Характеристика 30-х годов истории СССР (30856-1)

Посмотреть архив целиком

4



Характеристика 30-х годов истории СССР


Введение.

В декабре 1936 года была принята новая Конституция СССР, которая официальной пропагандой была названа «Конституцией победившего социализма».

Политической основой СССР провозглашались Советы депутатов трудящихся, экономической – социалистическая собственность на средства производства.

Принятие Конституции СССР 1936-го года - это обновление всей конституционной системы Союза, что объяснялось вступлением страны в новый этап своего развития, знаменовавший, как считалось, построение основ социализма, "полную ликвидацию эксплуататорских классов и элементом, что сделало возможным значительно расширить пределы социалистической демократии".

В жизни советского общества произошли качественные перемены:

Во-первых, на практике была доказана возможность изменения капиталистических отношений и замены их принципиально иным социальным строем;

во-вторых, в эти годы были заложены основы нашего военно-политического и индустриального могущества;

в-третьих, были ликвидированы все эксплуататорские классы;

в-четвертых, в стране сложилась две основная форма собственности - общественная в виде государственной и колхозно-кооперативной;

в-пятых, менялся облик всех народов СССР, укреплялись их дружба и сотрудничество.

Новое качественное состояние советского народа привело политическое руководство страны к выводу о том, что в СССР в основном построено социалистическое общество. Как я уже отмечала, изменения в развитии страны были закреплены в Конституции СССР (5 декабря 1936 г.).

Сегодня уже понятно, что данная конституция носила скорее декларативный характер.

В своем реферате я хотела бы осветить как отрицательные, так и положительные стороны данного периода нашей истории.


Экономика.

Сложившаяся к тому времени экономика ныне определяется как директивная. Она характеризовалась:

  • фактически полным огосударствлением средств производства, хотя формально юридически устанавливалось наличие двух форм социалистической собственности: государственной и групповой (кооперативно-колхозной);

  • свернутостью товарно-денежных отношений (хотя и не их полным отсутствием), деформированностью объективного закона стоимости (цены определяются не на основе рыночного спроса и предложения, а диктуются государством);

  • предельно жестким централизмом в управлении при минимальной хозяйственной самостоятельности на местах; административно-командным распределением ресурсов итоговой продукции из централизованных фондов.

  • Руководство хозяйственной деятельностью с помощью преимущественно административно-распорядительных методов.

При чрезмерной централизации исполнительной власти развивается бюрократизация хозяйственного механизма и экономических связей. По своей природе бюрократический централизм не способен обеспечить рост эффективности хозяйственной деятельности. Дело здесь, прежде всего в том, что полное огосударствление хозяйства вызывает невиданную по своим масштабам монополизацию производства и сбыта продукции.

Это понимали многие. Еще в 1923 г. председатель ВСНХ А. И. Рыков. На Двенадцатом съезде РКП(б) заявил: «...Управлять страной, которая охватывает одну шестую часть суши, управлять ею из Москвы на основе бюрократического централизма невозможно»1 Однако, власти не могли доверить столь серьезное и ответственное дело самим непосредственным производителям и потребителям. Правительство напротив, усиливает централизацию управления экономикой.

Гигантские монополии, утвердившиеся во всех областях народного хозяйства и поддерживаемые министерствами и ведомствами, при отсутствии конкуренции не заботятся о внедрении новинок техники и технологии. Структура общественных потребностей определяется непосредственно центральными плановыми органами, которые руководствуются преимущественно задачей удовлетворения минимальных потребностей.

Централизованное распределение материальных благ, трудовых и финансовых ресурсов осуществляется без участия непосредственных производителей и потребителей, в соответствии с заранее выбранными как «общественные» целями и критериями, на основе централизованного планирования. Значительная часть ресурсов направлялась на развитие военно-промышленного комплекса.

Распределение созданной продукции между участниками производства жестко регламентировалась центральными органами посредством повсеместно применяемой тарифной системы, а также централизованно утверждаемых нормативов средств в фонд заработной платы. Это вело к преобладанию уравнительного подхода к оплате труда.

Отличительной особенность распределения продукции являлось привилегированное положение партийно-государственной элиты.

