Архитектурные сооружения Индии. Буддийские реликвии, скальные храмы и монастыри (xistori)

Посмотреть архив целиком

Министерство общего и профессионального образования РФ


Экзаменационный реферат

за курс общей школы

по предмету Мировая Художественная Культура


ученика 11 А” класса средней общеобразовательной школы №535 ЮЗАО МКО


Бурыкина Дмитрия Сергеевича


на Тему Архитектурные сооружения Индии. Буддийские реликвии, скальные храмы и монастыри



учитель: Маринина Елена Анатольевна






















Москва 2002г.

Индия -государство в Южной Азии, в бассейне Индийского океана. Истоки индийской художественной культуры восходят возникшим на берегах рек Инд и Ганг древнейшим цивилизациям, которые послужили основой и для развития культуры. Археологические находки свидетельствуют о наличии в Индии человеческого общества уже в периуд каменного века. В отложениях этой эпохи найдены каменные орудия. Первые датированные остатки бронзовой культуры найденные в далине реки Инд, относятся к началу 3-го тысячалетия до нашей эры. На северо-западе полуострова, там, где сейчас проходит граница между Пакистаном и Индией, и далее на запад, в соседствующих с ними районах Ирана и Афганистана, архиологические раскопки последних десятилетий обнаружили большое количество древних оседло- земледельческих поселений ХХΥIII-ХХХIII веков до н.э., которым наследует удивительно высокая городская культура (ХХV-ХХII вв., в некоторых поселениях ХХ-ХIХ вв., упадок её относится к ХVII-ХVвв. до н.э.). Считается, что древнейшее классовое общество существовало в долине Инда во второй половине третьего тысячелетия до нашей эры- первой половины второго тысячелетия до нашей эры.

По важнейшим местам раскопок, проводившимся в нынешнем Пакистане, индийскую древнейшую цивилизацию обычно называют хараппской культурой. Настоящего древнего имени народа, населявшего эти места, и названия его городов мы не узнаем до тех пор, пока не будут расшифрованы имеющиеся письмена или же пока не будет обнаружено какое-либо сообщение об этом более позднего времени.

Одной из самых ярких в истории древнеиндийской культуры является Хараппская цивилизация. Это высокоразвитая цивилизация складывалась на местной основе. Ее следы обнаружены на огромной территории: более чем на 200 км с севера на юг и 1600 км с запада на восток. Наиболее вероятной датировкой Хараппской цивилизации считается следующая: 2500(2300) – 1800(1700) гг до нашей эры. Археологические раскопки обнаружили крупные города в Мохенджо-Даро и в Хараппе в бассейне реки Инда( ныне территория Пакистана). В 50гг нашего столетия археологами были открыты другие, подобные им однотипные города и более мелкие поселения в районах бассейна Ганга и западного полуострова Катхиавара. Хараппская культура имела могущественное централизованное управление, способное установить на многие века определенный строгий порядок, ввести стандартизацию и типизацию в строительстве, канонизацию в искусстве.

Об уровне развития Хараппской культуры свидетельствует строгая планировка при возведении городов, монументальная архитектура, письменность и т.д. Главные центры строились по заранее разработанному плану: улицы шли параллельно друг другу, ориентированные по сторонам света и пересекались под прямым углом; магистральные улицы были довольно широкими – до 10 метров. Вокруг города возводились стены, здания были высотой в 2-3 этажа, из обожженого кирпича, штукатурились глиной и гипсом. Дома строившиеся в несколько этажей имели деревянный верх и по всей вероятности, на оштукатуренных стенах могли быть несохранившиеся росписи и резные деревянные украшения. По сохранившимся развалинам дворцов, общественных зданий и бассейнов для религиозных омовений видно, что система водотоков была самой совершенной в древности. Почти все крупные города состояли из двух частей: крепостного сооружения, которое возвышалось над городом, и «нижнего города». В «нижнем городе» проживало основное население, а в цитаделях находились, видимо, городские имущие слои.

Уровень устройства большинсктва городских жилых построек был по тому времени довольно высок. Большинство жителей Хараппы было обеспечено благоустроенным жилижем. Почти при каждом доме имелись выложенные из кирпича колодцы, ванная комната, мусоропровод, вентиляционные каналы. Однако сооружения грабниц и дворцов великих повелителей здесь не встречаются. Тем не менее над городом возвышается укрепленная цитадель с крупными общественными жилыми комплексами, в которых размещались представители высшей административной власти. Большие просторные многокомнатные жилые здания для наиболее обеспеченных слоев населения были сосредоточены в центре города: по окраинам теснились более скромные жилища для простых тружеников; совсем крошечные однотипные жилые ячейки; напоминающие рабочие казармы, сконцентрированные в районе производственных сооружений, предназначались, по–видимому , для рабов и слуг. Бросается в глаза такая особенность этих городов, как отсутствие зданий, которые однозначно можно было бы определить как постройки чисто культового назначения – храмы и культовые памятники, - и, с другой стороны, наличие отдельных общественных сооружений, найденных в крепости, заставляют предположить их отнюдь не культовое назначение и использование. Примером могут служить большие зернохранилища в Мохенджо-Даро и в Хараппе, а также весьма впечатляющий док речного порта в Лотхале. Знаменитые купальни внутри цитадели Мохенджо-Даро могли, конечно служить и культовым целям. Однако сами по себе постройки, оборудованные под купальни, могут быть истолкованы и как здания общественного назначения, так как демонстрируют, тот же бытовой гигиенический комфорт, о котором свидетельствуют многие большие дома в жилой части города. Тщательная планировка, тенденция к прямолинейности, размах, широта замысла этих технически совершенных сооружений свидетельствуют о высоком уровне развития строительного искусства. Об этом же говорят, например, строго выдержанные пропорции и размеры кирпичей.

Другой особенностью этих городов, как отсутствие храмов, является отсутствие дворцов или каких- либо других сооружений, которые могли бы служить резиденцией властителя. Создается впечатление, что здесь, в Индии, речь идет о больших поселениях примерно равных в материальном и социальном отношении горожан, которые все вместе представляют собой господствующий слой, в то время как подчиненный им трудовой народ -–массы крестьян-земледельцев – проживает вне города в бедных, непрочных жилищах, а какой-то другой подвластный горожанам слой населения, возможно рабы, выполняет в самом городе всю необходимую черную работу.


Самые драгоценные образцы художественного творчества, дошедшие до нас от эпохи Хараппы, - это тысячи печатей квадратной формы с короткой ручкой на оборотной стороне. Обычная величина такой печати – около двух с половиной сантиметров, материал, как правило, - стеатит (камень). Впечатляющим мастерством исполнения выделяются образцы бронзового литья, ювелирного и прикладного искусства Мохенджо-Даро и Хараппы. Многочисленные печати из Мохенджо-Даро и изображения на них исполнены искусной резьбой, очень напоминает шумирийского легендарного героя Гильгамеша, сражающегося со зверями. Изображения животных выполнены тонко и с большой наблюдательностью: горный козел с длинными рогами, тяжело выступающий слон, величественный священный бык и другие. В отличие от животных фигуры людей на печатях строго условны. Так, на одной из печатей размещено трехликое божество. Голова его увенчана круто загнутыми кверху рогами. Вокруг него олень, носорог, буйвол, слон и другие священные животные. Сохранился пример ваяния – мужской торс (3 тыс. до нашей эры), в котором передана так называемая «прана», внутреннее напряжение, единство силы и полноты дыхания.

Необходимо принять во внимание, что даже самый большой город этой эпохи, Мохенджо-Даро не раскопан до основания и нижние слои его так и остались недоступными для иссследования.

После расцвета наступил упадок культуры. Жители Хараппы погибли в середине 2 тыс. до нашей эры в результате вторжения в долину Инда ариев, стоявших на более низкой ступени развития.

Цветущие города погибли вскоре после прихода сюда новых кочевых племен смешавшимся с коренным населением страны. Племенная знать называла себя «ариями» - благородными, откуда и произошло наименование племен.

Древнейшие произведения устной литературы - «Веды» - содержат интересные сведения о жизне и быте их создателей, об общественном строе и ремеслах древних ариев. В это время уже оформилось деление общества на четыре сословно-кастовые группы (варны): жрецов-брахманов, воинов-кшатриевЭ земледельцев, ремесленников и торговцев – вайшиев, а также низшую варну – шудр (слуги, подметальщики улиц, сжигатели трупов), которая была бесправной и наряду с рабами подчинялась первым трем.

Хотя от этого периода до нас почти не дошло памятников материальной культуры, мы знаем, в частности из вед, что в северной Индии велось интенсивное строительство. В ведах повествуется о городах с высокими оборонительными стенами, дворцах из дерева, украшенных резьбой и колоннами , о многоэтажных зданиях.

Памятники древнеиндийской архитектуры ранней эпохи не дошли до нас. Это объясняется рядом причин, и прежде всего тем, что деревянная архитектура не сохранилась, а также дальнейшими переселениями ариев в иные области страны.

О планировке поселений начала нашей эры можно судить по образцам, воспроизведенным в своде архитектурных правил «Манасара», входящим в состав санскритских религиозно-канонических книг «Шильпа-шастра», которые служили руководством для индийских ремесленников, художников и архитекторов. В трактате «Манасара» даются разработанные правила строительства городов и деревень, строго определяются детали, пропорции зданий, их украшения и расцветка.

