Бронзовый век на территории Казахстана (53086)

Посмотреть архив целиком

Ряснов Александр

Глава 2.

БРОНЗОВЫЙ ВЕК

§ 1. Древние земледельцы и пастухи

Процесс овладения человеком навыками земледелия, переход от собирательства диких злаков, плодов и ягод к их выращиванию растянулся на многие тысячелетия. Время выведения культурных злаков определяется учеными VIII—VII тыс. до н. э., и произошло это скорее всего в горных районах Малой Азии. В VI—V тыс. до н. э. земледелие распространилось в Средней Азии, вначале на , юге Туркменистана, в предгорьях Копет-Дага. В горные и степные районы Казахстана земледелие пришло в эпоху бронзы в конце III тыс. н. э.

Вместе с земледелием возникло и скотоводство. Ученые долго спорили, что возникло раньше земледелие или скотоводство. Сейчас ясно, что то и другое человек осваивал параллельно. Земледелие развивалось на плодородных почвах при достаточном количестве воды. В засушливых районах и на малоплодородных землях развивалось скотоводство. Там, где имелась вода, скотовод­ство сочеталось с земледелием.

На рубеже первой-второй четверти II тыс. до н. э. в евразийских степях была изобретена бронза. Древние люди смогли путем добавления в медь олова сделать металлические изделия прочны­ми. Из бронзы научились отливать втульчатые топоры и копья.

Племена, обитавшие на территории Казахстана в эпоху бронзы, оставили археологические памятники (поселения, могильники, рудники, наскальные рисунки), которые относятся к андроновской археологической культуре (название дано по месту первых раско­пок могильника у с. Андроново, рядом с городом Ачинском в Южной Сибири). Раскопки здесь были проведены в 1913 г. Б. В. Андриановым. В 1927 г. археолог М. П. Грязнов обнаружил аналогичные погребения в Западном Казахстане и установил, что -памятники андроновской культуры распространены на обширной территории от Минусинска на востоке до Урала на западе.-Позже андроновские памятники были найдены на юге Казахстана, в Семиречье и в Средней Азии.:

Один из сложных вопросов в изучении андроновской культуры связан с хронологией, определением временных рамок.,'Большин­ство исследователей делят время существования андроновской культуры на три периода: ранняя бронза — XVIII—XVI вв. до н. э.;„ средняя — XV—XII вв. до н. э.; поздняя — XII — начало VIII вв. до^ н. э. Эти периоды по наименованию первых обследованных памят­ников получили названия федоровский, алакульский, замараев-ский. Считалось, что они отражают разные этапы развития андроновской культуры. Но выяснилось, что федоровские памят­ники датируются временем не ранней, а средней бронзы, и стройная картина развития андроновской культуры нарушилась. Удалось определить, что федоровские памятники распадаются на ранние и поздние. Первая группа относится к XV—XIV вв., а вторая к XIII—XII вв. до н. э. Если ранние памятники найдены в Центральном Казахстане и на Урале, то поздние на очень широкой территории: в Западной Сибири, на юге и юго-востоке Казахстана, в Средней Азии. Центром расселения федоровских племен, видимо, был Казахстан; они были вытеснены отсюда племенами алакульцев, которые пришли в Центральный Казах­стан из какого-то западного центра. .. "-..

Таким образом, алакульск^е и. фёдоровские влемена существовали памятники смешанного типа. В Семиречье формируются памятни­ки «семиреченского типа», на западе «кожумбердинского». Андроновская культура не была монолитной: в ней выделяются варианты, отражающие характер культуры некогда живших пле­мен, поэтому принято говорить об андроновской культурной общности, объединяющей ряд близких культур.

. Племена Центрального Казахстана. Одним из основных регио­нов распространения племен, входивших в состав андроновской общности, был Центральный Казахстан. Здесь обнаружены и обследованы многочисленные поселения, могильники, древние рудники, жертвенные места и наскальные рисунки петроглифы, свыше 30 поселений и более 150 могильников'. Для андроновской культуры Центрального Казахстана характерны монументальность и сложность надмогильных сооружений, высокая строительная техника, связанная с обработкой камня.