На рубеже 20-30-х годов руководством страны был принят курс на всемерное ускорение индустриального развития, на форсированное создание социалистической промышленности. Наиболее полное воплощение эта политика получила в пятилетних планах развития народного хозяйства. Первый пятилетний план (1928/29-1932/33 гг.) вступил в действие 1 октября 1928 г.

План был утвержден на Пятом Всесоюзном съезде Советов в мае 1929 г. Главная задача пятилетки заключалась в том, чтобы превратить страну из аграрно-индустриальной в индустриальную. В соответствии с этим началось сооружение предприятий металлургии, тракторо-, автомобиле- и авиастроения (в Сталинграде, Магнитогорске, Кузнецке, Ростове-на-Дону, Керчи, Москве и других городах).

Однако очень скоро начался пересмотр плановых заданий индустрии в сторону их повышения. Новые контрольные цифры не были продуманы и не имели под собой реальной основы.

Руководство страны выдвинуло лозунг - в кратчайший срок догнать и перегнать в технико-экономическом отношении передовые капиталистические страны. Промышленная отсталость и международная изоляция СССР стимулировали выбор плана форсированного развития тяжелой промышленности.

В первые два года пятилетки, пока не иссякли резервы нэпа, промышленность развивалась в соответствии с плановыми заданиями и даже превышала их. В начале 30-х годов темпы ее роста значительно упали: в 1933 г. они составили 5% против 23,7% в 1928-1929 гг. Ускоренные темпы индустриализации потребовали увеличения капиталовложений. Субсидирование промышленности велось в основном за счет внутрипромышленного накопления и перераспределения национального дохода через госбюджет в ее пользу. Важнейшим источником ее финансирования стала «перекачка» средств из аграрного сектора в индустриальный. Кроме того, для получения дополнительных средств правительство начало выпускать займы, осуществило эмиссию денег, что вызвало резкое углубление инфляции. И хотя было объявлено о завершении пятилетки в 4 года и 3 месяца, «откорректированные» задания плана по выпуску большинства видов продукции выполнить не удалось.

Второй пятилетний план (1933-1937 гг.), утвержденный Семнадцатым съездом ВКП(б) в начале 1934 г., сохранил тенденцию на приоритетное развитие тяжелой индустрии в ущерб отраслям легкой промышленности. Его главная экономическая задача заключалась в завершении реконструкции народного хозяйства на основе новейшей техники для всех его отраслей. Задания плана - по сравнению с предыдущей пятилеткой - выглядели более реалистичными и умеренными. За годы второй пятилетки были сооружены 4,5 тысячи крупных промышленных предприятий. Вошли в строй Уральский машиностроительный и Челябинский тракторный, Ново-Тульский металлургический и другие заводы, десятки доменных и мартеновских печей, шахт и электростанций. В Москве была проложена первая линия метрополитена.

Завершение выполнения второго пятилетнего плана было объявлено досрочным - снова за 4 года и 3 месяца. В некоторых отраслях промышленности действительно были достигнуты очень высокие результаты. Возникли мощные индустриальные центры и новые отрасли промышленности: химическая, станко-, тракторо- и авиастроительная. Вместе с тем развитию легкой промышленности не уделялось должного внимания. Сюда направлялись ограниченные материальные и финансовые ресурсы, поэтому результаты выполнения второй пятилетки в этой области оказались значительно ниже запланированных (от 40 до 80% по разным отраслям).

Масштабы промышленного строительства заражали энтузиазмом многих советских людей. На призыв Шестнадцатой конференции ВКП(б) организовать социалистическое соревнование откликнулись тысячи рабочих заводов и фабрик. Среди квалифицированных рабочих возникло стахановское движение. Его участники показывали пример небывалого подъема производительности труда. На многих предприятиях выдвигались встречные планы производственного развития, более высокие по сравнению с установленными. Вместе с тем рабочие нередко поддавались нереальным призывам, таким, как призывы выполнить пятилетку за четыре года или догнать и перегнать капиталистические страны. Стремление к установлению рекордов имело и оборотную сторону. Недостаточная подготовленность вновь назначенных хозяйственных руководителей и неумение большинства рабочих освоить новую технику порой приводили к ее порче и к дезорганизации производства.

