Тайны Приднестровских курганов (30851-1)

Посмотреть архив целиком

Тайны Приднестровских Курганов



Тирасполь – 2000


План


Введение


  1. Создатели культур


  1. Ранние данные палеонтологии: трипольцы в Приднестровье


  1. Кочевые племена эпохи бронзы IV-II в. до н.э.


  1. Железный век, скифское время ( 1 тыс. д.н.э.) Черняховская культура


  1. Проникновение славян в Приднестровье


Заключение


Список использованной литературы


Введение


Территория Среднего и Нижнего Днестра занимает особое место в становлении и развитии Европейской культуры. Природа обделила ее полезными ископаемыми и собственными ресурсами, но щедро наградила благоприятными климатическими условиями, которые с незапамятных времен привлекали человека. В результате этот регион превратился в кладовую, где сохранились сотни и сотни памятников.

На протяжении тысячелетий Днестр являлся естественной границей между степными пространствами Северного Причерноморья, с одной стороны, Балканами и Карпатами, с другой. Тем самым Приднестровье являлось своеобразной «контактной зоной». Следы контактов различных народностей отчетливо фиксируются в изменениях, пролеживаемых в внешнем облике древнего человека.

Первоначально эти земли заселяли примитивные коллективы охотников и собирателей, затем их сменили цветущие земледельческие цивилизации медно-каменного века и впервые индоевропейцы эпохи бронзы. По берегам Днестра кочевали легендарные племена киммерийцев и скифов, сарматов и половцев, возводили свои поселения (городища) геты и славяне. Вверх по реке поднимались корабли греческих колонистов и римских торговцев. Здесь проходили огромные армии турецких султанов, отряды украинских казаков и молдавских гайдуков, здесь окрепла мощь России.

Все эти народы оставляли свои памятники в Приднестровье. Все они внесли кусочек своей культуры в нашу землю. По многообразию археологических находок эта территория является одной из лучшей в Европе. Здесь практически на каждом шагу можно встретить гроты и пещеры со следами жизни предков этого края, селища и курганы, городища и грунтовые могильники.

Наиболее ранние данные по палеонтологии наших земель относятся к среднему палеолиту. Это хорошо известная в научных кругах стоянка древних людей занимавшихся охотой и собирательством у с. Выхватинцы Рыбницкого района возраст которой определяется в 100 тысяч лет.

Сравнивая внешность наших современников с обликом неандертальцев, можно увидеть ощутимую разницу: низкий скошенный лоб, хорошо выделены надбровные дуги, скошенный подбородок – вот характерные черты отличия от нас древних людей.

В эпоху позднего палеолита (40-12 тыс. лет назад) заселение продолжается. Об этом свидетельствуют обнаруженные в с. Роников Каменского района следы пребывания отдельных родовых общин. У села Старые Дуруиторы был найден фрагмент нижней челюсти человека, которого ученные относятся к кроманьонцам (человек разумный). Все останки, следы свидетельствуют о формировании так называемой учеными археологами Молодовской археологической культуры. Облик представителей кроманьонского типа близок в физическом отношении к современному человеку: «Шея сильная, посадка головы прямая, общее впечатление – гармоническое сочетание силы и ума, нет и намека на примитивную дикость первобытника.» Он умел изготавливать ножи, скребки, резцы и другие орудия из камня и кости.

Известны в Приднестровье и стоянки эпохи мезолита (14-6 тысяч лет назад). В связи с изобретением лука охота постепенно приобретает индивидуальный характер. Кратко временные стоянки этого времени располагались в основном на берегу реки Днестр и его притоков. Они обнаружены в Гросулово (1961) и Гребениках Тираспольского уезда.

Долгое время не удавалось обнаружить следы неолитических поселений (6-4 тысяч лет назад). И лишь в 1959 году одно из них было обнаружено археологами на берегу ручья, (притока Днестра) в 2 километрах южнее города Сороки. Тем самым подтвердился переход жителей неолитической эпохи к оседлому хозяйству. С этого времени известна глиняная посуда. Люди стали строить лодки, научились плести сети, для ловли рыбы, ткать. А самое главное, что они перешли от собирательства, от присваивающего хозяйства к охоте и рыболовству (земледелию и скотоводству). Облик человека этой эпохи близок к современному типу, хотя и сохранил черты кроманьонца – широкое лицо, сильное развитое надбровье.