В трактате «Манасара» описывается восемь типов планов поселений («дандака», «падмака» и другие). План «Нандиаварта» свидетельствует о четком расселении по кастам. Это – прямоугольник, вытянутый с востока на запад. Продольные улицы пересекаются поперечной осевой магистралью. Четверо ворот в середине каждой стороны ограды деревни расположены по сторонам света. К этому времени относится и возникновение надвратных башен - «гопурам» («коровьих ворот»), получивших в дальнейшем широкое распространение.

Вдоль ограды поселения совершала дозорный обход сельская стража. Ввпоследствии он лег в основу ритуального шествия в буддийских культовых сооружениях.

В центре селения на пересечении главных улиц находилось место для собраний совета старейшин, проходивших обычно под развесистой смоковницей – баньяном. Здесь или у западных ворот возводился главный храм. В центральных кварталах жили купцы, далее – ремесленники, около ворот размещались базары.

Планировка городов и селений осуществлялась по древним правилам «Шильпа-шастра» в течение многих столетий. Одним из последних был спланирован по этим правилам город Джайпур, основанный в 1728 году.

В древнем эпосе встречаются описания городов долины Ганга и сведения о художественных ремеслах в период образования в Индии могущественных рабовладельческих государств. Города сильно укреплялись, но материалом для зданий и крепостных стен попрежнему служило в основном дерево. Такими были столицы местных государств – Айодхья ( современный Аудх), где, по преданию, правил Рама, Идрапрастха (Дели), Каши (Бенарис), Паталипутра (Патна) и другие.

Архитектура и искусство древней Индии достигли подъёма к середине I тысячелетия до нашей эры, когда в нижнем течении Ганга образовалось мощное рабовладельческое государство Магадха. Под покровительством правителей этой державы процветают земледелие, ремесло и торговля, науки и искусства.



ИСКУССТВО ПЕРИОДА БУДДИЗМА



В 326 году до нашей эры в северо-западную Индию – Пенджаб вторглись греческие войска под предводительством Александра Македонского. Но владычество их было недолгим, восстание индийцев возглавил Чандрагупта, который, захватив власть, основал новую могущественную династию Маурья (322-185 гг. до н.э.). При правителях этой династии, завладевшей обширными землями, происходит интенсивная застройка столицы государства – Паталипутры. Судя по описанию, город Паталипутра, занимавший площадь в два квадратных километра, был обнесен укрепленной, массивной деревянной оградой и окружен широким рвом, наполненным водой. Его охраняли семьдесят дозорных башен, а войти в него можно было через одни из шестидесятичетырех ворот.. Дворец властителя был также построен из дерева. Архиологические раскопки, к сожалению, дают слишком мало, однако подтверждают, что в качестве строительного материала в Паталипутре, действительно использовалось дерево (найдены были только остатки укрепленной стены).

Особое развитие получило строительство при выдающимся правителе этой династии – Ашоке, внуке Чандрагупты (III век до нашей эры). Источники рассказывают, что его дворец стоял на высоком стилобате и имел три зала, расположенных один над другим. Главный из них был украшен каменными колоннами. Обвитыми золотыми виноградными лозами и фигурками птичек из серебра.

В эпоху правления Маурьев, впервые в Индии был использован камень и в строительстве и для создания больших скульптур. Так, например, в Кумрахане когда-то часть города Паталипутры) раскопки обнаружили остатки дворцовой колоннады. Колонны сделаны из полированного гранита. Это большое сооружение – зал со ста колоннами - напоминает зал дворца царя Дария из династии Ахеменидов в Персеполе. Создается впечатление, что властители династии Маурьев сознательно перенимали у Ахеменидов определенную символику величия царской власти, нашедшую своё отражение в искусстве.

Техника обработки камня, замечательная полировка, сохранившаяся до наших дней, характерна также и для знаменитых каменных колонн, из которых высечены эдикты Ашоки. Следы такой полировки можно распознать, и на стенах искусственных пещер, вырубленных в скалах в Гайе, наиболее древние из которых относятся ко времени правления Маурьев.

Процветающие города эпохи Маурьев (4-2 вв. до нашей эры) оставили великолепные образцы культовой архитектуры. Среди них ступы, скальные храмы и «стамбха»- мемориальные столбы.Ступы являлись вместилищем





картинка







буддийских реликвий. Были случаи, когда они посвящались отдельному лицу из правителей и жрецов. Их происхождение ведет от погребальных холмов. Чаще всего это сооружение из монолитной массы наподобие полусферы на террасе. На вершине ступы размещался реликварий, предназначенный для хранения буддийских реликвий, оно воздвигалось в честь самого Будды, а иногда лица или событий, чтимых буддистами. Реликвариум обносился вокруг оградой с четырьмя воротами «торана»,ориентированный по сторонам света. Внутри ограды проходила дорожка (называемая прадакшинапатха), по которой совершалась церемония обхода ступа. На воротах обычно сосредотачивались рельефы, изображающие отдельные эпизоды из легендарной жизни Будды. Ступа мог быть любых размеров. Маленькая ступа, чаще цилиндрической формы, ставились внутри храмов – чайтья.Из 84000 ступа, сооруженной лишь Ашокой, уцелели немногие. Наиболее известные из низ ступа в Бхархуте, сохранившийся лишь в фрагментах(2-ой век до нашей эры), в Санчи(2-ой век до н.в.) и в Амаравати (2-ой век до н.э.). Традиции первой ступы в Пиправе продолжили сотни памятников этого типа. Отметим ступу в Санчи (1 век до нашей эры) . Это круглое в плане сооружение, выложенное снаружи красным песчаником. Высота ступы вместе с увенчивающим ее стержнем – 23,6 м, диаметр основания – 36,6 м. Четыре торана, объединивших архитектурно-скульптурные элементы, - это воспроизведение деревянных ворот. Однако форма торанов растворена обильной пластикой, декорирующей памятник. Каменная конструкция тяжела, но смотрится как торжественный портал. Рельеф передает массивность группы слонов и дриадой. Среди круглых скульптур, меньших по размерам, угадываются крылатые животные, всадники, духи природы. По своему содержанию это целое сказание об индийской жизни того времени, причем буддийские сюжеты здесь богато расцвечены фольклором, иллюстрированы множеством бытовых сцен. На одной из них изображена осада города, стены которого окружены кольцом пеших воинов и лучников, восседающих на колесницах. По этим рельефам можно получить полное представление об архитектуре древнего укрепления, изучить вооружение того времени. Боковые кронштейны ворот выполнены в виде фигур якшини, качающихся на ветвях. Весь облик этих здоровых, грациозных и сильных девушек, словно напоенных соками земли, воплощает изобилие силы природы. На волютах архитравов разместились крылатые львы. «Колесо закона» Будды, естественно, в центре композиции. Нашлось место и Леахамайе – матери Будды, сидящей на слонах.

Помимо ступ, в древнеиндийской культовой архитектуре были распространены пещерные сооружения. По преданию, Будда призывал учеников удалиться от суетного мира. После смерти великого учителя его последователи стали основывать монастыри в горных местностях, вырубая в толще скал пещеры. Одни из этих пещер были храмами – чайтья, другие – монастырскими кельями – вихара. В пещерных храмах во многом воспроизводились формы наземной деревянной архитектуры. Например, сохранившиеся под сводами чайтьи каменные ребра – это стволы, первоначально образующие короб, на который накладывались ветви финиковых пальм.

Первые храмы и монастыри были созданы при Ашоке в холмах Барабара и Нагарджуни. И хотя эти пещеры еще не велики и просты по отделке, они положили начало развитию монолитной скальной архитектуры. Снаружи пещерные храмы выглядели скромно. Голая скала на каменистой местности, маленькая прорезь с аркой в виде подковы ведет внутрь – такова пещера в Барбаре недалеко от Гайи. Внутри прямоугольный зал, в конце его – помещение с закругленными стенами и выступающими карнизами.

Другим примером может служить известная своими украшениями над входом пещера Ломас Риши. Она была местом пребывания и отправления культа сектов аджвиков. Пещерные монастыри, расположенные вблизи Бхуванешвара в Ориссе, служившие жилищем для джайнских монахов, также относятся к наиболее древним.

Основное место расположения скальных храмов, точнее, чайтий и вихар – Западная Индия, где они вырубались в склонах Западных Гат для буддийских монахов.

Проще всего объяснить поразительный консерватизм архитектурного оформления тем, что возникающую потребность в храмовом строительстве удовлетворяли строители, привыкшие работать с деревом.

Архитектура чайтья существовала примерно с II века до нашей эры до VIII века нашей эры.

До строительства чайтьи религиозные обряды проводились на открытом, иногда лишь огороженном пространстве.

Буддийская чайтья – это храм-молельня, в которой молящиеся совершают обряд поклонения ступа.













Форма чайтья, по всей вероятности, была заимствована из гражданского зодчества, в котором большое распространение получили подобные здания, перекрытые деревянным сводом. В более крупныз зданиях, когда возникала трудность в перекрытии большого пролета, внутри ставились столбы, на которые укладывались деревянные сводчатые перекрытия. Центральная часть, таким образом, могла быть приподнята, чтобы создать дополнительную возможность освещения при помощи верхних боковых световых проемов. О внешнем облике здания типа чайтья дает представление высеченная из монолита скалы так называемая ратха Бхима в Махабалипураме. Продолговатый зал разделенный внутри колоннами на три части, был, как правило закруглен в торце апсидой, в которой ставилась ступа. Перед чайтья обычно размещались открытый вестибюль и внутренний дворик. Перед входом для торжественности нередко ставились колонны со скульптурным завершением. Чайтья сооружалась из кирпича, и других, часто недолговечных строительных матариалов и, как правило, не сохранились, за исключением тех,которые были высечены в скалах Аджанты, Бхадже, Насике, Карли и некоторых других местах.