В это же время директивная экономика приобретает «лагерный» облик.

Постановление «Об использовании труда уголовно-заключенных», утвержденное политбюро 27 июня 1929 г. узаконивает применение принудительного труда в экономике «страны победившего социализма». Отныне в концентрационные лагеря ОГПУ, переименованные этим же постановлением в исправительно-трудовые, передавались осужденные на срок 3 года и выше. Вместе с Наркоматом юстиции РСФСР и другими заинтересованными ведомствами ОГПУ поручалось наметить мероприятия по колонизации, положив в их основу следующие принципы: перевод на вольное поселение лагерников, которые освобождены досрочно «за хорошее поведение», наделение землей тех, кто отбыл срок, но лишен права свободного выбора места жительства, заселение отдаленных районов теми из освобожденных, которые добровольно согласны на это. Осужденные на срок от года до трех лет оставались в ведении НКВД союзных республик и должны были трудиться в специально организованных сельскохозяйственных или промышленных колониях.

Выполняя намеченную программу, ОГПУ уже к середине 1930 г. создало достаточно разветвленную сеть исправительно-трудовых лагерей. Организованные северные лагеря (около 41 тысячи заключенных) занимались постройкой железной дороги Усть-Сысольск - Пинюг, тракта Усть-Сысольск - Ухта, вели работы по разделке и погрузке лесоэкспортных материалов в Архангельском порту, геологоразведочные - в Ухтинском и Печорском районах. Около 15 тыс. человек в дальневосточных лагерях строили Богучачинскую железнодорожную ветку, вели рыбный промысел и лесозаготовки. 20-тысячные Вишерские лагеря участвовали в возведении химических и целлюлозно-бумажных заводов, заготавливали лес на северном Урале. Сибирские лагеря (24 тыс. заключенных), помимо работ на железнодорожной линии Томск - Енисейск, обеспечивали производство кирпича для Сибкомбайнстроя и Кузнецстроя, лесозаготовки и т. д. 40 тыс. заключенных самых старых Соловецких лагерей строили тракт Кемь - Ухта, рубили экспортный лес, перерабатывали 40% улова рыбы Беломорского побережья. В июне 1930 г. СТО СССР принял решение о строительстве Беломоро-Балтийского канала. Возведение в сжатые сроки (2 года), по предварительным подсчетам, требовало 120 тыс. заключенных.

В 1932 г. в исправительно-трудовых лагерях числилось около 300 тыс. человек. Однако после того, как на ОГПУ было возложено строительство канала Волга - Москва и Байкало-Амурской магистрали, образовалась острая нехватка рабочей силы. В связи с этим 25 октября 1932 г. СНК СССР принял специальное постановление, запретившее отвлекать лагеря на какие-либо работы, кроме основных объектов.

Помимо лагерей, с июля 1931 г. в ведение ОГПУ было передано хозяйственное использование так называемых спецпереселенцев - крестьян, высланных в ходе «раскулачивания» в отдаленные районы страны.

В последующий период эта система эксплуатации труда заключенных и спецпереселенцев продолжала разрастаться.

По состоянию на 1 июля 1938 г. на учете Отдела трудовых поселений ГУЛАГа НКВД СССР числилось 997329 трудпоселенцев, которые проживали в 1741 трудпоселке.

Лагеря и колонии давали около половины добываемого в СССР золота ихромо-никелевой руды, не менее трети платины и древесины. Заключенные производили примерно пятую часть общего объема капитальных работ.


Социальная структура.

Социально-классовую структуру общества, насчитывавшего к 1939 г. около 170 млн. человек, состовляли три основных элемента:

  • рабочий классс – его численность увеличилась за 1929-1937 г.г. почти втрое, главным образом за счет выходцев из деревни, и вместе с членами семей составляла 33,7% всего населения;

  • Класс колхозного крестьянства и кооперированных кустарей – 47,2%;

  • Социальная группа служащих и интеллигенции – 16,5%.

Сохранялся также небольшой слой крестьян-единаличников и некооперированных кустарей – 2,6%.