Следующий период – это эпоха энеолита (5-4 тысячи лет назад) – эпоха Трипольской культуры широко представленная в археологических памятниках Приднестровья. Земледельческая культура Триполья – наиболее яркая страница в этом хронологическом периоде. Следы этой самобытной культуры прослеживаются у с. Выхватинцы, Виинов и др. К тому времени люди достигли значительных успехов в области хозяйства и культуры. Трипольцы, например, изготовляли различную глиняную посуду, хорошо обжигала ее и украшали сосудами для хранения зерна, так и мелкой посуды для домашнего обихода. Из глины же они делали игрушки и статуэтки. Еще разнообразнее стали изделия из камня. Они отличались также всевозможные орудия из рога и костей. Появились и изделия из меди (ножи, рыболовные крючки, проколки, шилья) им дало заново знакомо качество, они умели изготовлять ткани различных переплетений. Трипольцы вели оседлый образ жизни. Жили они большими семьями. Это было общество, незнающее частной собственности, занимались они земледелием и скотоводством, охотой и рыболовством. Мотыгой, сделанной из рока, кости или дерева они взрыхляли землю, а затем сеяли пшеницу, прос, ячмень. Урожай убирался деревянными серпами. Народ проживший в эпоху Трипольской культуры и ее создатели не оставили после себя пиcьменных памятников, ни названия, ни язык. Облик Трипольца воспроизводит тонкие черты лица и высокий лоб женщины, сильный и волевой профиль мужчин.

На смену Трипольской культуре в нашем регионе приходят кочевые племена эпохи Меди (4-2 тыс. д.н.э.) и Бронзы (2 начало 1 тыс. д.н.э.). По мнению археологов натиск этих древних кочевых племен и уничтожил земледельческую Трипольскую культуру. Это период дальнейшего совершенствования воспроизводящих форма хозяйства. Начало появления металла означало огромный прогресс в жизни человеческого общества. Бронзовые изделия были обнаружены у с. Выхватинцы и Жура, Кошица и Бутор. В это время начинает осуществляться первая в истории человечества великое разделение труда – скотоводство постоянно отделяется от земледелия. Это эпоха характерна сооружением наземных жилищ, расписной керамики, в узорах часто встречается изображение людей и животных. Находки многочисленных глиняных статуэток женщин изображающих мать – прародительницу и божество плодородия, свидетельствует о зарождении религиозных представлений. В эпоху бронзы устанавливаются связи с далекими средиземноморскими странами. Тем самым начинается имущественное расслоение. Эпоха бронзы археологически связывают с крупными курганами, памятникам ямной, катакомбной и др. культур.

Изучение следующего хронологического этапа – эпохи железа, или железный век или скифского времени (начало 1 тыс. до н.э.) показало присутствие на территории Приднестровья метисированного состава населения. Родовая община испытывает упадок. В процессе разложения первобытнообщинного строя все большее значение приобретает эксплуатация родовых общинников, данничество (с V по II век д.н.э.). Во II в.д.н.э. из сменяют перешедшие с нижней волги и дона кочевые, скотоводческие племена сарматов. Активное взаимодействие западного (фракийского) и восточного (северо-причерноморского) миров на территории Приднестровья продолжалось и позднее, в первые столетия нашей эры. Причерноморские степи населяли пришедшие с востока ираноязычные племена скифов. Памятников населения этого времени племен сарматской и черняховской культур – в Приднестровье долгое время не удавалось обнаружить. Открытые при случайных обстоятельствах в 1994 году в селе Дзержинское Дубосарского района погребение черняховской культуры IV век нашей эры подтвердило смешанный характер антропологического типа людей, некогда проживших на берегах Днестра. Физический тип людей этого периода совмещает особенности двух этнических массивов – Скифов северного Причерноморья и фракийцев Карпато-дунайского региона. Данные археологии подтверждают сообщения античных авторов о том, что Днестру проходила своеобразная пограничная территория взаимовлияния скифского и фракийского миров. Антропологически ширококостных и широколицых скифов относят к протоевропейскому типу, а фракийцев – к средиземноморскому, то есть последние являются узколицыми и тонкокостными.

В конце III-IV вв к востоку от Карпат, в среднем и нижнем Поднепровье и Приднестровье, свободных от Римской колонизации, а, следовательно, и романизации, сложился новый союз племен. Археологи здесь прослеживают культуру, получившую название Черняховской. Для нее характерны неукрепленные поселения и безкурганные могильники, так называемые «Юля погребения». Многочисленные находки ключей и замков на поселениях свидетельствуют о личной собственности.