Классическим памятником этого типа признается высеченная в скале чайтья в Карли (1 век до нашей эры). Храм в Карли вырублен в скале на глубину 40 м и превосходит другие храмы размерами и великолепием отделки. Внутри чайтья, как и другие храмы, делится двумя рядами колонн на три продольных нефа – центральный, более широкий, а по бокам – более узкие. Колонны утяжелены сложной скульптурной группой из лошадей и слонов с всадниками и упираются в потолок, на котором в подрожание деревянному своду высечены стропила. Каждая колонна установлена на квадратном ступенчатом цоколе, затем идет луковицеобразное основание, высеченное в форме большого горшка, имеющего дно и стенки. Подобное основание тоже восходит к деревянному зодчеству, так как для защиты от муравьев-древоедов и других насекомых восьмиугольные деревянные колонны и несущие столбы устанавливались в специальный глиняный сосуд с водой. В полуциркульном завершении среднего нефа помещается монолитная каменная ступа. В интерьере заметны следы росписей и позолоты, - роскоши и великолепия, которыми окружали себя монахи в то время. Храм в Карли отличается большими размерами по сравнению с предыдущими храмами, дает впечатление простоты и значительности. Размеры этой чайтьи, самой крупной в Индии, 37,8 м длины и 13,7 м высоты. Портик храма частичьно разрушен, но сохранившиеся детали позволяют предположить, что он был шире , чем сам храм. Портик состоял из мощных восьмигранных столбов, поддерживающих верхнюю часть. Она в свою очередь, имела коллонаду из четырех колонн с пилястрами. Сквозь малую коллонаду и через солнечное окно внутрь храма проникал дневной свет. Несмотря на зной снаружи, внутри всегда веяло прохладой. Прямоугольный зал ведет к «чреву» «мировой горы». В полумраке сбоку и сверху из-за величественных колонн выступают статуи людей, якшей, богов, коней, слонов. Стены тщательно отполированны. Стрельчатые ребра молельни, имитирующие деревянные стропила, создают движение всего объема вверх. Холл молельни заканчивается полукруглой камерой с главным святилищем. Коридор для ритуального обхода опоясывает пространство храма.

Чайтья подземного храма в Карли тщательно отделана снаружи, по фасаду у нее широкий центральный и два боковых входа, украшенные небольшими франтонами и рельефными фризами под ними, изображающими влюбленных. Благодаря такому оформлению, ступенчатому входу, портику, коллонадам и т. д., чайтья постепенно приобрела черты надземного храма.






























































Скальные храмы радуют глаз в регионе современного Бомбея, в западных горных районах Гхат. Пещерные храмы имели деревянную архитектуру со всем богатством деталей. Замысел пещерного храма, высеченного в глубине скалы, отразил представления древних индийцев о слиянии святилища с природой.

Храмы создавались на склонах гор, на отвестных скалах из плотного однородного гранита. Большая часть такого склона после обработки выглядела совершенно вертикальной. Внизу расчищалась площадка, имевшая очертания основания фасада. Затем вынималась основная масса породы. Таким образом, строители не нуждались в строительных лесах, поскольку до тех пор, пока не заложен свод работа не продвигалась. Процесс создания храма совершался руками одних и тех же мастеров. Нет сведений о разделении труда архитектора и скульптора. Авторов- архитекторов можно считать скульпторами и строителями резчиками.

Вестибюль перед входом выделяется своим богатым декором. Весь внутренний фасад украшен деревянными решетками с резьбой. На боковых стенах вестибюля множество рельефных декоративных арочек. Это был распространенный прием украшения плоскостей стен храмов. Стена с входами, идущими внутрь храма, декорирована рельефами. Среди них выделяются две обнаженные фигуры,изображающие покровителей храма.

Главный зал производит таинственное и величественное впечатление. Вглубь идет могучая колоннада. В колоннах повторяется выразительная декоративная деталь – скульптурная капитель.Скульптурная группа каждой капители состоит из коленопреклоненных слонов. На них находятся мужская и женская фигуры. Большое значение в архитектурном решении объема внутреннего зала имеет эффект освещения. Он являет собой решетчатый фильтр, дающий мерцающий и таинственный свет.

.



Статуя Будды из Сарнатха. V в.




















Буддизм – древнейшая из мировых религий, получившая название от имени, а точнее от почетного титула, ее основателя Будды, что означает «Просветленный». Будда жил в Индии в V-IV вв. до н.э. За два с половиной тысячелетия своего существования буддизм создал и развил не только религиозные представления, культ, философию, но и культуру, литературу, искусство, систему образования – иными словами целую цевилизацию.

Сами буддисты ведут отсчет времени существования своей религии от кончины Будды, однако среди них нет единого мнения о годах его жизни. Согласно традиции считается , что Будда жил с 624 по 544г. до н.э.

Более 25 веков назад в одном из маленьких государств на северо-востоке Индии у царя Шуддходаны и его жены Майи после долгого ожидания родился сын Сиддхартха. Его родовое имя было Гаутама. Принц жил в роскоши, не ведая забот, со временем завел семью и, наверное, сменил бы на троне своего отца, если бы судьба не распорядилась иначе.

Узнав о том, что на свете существуют болезни, старость и смерть, принц решил избавить людей от страданий и отправился на поиски рецепта всеобщего счастья. Непростым оказался этот путь, но зато он увенчался успехом. В местности ГАЯ он достиг Просветления, и ему открылся путь спасения человечества. Случилось это, когда Синддхартхе было 35 лет. В городе Бенаресе он прочел свою первую проповедь и, как говорят буддисты, «повернул колесо Дхармы». Он странствовал с проповедями по городам и селам, у него появились ученики и последователи, собиравшиеся послушать наставления Учителя, которого они и стали называть Буддой.

В возрасте 80 лет Будда скончался. Но ученики и после смерти Учителя продолжили проповедовать его учение по всей Индии. Они создавали монашеские общины, где это учение сохранялось и развивалось.

Мифологическое жизнеописание гораздо сложнее. Согласно легендам, будующий Будда перерождался в общей сложности 550 раз (83 - раза был святым, 58 - царем, 24- монахом, 18- обезьяной, 13- торговцем, 12- курицей, 8- гусем, 6- слоном; кроме того, рыбой, крысой, плотником, кузнецом, лягушкой, зайцем и т. п. Рождение Будды в семье кшатрия было его последним рождением.

Незадолго до смерти Будда сообщил своему любимому ученику Ананде, что мог бы продлить свою жизнь на целый век, и потом Ананда долго сожалел, что не догадался попросить его об этом. Умер Будда в местечке Кушинагара, и его тело было по обычаю кремировано, а прах разделен между восемью последователями, шесть из которых представляли разные общины. Его прах захоронили в восьми разных местах, и впоследствии над этими захоронениями были воздвигнуты мемориальные надгробия – ступы. Согласно легенде, один из учеников вытащил из погребального костра зуб Будды, который стал главной реликвией буддистов. Ныне он находится в храме в городе Канди на острове Шри-Ланка. Две другие реликвии Будды – это локон и кость.

Зуб Будды – главная реликвия буддизмма, известная во всех странах буддийского мира. Его история таинственна и богата невероятными приключениями, как, впрочем, и история любой другой значительной реликвии.

Как гласит легенда, в момент кремации земного тела Будды один из его учеников выхватил из погребального костра зуб. В течение восьми веков он хранился в Индии; за тем, когда между отдельными княжествами начались феодальные войны, зуб в целях безопасности был переправлен на Шри-Ланку. Считается, что туда его привезла, спрятав в свои прически, принцесса Хемалатха. Один из местных правителей построил в честь Зуба Будды храм и установил ежегодный праздник. Он длился две недели, сопровождался шествием слонов (один из которых вез на спине ларец с реликвией), музыкантов и танцоров, а также специальными службами в храме. Судя по описания путешественников, наблюдавших этот праздник в седьмом и девятнадцатых веках, порядок его проведения за несколько столетий почти не изменился.

В 1560 во время войны которую вели сингалы (коренное население Шри-Ланки) с португальскими войсками, Зуб Будды был захвачен португальцами и понастоянию главы католической миссии истолчен в порошек и сожжен. Так, во всяком случае, утверждают португальские исторические хроники. В сингальских хрониках, наоборот, сказано, что ничего подобного с Зуббом Будды не случалось и случиться не могло. Он был спрятан, а португальцы захватили и сожгли какую-то фальшивку. Зуб уцелел и после окончания войны вернулся в свой храм, где храниться и по сей день. Праздник в честь Зуба Будды и сейчас отмечается в горде Канди, привлекая большое количество людей.

Существует набор из восьми предметов, который ставится на алтаре в буддийском храме, но может стоять в доме и даже в юрте, где живет семья, исповедующая буддизм. Эти предметы называются «восемь драгоценностей», «восемь эмблем славы», «восемь знаков счастья», «восемь благоприятных символов», «восемь жертв».