Современные обществоведы в группе служащих и интеллигенции выделяют еще один социальный слой (некоторые даже определяют его как класс)- номенклатуру. Номенклатура – перечень наиболее важных должностей, кондидатуры на которые рекомендовались и утверждались комитетами партии, а также лица, занимавшие эти должности. В зависимости от уровня комитета существовала номенклатура райкома, обкома, ЦК компартии союзной республики, ЦК и Политбюро РКП (б) – ВКП(б) – КПСС.

В номенклатуру входили ответственные работники партийно-государственного аппарата разного уровня и массовых общественных организаций.

На рубеже 1932-1933гг. вводится паспортный режим. Паспортизация населения и особенно введение жесткого паспортного режима (для крестьян, напротив, беспаспортного) не только решали какие-то насущные демографические проблемы в ходе индустриализации, но и закрепляли всех граждан на определенных строго контролируемых территориях без права самовольного переселения с них. Эта мера позволяла быстрее устанавливать «врагов народа» (в законе об охране имущества госпредприятий и колхозов от 7 августа 1932 г. данный термин впервые был применен официально) и репрессировать так называемые классово-враждебные элементы, причем не только в судебном, но и во внесудебном порядке.

Принудительно вернув сельских жителей в феодальное барщинно-оброчное состояние, сталинское государство вскоре аналогичным образом закрепостило промышленный и вообще городской труд. Рабочих и служащих стали предавать суду за три прогула в месяц (в 1938 г.) и опоздания на работу (1940 г.); им было запрещено самовольно менять место работы (1940 г.). Повинные в нарушении трудового и паспортного режима граждане пополнили огромную армию работников принудительного труда, который распространялся также на уголовных и политических заключенных. Уже в 1935 г. сектор принудительного труда в СССР охватил более 2 млн. человек, то есть достиг численности трудоспособного населения средней европейской страны. Система ГУЛАГа в начале 1940 г. включала 53 лагеря, 425 исправительно-трудовых колоний и 50 колоний для несовершеннолетних.




Политическая система.


Истоки этой системы уходят непосредственно к событиям второй российской революции (1917 - 1920 гг). Важнейшей предпосылкой возникновения этой системы стала монопольная власть одной партии, сложившаяся после лета 1918 года. К тому же, резолюция Десятого съезда РКП(б) «О единстве партии» на деле привела к свертыванию внутрипартийной демократии, ликвидации прав меньшинства в партии, невозможности для него отстаивать свои взгляды и, в конечном счете, к превращению партии в безгласный и послушный придаток партийного аппарата. Дополнительную роль сыграло изменение состава партии в 20-е гг. Диктатура пролетариата превратилась в диктатуру партии, которая в свою очередь уже в 20-е гг. стала диктатурой ЦК. Последней преградой на пути оставалось наличие экономически самостоятельных производителей: крестьянства, ремесленников, частных предпринимателей. Я думаю, что именно ликвидация нэпа дала возможность для проникновения бюрократической системы во все структуры государства и установления диктатуры вождя. Политическим ее выражением стал культ личности.

Важнейшим элементом политической системы стала «партия - государство», превратившая в господствующую силу общества партийный и государственный аппарат. Она опиралась на государственную централизованную систему планового хозяйства. В свою очередь, партийные органы несли полную ответственность за результаты деятельности хозяйственных организаций и обязаны были контролировать их работу. Право принятия решений принадлежало «первым лицам»: директорам крупных предприятий, наркомам, секретарям райкомов, обкомов и ЦК республик. В масштабах страны им обладал лишь Сталин. Одновременно ослаблялось коллективное руководство. Все реже созывались съезды партии, собиравшиеся при жизни Ленина ежегодно.

Одновременно трудящиеся массы на деле были отчуждены от власти. Все это полностью противоречило провозглашенным при создании Советского государства идеям народовластия. Экономической основой этой системы являлась монопольная государственно-бюрократическая собственность.