Ранний этап нуринский характеризуется преобладанием в погребальном обряде кремации (трупосожжения).' Встречаются захоронения, совершенные по обряду трупоположенйч. Могильни­ки, небольшие по размерам, состоят из земляных насыпей, вокруг которых сооружались круглые или прямоугольные оградки из каменных плит. Внутри ограды находилась могила, представляв­шая собой либо грунтовую прямоугольную яму, края которой обложены плитками (циста), либо каменный ящик. Сверху, после погребения, ямы перекрывались плитами, j •' . /

Керамика представлена горшками, украик яными орнаментом. состоящим из сочетаний треугольников и меадров, параллельных вдавлений. Украшалась тол! ко верхняя часть сосудов. Найдены бронзовые круглые зеркала, бронзовые бусы. В захоронениях рядом обнаружены кости домашних животных. '

На следующем этапе атасуйском наблюдается широкое освоение территории, в том числе и полупустынных районов. Резко возросли масштабы горных работ, о чем свидетельствуют много­численные рудные разработки. Наиболее известные и исследован­ные могильники этого периода Былкылдак, Карасай, Темир-Астау, Карабие, Ельшибек, Бельасар. Большая группа могильников и поселений находится в долине р. Атасу. Внутри погребальных оград находились ямы, ящики, цисты. Преобладающим становится трупоположение в скорченном положении на боку.

Поселения имеют своеобразную планировку: жилища, а их бывает от 10 до 80, располагаются по кругу, в центре которого находится загон для скота. Одно из хорошо изученных поселений Атасу имело площадь 15000 кв. м. и состояло из 35 землянок и хозяйственных построек. На поселениях и в могильниках при раскопках найдено большое количество бронзовых орудий, оружия, украшений.

Поздний этап бронзы в Центральном Казахстане знаменуется формированием новой культуры бегазы-дандыбаевской. Для нее характерно, с одной стороны, сохранение андроновских традиций, а с другой появление новых элементов: особого типа надгробных сооружений, своеобразного погребального обряда, новых форм


^., -- ---^.^»j w ^u^-ivnniMM 1руиииоложением. встре­чаются трупоположения вытянутые на спине. К раннему этапу этой культуры относится могильник Аксу-Аюлы II южнее Кара­ганды. Самый большой курган имеет высоту 2, диаметр 30 м. Под земляной насыпью находились три расположенных кольцами ради-ально каменных ограды.

В это время распространяются наземные жилища со стенами, сложенными из камня. В поселении Тагибай-Булак обнаружено шесть прямоугольных наземных жилищ. Стены домов сделаны из рядов параллельно вкопанных в землю плит, пространство между которыми забито мелкими камнями вперемешку с землей. В горных районах Центрального Казахстана в строительстве жилищ широко использовался лес. Стены землянок обшивались деревян­ными плахами, а перекрытие опиралось на систему деревянных столбов.

Огромную роль в развитии культуры играла добыча и выплавка металла. Центрально-Казахстанский палеометаллический центр оказывал влияние на культуру соседних районов Алтая, Сибири, Зауралья.

В Северном и Западном Казахстане открыты и обследованы многочисленные андроновские памятники, среди которых широко известное поселение Алексеевское и могильник Тасты-Бутак2.

Для лесостепной зоны характерны могильники, состоящие из курганов с земляными насыпями, круглыми и прямоугольными оградками. В западных районах распространены кольцеобразные каменные ограды и курганы. Всего в этом районе открыто более 80 поселений и около 90 могильников.

К периоду ранней бронзы относятся грунтовые погребения с трупосожжением. При раскопках поселения Вишневка в районе г. Петропавловска было открыто прямоугольное наземное жилище площадью 126 кв. м, деревянное перекрытие которого опиралось на деревянные стойки-бревна. В то же время появляются поселе­ния, которые можно считать предшественниками (прототипами) древних городов. Одно из них Аркаим находилось на границе Челябинской и Кустанайской областей.

В период средней бронзы домостроительство, организация поселений, устройство погребений, погребальные обряды значи­тельно изменились. Поселения уже не укрепляются, жилища-полуземлянки удлиненно-прямоугольной формы, площадью от 14J до 200 кв. м делятся на две части; на полу от одного до восьми очагов. Такие жилища открыты на поселениях Явленка, Тасты-Бутак.

В эпоху поздней бронзы, на первом этапе племена северного Казахстана испытывали сильное влияние срубной культуры При-аралья, Западного Казахстана срубной культуры Поволжья. На поселениях эпохи поздней бронзы преобладают полуземлянкипрямоугольной, овальной и восьмеркообразной в плане формы. Распространяются огромные землянки площадью до 300—400 кв. м, в которых зимой держали скот. В хозяйстве увеличивается роль скотоводства, особенно коневодства.

В Восточном Казахстане развитие андроновской культуры шло теми же путями. В богатых травостоем долинах Иртыша, Бухтармы, Курчума, в горных районах Алтая, степных районах Тарбагатая и Саура найдены десятки поселений и могильников эпохи бронзы, на развитие и сложение которых оказали влияние богатейшие место­рождения меди,олова, золота.

К периоду поздней бронзы относится большинство захоронений из могильника Канай и расположенного рядом поселения. На поселении на правом берегу Иртыша, раскопана полуземлянка прямоугольной формы площадью 50 кв. м и примыкающие к ней хозяйственные постройки. Стены дома обложены камышом и обмазаны глиной.