  • Зонт, защищающий от злых помыслов, - атрибут царской власти.

  • Две рыбы, символизирующие единство и духовное освобождение: «как вода позволяет рыбе плыть свободно, так и буддийская вера освобождает душу».

  • Ваза, наполненная напитком бессмертия,- сокровищнница благих помыслов.

  • Лотос – символ чистоты и залог спасения.

  • Раковина, закрученная вправо, - символ блаженства. Используется в богослужениях в качестве трубы или сосуда для пожертвований и символизирует «произнесенное слово».

  • Узел – символ бесконечного цикла перерождений, а также благополучия, единства всех вещей и переменчивого характера времени.

  • Штандарт – символ горы Меру, центра буддийской вселенной; символизирует также победу над невежеством и смертью.

  • Колесо учения – колесо с восьмью спицами, символ восьмеричного пути к совершенству.

  • Священный буддийский символ ваджра.


По мере того как буддизм все больше становился на службу интересам господствующих классов , в целях усиления его идеологического воздействия на народные массы все шире привлекались вместе с архитектурой средства изобразительного искусства. В ранний период распространения буддизма, когда образ Будды сохранял свой человеческий облик учителя и проповедника, изобразительное искусство ограничивалось сюжетами из легендарной жизни Будды и оставалось, как прежде, непосредственным, жизненным и правдивым. В раннем буддийском искусстве изображения самого Будды не встречаются; они заменялись изображениями предметов, связанных с событиями его жизни, как, например: дерева пипал под которым якобы произошло просветление Будды и которое с тех пор стало священным; символического колеса – обозначения закона вращения мировых судеб человечества ( Будда якобы привел это колесо в движение ); лотоса, считавшегося священным цветком у индийцев с незапамятных времен. В изображении лотоса скорее можно усмотреть образ солнца, которому поклонялись в древности.

В I веке нашей эры в Гандхаре появляются антропоморфные изображения Будды. Прототипами фигур стоящего Будды послужили греко-римские скульптуры. Поза сидящего Будды была местной.

«Великий учитель» часто изображался со скрещенными ногами и руками, поднятыми для благословления или поучения. Разрабатывалась сложная символика положения рук и пальцев, так называемые «мудра», где каждый жест имеет определенное значение. Ранние скульптуры Гандхары характеризуются некоторой неподвижностью, тело совершенно скрыто тяжелыми складками плотной ткани, а лицо порой подобно маске. Но со временем изображения Будды приобретают утонченность и изящество, они воплощают идеализированный образ прекрасного, гармоничного человека, напоминающего античного Апполона.

Прекрасным образцом гандхарской скульптуры является голова Будды (IV-Vвв.). Лицо его одушевлено выражением глубокой и ясной мысли, передающий буддийский идеал внутренней гармонии.

Позднее образ Будды отходит от ганхарского типа и становится все более идеализированным и отвлеченным. Это относится прежде всего к изображению самого Будды, окружавшие же его сцены на рельефах, созданные народными мастерами, по- прежнему очень жизненны и выразительны.

Параллельно в скульптуре Индии уже в первые века нашей эры складываются определенные каноны, которые постепенно ощущаются все сильнее. Это особенно заметно в изображениях Будды (например, длинные уши – одно из 32 качеств, присущих ему). Но, несмотря на ограниченные рамки канонов, мастера стремились подойти творчески, индивидуально к изображаемому.

Ранние дошедшие до нас памятники пластического искусства, которые исследователи относят к периоду расцвета Маурийского государства, представляют собой отдельно стоящие, мемориальные колонны, завершенные скульптурой ( В.А. Смит – известный специалист по индийскому искусству, насчитывает столбов Ашоки по различным упоминаниям 36), круглые статуи, выполненные из камня (серого песчанника из Чунара ),отличающиеся зеркальным блеском полированной поверхности, и терракотовые статуэтки.

Между прочим, та же техника блестящей полировки характерна и для стен пещерных сооружений III в.до нащей эры, в дальнейшем она уже не встречается.

К официальному направлению в искусстве Маурьев, явно несущему следы внешнего влияния и символизма, относится наиболее ранний из уцелевших памятников (после Хараппы), так называемая львиная капитель колонны Ашоки из Сарнатха. Капитель представляет эмблему власти и достаточна выразительна в этом отношении (она стала национальной эмблемой современной Индии ). Стилизованные фигуры четырех львов, стоящих как бы на страже власти, обращенные своим грозным взглядом по странам света, несут на своих спинах колесо, символизирующее закон движения вселенной. Под фигурами львов расположены рельефы, изображающие животных в стремительном беге друг за другом, и чередующиеся с ними как бы вращающиеся колеса. Считают, что эта компазиция символически выражает круговой замкнутый цикл превратных


Львиная капитель колонны

(стамбхи)

Ашоки из Сарнатха

III век до н.в.














человеческих судеб. Было ли действительно такое намерение у мастеров или заказчика – сказать трудно. Но нельзя согласится с тем, что опорой для фигур служат якобы формы излюбленного в индийском искусстве лотоса, обращенного лепестками вниз. Врят ли индийские художники могли допустить композицию, в которой этот нежный цветок, символизирующий основу жизни, находился бы под ногами мощных львов. Скорее всего это форма не цветка, а колокола, как в некоторых ахеменидских капителиях.

Имеется другой пример колонны Ашоки в Рампурве, завершённой фигурой быка, стоящего на форме, похожей также на опрокинутый вниз колокол. Если в самой идее колонны, несущей фигуры животных, и в технике исполнения можно усмотреть влияние чужеземного искусства, то по реалистической трактовке фигур и по тщательности деталировке в исполнении эти примеры пластического искусства, скорее, приближаются к искусству Хараппы.

Именно в этот период правления Ашоки, судя по уцелевшим памятникам, началось массовое строительство сооружений буддийского культа: ступа, монастырей (называвшихся сангхарама, или вихара ) – новый тип сооружений, появившийся вместе с возникновением сангха и представлявший собой комплекс жилых и хозяйственных, а позднее культовых зданий, чаще всего предназначенный для монахов, уединенный от населенных мест или изолированный от окружающего высокими крепостными стенами.

Такие сооружения буддийского культа, как ступа и чайтья, возникли

в Индии с тех пор, как личность Будды стала обожествляться и появился предмет особого поклонения. Ступа ведет свое происхождение от могильных холмов.

Другим видом буддийской архитектуры были стамбхи – каменные мемориальные колонны, которые возводились при Ашоке на местах, отмеченных какими-либо значительными событиями в истории буддизма. Уцелело лишь десять столбов, некоторые из них частично разрушены. Отдельные стамбхи достигают 15 м высоты и свыше 50 тонн веса. На стволе обычно высекались тексты царских указов, пропагандирующих религиозно-этические принципы буддизма, а капители были украшены скульптурными символами в виде цветка лотоса, фигур животных и т. д

К ранним произведениям пластического искусства, связанного с Буддизмом, относятся рельефы на оградах и воротах ступа в Бхархуте ( II в. до н.э. ), Санчи(I в. до н.э. ) и на многочисленных сооружениях пещерного зодчества в Бхадже, Насике, Карли и др. В этих памятниках, не утративших связей с народным искусством резьбы по дереву и по слоновой кости, особенно ярко проявляются черты самобытности индийского искусства. Более плоские ( по сравнению с рельефами Санчи ) рельефы Бхархута отличаются той же силой обобщения образа и монументальностью форм, которые характерны для статуй маурийского периода. В изображениях на сюжеты из легендарной жизни Будды, наряду с жанровыми бытовыми сценами, встречаются знакомые нам мифологические фигуры якшей и якшинь. Фигуры и предметы показаны как бы с птичьего полета.

Ограда и ворота ступа в Бхархуте и Санчи были первоначально деревянные; когда они пришли в ветхость, их заменили каменными, повторяющими прежние формы деревянных конструкций. Приходится удивляться прочности и устойчивости каменных ворот, простоявших, например в Санчи, в целости и сохранности около двух тысячелетий. Ворота в Санчи создавались в разное время. Лучшими из них считаются северные ворота, выполненные, повидимому под руководством одного мастера, в то время как в других воротах принимали участие несколько ремесленных корпораций ( известно, например, что среди них были и резчики по слоновой кости) – отсюда отсутствие цельности в общей композиции и разнохарактерность менеры исполнения рельефов.





Фрагмент северных

Ворот ступа № 1

В Санчи. I в. до н.э.














Рельефы в Санчи значительно отличаются от Бхархутских. Они показывают дальнейшее совершенствование техники резьбы по камню – рельефы в Санчи более пластичныеи выпуклые, переходящие иной раз в круглую скульптуру (например фигуры якшей и слонов на воротах). Измельченность форм, тонкость и изящество деталировки развились скорее всего под влиянием искусства резьбы по слоновой кости. В тематику рельефов принесены новые сюжеты, отражавшие происходившие события: сцены сражений и битв, осада города. То там, то здесь в рельефах сцены из легендарной жизни Будды раскрывают нам жизнь древнеиндийского общества, окружающий его буйный растительный и животный мир джунглей. Жизненно правдивые образы переплетаются с вымышленными.

