Футуросинергетика западной цивилизации (26543-1)

Посмотреть архив целиком

Футуросинергетика западной цивилизации (Задачи синергетического моделирования)

Начиная с первых работ Римского клуба, во всем мире ведутся обстоятельные исследования современных экономических, экологических, демографических и других глобальных проблем. До сих пор, однако, наука так и не смогла предложить теоретический аппарат, который позволил бы разработать достаточно аргументированную и эффективную стратегию преодоления последствий современного общецивили-зационного кризиса и перехода к самоподдерживающемуся, или устойчивому, состоянию мира. Поиски такого аппарата поэтому остаются одной из наиболее актуальных задач междисциплинарных исследований.

Данная работа входит в круг этих методологических поисков. Ее задача - анализ прогнозного потенциала теории самоорганизующихся систем, или синергетики, на примере западной цивилизации, т.е. стран Западной Европы, США и Канады.

На страницах журнала "Общественные науки и современность" была опубликована серия статей, посвященных использованию методологического аппарата синергетики для анализа социальных проблем [1-3]. Для обозначения соответствующих научных направлений были предложены специальные термины: "социосинергетика", "историческая механика", "модели самоорганизации". Думается, что для того направления социосинергетики, которое относится к прогнозированию эволюции социоэколо-гических систем, больше подходит термин "Футуросинергетика".

Традиционные методы социального прогнозирования, основанные на классической рациональности, обладают рядом недостатков: одномерность, линейность, безальтер-нативность и др. Социосинергетика отличается от классической методологии тем, что в ее основе лежит принципиально иной мировоззренческий подход - философия нестабильности. Это позволяет при построении моделей исторических процессов учитывать такие важные особенности реальных систем, как стохастичность, неопределенность, нелинейность, поливариантность.

Отмечая преимущества синергетического моделирования эволюционных процессов, одновременно следует подчеркнуть немалые трудности, связанные с практическим использованием этих методов. Основная из них - исключительно высокая сложность социальных систем, наличие большого числа факторов, которые определяют их динамику. Да и сами связи между факторами отличает комплексность и многоступенчатость. К этому следует добавить неразработанность методов анализа бифуркационных фаз и эволюционных катастроф. Указанные обстоятельства и обусловили сравнительно медленный прогресс в области разработки синергетических методов социального прогнозирования, или футуросинергетики.

В частности, практически отсутствуют работы, в которых предпринимались бы попытки применить к построению моделей социальных систем концепцию параметров порядка - базового элемента синергетики. Так называют ключевые переменные моделируемой системы, которые определяют ее поведение. Выделить эти параметры для социальных и социоэкологических систем очень сложно. Именно такая попытка была предпринята автором [4]. В настоящей работе методология, предложенная в [4], применяется к моделированию эволюции западной цивилизации в первых десятилетиях XXI века. Прежде всего, однако, необходимо проанализировать наиболее общие особенности современного состояния западной цивилизации.

Современные проблемы западной цивилизации

После того как надежды построить коммунизм рухнули, отечественные реформаторы, назвавшись "демократами", провозгласили новую программу построения светлого будущего для России - возвращение в лоно западной цивилизации. Средства массовой информации принялись наперебой вещать о прелестях либерализма, рыночной экономики и гражданского общества, которые ожидают нас очень скоро, быть может, всего через 500 дней. В жизни, однако, все сложилось по-иному. Но стоит ли сожалеть, что наше возвращение в европейский дом по меньшей мере сильно затянулось?

Вот несколько характерных высказываний о современном состоянии западного общества. Профессор Йельского университета П. Кеннеди утверждает, что наиболее острые тенденции, "которые едва проявлялись тремя поколениями ранее, сейчас угрожают до предела обострить социальные отношения и даже поставить под угрозу само существование человечества" [5, с. 386]. Ректор Международной академии системных исследований в Вене Э. Ласло полагает: «Проблемы современных обществ не случайны и не обратимы, современность переживает заключительную фазу "одряхления"» [6,с. 85].

По мнению живущего на Западе русского ученого А. Зиновьева, "превращение западного общества в постиндустриальное означает фактически превращение его в ожиревший социальный организм с высочайшей степенью паразитарности. Со временем это неизбежно скажется на его способности самосохранения самым негативным образом" [7,с.144].

И наконец, хорошо знающий Запад академик Б. Раушенбах пишет: "Только жрут, только потребляют - растительная жизнь, причем растительная жизнь, не опорно идущая вверх, а ползучая, этакая плесень: сверху что-то есть, а внизу нет ничего" [8, с. 424]. (Справедливости ради следует отметить, что и о нашем обществе он думает не лучше.)