Южный Казахстан и Семиречье были освоены и «плотно» заселены уже в эпоху бронзы. В Семиречье существовал своеобраз­ный (семиреченский) вариант андроновской культуры. Именно в Семиречье и на юге Казахстана обнаружены крупнейшие скопле­ния наскальных рисунков Тамгалы и в Каратау.

Для Семиречья характерно смешение элементов культуры фе­доровских и алакульских племен. Могилы в виде прямоугольных и круглых оград характерны для федоровских традиций. Грунтовые могилы и ящики, а в горных районах срубы, сочетаются с трупопо-ложением и трупосожжением.

Средняя бронза Семиречья представлена могильниками Тамга­лы, Каракудук3.

На юге Казахстана, в Каратау, раскопан могильник Таутары.

В низовьях Сырдарьи, в Приаралье открыты уникальные памят­ники эпохи бронзы мавзолеи Тегискена4. Наиболее ранние мавзолеи Тегискена выстроены из сырцового кирпича, основой планировки является круг, вписанный в квадрат внешних стен. Внутрь от него, по кругу стоят 8 или 12 прямоугольных кирпичных колонн, сохранившихся на высоте двух метров. Далее внутрьопять 8 или 12 таких же колонн, но стоящих по прямоугольнику. Наряду с кирпичными колоннами, как бы дублируя их, стояли деревянные столбы, от которых сохранились ямы в полу. Таким образом, внутри мавзолея образовывалась система обходных кори­доров. В расположенной в центре комнате и в коридорах стояла керамика, лежало оружие из бронзы, золотые украшения. Покой­ника, положенного в центральном помещении, сжигали вместе с мавзолеем. Определить культурную принадлежность Тагискенских могильников сложно. С одной стороны, здесь прослеживается традиция андроновской культуры (планировка мавзолеев, близкая центрально-казахстанским мавзолеям Бегазы и Дандыбая, андро-новские формы и украшения лепной посуды), с другой сильное влияние южных культур (сырцовый кирпич, стандарт которого близок к южно-туркменским культурам эпохи Намазга VI и более поздних памятников Теккем-тепе и Яз). Мавзолеи Тегискена свидетельствуют о начальном взаимодействии и взаимовлиянии степных и оседлых культур 5"6.

Хозяйство андроновцев. Большинство андроновских поселений располагалось на берегах маленьких степных рек или ручьев, стекавших с гор. Рядом с ними в поймах рек находились поля и огороды.

При раскопках поселений были найдены горшки с остатками пригоревшей каши из проса. В Алексеевском поселении, в север­ном Казахстане, в жертвенных ямах найдены принесенные в жертву богам стебли и зерна пшеницы. Отпечатки злаков сохрани­лись на лезвиях серпов с поселения Мало-Красноярска в Восточ­ном Казахстане.! На всех поселениях обычными находками были зернотерки, прямоугольные и круглые песты для дробления и растирания зерна на муку, серпы, каменные мотыги.

• Более _ существенную роль играло в жизни андроновцев ското­водство. Животные давали пищу, шерсть, кожи, кость для поделок, топливо в виде кизяка. Основной пищей андроновцев было молоко. Из него изготавливали творог и сыр,ю чем свидетельству­ют находки сосудов с дырочками для отцеживания сыворотки. Мясо было деликатесом, его ели в праздничные дни, приносили и в жертву богам. Основными животными были овцы, коровы, лошади. В пищу в основном шли молодые животные, в возрасте двух-трех лет, породистых особей оставляли на племя. Такая система позволяла поддерживать численность скота и его высокую продуктивность.

Исследованиями установлено, что в табунах, пасшихся в ко­выльных степях и на разнотравьях альпийских лугов, были три разные породы: кони малорослые, высотой в холке до 128—136 см, с большой головой, мохнатой гривой, вислобрюхие. Они были похо­жи на современных монгольских лошадей. Наиболее многочислен­ными в табунах были средние и рослые лошади высотой в холке 136—152 см и весом до 350 кг. И, наконец, элитная порода высотой в холке 152—160 см, поджарая, с тонкими ногами, маленькой головой и высокой шеей. Они использовались для колесничной запряжки наиболее грозной и мобильной военной силы того времени. Андроновцы были прекрасными скотоводами. Они пер­выми в мировой практике ввели стойловое содержание скота зимой. В морозное время молодняк помещали в отапливаемое жилище, отгораживая специальный отсек. К домам пристраива­лись загоны.

Андроновцы разводили двугорбых верблюдов-бактрианов. Их кости найдены на поселениях и в могильниках. Изображения верблюдов наносились на скалы, в одном случае, на поселении Ушкатты была найдена глиняная статуэтка верблюда.