Связанная непрочными узами, разобщенная на племена и касты, империя Ашоки распалась вскоре после его смерти на более мелкие, враждовавшие между собой государства. На юге Индии с I в. до н.э. по III в.н.э. доминировала империя Андхра со столицей Амаравати. Границы империи в период ее расцвета простирались от Бенгальского залива на востоке до Аравийского моря на западе, а с севера на юг – от реки Годавари до реки Кришна.

В памятниках искусства, созданных после распада Ашоки, постепенно исчезают следы персидского влияния, а вместе с тем проникают в первых веках до н.э. влияния грекобактрийского и позднеримского искусства.

Наблюдавшийся уже в рельефах Санчи отход от крупных лапидарных форм, появление некоторой измельченности и изысканности в полной мере дают себе знать в более позднем искусстве Амаравати, представленном в отдельных фрагментах рельефов ограды и ворот ступа. Уже сам материал – мрамор, избранный для облицовки ступа вместо камня, придает этому сооружению рафинированный характер. Удлинённость пропорций тела и конечностей делают фигуры особенно невесомыми и подвижными.



*


С образованием в северных и центральных районах Индии мощного государства Гуптов ( IV – VI вв.) искусство Индии рабовладельческой эпохи вступило в пору последнего расцвета. Длительный период относительного мира, наступивший тогда в Индии, привел к развитию городов и расцвету придворной культуры. В правлении Гуптов были достигнуты такие успехи в архитектуре, пластике и живописи, что этот период обычно называют классическим периодом индийского искуства. Развернулось строительство дворцов, монастырей, храмов. Среди сохранившихся памятников – ранние наземные храмы, трактованные как божья обитель, в Санчи (храм V в.) и других местах. Ядро этих храмов, сложенных из тесаного камня, составляет кубическое святилище с внутренним помещением для божества и входным портиком. Каноническую завершенную форму получает в это время изображение Будды (статуи Будды из Сарнатха, песчаник; из Султанганджа, бронза; обе-5 в.) Фигура Будды школы Матхуры, начало которой относится к кушанскому периоду, с грубым и широким крестьянским лицом, теперь, в период правления Гуптов, изменяется и приобретает отпечаток несколько отрешенный придворной утонченности.

Культурное наследие эпохи Гуптов получило развитие в раннесредневековых феодальных государствах Декана (Чалукьев, 6-12 века; Раштракутов, 8-10 века), юга (Паллавов, расцвет в 7в., существовало по 9 век.) и севера Индии (Харши, 7век.). Еще продолжали строиться ступы, скальные храмы и монастыри, хотя под влиянием господственных идей индуизма традиционные формы этих сооружений наполнялись новым содержанием. Отживал тип чайтья, а вихара из монастырского общежития превращалось, по существу, в храм. Около 6 века появились скальные брахманские и джайнские храмы, не отличавшиеся по своим формам от буддийских.

Наиболее значительное скальные сооружения этого периода находятся в Аджанте и Эллоре. Аджанта прославилась главным образом стенными росписями буддийских монастырей (2 век до нашей эры -7 век нашей эры). Написанные на сюжеты буддийских преданий, они представляют, по существу, широкую картину общественной жизни Индии, создавая вместе с архитектурой и скульптурой праздничный декоративный ансамбль. Содержание росписей – эпизоды из жизни Будды и их джатак, то есть из истории о прежних существованиях Учителя. Часто они трактованы как сцены придворной жизни: принцы проводят время в роскошных аппартаментах, нежно обнимая своих жен, окруженные прислужниками, или же принимают гостей, выезжают на войну или на охоту. Таким образом, здесь можно увитеть не только внутренние помещения дворца, но и сады и улицы города. Домашняя утварь, повозки на улицах, любопытные зрители, стоящие на балконах и у открытых окон, - все это изображено в росписях Аджанты. Они позволяют легко реконструировать городскую архитектуру, в большинстве случаев деревянную – ворота и дворцы, дома богатых горожан, - все то, что безвозвратно утеряно и от чего не осталось никаких вещественных образцов.

Храмовые комплексы Эллоры (созданные между 6-10 вв.) известны своей скульптурой, вообще занявшей с периода раннего средневековья господствующее место в убранстве храмов. На их стенах развернуты барельефные компазиции с изображениями буддийских и брахманских богов и мифологических героев. Сравнительно с каноническими фигурами Будды, для которых стали характерны застылость и сухость форм, изображения брахманских богов – пластически сочные, исполненные напряженной динамики. Величием образов и компазиционной смелостью отличаются рельефы и гигантский бюст трехликого Шивы Махадео в скальном храме на острове Элефанта (8век).

Архитектура периода Гуптов имеет большое значение для всего дальнейшего развития индийской архитектуры. Наряду с продолжением и развитием существовавших в ранне-буддийские времена архитектурных типов, таких, как ступа и скальные храмы, в тот период происходит быстрая эволюция наземного индуисского храма. Однако полное развитие они получили только теперь, в период Гуптов и их преемников.

Первоначально это был храм кубической формы с плоским покрытием, к которому в последствии добавляется башенная надстройка. Форма целлы индуисстского храма восходит к раннебуддийским сооружениям, прямоугольным в плане, расширенным за счет примыкающей к целле мандапы (залы для собраний), а также других сооружений – выступающего портика ардхамандапы и антаралы (промежуточного помещения).

Два наиболее древних храма-башни периода Гуптов – это храм Дашаватары и большой кирпичный храм-башня в Бхитаргаоне.

Храм в Деогархе, сложенный из искустно вытесанных каменных плит, стоит на квадратной платформе, к которой со всех сторон ведут небольшие лестницы. В центральную часть его, занимаеую целлой, можно попасть только с одной стороны, на других трех сторонах вместо ворот с фигурными украшениями помещаются на том же уровне на наружней стене глубокие ниши (ложные входы). В них находятся три великолепных рельефа, изображающих сцены из жизни Вишну. Первоначально в храме Деогарха с четырех сторон находились еще и вестибюли с четырьмя колоннами, которые соответствовали нынешним лестницам, ведущим к террасе, и превращали план храма-башни в крестообразный. Сама башня сохранилась лишь частично. Отдельные горизонтальные ступени сужались, переходя в слегка закругленную башенную часть, причем вертикали преобладали над горизонталями. Создавая общее направление ввысь. Высота башни, очевидно, первоначально достигала 13 метров. Храм-башня в Деогархе был построен около 500 года н.э.

Примерно тоже самое можно сказать и о храме-башне в Бхитаргаоне. Он сложен из кирпича и сохранился хуже. Самый древний сохранившийся буддийский храм-башня – это знаменитый храм в Бодх-Гае, сооруженный в 526 году. Здесь на террасе возвышается башня высотой в 51 метр в форме сужающейся кверху пирамиды. Этот храм, построенный на месте просветления Будды, - одна из величайших святынь буддизма.



*


После эпохи Гуптов в VI веке начинается новая фаза в развитии индий ской культуры. Произведения крупных масштабов, целые города памятники отличают эту эпоху: постройки со скульптурными украшениями в Махабалипураме, пещерные монастыри в Эллоре и на острове Элефанта, храмовые города Бхуванешвар и Кхаджурахо.

В 6-7 веках определились 2 основных типа наземного храма: северный (индо-арийский) и южный (дравидийский). Для храмов южного типа характерно возвышающееся над святилищем – «шикхара» в виде ступенчатой пирамиды с ложным куполом, тогда как для северных – шикхара параболических очертаний с диском –«амалака» наверху. Принципы храмовой архитектуры южной Индии были заложены в храмах Махабалипурама и Канчипурама. В Махабалипураме сохранились уникальные высеченные из валунов монолитные храмы «ратхи» – прототипы святилища надвратной башни – «гопурам» южноиндийского храма, а также шедевр южноиндийской скульптуры – гигантский многофигурный барельеф «Нисхождение Ганга» (7век). Прежде всего упомянем здесь вырубленные из скалы пять ратх, названных по именам эпических героев и богов: ратха Аджуны, ратха Бхимы, ратха Дхармараджи, ратха Сахадевы и ратха Ганеши. Из этой же скалы высечены и большие фигуры священных животных: слона, льва, быка, связанных с культом Шивы.

Самая маленькая ратха Арджуны – цельное массивное здание, квадратное в плане, с покрытием в виде скошенного счетырех сторон купола. Ратха Бхимы представляет собой ярусное строение с «бочкообразным» сводом, прямоугольное в плане. Дверь на узкой стороне напоминает древнебуддийское окно чайтья. Пещерные храмы Махабалипурама, представляют собой вырубленные в скале пещеры с поддерживаемым колоннами вестибюлем в форме веранды, также высеченными из скалы и украшенными великолепным крупным рельефом.

В Канчипураме был сооружен храмовый комплекс (Кайласанатха, 1-я половина 8 века), который лег в основу развития композиции южноиндийского храма в целом. Соотношение различных частей этой постройки своей соразмерностью напоминает Прибрежный храм. Здесь главное здание тоже имеет покрытие пирамидальной формы в виде сужающихся кверху горизонтальных ярусов, которые заканчиваются куполом. Его прямоугольный двор, опоясанный внутри рядами ниш со статуями божеств, включая выделенное шикхарой святилище и многоколонный зал для молящихся – «мантапам». Композиция этого комплекса была повторена в одноименном храме в Эллоре (середина 8 века). Искусство пластики раннего средневековья достигло вершины в этом высеченном из скалы грандиозном комплексе с его многоколонными залами, галереями, монументальными статуями и рельефами, отмеченные острым драматизмом образов, динамикой сложных компазиций.

