Он мог браться за все, учась попутно на деле и презирая книжную выправ­ку. С своим большим здравым смыслом он сразу отде­лял главное от второстепенного и шел прямо к цели, которую поставил. Он умел брать с собой все нуж­ное, что попадалось ему по дороге, и отбрасывать все ему не нужное: людей, знания, чужие советы, закулисные интриги, коварство друзей, завистников и про­тивников... По мере удачи росла и его самоуве­ренность, поднимался командующий тон, крепла сопротивляемость всему постороннему и враждебно­му. При неудаче он становился страстен и неспра­ведлив, никогда не винил себя, чернил людей, нена­видел противников. Наткнувшись на препятствие, которого одолеть не мог, он сразу падал духом, терял под ногами почву, бросался на окольные пути, готов был на недостойные поступки... Это все же был са­мый крупный из русских государственных деятелей»1.

В. В. Водовозов (известный русский публицист, юрист, экономист): «Совершенно несомненно, что моральных дефектов у Витте было очень много. «Лу­кавый царедворец», «уклончивый, но смелый и лука­вый», он создал себе не особенно лестную репута­цию человека, на слово которого нельзя положиться... Витте был человек громадного честолюбия, самолю­бия и славолюбия, — и этого он не скрывает. Витте был крупный государственный деятель — в последнее полустолетие самый крупный государственный деятель старого режима»2.

Матильда Витте: «Граф Витте не был ни царедворцем, льстящим трону, ни демагогом, льстящим толпе. Принадлежа к дворянству, он не защищал, однако, дворянских привилегий; ставя себе главной государственной задачей справедливое устроение крестьянского быта, он, однако, оставался... чуждым теоретического народничества, которым увлекалась значительная часть русской интеллигенции. Он не был либералом, ибо не сочувствовал нетерпеливому устремлению либералов переустроить сразу, одним мановением руки весь государственный уклад; он не был и консерватором, ибо презирал грубые при­емы и отсталость политической мысли, характери­зовавшие правящую бюрократию России. Мой муж неоднократно говорил своим близким: «Я не либерал и не консерватор, я просто культурный человек...». Он искал блага своей родине, идя своими собствен­ными путями, и поэтому имел мало постоянных по­путчиков»1.

Источники и литература

Ананьич Б. В., Ганелин Р.Ш. Сергей Юльевич Витте // Вопросы истории. 1990. — № 8.

Витте С. Ю. Воспоминания. В 3-х т. — М., 1960.

Витте С. Ю. Избранные воспоминания. — М., 1990.

Водовозов В. В. Граф С.Ю. Витте и император Николай II.

Игнатьев А. В. С. Ю. Витте — дипломат. — М., 1989.

История России в портретах.т В 2-х тт. — М., 1997. — Т. 1.

Кони А.Ф. Сергей Юльевич Витте. Отрывочные воспоминания, — М., 1925.

Клейнов Г. М. Граф С. Ю. Витте. (Пер. с нем. Ф.К. Шмидт.) — Спб. 1906.

Курлов П. Конец русского царизма. Воспоминания бывшего командира корпуса жандармов. — М., — Пг. 1923.

Лопухин А. А. Отрывки из воспоминаний (по поводу «Воспоминаний» гр. С. Ю. Витте. — М., — Пг. 1923.

Лутохин Д. А. Граф Сергей Юльевич Витте, как министр финансов. — Пг. 1915. —С. 33.

Политическая беспринципность С.Ю. Витте. Тайные циркуряры и доклады. Берлин. — 1923.

Романов Б. А. Очерки дипломатической истории русско-японской войны. 1895-1907. — М.,- Л., 1955.

Струве П. Б. Граф С. Ю. Витте. Опыт характеристики. — М., — Пг., 1915.

Тарле Е. В. Граф С. Ю. Витте. Опыт характеристики внешней политики // Е.В. Тарле. Соч. Т. V. — М., 1958.

1 Струве П.Б. Граф С.Ю. Витте Опыт характеристики. М., — Пг., 1915. — С. 5.

1 Кони А.Ф. Сергей Юльевич Витте. Отрывочные воспоминания. — М., 1925. — С. 5.

2 Тарле Е.В. Граф С.Ю. Витте Опыт характеристики внешней политики // Е. В. Тарле. Соч. Т. V. —

М., 1958. — С. 564.

3 Клейнов Г.М. Граф С.Ю. Витте (Пер. с немецкого Ф.К. Шмидт). — СПб., 1906. — С. 16.

4 Курлов П. Конец русского царизма. Воспоминания бывшего командира корпуса жандармов. М. — Пг., 1923. — С. 46.

5 Лопухин А.А. Отрывки из воспоминаний (по поводу «Воспоминаний» гр. С.Ю. Витте). С предисл. М.Н. Покровского. — М. — Пг., 1923. — С. 4.

6 Политическая беспринципность С.Ю. Витте. Тайные циркуляры и доклады. — Берлин, 1923. С. 7.

7 Там же. — С. 6.

8 Струве П.Б. Граф С.Ю. Витте. — С. 4.

9 Баян. Ложь графа Витте. «Ящик Пандоры». — Берлин. Б.г. — С. 6.

1 С.Ю. Витте. Избранные воспоминания. — М., «Мысль», — 1991. — С. 5.

1 Там же. — С. 16.

1 Витте С.Ю. Воспоминания. — Т. 1. М., 1960. — С. 66.

1 Витте С.Ю. Воспоминания. — Т. 1. — С. 7, 8, 210 и др.

2 Там же. — Т. 2. — С. 5, 305, 307 и др.

1 Там же. — Т. 2. — С. 303.

1 Витте С.Ю. Воспоминания. — Т. 1. — С. 19.

2 Лутохин Д.А. Граф С.Ю. Витте, как министр финансов. Пг., 1915. С. 33.

1 Там же. — Т. 2. — С. 358.

1 Витте С.Ю. Воспоминания. Т. II. М. — Пг., 1923. — С. 265.

2 Там же. — С. 208 – 209.

1 Там же. — С. 228 – 229.

1 Владимир Николаевич Коковцов (1853 – 1943), граф, ми­нистр финансов Российской империи в 1904 – 1914 гг. (с пере­рывом в 1905 – 1906 гг.), председатель Совета министров в 1911 – 1914 гг., крупный банковский деятель. Покинул Россию.

1 Кони А.Ф. Сергей Юльевич Витте. — С. 43.

2 Курлов П. Конец русского царизма. — С. 44.

3 Клейнов Г.М. Граф С.Ю. Витте. — С. 22.

1 Струве П.Б. Граф С.Ю. Витте. — С. 3 – 5.

2 Лопухин А.А. Отрывки из воспоминаний. — С. 5.

3 Кони А.Ф. Сергей Юльевич Витте. — С. 28 – 29.

1 Милюков П.Н. Воспоминания. — Т. 1. М., 1990. — С. 321, 328.

2 Водовозов В.В. Граф С.Ю. Витте и император Николай II. — Пг., 1922. — С. 122, 124.

1 Витте С.Ю. Воспоминания. — Т. 1. — С. IXXIXIXXX.


Случайные файлы

Файл
work_MP.doc
29813-1.rtf
48966.rtf
VDV-1116.DOC
Stanchina.doc