В чем же состоят причины, в силу которых столь близки высказывания, принадлежащие знающим, но очень разным людям? Проблемы, стоящие сегодня перед миром Запада, и в самом деле очень серьезны. Признание того факта, что самому существованию человечества угрожает глобальный экологический кризис, обусловленный главным образом техногенной деятельностью развитых стран, стало общим местом практически всех работ, в которых рассматриваются перспективы мировой цивилизации. Разброс мнений присутствует лишь в оценке времени наступления катастрофы, которой не удастся избежать, если не произойдет радикальной перестройки хозяйственной деятельности человечества.

В. Горшков, проведя обстоятельные исследования физических и биологических основ устойчивости жизни, пришел к выводу: современная цивилизация не обеспечивает ни нормальных условий жизни человека, ни устойчивого существования жизни на Земле [9]. В. Голубев и его соавторы указали на некоторые методологические погрешности работы Горшкова и пришли к более осторожным оценкам [10]. А вот группа членов Российской академии наук, возглавляемая министром Госкомприроды РФ В. Даниловым-Данильяном, полностью поддержала выводы Горшкова [II]. Коллектив же сотрудников МЭИ во главе с В. Клименко, построив математически совершенную аналитическую модель климата Земли, показал, что при сохранении существующих тенденций нет оснований ожидать до конца XXI века катастрофической перестройки климатических условий на планете [12].

Несмотря на расхождения в теоретических оценках, мировая общественность уделяет большое внимание нарастающей экологической угрозе. Экологические проблемы обсуждались в 1997 году на встрече "большой восьмерки" в Денвере, на

Специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке и на Международной конференции по глобальному изменению климата в Киото [13]. Участники этих международных форумов отметили, что выполнение программ перехода к регулируемому, или устойчивому, глобальному развитию, принятых в 1992 году на конференции ООН в Рио-де-Жанейро, осуществляется неудовлетворительно.

В Киото обсуждалась, в частности, проблема установления квот и снижения выбросов в атмосферу загрязняющих веществ. Около 60% углекислого газа, поступающего в атмосферу и создающего опасность парникового эффекта, - следствие хозяйственной деятельности США и Западной Европы. Здесь наметилось жесткое противостояние между США и развивающимися странами, которые требуют, чтобы в первую очередь именно США снизили уровень загрязнения атмосферы. Без этого развивающиеся страны лишены возможности нужными темпами создавать национальную промышленность.

Наряду с противоречиями между техносферой и окружающей средой, между Западом и миром развивающихся стран западная цивилизация имеет дело с комплексом острых внутренних противоречий. Эти противоречия носят многоплановый характер. Иногда высказывается мнение, будто современное западное общество перестало быть капиталистическим и эволюционным путем трансформировалось в некую другую общественную формацию. На мой взгляд, точнее было бы говорить, что сам капитализм способен к радикальным структурным переменам, и сегодня он уже не тот, каким был в XIX веке, и даже не тот, что 30 лет назад.

Если начальный этап индустриализации означал для трудящихся "ярмо почти рабское" [14, с. 277], то теперь материальное благосостояние стало почти общим достоянием населения развитых стран. Вот некоторые цифры, относящиеся к современному положению в США: 80% населения в той или иной форме являются соучастниками коллективного капитала [7, с. 124]. Порядка 70% работников создают прибавочной стоимости меньше, чем получают из общественных фондов, и, таким образом, являются частичными иждивенцами наиболее квалифицированной части общества [15, с. 123].

Еще более значительные перемены произошли в экономической структуре капиталистического хозяйства Запада: ведущая роль перешла к ТНК, транснациональным корпорациям. По данным Н. Моисеева, ТНК владеют 30% всех производственных фондов планеты, осуществляют 80% торговли высшими технологиями, контролируют более 90% вывоза капитала [16, с. 12]. Рыночное хозяйство, оказавшееся под контролем ТНК, приобрело общепланетный характер-

Эти перемены в производственной системе Запада привели к отделению капитала-функции от капитала-собственности, к появлению слоя менеджеров и технократов как новой элиты капиталистического общества. На этом фоне неизбежно возникновение модернизаторской идеологии, проникнутой административным восторгом и убежденностью в абсолютной силе тотального знания и тотальной .управляемости [17]. Эта монистическая идеология общепланетарной вестернизации недавно с большой помпой была провозглашена Ф. Фукуямий [18]. Однако опыт истории учит:


Случайные файлы

Файл
26457-1.rtf
100100.rtf
Diplom2.doc
138308.rtf
3942-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.