Храм в Эллоре строился очень долго. Храм находится посреди вырубленного из скалы двора, площадью 58 x 51 метр и более чем на 33 метра уходящего в глубь скалы, и представляет в плане большой прямоугольник, размером 55 x 36 метров. Этот храм вырублен ихз скалы вместе со всеми своими фигурными и декоративными украшениями. По величине и мощи храм совершенно уникален.

Все храмы построенные в Бхуванешваре построены из красноватого камня и украшены большим количеством фигурных изображений. Весь декор этого храма сосредоточен на наружних стенах. Оформлению внутренних помещений, в частности целлы, не уделено почти никакого внимания.




*


Подьем экономики укрепившегося феодального строя, развитие ремесленного производства и внешней торговли вызвали с 10 – 11 века быстрый рост городов и невиданный размах храмового строительства, поглащавшего огромные средства. При всем разнообразии форм средневековой архитектуры ей были свойственны определенные черты стандартизации и типизации. Причиной этому было существование с давних пор цеховых строительных организаций – «шрени» (закрепленных кастовой системой), которые передвигались по всей стране, от одной постройки к другой, а иногда, оседая на одном месте, посвящали всю свою жизнь и даже жизнь нескольких покалений созданию какого-либо одного грандиозного сооружения. Другой причиной явилась освященная религией единая система канонов и правил строительного дела и прикладного искусства «Шилпашастра», долгое время не фиксировавшаяся письменно, а передававшаяся потомкам изустно. Из сохранившихся текстов по вопросам архитектуры наиболее известен написанный в южной Индии в 11 веке труд «Манасара», являющейся подробным руководством в вопросах градостроительства, конструкций, строительных материалов, соблюдения пропорций в архитектуре и скульптуре, а также применения цвета в росписях и т.д. Есть основание полагать, что градостроительство и гражданская архитектура этого времени развивалась, следуя в основном тем же принципам (изложенным в «Шилпошастра»), которые применылись и ранее. В растущих городах большинство построек создавалось из тех же не долговечных материалов - дерева и кирпича, тростниковой соломы, глины и т.д. По-прежнему роскошными оставались дворцы и усадьбы городской и помещичьей знати и убогим – жилище трудового крестьянина или горожанина, зачастую вынужденного довольствоваться одним помещением для своей семьи, а также и для скота. Однако сведения о градостроительстве и гражданском зодчестве того времени скудны. Редким примером хорошо сохранившихся крепостных городских стен являются укрепления города Дабхая (созданы около 12 века) с четырьмя воротами, богато орнаментированными типичной гуджаратской резьбой по камню, имитирующей резьбу по дереву.

Дошедшие до нас храмы тем более бесценны, что по ним можно судить о характере народного зодчества, отличавшегося большим разнообразием в отдельных местностях Индии. Строительство храмов было не только в руках феодалов. Нередко оно предпринималось объединенными купеческими и ремесленными цехами, при этом все население городов облагалось специальными налогами и трудовыми повинностями. Огромным было количество деревень, содержавших один храм, обслуживаемый бессчетным штатом жрецов, сонмом танцовщиц и музыкантов. В храм стекались несметные сокровища. Архитектура храмов становилась более пышной и декоративной, обьемно пространственные композиции – более сложными, планы – более вычурными. Большую роль играет скульптура, неразрывно сливающаяся с архитектурой. Обогащая и очеловечивая здание, она выражала на своем каменном языке сложную философию индуизма, проповедовала его идеи. С щедростью, доходящей до безудержной расточительности, скульптура покрывает своим пластическим убором храмы, раскрывая на их стенах многообразнейший мир бесчисленных фантастических образов. Но в целом в этот период скульптура теряет идейно-художественную силу и глубину, монументальность и величие форм, которые были ей присущи в предшествующее время. Более декаративно-прикладная по характеру, она за частую включает бесконечно повторяющиеся стереотипные фигуры и сцены. В лучших же произведениях, особенно в жанровых сценах, приобретавших в то время большое значение, народный гений создаёт яркие художественные образы, прочно связанные с жизнью.

На архитектуре храмов – наиболее характерных памятников средневекового зодчества Индии - лежит печать религиозных догм и канонов. Но вместе с тем в ней отчётливо сказываются связи с народным зодчеством, отражаются реалистические взгляды и жизнеутверждающий оптимизм её создателей. В храмах чрезвычайно разносторонне воплотилось народное творчество, отдельные отрасли которого развивались в тесном единении друг с другом. Архитектор, согласно древним текстам, выступал главным дирежером в ансамбле скульпторов, живописцев и других мастеров. В своем образовании он последовательно осваивал вначале музыку и танцы, затем живопись и скульптуру, а после этого приступал к специальным дисциплинам. Известно также, что строительство как культовых, так и гражданских зданий проходило в тесном сотрудничестве с народными мастерами: каменщиками, плотниками; нередко привлекалисьрезчики по слоновой кости или дереву, кузнецы и ювелиры. Вероятно, этим можно объяснить художественную цельность, столь свойственную индийским архитектурным произведениям, особенно храмам, скульптурно-пластичным по форме, проникнутым музыкальным ритмом, гармоничным по пропорциям и красочным по отделке. На рубеже 10 –11 веков почти одновременно в столицах различных крупных государств Индии возник ряд выдающихся по своей архитектуре храмов, отразивших своеобразие местных архитектурных школ: Ориссы, Бенгалии, Кхаджурахо, Майсура, Гуджарата, южной Индии.

.

В Ориссе, как и в соседней Бенгалиии. С их влажным тропическим климатом, с давних пор в строительстве применялось не столько дерево, сколько бамбук, камыш, глина и кирпич. Соответственно этому в народной архитектуре выработались свои специфические черты, которые были перенесены в культовые монументальные постройки. Храмы, созданные в Ориссе, представляют примеры ярко выраженного северного типа. Для зодчества Ориссы характерно отсутствие столбов, колонн, портиков, открытых террас, лоджий. Массивные глухие стены, покрытые снаружи сплошным узорчатым ковром декоративной резьбы, придают столпообразным орисским храмам скульптурный облик. Интерьеры орисских храмов, напротив, лишены какого-либо декора. В Бенгалии часто встречаются храмы башенного типа в виде отдельно стоящих высоких святилищ (вимана). Классическим памятником Ориссы явилось одно из лучших произведений средневековья, поразительный по красоте архитектурных и пластических форм и гармонии пропорций храм Лингараджа, воздвигнутый около 1000 в Бхубанесваре. Храмовый комплекс состоит из примыкающих друг к другу и имеющих каждый свое перекрытие: главного святилища – «деул», зала для молящихся – «джагамохан»,- все это специфические для Ориссы термины. Высокая вертикально расчлененная башня грациозно изогнутого параболического очертания завершает святилище; над остальными помещениями – перекрытия из горизонтально уложенных рядов каменных плит, образующих снаружи сплющенную пирамиду. Вход на территорию храма иногда оформлялся своеобразной аркой, которая называлась, так же как и ворота в ограде ступа, - «торана». Орисский храм Шурья (храм Солнца) в Конараке (13 век),явившейся последней блистательной вспышкой храмового зодчества на севере индии, превосходит по размерам все предыдущие храмы. Особенно интересен уподобленный небесной колеснице бога Солнца зал для молящихся, на высоком постаменте которого изображены двенадцать огромных колес и скачущие кони. Скульптура храма прекрасно сочетается с его архитектурой. Исключительно яркие по своей жизненной силе отдельно стоящие изваяния коней, яростно растаптывающих демонов, искрящиеся радостью бытия многочисленные фигуры музыкантов итанцовщиц сопровождаются здесь эротическими сюжетами, имеющими культовый смысл.

В Кхаджурахо на рубеже 10 и 11 веков был воздвигнут храм Кандарья Махадео, причисляемый к северному типу и замечательныйудивительной органичностью своих пластически вылепленных архитектурных форм, очень близких к формам природы. Его три примыкающих друг к другу объема: святилище, зал для молящихся и вестибюль, увенчанные каждый однотипным башенным (шихкара), издали похожи на три последовательно уменьшающиеся по высоте горы. Башни, расчлененные вертикальными тягами, напоминающими пучки растений, и миниатюрными башенками, усиливают впечатление природных форм.не столь крупный,как храм Лингараджа в Ориссе, храм Кандарья Махадео производит впечатление не меньшей монументальности благодаря своему мощному, сильно профилированному цоколю. Его наружние стены, намеренно усложненные в плане многочисленными уступами, опоясаны тремя рядами сравнительно мелких (высотой около 1 метра) горельефных фигур божеств и людей. Каменные изваяния танцовщиц и музыкантов как будто проникнуты сложным ритмом исполняемого ими танца и музыки. Здесь, так же как и в поздних храмах Ориссы, представленны в изобилии прекрасные женские образы небесных дев апсар и иротические сцены. В течение столетий в Кхаджурахо возникла целая группа подобных храмов, джайнских и брахманских… интерьер, в отличие от орисских храмов, покрыт в изобилии пластическим декором и имеет двухэтажные тонкие колонны, поддерживающие изящно декорированный плоский ложный купол.