Одной из самых неразрешенных в противоречиях проблем в истории и археологии является появление на исторической арене славян. Они появились плотным этническим массивом. Наиболее ранние напоминания о славянах весьма скудные и фрагментарные, содержатся в трудах античных авторов. Именно они сообщают о славянах под имеем «венеды» – «Местности в плоть до реки Вистулы (Вислы) заселены сарматами, венедами, скифами и гиррами. Тем самым территорию, которую они занимали – это территория между сарматами на юго-востоке, германцами на северо-западе. Венеды ведут оседлый образ жизни, они сооружают себе дома, носят щиты, передвигаются пешком и притом с большой быстротой». Со второй половины II века территория, заселенная венедами увеличивается, они втягивались в процесс этногенеза и соседние племена. Именно в это время на территории Подолии, Волына и верхнего Поднестровья начинается формироваться своеобразная группа древности на базе пшеворской и постзарубинетцской культур. По мнению археологов носителями этих культур были близкородственные этносы известные древним авторам как Венеды. Это были оседлые земледельческие племена, оставившие после себя памятники – «зубрицкой группы». Сходная картина формирования новой общности на базе древности по постзарубинетцского круга, прослеживается и в Приднестровье, это так называемая Киевская культура. Таким образом, в границах этого региона, от западного Буга до Сейма во II веке наблюдается процесс консолидации вышеназванных культур в единую культурно-историческую общность. В первой половине III века этот процесс был прерван движением гетов, что подтверждается как археологическим материалом, так и сведениями древних авторов. Сложившиеся ситуация послужила толчком к распаду старых и созданию новых общностей, перекраиванию этнических границ и освоению новых территорий. В III веке в низовьях Днестра и Дуная появляются группы поселений, оставившие памятники типа Этулия, которые характерны для земледельческого населения. Земледельческий характер памятников отразился прежде всего в топографии и планировании поселений, которые были небольшими по площади, располагались на пологих склонах, на долинах речек и ручьев или на небольших мысах. Культурный слой крайне беден и выделяется лишь на местах остатка построек. Одной из манер поселений является малое количество жилищ при наличии многочисленных хозяйственных ям, причем большая часть их концентрировалась на отдельных участках в стороне от жилища. Единственным типом жилищ были прямоугольные или цилиндрические полуземлянки. Такой тип жилищ совершенно не характерен для населения степей северо-западного Причерноморья. Памятники типа Этулия входят в круг «Горшечных» культур, так как лепные горшки решительно преобладают в наборе посуды. Они изготавливают из рыхлого теста с примесью шамота и различного рода органическихдобавок. Орнаментировались горшки редко – насечки по краю венчика, иногда кольцевидные вдавления под венчиком. На всех поселениях встречается конические крышки, а также керамические крышки. Ближашие аналогии к керамическому комплексу памятников типа Этулия находятся в кругу северных памятников - на ранних памятниках киевской культуры, в Волынско-Подольской зубрицкой группе, а также в Днестровско-Западно-Бучской группе черхяховской культуры. Хозяйство населения оставившего памятник типа Этулия, характеризуется сочетанием земледелия и скотоводства. По остаткам зерна из ям-хранилищ, ассортимент возделывающихся культур был довольно широк. Из древних культур проса, три вида пшеницы (колба-двузернянка, мягкая карликовая, однозернянка), ячмень пленчатый и голозерный, а также рожь. Бобовые культуры представлены четырьмя видами – викой-эрвилией, чиной, горохом и чечевицей. Отсутствие сорняков свидетельствует о возделывании целинных и залежных земель. Урожай убирался при помощи серпов, а перерабатывался через жернова. В основном преобладал крупный рогатый скот, разводили также свиней, овец, коз. Все что они производили, обеспечивало не только внутренние потребности, но и шел для торговли. Население этого времени имело контакты с различным миром, через греческие колонии. К ним относятся ремесленная гончарная сероглинянная керамика, различного рода аморфы, стеклянные кубки, бусы и ряд других изделий. Были найдены два могильника и несколько захоронений этого времени. По деталям погребального обряда они подразделяются на пять типов захоронений. Все пять типов широко представлены в различных пропорциях и вариациях в древностях «полей погребений» центральной и Восточной Европы латинского и римского времени, но этулийские могильники отличаются удивительной бедностью инвентаря. По соотношению типов погребений этулийские могильники более всего приближаются к Киевской культуре. Ряд специфических особенностей сближает этулийские могильники с погребальной обязанностью носителей зарубинецкой, а точнее киеворской. Хронологические рамки памятников типа Этума устанавливаются с середины III века до самого конца IV века. Они исчезли во время суниского нашествия 375 г. Вполне вероятно, что остатки носителей этой культуры вступили в активные контакты с позднеянтичным а также кочевым сармацким миром и начали оформляться в новую общность. Венеды упоминались еще дважды – это венеды – лугии и венеды – сарматы. К венедам – лугии относятся памятники пшиворено-зарубинецкой группы на Верхнем Днестре, а к венедам – сарматам – северные памятники типа Этулия на среднем Днестре. Таким образом, на земли Приднестровья и близлежащие территории славяне проникли в III-IV веках. Однако это были первые эпизодические их появления, которые, как и весь культурно-исторический процесс во всем Северном Причерноморье были прерваны нашествием гуннов. Только после распада державы Атиллы во второй половине V начале VI века в движение пришли многочисленные славянские племена и пришли они на Днестр и Дунай со своими сложившимися культурами – прянско-корчанской и пеньковской.