Можно утверждать, что4»_период ранней и средней бронзы, то есть до начала I тыс. до н. э., андроновцы были оседлыми; вели смешанное хозяйство, занимались земледелием и скотоводством. Последнее было придомным. При такой форме животноводства пастбища быстро скудели. Для сохранения продуктивности ското­водства и увеличения стада нужны были новые формы содержания животных. У андроновцев ею был яйлажный (полукочевой) тип скотоводства, когда женщины и дети жили в селе, занимаясь земледелием, а мужчины и подростки вместе со стадом весной и летом уходили на дальние пастбища, а поздней осенью возвраща­лись домой.

Расстояния сезонных перекочевок.были различны. В Семиречье и Восточном Казахстане они составляли от 50 до 80 км., в Западном Казахстане путь от летних пастбищ тянулся на сотни километров, пересекая степи и пустыни. Так, постепенно из придомного выросло яйлажное, или отгонное скотоводство, а затем и кочевое, позволявшее использовать и степные и пустын­ные пастбища.

По мере перехода к кочевому и полукочевому скотоводству менялся состав стада: сокращалось количество крупного рогатого скота и увеличивалось число баранов и лошадей.

§ 2. Древние рудоковы, металлурги и гончары

Изучая месторождения Казахстана геологи обнаруживают, что их разработка велась уже за три тысячи лет до нашей эры. Добыча и плавка руды в эпоху бронзы имели огромные размеры. В районе Жезказгана, например, было выплавлено около 100 тыс. т. меди. На Успенском руднике добыто 200 тыс. т. руды.

Древние рудокопы разрабатывали окисленные руды (малахит, азурит, касетерит) с богатым содержанием меди и олова. Разраба­тывали рудоносные жилы, рыхлые руды добывали «кайлованием», при помощи отбойников и молотков из камня. В плотных породах использовали метод «огневой проходки», при котором на повер­хности жилы или в забое, разводили костер, а когда порода нагревалась, поливали ее водой, заставляя трескаться, после чего работали молотками и кайлами. Содержащую металл породу вытаскивали на поверхность в кожаных мешках.

Использовали также подкопы под рудное тело, после чего молотами отбивали куски нависшей глыбы руды. При проходке глубоких штолен использовали деревянную крепь. Рядом с шахтой у воды добытую руду дробили и промывали, отделяя ее от пустой породы. Мелкодробленную руду относили на поселения, где плави­ли в специальных плавильных печах, остатки которых обнаружены при раскопках поселений на Атасу, Суук-Булаке, у аула Канай.

Остатки литейных мастерских были найдены на поселениях:

Мало-Красноярска, Алексеевка, Никольское, Петровка II. Кроме литья андроновцы знали приемы ковки, чеканки и тиснения. Из бронзы, обернутой золотой фольгой, изготавливали височные кольца, подвески, браслеты со спиралевидными выступами. Пре­красным образцом ювелирного искусства служит золотая височная подвеска с изображением внутри двух коней, найденная в могиль­нике рядом с селом Копал в Семиречье.

Если у древних земледельцев Индии, Ирана, Афганистана, Средней Азии посуда в эпоху бронзы изготавливалась профессио­налами, выделившимися из среды других ремесленников на гон­чарном круге, то в казахстанских степях и предгорьях каждая семья делала посуду сама. Женщины изготавливали глину, лепили из нее горшки и обжигали на костре или в ямах, иногда обложенных камнем. В ранней бронзе XVII—XVI вв. до н. э. сосуды изготавли­вались при помощи болванки (шаблона) обтянутой тканью, спле­тенной из конского волоса, либо из толстых шерстяных нитей, имели баночную форму, плоское дно, украшались прочерченными, либо нанесенными гребенкой геометрическими узорами. Некото­рые горшки украшались налепными валиками и шишечками.

Орнамент на сосудах был не только украшением он имел магический характер, оберегая содержимое сосудов от «сглаза», «порчи», символизировал также богатство, изобилие содержимого горшка.

В период средней бронзы (XV—XIII вв. до н. э.) сосуды отличаются большей степенью стандартизации, совершенства: они более тонкостенны, изящны. Посуда изготавливалась с помощью болванки или методом кольцевого налепа, когда вначале изготав­ливалось дно, а затем к нему приделывали кольцо тулова, кольцо плечиков и кольцо венчика. При такой технике на месте перехода тулова в шейку образуется ребро-уступ, который является харак­терным признаком андроновской культуры периода средней брон­зы. Орнамент, как и раньше, прочерченный, либо нанесенный штампом (треугольники, заполненные штрихами, меандры). В отличие от ранних горшков, орнамент расположен тремя полоса­ми, зонами. Исследователи отмечают еще один технический прием изготовления сосудов, при котором вначале лепился горшок, а затем снизу к нему приставляли плоское дно.