В Майсурев городах Белуре, Халебиде и Сомнатхпуре, в 12 –13 веках возникли замечательные по архитектуре и декору храмы т.н. чалукийской школы периода Хойсала, имеющие свои отличающиеся от южных и северных храмов черты. Покрытые тонким до ювелирности декором, эти храмы с их сильно подчеркнутыми горизонтальными членениями как бы распластаны по земле; некоторые из них не имеют башенных верхов. Несравнимы майсурские храмы по качеству резьбы. Каждый кусок наружных стен, богато украшенных скульптурными изображениями богов в строго канонизированных позах, представляется увеличенной в камне миниатюрой из слоновой кости или сандалового дерева, какие были распространены в ремесле Майсура. Майсурские храмы, окруженные многоколонными залами (с проемами, заполненными ажурными решетками), портиками и террасами, приближаются по своему характеру к гуджаратским храмам.

В Гуджарате в народном зодчестве выработались богатые традиции, основанные на виртуозном использовании дерева как строительного материала. Удивительные по конструкции колонны, состоящие как бы из 2 или 3 колонн, поставленных друг на друга, со сложными по форме кронштейнами, образующими некоторое подобие арок, перекинутых между колоннами, были воспроизведены с поразительным мастерством в гуджаратских каменных храмах. Щедрость пластического убранства на них не знает предела. Особенно блещут роскошью джайнские храмы 11-12 веков (построенные купцами, разбогатевшими на заморской торговле), целиком из белоснежного мрамора, инкрустированного внутри храма драгоценными камнями. Мелкие, бесконечно повторяющиеся фигурки и орнаменты сплошным кружевом покрывают потолок, стены, колонны, придавая интерьерам этих храмов холодный внешний на блеск. Типичные образцы джайнских храмов расположены в Палитане и других местностях Гуджарата и в горах Абу (ныне в штате Раджастхан).

*


Политическая раздробленность страны, обособленность отдельных ее народов, племен и каст, а также острота социальных противоречий способствовали завоеванию в 12 – начале 13 веков почти всей северной Индии правителями из стран Среднего Востока. Первые мощные удары исламского вторжения в индийскую культуру имели абсолютно негативную форму и выразились в разрушении памятников индийского художественного творчества полчищами завоевателей под предводительством султана Махмуда Газневи (998 – 1030), который из своей афганской столицы Кабула вторгся в Северную Индию и даже дошел до Декана. Он разрушил и разграбил многие святыни, великолепные средневековые культовые постройки, а часть населения увел в рабство на свою афганскую родину и заставил работать на себя.

С утверждением господства мусульманских феодалов в этих местностях прекращает свое существование традиционная храмовая архитектура и скульптура. Она продолжает развиваться лишь на крайнем юге.

В южной Индии, на Коромандельском побережье, сохранившим независимость до 18 века, на протяжении более чем тысячелетия неизменными, глубоко укоренившимися в жизни и быту, оставались кастовая система и господство брахманских священников, ревниво оберегавших архитектуру и искусство от влияний и новшевств. В жестких рамках религиозных канонов как будто оцепенела в своем развитии храмовая скульптура. Но в 10 –12 веках на юге Индии, главным образом в Танджавуре – столице могучего государства Чола – расцветает независимая от архитектуры бронзовая пластика. Среди отлитых из бронзы статуй и статуэток, представляющих многочисленнейшие индусские божества и замечательных виртуозной передачей движения, главное место занимают изображения бога Шивы в виде многорукого Натараджана – бога танца. В этой скульптуре, где Шива исполняет космический танец передана сама стихия танца, искусство которого так высоко развито на юге Индии. Такие изображения Шивы, полные бурной энергии, яркой радостности, являлись в глазах индусов религиозно- филисовским символом вечного движения мироздания по неизменному круговому циклу.Каждое движение фигуры Шивы , каждый атрибут обозначают какое-либо понятие индуизма.

Архитектура южной Индии не выходила за пределы канонов и традиций. В течение многих поколений сохранялись конструктивные методы, ограниченные стоечно- балочной системой; не изменялась манера работы каменщика и скульптора, продлжавших вдохновляться произведениями рук плотника и столяра. В храмовую архитектуру южной Индии вошли характерные виды сооружений, сложившиеся под влиянием климатических условий, быта и народного зодчества: священный бассейн для омовений ( возникший на Юге в силу необходимости в искуственных водоёмах на время, когда летом полностью пересыхают реки), внутренние открытые дворы, многочисленные террасы, открытые павильоны и галереи – мантапам, - неизбежные сооружения в местном гражданском зодчестве, отлично приспособленные к условиям постоянной жары. История храмового зодчества Юга предсставляет редкую картину эволюционного развития: храмы с течением веков разрастались в масштабах, сохраняя прежние архитектурные и декоративные формы. Число колонн в залах мантапам увеличивалось до нескольких сотен, но их перекрытие оставались плоскими; вырастали в размерах шикхара, но они сохраняли принцип поэтажного членения, купольный верх, квадратную базу и характерные формы декора. Выкристаллизовавшаяся ещё в 8 веке в Канчипураме архитектурная компазиция храмового комплекса получила своё дальнейшее логическое завершение в храмах Танджавура (Танджура) и Гангаикондачолапурама ( около Кумбаконама), увековечивших в 11 веке могущество государства Чола. Высокая стройная пирамида-шикхара храма Брахадисвара в Танджавуре, поставленная почти на кубическое основание святилища, царит над всем городом. Благодаря человеческому масштабу, соблюденному в расчленении глухих стен на ярусы (украшенные пилястрами и нишами со скульптурой), храм не подавляет своими размерами и формами. Предельная ясность и простота планировки, чёткость силуэта, строгая архитектоничность декора выгодно отличают храм в Танджавуре от современных ему храмов в других городах Индии.

Храм в Индии - это большой дом для божества. Танджавурский храм, в частности, очень похож на сохранившееся в том же городе многоэтажное пирамидальное дворцовое здание 16 века. в трактате «Манасара» говорится о многоэтажных постройках дворцов и храмов в виде ступенчатой пирамиды с уменьшающимися кверху этажами, с той лишь разницей, что во дворцах этажи реальные, а в храмах чаще всего декоративные. Храм в Танджавуре имеет два двора, вход в которые оформляют высокие башни – гопурам, продолговатые в плане, с многоэтажной пирамидальной надстройкой,и завершенные килевидным сводом. Прототипом для них послужили монолитные ратха 7 века Бхима и Ганеша в Махабалипураме. В принципе гопурам не изменяется до конца 17 века, лишь увеличиваются их масштабы и обогащается пластический декор. Двухэтажная цокольная часть гопурам, нередко сложенная из камня, служит основанием кирпичной пирамиды, сплошь покрытой скульптурой, изображающей необозримый пантеон индусских богов и их бесчисленных перевоплощений. Скульптура чаще всего выполнялась из ярко раскрашенных терракоты и полированного стука. С 11 века развивается новая тенденция, отражавшая широкое проникновение городского торгового и ремесленного населения в общественную и религиозную жизнь. Из культурного центра храм все более превращался в главный центр общественной жизни. На его территории совершались торговые сделки, происходили сходки горожан, помещались школы, склады, ремесленные мастерские, торговые ряды, за крепостными стенами храма в дни военной опаности население находило убежище.

С 13 века для южной Индии постоянно существовала угроза со стороны мусульманских феодалов, завоевавших Север и распространивших к 15 веку свою власть на районы Декана. Территория независимых индусских княжеств катастрофически сокращалась. Новые храмы почти не строились. Вокруг старых наиболее популяпных храмов воздвигались новые ограды. С веками их количество возрастало, и храмовый комплекс превращался в крепостной город. В Срирангаме, например, вокруг храма 12 века за четыреста лет – образовалось семь концентрических рядов крепостных стен. С новыми стенами сооружались и гопурам, превосходящие по размерам ранее построенные. В зрительно необъятной архитектурной композиции создавшегося таким путем комплекса объемы не нарастали к центру – к главному священному объекту, как это было еще в Танджавуре, а уменьшались. Теперь все внимание сосредоточивается на

импозантных входных башнях – гопурам, выполнявших роль дозорных башен и достигавших высоты около 50 метров. К этому времени еще более усложнился религиозный ритуал. Дворцы различались по степени священности. На территорию, окружавшую непосредственно главный храм, допускались лишь избранные брахманы; дворы, удаленные от главного храма носили более светский характер – на их территории размещались различные по назначению мантапам и здания, а также второстепенные храмы. В небольших нарядных мантапам совершались свадебные обряды; более простые залы служили стойлами для священных слонов или складом для колесниц, на которых вывозили статуи богов в праздники. В огромных залах, в которых насчитывалось до тысячи колонн, располагались стекавшиеся в праздники поломники.

В залах мантапам 15-16 века скульптура затмевает архитектуру, на фоне которой выделяются самостоятельные, сложные до громоздкости, фантастически причудливые скульптурные композиции. Так, в мантапам в Веллуре, Виджаянагаре, Канчипураме, Срирангаме, созданных в 15-16 веках, мы видим залы с лесом колонн, буквально обросших со всех сторон каменными изваяниями вздыбленных коней, леогрифов, чудовищных и фантастических фигур, как будто замерших в различных позах и готовых вновь ожить, так ярко и непосредственно запечатлена порывистость их движенийя.