Особый интерес к славянским древностям данной территории определяется еще и тем, что Поднестровье и Нижнее Подунавье поминается в «Повести временных лет» как территория расселения тиверцев и уличей. По данным археологии и письменных источников массовая заселение Поднестровья славянами начинается в VI веке. Славянские племена и объединения использовали долины Днестра и Прута для проникновения к Дунаю и на Балканы. В последствии по Днестру устанавливается граница между крупнейшими славянскими объединениями VI- начала VII веков – антами и склавинями. Таким образом, с VI века преимущественно археологически прослеживается непрерывное развитие славянской культуры в регионе. В конце IX-X вв эти земли вошли в составе крупнейших государств Восточной Европпы – Киевской Руси и первого Болгарского царства (661-971гг). В ходе исследований территории удалось выяснить и изучить более 200 славянских памятников VIIX веков, которые были отнесены к ранеславянской культуре, определены ее хронологические рамки и ареал, установлен ряд этапов колонизации. Переход от раннеславянской материальной культуры и Древнерусской, определены ареалы различных славянских культур в данном регионе. Помимо этого, славянские древности были разделены на две группы. К первой хронологической группе отнесены памятники VIVII вв., ко второй – VIII-IX вв. Для каждой хронологической группы была разработана типология керамики. На первом этапе (VI-VII в) заселились Северные и центральные районы Поднестровья, главным образом славянскими племенами лесостепного Поднестровья и Побужья, отстававшими от своих сородичей по пути к Балканскому полуострову. Аналих керамического материала и ряда других элементов материальной культуры позволил отнести древности VI-VII вв и пеньковскому типу раннеславянской культуры. Среди посуды пеньковского типа, являющейся основной, встречается и нехарактерная для нее керамика – красно-коричневого облика. Это свидетельствует о тесных контактах между антами носителями пеньковского типа раннеславянской материальной культуры и склавинами – носителями пранско-порчанского типа культуры, осуществлявшихся в Днестровско-Прутском междуречье. Для южной части лесостепной половы Днестровской –Прутских земель получила распространение лепные горшки типа чурел. Преобладание подобной керамики в сочетании с серой гончарной и Причерноморскими раннесредневековыми амфорами предает поселениями центральной части данного региона определенное отличие от синхронных памятников северной Молдавии. Небольшое количество памятников первой хронологической группы, их малые размеры по видимому были связаны с более или менее временным характером поселений, когда славяне стремились не только к освоению Поднестровья сколько к проникновению за Дунай, однако это еще не исключает существование и долговременных поселений, функционирующих в течение ряда столетий. Вторая волна прихода славян в междуречье Днестра и Прута приходится на конец VII начало VIII вв. Поселение второй хронологической группы (VIIIIXвв) составляет большинство открытых в регионе раннеславянских памятников. Их появление и распространение были связанны с бурными событиями VII века. В начале столетия разгром анского союза племенами кочевников – аварами и в конце его приход болгар в междуречье. Начиная с VIII века пеньковская керамика не встречается на славянских поселениях. Тем самым полагается, что пеньковская культура не нашла своего развития в Поднепрьвье. Возможно это было связанно с проникновением в этот регион северных славянских племен - носителей керамики типа Луки-Райковетской, генетически связанной с пранско-корчакскими древностями. Культура типа Луки-Райковецкой – восточнославянская и была распространена от Среднего Днепра до Закарпатья. На севере и западе они достигают Приняти, верховьев западного Буга и Днепра. Прикарпатье и Закарпатье, на юге включают потясминье, среднее течение Южного Буга, на юго-западе – Поднестровья, достигая Нижнего Дуная. Создание первого болгарского царства в 681г., препятствовало дальнейшему движению славян за Дунай и ускоряло славянскую колонизацию Днестровско-Прутского междуречья. Если в VIVII вв славяне заселяли только северные и центральные районы междуречья, то начиная с VIII века славянские поселения распространяются по всей территории вплоть до устья Днестра. Также в течение этого периода в славянской керамике происходят перемены – появление древнерусской ремесленной посуды. Таким образом культура типа Луки-Райковецкой перерастала в древнерусскою. Заключительный этап развития Восточно-Славянсокой культуры типа Луки-Райковецкой здесь имел некоторые особенности. Они выразились в том, что древности в данном регионе явились подосновой двух культур Древнерусской и Баякано-Дунайской. В северной части региона, примерно от устья реки Реут распространяется Городищенская древнерусская культура. А южнее в большей степени распространена Балкано-Дунайская. На рубеже IX-X вв эта культура распространяется на восток до правобережья нижнего Поднепровья и выходит до границы степи. В нижнем Поднестровье культура первого болгарского царства сменила культуру типа Луки-Райковецкой. Но в конце X века она гибнет в результате Святославовых войн на Дунае. Но все же территория Поднестровья оставалась «контактной зоной» между двумя культурами. Появление кочевников в этом регионе повлияло на дальнейшею историю в этом регионе.