Сосуды периода поздней бронзы отличались раздутым туловом и округлыми очертаниями. Они украшались налепными валиками, выпуклинами «жемчужинами», налепными шишечками.

Орнамент, украшавший сосуды андроновцев, сохранялся многие сотни лет, отдельные его элементы можно увидеть и в орнаменте казахского прикладного искусства.

Домашние промыслы. В андроновской семье делали все необхо­димое для жизни: пряли, ткали, выделывали кожу, шили одежду, обувь, расшивая узорами из цветных нитей, украшая аппликацией и бисером. Нитки для ткани пряли из шерсти животных и пуха. Использовались конопля, дикий лен, крапива. Уже были известны ткацкий станок и веретено/'Судя по находкам в погребениях, андроновцы носили кожаную' обувь без каблуков, которая сшива­лась сухожилиями животных. И мужчины и женщины носили на голове шерстяные и кожаные шапочки с наушниками. Одежду изготавливали из шерстяных тканей, застегивая на костяные пуговицы. Одежда женщины состояла из длинного, ниже колен, шерстяного платья с длинными рукавами. Обшлага рукавов укра­шались рядами бронзовых бусинок. Юбка спереди расшивалась полосами белых пастовых бусинок. Разрез одежды вокруг шеи украшался стеклянным бисером, на грудь нашивали круглые бляхи. Ткани окрашивались в ярко-красные и фиолетовые цвета.

В ушах женщины носили бронзовые серьги и серьги в виде колец, обтянутых листовым золотом, шею украшали бронзовые гривны, иногда с надетыми на них круглыми золотыми колечками. На руках носили браслеты и перстни. В качестве оберегов от злых сил и женщины и мужчины носили клыки диких животных, раковины, привезенные с берегов дальних морей.

Мужчины были вооружены луками и стрелами с бронзовыми наконечниками листовидной формы. В ближнем бою использова­лись копья с бронзовыми же наконечниками, бронзовые топоры, кинжалы, каменные булавы.

Поселок, город, жилище. Археологи обнаружили десятки поселений эпохи бронзы, на многих провели раскопки, дающие пред­ставление о характере поселений эпохи бронзы, жилища.

В XVII—XVI вв. в степной, лесостепной зоне от Урала до Иртыша существовали поселения, прямоугольные и круглые в плане, окруженные оборонительными сооружениями стенами с деревянным частоколом и рвами, башнями и сложными предвари­тельными постройками. Укрепленные поселения имеют площадь от 6 до 30 тыс. кв. м. Поселение Аркаим, которое можно считать древним городом7, выглядело как округлый в плане участок, огороженный двумя концентрическими кольцами оборонительных сооружений. Между ними находилась жилая часть, а внутренний круг занимала площадь. Внешний круг имел диаметр 160 м, внешняя стена шириной в основании около 4 м была сбита из грунта с примесью извести, а с наружной стороны облицована блоками глины, которые укладывались, начиная с основания рва, опоясывающего стену снаружи. Глубина рва — 1,5—2 м, высота стены — 2,5—3 м. По гребню стены шли два параллельных ряда частокола из бревен, промежуток между которыми был забит дерновыми пластами.

Изнутри к стене примыкали торцы жилищ, плотно пристроен­ных друг к другу. Выходы из жилищ выводили на кольцевую улицу, которая шла вокруг внутренних стен и рва. Ров был облицован деревом, внутренняя стена имела такую же конструкцию, как и внешняя. Изнутри ко второй стене также примыкали расположен­ные радиально жилища с выходом из каждого на центральную площадь. Четверо ворот города вели на запад, северо-запад, восток и юго-восток. Центральным был западный вход, он в современной топографии представляет разрыв в стене, а сложная конструкция дополнительных укреплений делает выход на центральную улицу «коленообразным». Каждому входу соответствуют радиальные ули­цы, пересекающие поселок и сходящиеся на центральной площа­ди, которая имеет подквадратную форму, размером 25 х 25 м. Прямоугольные жилища Аркаима имели площадь от 190 до 300 кв. м. Стены их представляют сложные сооружения из двух рядов столбов, обшитых плахами, пространство между которыми забито землей. Четыре или шесть рядов перегородок делили площадь жилища на жилые комнаты и хозяйственные отсеки с погребами и колодцами.

В целом характер поселения типа Аркаим, а также прямоуголь­ных в плане поселений Петровка, Никольское, имеют признаки, характерные для раннего города: развитую систему фортификаций (укреплений); наличие строгого плана или даже макета, по которо­му строилось поселение; деление территории на несколько зонжилую, производственную, общественную (в каждой из них сосре­доточено жилье, производство, отправление культовых обрядов, либо проведение общественных собраний).