В южной Индии насчитывается около 30 храмовых комплексов, разросшихся в течение нескольких столетий до размеров города; в числе наиболее значительных из них – храмы в Чидамбараме, Рамесварами, Мадураи и др. Последние крепостные стены с величественными башнями гопурам во многих из этих комплексов были воздвигнуты в 16-17 веках при государстве Найяков. Храмовый комплекс в его столице Мадураи превосходит все остальные законченностью архитектурной композиции и красотой форм самых высоких в Индии гопурам, с их чуть выгнутыми линиями контура.

Два ряда стен и многочисленные пристройки окружают главные сооружения храмового комплекса: старый храм 12 в., "Тысячеколонный зал" – мантапам с плоским перекрытием и множеством колонн, сплошь покрытых резьбой и скульптурой, священный пруд, оформленный по прямоугольному периметру каменным ступенчатым спуском и низкой колоннадой; в водах пруда отражается богатейшая красочная скульптура, украшающая гонурам. Перед главным входом расположен зал, разделенный четырьмя рядами мощных столбов, называемый «Пуду-мантапам» (начат в 1623), в центре которого находятся приставленные к столбам скульптурные изображения 10 представителей царской династии Найяков. В Мадураи находится один сохранившихся на Юге четырех дворцов (17в.). В его интерьере встречаются аркады, купольные и сводчатые перекрытия – характерные формы биджапурской мусульманской архитектуры. Это влияние стало проникать в гражданскую архитектуру юга с 15 века.

Постройки государства Найяков были последними значительными средневековыми сооружениями на юге Индии.

В период владычества часто занятых преимущественно вопросами военно-политической власти раннеисламских правителей возникает множество культовых сооружений – в первую очередь мечети и минареты, медресе (исламские учебные заведения), надгробные памятники, подчас больших размеров и исключительной красоты, мавзолеи властителей и видных людей страны, которые были совершенно новым явлением на территории Индии и не имели ничего общего со старыми индийскими обычаями. Именно к этому периоду в истории Индии относятся самые ранние, целиком сохранившиеся города с укреплениями, дворцами или замками и целые ряды улиц с домами горожан и базарами.

Первой по величине и важности мусульманский архитектурный комплекс сохранился в Дели. Он относится к началу XIII века и характеризуется высокой башней – гигантским минаретом Кутб-Минар. Строительство его было законченно примерно в 1230 году. Диаметр его основания – 16 метров; в 1794г. он был высотой более 70 метров. Позднее при его восстановлении высота увеличилась еще на несколько метров. Четыре выступающих вперед опоясывающих балкона расчленяют его на несколько ярусов, причем причем нижний балкон находится на высоте - 33 метров, второй – 49-ти, третий –63метров, четвертый – на высоте 71 метра. Ярусы постепенно уменьшаются, как по высоте, так и в диаметре. По вертикале башня орноментально расчленена 24 выступами, из которых одни прямоугольные, а другие круглые. Над третьим ярусом в него вделаны полосы из белого мрамора. Предание гласит, что делийский султан возвел Кутб-Минар для того, чтобы его дочь могла любоваться по утрам видом долины и рекой Джамной на горизонте. По-видимому, существовало еще одно назначение башни как сторожевой, дозорной.

Мечеть Куттуб-ад-Дина, переделанная их древнего храма Вишну имеет высокий портал со стрельчатой аркой-айваном. Высеченный в камне орнамент выполнен местными мастерами по мотивам индийской флоры. Каменные столбы интерьера напоминают своим силуэтом колонны индуистских храмов, но фигурные изображения были стесаны с них при правлении мусульман. Рядом расположена знаменитая железная колонна, установленная еще при Гуптах и совершенно не поддающаяся коррозии.

Большое распространение получил в эту эпоху и тип наземной усыпальницы-мавзолея. Одним из самых ранних памятников является мавзолей Шах Рукн-и-Алам в городе Мультане (Северный Пакистан). Это монолитное сооружение крепостного типа: у него мощные стены с полубашнями, низкий и широкий купол, напоминающий полусферу ступы. Очень красив и хорошо сохранился мавзолей Шер-шаха (1540-1543). Он сделан из древнего строительного материала - чунарского песчаника, и вплане представляет собой восьмиугольник. Пропорции этого мавзолея исключительно гармоничны. На ступенчатом основании стоит двухэтажное здание, поддерживающее купол. Маленькие купола, которые повторяют вид большого купола, венчают мавзолей и представляют ступенчатый подъем к куполу.

Как пример индийских городов, судьба которых постоянно менялась, подчиняя их власти то индийских, то снова мусульманских правителей, интересен и характерен город Гвалиор. Он был заложен уже в VI веке, одноко от этого периода его истории остались всего лишь несколько скульптурных фрагментов. Один из его правителей Ман Сингх построил в Гвалиоре дворец. Гвалиор попал под власть мусульманской династии Лоди, а затем был покорен Монголами. В XV веке мастерами были вырублены скульптуры из скал: одна из этих гигантских скульптур достигает высоты 19 метров. Такие города являются примером, как мало исламская культура повлияла на само существо индийской культуры. Исламской культуре не удалось заглушить традиции индийского национального искусства.



*

На период XVI – XVII веков падает последний расцвет архитектуры и искусства феодальной Индии, когда вся северная и центральная часть страны была объединена династией Великих Моголов. Столицей Могольской империи был Дэли.

Образование централизованного государства способствовало большому развитию культового и гражданского зодчества. Повсюду воздвигались мечети, мавзолеи, крепости, дворцы. Архитектура XVI – XVII веков развивается от мощного монументального типа ( например мавзолей Шей-Шаха Сур).

В мавзолеи Хумаюма (1572) в Дели ощущается влияние ближне-восточной архитектуры (стрельчатая аркада, купол, портальный вход). В здании использовано перекрытие «панч-ратна», мавзолей помещен на плотформе и превосходно гармонирует с симметрично расположенным парком. В мавзолее применяется красный песчаник в сочетании с белым мрамором.

Внук основателя династии Акбар построил форт Агру, а в 70-х годах XVI века, в 37 км западнее Агры, начал строительство новой резиденции --- Фатехпур-Сикри, города без улиц, где существовали одни дворцовые постройки среди садов. Крепостные стены из красного песчаника, соборная мечеть с мощной оградой, триумфальные ворота – пример сооружений внушительных и величавых.

Индийские традиции крепостной архитектуры нашли свое отражение и в форте Дели. Знаменитый Красный форт, над стенами которого в 1947 году взвился флаг независимости Индии, представляет собой комплекс приемных залов и жилых построек, расположенных среди парков и цветников и обнесенных красной песчаниковой стеной с башнями. В крепость ведут несколько ворот с башнями и куполами наверху. Постройки, расположенные внутри, и Жемчужная мечеть составляют свободно распланированный среди зелени дворцовый комплекс, среди которого находятся два одноэтажных павильона – красный зал общественных приемов и беломраморный зал частных приемов. Их наружние стены прорезаны аркадой, которая в холодные дни закрывается коврами. По углам крыш поставлены шатры. Интерьеры щедро украшены резьбой и инкрустацией. Ими украшены пилоны арок, и бордюр вокруг бассейна с ароматической водой, и ажурная решетка, отделяющая зал судилища, и многое другое.

Венцом архитектуры Индии и одним из прославленных памятников мирового зодчества является мавзолей Тадж-Махал в Агре (1632-1650). Когда смотришь на Тадж-Махал, приподнятый на платформе над берегом реки Джамны, перед глазами возникает мираж. Углы Тадж-Махал срезаны, а весь октогон облегчен глубокими двухъярустными нишами. По сторонам луковичного центрального купала – четыре небольших; общая высота здания со шпилем достигает 74,2м. Дополняют этот ансамбль установленные по углам сорокаметровые минареты и два здания из красного песчаника – мечеть и гостиница для поломников.

На площади Тадж-Махала разбит красивый кипарисовый парк, где находится водоём и взаимоперпендикулярные каналы, главный из которых украшен фонтанами.

Внутри Тадж-Махал поражает сочетанием строгости и изящества. Чистейший мрамор стен и надгробных плит покрыт завитками орнамента, со вкраплением алмазов, яшм, агатов. Очень красива надгробная мраморная ширма ажурной работы. Одной из особенностей интерьера является акустический эффект: слово, прозвучавшее под куполом, но значительно усиленное, слышно на протяжении 16 секунд. В одном из помещений Красного форта, на троне, облокотовшись на подушку, сидит падишах, держа на правой руке, одетой на кожаную перчатку, охотничего сокола, по сторонам стоят сокольничий и человек с опахалом, а кругом свита, смуглые и светлолиции, седые и безбородые. В центре ,с золотой печатью, висящей на груди – первый министр государства. Все изображены художником с портретным сходством. Одежды даны в тонких сочетаниях белого, сиреневого, ораньжевого, зеленого. Но более всего поражает разнообразие выражений лиц. Могольская миниатюра получила значительное развитие.

Искусство средневековой Индии развилось на протяжении целого тысячелетия. За это время было создано много замечательных памятников архитектуры, скульптуры и живописи.

*



Индия внесла огромный вклад в сокровищницу мирового искусства, сыграв важную роль в культурном развитии других народов, особенно стран Юго-Восточной и Центральной Азии.

Колонизация страны отрицательным образом сказалась на искусстве, как и на других областях культуры, особенно заметно это проявилось в отношении архитектуры больших форм и монументальной скульптуры.


























Случайные файлы

Файл
12555-1.rtf
114497.rtf
23094-1.rtf
86227.rtf
referat_UPU.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.