Сталинизм стремился выступать под маской марксизма, из которого он черпал отдельные элементы. Вместе с тем, сталинизм был чужд гуманистическим идеалам марксизма, который желал воплотить идеи социальной справедливости. Сталинизм сочетал строжайшую цензуру с примитивностью идеологических формул, легко воспринимавшихся массовым сознанием. Я думаю, что была сделана попытка превратить марксизм-ленинизм в новую религию.

Одной из важнейших идей сталинизма было утверждение о непрерывном обострении классовой борьбы как внутри страны, так и в международных отношениях. Это служило основой для формирования «образа врага», внутреннего и внешнего, и для проведения массовых репрессий. При этом, как правило, массовым репрессиям предшествовали и сопровождали их идеологические кампании. Они были призваны объяснить и оправдать в глазах широких масс аресты и казни.

Нуждавшаяся для своего укрепления и функционирования в образе врага, система в 1928 - 1941 гг. проводит кампании массовых репрессий. Их проведение имело свою внутреннюю логику: конец 20-х - начало 30-х гг. - репрессии против старой интеллигенции, начало 30-х гг. - «раскулачивание», первая половина 30-х гг. - преследования бывших оппозиционеров, вторая половина 30-х гг. - удар по партийным, хозяйственным кадрам. Пиком репрессий стали 1937 - 1938 гг. Хотя количественные оценки репрессированных весьма расходятся, нет сомнения, что речь идет о миллионах. Многочисленные жертвы понесли партии Коминтерна, особенно работавшие в нелегальных условиях.

Следует обратить внимание и на вопрос о сопротивлении режиму сталинщины. Его основой являлось недовольство реальным положением дел в стране, несовпадение партийных идеалов и проводимой политики, сама атмосфера подавления свободной мысли. В этом сопротивлении можно выделить несколько уровней. Первый из них - массовое сопротивление народа. Наиболее зримо это проявилось в ходе коллективизации. В последующие годы основным выражением этого был многочисленный поток писем руководителям страны с описанием реального положения дел. Другой уровень - создание нелегальных, чаще всего, молодежных и студенческих организаций, выступавших против политики репрессий, извращения марксизма, за развитие демократии. Наконец, сопротивление тоталитарной системе исходило из рядов самой правящей партии.

По моему мнению, это сопротивление, оказавшись не в силах противостоять сталинизму, вместе с тем имело огромное нравственное значение, готовило последующее отрицание этой системы, заставляло ее идти на некоторые уступки и шаги, призванные замаскировать ее сущность. Это проявилось в годы коллективизации, в ходе первых пятилеток, обсуждении новых идей по руководству экономикой, связанных с ослаблением административно-бюрократических рычагов. Самым важным из этих моментов стало принятие Конституции СССР в декабре 1936 г. Ее текст содержал много демократических норм: отмена ограничения прав граждан по классовому признаку; введение всеобщего, прямого, равного, тайного голосования, провозглашение прав и свобод граждан (неприкосновенность личности, тайна переписки и так далее). Но Конституция не имела механизма реализации и оставалась документом, резко расходившимся с реальной жизнью.


Вывод.

Рассмотренный мной период, а именно 30-е годы XX века, являются чуть ли не самыми тяжелыми в истории нашей страны. Опасность репрессий нависала над каждым. Последствия директивной экономики отрицательно сказывалась на населении страны победившего социализма.

Как мы знаем, социализм в нашей стране победил лишь на словах, а на деле его строительство стоило народу жизней, покалеченных судеб и отнюдь не положительно сказалось на всей последующей истории нашей страны.



Литература:

  1. Курицын В. М. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИИ. 1929-1940 гг. Москва «Международные отношения» 1998 г.

  2. Хлевнюк О. Принудительный труд в экономике СССР. 1929 - 1941 годы. // Свободная мысль. 1992. №2.

  3. Игрицкий Ю. И. Снова о тоталитаризме. // Отечественная история. 1993. №1.

  4. Левандовский А.А., Щетинов Ю.А. Россия в XX веке: Учеб. М.: 1998г.



1 Двенадцатый съезд РКП(б). 17-25 апреля 1923 г.: Стеногр. отчет. M.,1968. C.468.



Случайные файлы

Файл
148761.doc
internet.doc
99921.rtf
81744.rtf
33432.rtf