То, что поселения выполняли роль городских центров, свиде­тельствует и то, что они снабжали само поселение и расположен­ные рядом поселки металлическими изделиями, керамикой. Здесь проживала многочисленная прослойка ремесленников, о чем сви­детельствуют погребения кузнецов и металлургов, молотки, нако­

вальни и другой инструментарий. В ряде погребений найдены булавы знаки власти и остатки боевых колесниц, вещи, которые подчеркивают высокое положение в обществе их владель­цев.

Рядом с городами возникали храмовые комплексы. Именно к этому времени относится распространение каменной скульптуры, изображавшей древних богов. Они хранились в тайниках и прино­сились в храмы лишь во время религиозных празднеств.

На поселениях были найдены глиняные кружочки с оттиснуты­ми на них знаками. Последние, судя по всему, относятся к самому началу превращения их в письменность и характеризуют высокий уровень развития общества.

Расцвет культуры в эпоху ранней бронзы стал возможным благодаря культурным и экономическим контактам с культурами Средиземноморья и Малой Азии, и, видимо, уже в то время начали складываться зачатки Великого шелкового пути.

В эпоху средней бронзы, андроновские поселения уже не укрепляются стенами и рвами. Видимо, обстановка в степи стала спокойной. Меняется топография поселений. Она представляет собой скопление нескольких (от 10 до 20) отдельно стоящих домов, как правило расположенных одной, либо двумя линиями вдоль реки. Изменился и сам дом. Теперь он стал полуземлянкой площадью до 200—300 кв. м. Котлованы для жилища копали каменными, роговыми, либо бронзовыми мотыгами, кирками, следы которых сохранились на стенках раскапываемых археолога­ми жилищ. Глубина котлованов колебалась от 0,6 до 1,5 м. Вынутый грунт укладывали вдоль края, обеспечивая таким обра­зом защиту жилья от влаги и сильных степных ветров, обычно «выдувавших» из дома тепло. В конструкциях широко использова­лось дерево для укрепления стен, опоры балок и стропил перекры­тия. Крыша устраивалась двускатной. В степи и горных местах в конструкции использовался камень-плитняк, служивший для об­лицовки стен.

В Центральном Казахстане в XII—IX вв. до н. э. в эпоху поздней бронзы строили строго по плану многокомнатные дома, сложенные из массивных каменных блоков. Такие дома площадью 500 кв. м и более раскопаны на поселениях Бугулы, Акбаур. Это самые боль­шие жилища в Евразийских степях в эпоху бронзы.

Одна из частей жилища более низкая, видимо, использовалась для содержания скота зимой. Иногда два жилища соединялись коридорами и образовывали единый жилой комплекс. Выработан­ный в течение многих столетий тип андроновского дома был идеально приспособлен к условиям степных и горных районов.

Народ, общество, обычаи. Изучение поселений и могильников эпохи бронзы, наблюдения за жизнью народов, стоявших на приблизительно одинаковом развитии, а также сопоставление андроновцев с конкретным народом, этносом, позволяют восстано­вить их жизненные обычаи.

Как уже отмечалось, андроновцы жили в больших домах большой семейной общиной, когда вместе жили и вели общее хозяйство несколько поколений родственников. Из материалов

поселений не видно сколько-нибудь заметного социального и имущественного неравенства, однако, исследования кладбищ поз­волили установить разницу в степени богатства и положения человека в обществе. Уже в эпоху ранней бронзы в общей массе захоронений выделились погребения с большей, чем у других, величиной и глубиной могилы, сложными деревянными конструк­циями, большим количеством поставленных в могилу горшков с пищей. В этих же могилах найдены остатки колесниц и захороне­ний коней, а при погребенных бронзовые ножи, бронзовые и каменные наконечники стрел, каменные булавы.

Такая же картина прослеживается в эпоху средней и поздней бронзы. В могильниках выделяются среди рядовых захоронений несколько грандиозных курганов диаметром до 4 м и высотой до 2,5 м или сооружений, обнесенных двойным или даже тройным кольцом ограды из монументальных плит. Под такими курганами находились могилы размером 3,2 х 2,5, глубиной до 2,3 м- Стены их обкладывались срубами из бревен, сверху перекрывались накатом из бревен, иногда двойным. Большинство могил ограблено еще в древности, но по сохранившимся остаткам ясно, что вместе с умершим в могилу клали большое количество специально забитых животных, золотые украшения, бронзовые ножи, булавы, конские снаряжения, наборы наконечников стрел.