Второй эта заселения славянами Днестровско-Прутского междуречья завершился вхождением в северных и центральных районах в состав северной руси, а южных - в состав первого болгарского царства.

В период времени, предшествующий образованию Молдавского царства (середина XV в) представляет собой одну из наиболее изученных страниц истории Приднестровья. По археологическим данным в начале 2 тысячелетия нашей эры, фиксируется усиление кочевого натиска с востока, охватившего всю степную полосу Восточной Европы. Прямым подтверждением того является курганные памятники степной части Приднестровья, где исследовано многочисленные позднекочевнические могильники. Данные археологии совпадают с письменными источниками, локализующими в Пруцко-Дестровском междуречье VIVIII вв. кочевья половцев, торков, печенегов и других степных племен. Антропологический тип вышеперечисленных народностей отличается довольно крупными размерами лица, большой его уплощенностью, высокими глазницами и низкой и широкой черепной коробкой. Завершающим этапом в формировании современного населения Поднепровья становится заселение его территории с 15 века восточными романсами, генетическая основа которых, по мнению ученых тесно связанна с попавшими под римское господство фракийскими племенами гетов и даков. Таким образом, в антропологическом типе молдаван прослеживается близость с одной стороны с Восточно-Европейскими группами, а с другой – тесная связь с народами Балкано-Карпатского региона.


Заключение


Итак суммируя археолого-антропологические данные по территории Приднестровья в разные исторические периоды, можно сделать определенные выводы: на этой территории никогда не было стабильного коренного населения и эти земли были так называемой «контактной зоной» между кочевыми и земледельческими народами, что способствовало формированию смешанного населения.


Литература


  1. Н.В. Гибескул «Очерки о Тирасполе», «Исторический альманах Приднестровье» №3, 1999 г.

  2. О.А. Щербатюк, «Кто жил в Приднестровье», Ежегодный исторический альманах Приднестровье, 1997 г.

  3. Т.А. Щербакова, «Венеды в низовьях Днестра и Дуная в IIIIV в н.э.», Ежегодный исторический альманах Приднестровье, 1997 г.

  4. В.А. Хохлов, «Славяне VI-IX в в Днестровско-Прутском междуречье», Ежегодный исторический альманах Приднестровье, 1997 г.

  5. Е.В. Яровой, «Раскрывая тайны курганов», 1992г.

  6. Е.В. Яровой, И.А. Четвериков Чобручский археологический комплекс и вопросы взаимовлияния античной и варварских культур IV в. д.н.э. IV в.н.э./ материалы полевого семинара, Тирасполь, 1997г.


Случайные файлы

Файл
182543.rtf
143267.rtf
24870.rtf
1412-1.rtf
167576.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.