Судя по большой разнице в устройстве курганов и могил, вещам, туда помещаемым, андроновское общество не было одно­родным. Люди знатные и богатые занимали привилегированное положение. После их смерти за заслуги перед обществом сородичи возводили особое, отличное от друтих, могильное сооружение, не считаясь с затратами и трудом. Наличие в ряде таких захоронений остатков колесниц позволяет сделать вывод, что они принадлежа­ли воинам, выделившимся в отдельную группу.

Можно с уверенностью сказать, что в богатых андроновских погребениях были похоронены воины, которые в то время выдели­лись в особую группу в обществе. Следовательно, у андроновцев уже на раннем этапе их истории произошло расслоение общества из массы рядовых его членов выделились «цари» правители и воины кшатрии. Их жены, члены семьи тоже занимали в обществе привилегированное положение, видимо, им принадлежат богатые захоронения с золотыми изделиями.

В источниках говорится еще об одном сословии жрецах. Их отличительным признаком были деревянная чаша и особая шапка. Они были распорядителями не только культовых обрядов, но и хранителями древних традиций и знаний.

§ 3. Религия и искусство

Смысл и многие детали религиозных представлений андронов­цев, культовых обрядов, различных ритуалов, объясняются с по­мощью сопоставления археологических данных и сведений, почер­пнутых из древнеиндийских и древнеиранских религиозных сочи­нений.

Все погребенные в могилах ориентированы головой на запад,

или юго-запад. Это не случайно. В представлениях индоиранцев земля была квадратной или круглой. Поэтому круглый курган с могилой в центре был подобием мира. Каждой стороной света управлял свой бог, следовательно, ориентация на запад была ориентацией на бога, ведающего связью с потусторонним миром.

Труп в могилу андроновцы клали в скорченном виде. Раньше такая поза объяснялась тем, что, страшась покойника, его связыва­ли веревками в позе сна. Однако в древней литературе сказано, что земля покоит умершего, как мать сына, и что в будущем он возродится к новой жизни.' Поэтому можно предположить, что скорченная поза покойника в могиле это поза младенца в утробе матери-земли. А чтобы придать покойнику эту позу, его связыва­ли. Бога смерти Яму называли «связывающим мертвецов» и изображали держащим веревку.

Наряду с захоронениями покойников андроновцы использовали кремацию сожжение трупов, связанное с культом огня. Однако остатки костей, золы и углей в могилах различаются по своему назначению. В ранний период зола и угли это остатки огненных ритуалов сожжения трупа. Зола и кости в позднее времясожженное деревянное перекрытие следы очистительных кост­ров.

Иногда археологи встречают при раскопках остатки парных захоронений мужчин и женщин, лежавших когда-то в объятиях друг друга. Считалось, что женщины были убиты и положены в могилу вместе с мужчинами. Но это не так, из древних текстов стало известно, что женщина, обычно жена, сама выбирала оста­ваться ей жить, или отправляться на тот свет вместе с умершим мужем. Но этот обычай не получил широкого распространения и выполнялся символически жена на миг ложилась рядом с умершим мужем в могилу, а затем выходила оттуда, или же вместо себя бросала в могилу отрезанную косу.

Многочисленные обряды и ритуалы сопровождали и повседнев­ную жизнь андроновцев, наполняя реальный мир их жизни богами, предками, героями.

С жертвоприношения начиналось и строительство дома. В жертву приносили сосуды с молоком, быка или барана. Мясо съедали, молоко выпивали, а горшки и кости закапывали на месте будущего жилища возле очага, под опорным столбом или под порогом. Известны случаи, когда в жертву приносились дети, которых хоронили под полом дома. При возведении крыши верхнюю балку окропляли жертвенной кровью животного и устра­ивали пир. Главный опорный столб символизировал связь людей с небом. Его в праздничные дни украшали цветами, а во время свадеб у столба сидели жених и невеста, а в обычные дни на этом почетном месте восседал старейшина. Особым почтением пользо­вался домашний очаг, считавшийся семейной святыней. Разруше­ние очага было самым страшным поступком. Очагу приносили жертвы, вокруг него обводили пришедшую в дом невесту, обносили перед похоронами умершего. Золу из очага запрещалось выбрасы­вать на ветер, поэтому рядом с жилищем устраивались специаль­ные зольники. Все эти обряды с огнем и золой совершались специально для того, чтобы заслужить у богов здоровье, благополу­чие и богатство для семьи8.

Рисунки на камнях. Религия во многом определила и развитие искусства. Так, каменные фигурки богов делались с большим реализмом и художественным вкусом.

Своеобразны наскальные рисунки эпохи бронзы: на покрытых черной глиняной корочкой гладких поверхностях скал древние люди кусками твердого камня выбивали изображения животных, солнцеликих людей, колесниц, сцены сражений. Это ценнейший источник информации о духовной культуре человека, его мировоз­зрении. Казахстан один из наиболее богатых мест по числу и разнообразию наскальных рисунков петроглифов. Замечатель­ные по своему богатству рисунки Тамгалы, Ешкиольмес, Каратау, Маймака, Тарбагатая, Букентау изучались археологами и стали достоянием мировой культуры.

Люди бронзового века находились на мифологической стадии мышления. Для древних жизнь представляла смену повторяющих­ся циклов природы весеннее равноденствие, пахота, осенний сбор урожая, окот скота, зима и затем вновь весенняя пахота, весенний приход теплого солнца. Чтобы не нарушить гармонию, каждое из таких событий следовало сопровождать жертвоприно­шениями богам, молитвами и особыми обрядами. Последние совершались в специальных святилищах, в укромных местах: в горных ущельях, у священных родников и речек. В эпоху бронзы и позднее такие святилища находились у скал, и рисунки на них отражали представления андроновцев об окружающем мире. Как правило, святилища использовались в течение многих столетий. На скалах выбивали и вырезали рисунки не только люди эпохи неолита и бронзы, но позже вплоть до XIX в. Поэтому в скоплениях рисунков ученые, пользуясь определенными методика­ми, выделяют разные по времени группы или пласты.

Ученые отнесли к периоду бронзы ряд рисунков, сюжетов и композиций. Один из наиболее часто встречаемых образов в наскальном искусстве андроновцев дикий бык тур с гнутыми, вытянутыми вперед рогами, нередко с подчеркнутым горбом у лопаток, с мощным телом и крепкими ногами. Первые изображе­ния их появились еще в эпоху неолита.

Кроме тура встречается изображение домашнего быка. Он изображен в упряжке в сценах пахоты или показан впряженным в повозку. Исходя из того, что андроновцы индоиранцы, можно, опираясь на мифы и религиозную литературу древней Индии и Ирана, расшифровать содержание некоторых петроглифов. В ми­фах о сотворении вселенной говорится, что мир создан из частей первородного быка, принесенного в жертву солнечным богом Митрой. Митра сравнивается и отождествляется с быком. На одном из рисунков в горах Ешкиольмес Митра в виде антропо­морфного существа с головой, окруженной солнечными лучами, показан стоящим на быке. На ряде святилищ древние изобразили сцены поклонения солнцеголовому Митре. В урочище Тамгалы изображен солнцеголовый человек, вокруг которого хоровод из пляшущих человечков, а также одиночные и парные танцоры. Все

вместе они исполняют ритуальный танец. Кстати, сам хороводэто символ солнца, а движение участников имитация вращения светила на небе.

Изображение быка связано с идеей плодородия, могущества и силы.

Излюбленный сюжет в наскальном искусстве двугорбый верблюд бактриан. В эпоху бронзы он изображался в статичной форме и нередко занимал во многих сценах ритуальное место. У древних иранцев он был воплощением бога грома Веретрагны, а у индусов Индры. В «Авесте», священной книге иранцев, воспева­ется мощный грозный Веретрагна, который в образе верблюда «наибольшей силой обладает, наибольшей мощью».

Среди петроглифов эпохи бронзы распространено изображение колесниц. Каратауские наскальные рисунки насчитывают 49 грави­ровок колесниц, есть они в Тамгалы, горах Ешкиольмес. На большинстве из них показаны легкие двухколесные охотничьи и боевые колесницы. Все они изображены в единой манере, как бы в плане, напоминая повозку с разобранными и положенными по сторонам кузовка колесами. Упряжные животные лошади, реже верблюды. С конем и колесницей у иранцев был связан миф о небесной солнечной колеснице. На конных колесницах считали они, разъезжают по небу все высшие боги.

Встречаются среди рисунков сцены пахоты, на которых изобра­жены впряженные в плуг быки, лошади и козлы. За плугом идет человек. Видимо, эти сцены связаны с празднованием Нового года, с весенним солнцестоянием, праздником обновления природы, с плодородием. Важной частью праздника являлось проведение первой борозды. Этот акт должен был гарантировать богатый урожай. Право проведения первой борозды предоставлялось царю, поэтому в «Авесте» говорится о том^ что верховный бог Ахура Мазда вручил первому царю иранцев Йиме «Золотой плуг», чтобы он распахал землю. Представление о золотом плуге и первой борозде характерно для многих народов9. Следует отметить, что отголоски древних представлений, зачастую в измененном виде, сохранились у казахов и других населяющих Казахстан народов.



Случайные файлы

Файл
158535.rtf
77190-1.rtf
42407.rtf
66595.rtf
sv_tat..doc